по географииРоль первой дрейфующей станции в освоении Арктики



Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа №335 Пушкинского района Санкт-Петербурга

Реферат по географии

РОЛЬ ПЕРВОЙ СОВЕТСКОЙ ДРЕЙФУЮЩЕЙ СТАНЦИИ В ОСВОЕНИИ АРКТИКИ

Работу выполнила: ученица 9 «А» класса Грибова Юлия

Руководитель работы: Смирнова Раиса Владимировна

Санкт-Петербург

г. Пушкин

2013г

Оглавление

I.Введение………………………………………………………………………….3

II.Основная часть

1.Обоснование необходимости организации научной экспедиции на Северный полюс ………………………………………………………………….5

2.Основные мероприятия подготовки экспедиции «Северный полюс — 1» 9

3.Штурм полюса. Открытие станции «Северный полюс — 1» ……………. 14

3.1 Хронология штурма Северного полюса.………………………………..15

4.Работа экспедиции «Северный полюс-1» …………………………… 19

5.Гипотезы и научные открытия экспедиции «Северный полюс-1…… 25

III.Заключение……………………………………………………………………28

IV.Список литературы…………………………………………………………..30

I.Введение

На уроке географии: «Арктика далёкая и близкая», мы изучали вопросы, связанные с использованием арктической части территории России, говорили о значении Арктики для экономики страны. Мне захотелось узнать подробно о героических исследователях Арктики. Тем более минувший 2012 год для Арктики был юбилейным. В 2012 году исполнилось 75 лет первой дрейфующей станции «Северный Полюс 1», 100-летие экспедиции В.А.Русанова и Г.Я Седова.

В начале XX века корабли свободно ходили почти по всему Мировому океану, только Северный Ледовитый океан все еще был слабо изучен и недоступен для мореплавания. Между тем сведения о Северном Ледовитом океане были совершенно необходимы всем приполярным странам, особенно России с ее северным побережьем, протянувшимся на тысячи километров. Необходимость установления Северного морского пути наиболее сильно стало ощущаться после окончания гражданской войны, так как именно в эти годы началось интенсивное освоение севера нашей страны. По берегам полярных морей была создана сеть баз и метеорологических станций, где поселились энтузиасты-зимовщики, которые вели научные наблюдения и информировали корабли о состоянии погоды и ледовой обстановке. Тем не менее, Северный морской путь был еще ненадежным. Отдельные суда проходили от Баренцева моря до Берингова моря в одну навигацию, но другим это не удавалось, и тогда они вмерзали в лед. В 1934 году, немного не дойдя до Берингова пролива, был раздавлен льдами и затонул большой пароход «Челюскин».

Развитие арктического судоходства было невозможно без изучения водного, атмосферного и ледового режима Ледовитого океана. Новаторским и дерзновенным способом систематического исследования Арктики стала первая высокоширотная экспедиция 1937 года, высадившая на льдине у Северного полюса всемирно известную станцию «Северный полюс-1».

По тем временам это была самая значительная арктическая экспедиция. Помимо доказательства возможности жить и работать длительное время на льду, коллектив станции собрал ценнейшие научные данные.

Цель моей работы состоит в том, чтобы показать вклад первой арктической экспедиции «СП 1» в получении ценнейших научных данных для изучения Северного Ледовитого океана, Арктики.

Для достижения цели моей работы, необходимо решить следующие задачи:

1.Рассмотреть предпосылки организации первой экспедиции для исследования Арктики.

2.Изучить мероприятия направленные на подготовку экспедиции.



3.Ознакомиться с результатами данной экспедиции

4. Проанализировать влияния первой дрейфующей станции на развитие науки.

Станция «Северный полюс — 1” открыла новую эпоху в исследовании Арктики, после войны в 1950 г. заработала станция «СП-2”, затем десятки следующих, а данные наблюдений «СП-1” вошли в золотой фонд науки и способствовали практическому освоению Арктики.

II.Основная часть

1.Обоснование необходимости организации научной экспедиции на Северный полюс

Арктикой называют область вокруг Северного полюса, включающую Северный Ледовитый океан и его моря, а также северные побережья материков Евразия и Северная Америка. Северный полюс окружён гигантским ледяным покровом, по площади превосходящим всю Европу. Большая часть этой ледяной шапки расположена в Северном Ледовитом океане. Несмотря на холодный климат и суровые условия жизни, в Арктике уже тысячи лет живут разные народы, в том числе североамериканские инуиты (эскимосы) и европейские саамы (лопари). Недра Арктики богаты полезными ископаемыми, но добыча их пока очень недешева.

Арктику нередко называют «кухней погоды» для всего севера Европы, Азии и Америки. Несомненно, что самые холодные блюда этой кухни готовятся в центральной, наименее известной части Северного Ледовитого океана.

Достоверная информация о Северном Ледовитом океане была совершенно необходима всем приполярным странам, особенно России с ее северным побережьем.

Необходимость установления Северного морского пути для России была связана и с идеей судоходства из европейской части России на Дальний Восток. Расстояние от Архангельска до Владивостока — 11 237 километров, а через Суэцкий канал от Ленинграда (Санкт-Петербурга) до Владивостока — 23 700 километров. Мало того, Северный морской путь через устья Оби, Енисея, Лены и других рек открывал доступ в самые отдаленные и труднодоступные уголки большой страны. До середины 30-х годов XX века на самом полюсе люди были только один раз.

В мае 1926 года выдающийся норвежский полярник Руал Амундсен пролетел через Северный полюс на дирижабле «Норвегия», а американский полярник Ричард Бэрд в том же году и в том же месяце перелетел через полюс на самолете. Попытка итальянского полярного исследователя Умберто Нобиле достигнуть Северного полюса в мае 1928 года закончилась катастрофой на обратном пути. Группа участников экспедиции была спасена советским ледоколом «Красин». Сам Нобиле был спасен шведским летчиком Лундбургом. Но для научных исследований эти экспедиции были не столь значительными. С самолетов и дирижаблей производился лишь общий обзор льдов. Этим и ограничивались сведения о центральной части Северного Ледовитого океана.

Природа Центральной Арктики оставалась объектом многочисленных, нередко противоречащих друг другу гипотез, основанных большей частью на косвенных данных. Надо было найти новый метод работы, обеспечивающий длительное планомерное и комплексное изучение Центральной части Ледовитого океана.

Настоящая история освоения Арктики началась в 1930-х годах. Чтобы получить о ней подробные сведения, требовались длительные наблюдения, и тогда родилась идея организовать на Северном полюсе научную базу.

Предложения о такой экспедиции — о высадке на лед группы ученых -выдвигались не раз. Фритьоф Нансен посвятил последние годы своей жизни деятельности международного научного общества «Аэроарктика», в программе которого предполагалось высадка научной станции на несколько недель на дрейфующий лед с помощью крупного дирижабля. Дирижабль -«Граф Цеппелин» — обещало представить правительство Германии. После фашистского переворота в Германии деятельность «Аэроарктики» прекратилась, но идеи остались. Идею организации дрейфующей научной станции развивал советский полярный исследователь В.Ю. Визе.

В России, в декабре 1932 года было создано Главное управление Северного морского пути. Главсевморпуть должен был «проложить окончательно Северный морской путь от Белого моря до Берингова пролива, оборудовать этот путь, и держать его в исправном состоянии и обеспечить безопасность плавания по этому пути». А для этого, разумеется, нужны были десятки полярных станций, которые передавали бы регулярные метеосводки с маршрута и обеспечивали бы надежную радиосвязь.

Первыми судами, попытавшимися собственным примером подтвердить проходимость Севморпути, были «Сибиряков» и «Челюскин» (обеими экспедициями руководил Отто Юрьевич Шмидт). Первый ледокол с громадным трудом преодолел тяготы пути; второй, погиб, зажатый льдами. Экипаж «Челюскина» разбил лагерь на льдине, откуда людей сняли через некоторое время самолетами. Как ни удивительно, все участники экспедиции остались живы; они и спасшие их лётчики стали национальными героями. Но сама экспедиция «Челюскина» закончилась неудачей — единственное, стало ясно, что человек может выжить на льдине.

Участники Челюскинской экспедиции П.П.Ширшов, Э.Т.Кренкель, основываясь на собственном опыте, обсуждали с О.Ю.Шмидтом не только идею, но и практические возможности организации научной дрейфующей станции в Ледовитом океане.

Как раз в это время советские авиаторы ставили один за другим мировые рекорды, осуществляя далекие перелеты. Конструкторское бюро А.Н.Туполева создало тяжелый самолет «ТБ-3» — пригодный для доставки грузов в центр Арктики и посадки на лед. Это был военный бомбардировщик, его приспособили для научной работы в Арктике. Кое-какой опыт посадок на лед был накоплен, при спасении экипажа дирижабля «Италия», потерпевшего катастрофу в Арктике в 1928 году.

Академик О.Ю. Шмидт, справедливо замечал, что нельзя приписать тому или иному лицу инициативу постановки вопроса о создании дрейфующей станции в районе Северного полюса. Это было общей мечтой всех полярников – советских и зарубежных.

Завоевание человеком воздуха и изобретение радио, делало проект устройства постоянного жилья на дрейфующих льдах Центральной Арктики вполне осуществимым.

Таковы были предпосылки к тому, чтобы правительство приняло предложение полярников, ученых и летчиков об организации научной станции на полюсе. Создание такой станции означало новый этап в наступлении советских людей на суровую природу Арктики. Смелый проект был осуществлен Россией 1937 году.

Наступление на Северный полюс явилось логическим следствием длительного исторического процесса завоевания человеком заполярных областей, постепенного продвижения его все дальше и дальше в неосвоенные районы Арктики.

2.Основные мероприятия подготовки экспедиции «Северный полюс-1»

13 февраля 1936 года в Кремле на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) начальник Главного управления Северного морского пути О.Ю.Шмидт доложил план проведения воздушной экспедиции на Северный полюс с целью организации там дрейфующей полярной станции. План одобрили и было принято правительственное постановление, поручавшее данному управлению организовать в 1937 году экспедицию в район Северного полюса и доставить туда на самолётах оборудование научной станции и зимовщиков. Руководство возложили на О.Ю.Шмидта.

На этом же заседании был утвержден и личный состав первой в мире дрейфующей станции. Состав: руководитель станции Иван Дмитриевич Папанин, метеоролог и геофизик Евгений Константинович Фёдоров, радист Эрнест Теодорович Кренкель, гидробиолог и океанограф Петр Петрович Ширшов.

Состав экспедиции:

Руководитель группы И.Д. Папанин — участник Гражданской войны, строитель первой радиостанции в Якутии, руководитель зимовок на полярных станциях «Мыс Челюскина» и «Бухта Тихая» на Земле Франца Иосифа, где зимовали также Федоров и Кренкель.

Петр Петрович Ширшов — гидробиолог и Евгений Константинович Федоров — магнитолог- астроном — научные работники. Несмотря на свою молодость, эти двое ученых не были новичками в Арктике; они принимали участие в северных походах, в работах полярных станций.

Е.К.Федоров был самым молодым в четверке папанинцев (так окрестили потом отважную четверку во всем мире). Ему было всего 27 лет. Во время дрейфа на «СП-1» был официальным корреспондентом «Комсомольской правды». Кроме того, в экспедиции он был главным метеорологом, изучал проблемы земного магнетизма, работал сменщиком-радистом Кренкеля и, как друзья его в шутку называли, «главным крутильщиком лебедки».

Зимовщики не брали с собой врача, его обязанности были возложены на П.П. Ширшова.

Соратник по экспедиции Е.К.Федоров писал: «Во время дрейфа СП-1 П.П.Ширшов охотно выполнял любые обязанности, тщательно к ним готовился. Гидробиолог по специальности, он взял на себя много других забот – и гидрологию, и многие стороны географических исследований. Готовил себя к тому, чтобы быть поваром. Серьезно учился быть врачом и лечил нас, когда это было нужно, и мы ему доверяли».

Радист Эрнест Теодорович Кренкель в двадцатых годах познакомился с Арктикой, и с тех пор его жизненная дорога пролегла среди островов и морей Северного Ледовитого океана. Он видел остроконечные пики живописных гор Шпицбергена, поднимался на голубые ледники Земли Франца-Иосифа, странствовал по Северной Земле. Э.Т.Кренкель плавал на знаменитом пароходе «Челюскин» и, когда тот затонул, по радио поддерживал связь между «лагерем Шмидта» и Большой Землей.

Был в экспедиции еще один товарищ — пес Веселый. Всеобщий любимец на льдине оказался изощренным вором, доставившим множество хлопот.

К разработке плана полета к полюсу и посадок самолетов на льды О.Ю.Шмидт привлек прославленного полярного летчика Героя Советского Союза Михаила Васильевича Водопьянова, который помимо большого мужества обладал неисчерпаемыми запасами фантазии и инициативы.

Разрабатывая план экспедиции на Северный полюс, было решено создать нашу исходную базу на острове Рудольфа. Остров находился близко к полюсу и на нем были удобные естественные аэродромы. Для выбора места (аэродрома) создания промежуточной базы для штурма полюса на о. Рудольфе (Земля Франца-Иосифа) весной 1936 года в разведку отправились лётчики С.М. Водопьянов и В.М. Махоткин. В августе туда направился ледокольный пароход «Русанов» (начальник экспедиции И. Д. Папанин) с грузом для строительства новой полярной станции и оборудования аэродрома. На станции о. Рудольф осталось 24 человека. В том же 1936 году за короткий срок на острове был выстроен целый городок: два больших жилых дома, кухня и кают-компания, радиостанция мощностью триста ватт, радиомаяк и гараж. Полярники подготовили временный аэродром с запасами горючего и домик, который перевозился с места на место трактором. Так на карте Арктики появилась новая полярная станция – самая северная в мире.

Учитывая положительный и отрицательный опыт арктических походов, экспедиция на Северный полюс тщательно готовилась.

На подготовку экспедиции ушел целый год. Выполнение заказов летной экспедиции было поручено многим заводам, фабрикам, мастерским, институтам. Заказы для экспедиции на предприятиях страны выполнялись вне очереди. Заводы строили самолеты, проводилось их испытание. Готовилось специальное оборудование и снаряжение.

При подготовке снаряжения заново конструировались двигатель и жилье, кухонное оборудование и радиостанция, изобретали и готовили новые виды легкой тары. Палатку для жилого лагеря строил московский завод «Каучук». Её каркас сделали из легко разбирающихся алюминиевых труб; стены — брезентовые, между ними проложено два слоя гагачьего пуха, пол — резиновый, надувной. Палатка весила вместе с кроватями всего 53 килограмма и имела размеры: ширина — 2,5метра, длина — 3,7 метра, высота — 2 метра. Кровати в 2 яруса, как в купе железнодорожного вагона. К палатке пристроен тамбур, так как без него при открывании двери ветер выдувал бы тепло.

Экспедиция была снабжена спальными мешками из волчьего меха и шелковыми мешками на гагачьем пуху.

Центральная радиолаборатория в Ленинграде изготовила две радиостанции — мощную на 80 ватт и 20 ваттную аварийную. Основным источником питания служили 2 комплекта щелочных аккумуляторов, заряжающихся от небольшого ветряка или от динамо лёгкого бензинового двигателя (имелся и движок с ручным приводом). Все оборудование, начиная от антенны и кончая мельчайшими запасными деталями, было сделано при личном наблюдении Э.Т.Кренкеля, и при непосредственном руководстве радиотехника Николая Николаевича Стромилова. Вес всего радиооборудования укладывался в полтонны. Также в Ленинграде был сконструирован и построен самый легкий в мире ветряной двигатель облегченного типа — весом 54 кг.

По специальным чертежам судостроительный завод им. Каракозова (Ленинград) построил специальные нарты из ясеня, они весили 20 кг.

Готовясь к экспедиции, ученые располагали старыми научными представлениями о том, что на полюсе нет жизни, нет живых существ. Следовательно, экипаж не мог рассчитывать на охоту, на свежее мясо, что обычно помогает человеку бороться с цингой во время длительного пребывания в Арктике.

История полярных исследований свидетельствует, что многие экспедиции гибли от недостатка питания, от цинги. Институт Инженеров общественного питания приготовил дрейфующей станции обед на полтора года, который весил около 5 тонн. Разработанный для дрейфующей станции ассортимент продуктов состоял из сорока шести наименований, в кратчайший срок изготовлены питательные, богатые витаминами концентраты. Они были заложены в 135 бидонов, в каждом из которых — запас продовольствия на 10 дней. Общий вес заготовленных продуктов — 1300 кг, а всего груза — 10 т.

Национальный герой Чехословакии, Юлиус Фучик, в свое время писал: «Продовольствие для четырех человек и одной собаки, отправляющихся на Северный полюс, весило 1300 килограммов. А чтобы приготовить его, было израсходовано 50 голов скота, 5500 кур, 3 тонны овощей, тонна фруктов».

13 февраля 1937 года на заседании в Кремле О.Ю.Шмидт отчитался о проделанной работе и о подборе участников экспедиции. Правительство дало согласие на участие в экспедиции самого Шмидта.

С 19 по 25 февраля 1937 г. на снежном поле Подмосковья Папанин устроил репетицию жизни на льдине: жили в палатке, воду вытапливали из снега, питались полюсными продуктами. Будущий экипаж проверял и испытывал свое будущее жилище, костюмы, приборы для научных наблюдений, ветряную полярную электростанцию, радиостанцию и свои будущие обеды, связь с миром поддерживали только по радио. По окончании этой репетиции решили, что в подобных условиях «жить и работать можно».

Пока проходила подготовка станции и базы на о. Рудольфа, летчики и авиационные специалисты тоже не сидели сложа руки и широким фронтом развернули подготовку авиационного отряда к полету на полюс. Лучшие силы полярной авиации были привлечены для участия в первой советской высокоширотной воздушной экспедиции, вошедшей в историю Арктики под условным названием «Север-1». Старт воздушной экспедиции был дан 22 марта 1937 года.

3. Штурм полюса. Открытие станции «Северный полюс – 1»

Заместителем начальника экспедиции был назначен начальник Управления полярной авиации Главсевморпути Марк Иванович Шевелёв. Командир лётного отряда  и пилот головного самолета — Герой Советского Союза Михаил Васильевич Водопьянов (второй пилот — М. С. Бабушкин), флагштурман экспедиции — Герой Советского Союза комбриг Иван Тимофеевич Спирин.

Вторым самолётом управлял Герой Советского Союза комбриг Василий Сергеевич Молоков. Третьим — Анатолий Дмитриевич Алексеев. Четвёртым — Илья Павлович Мазурук. Самолётом-разведчиком — Павел Георгевич Головин. На этапе разведки экспедиции помогал самолёт Р-5 полярной авиации, им управлял лётчик Л. Г. Крузе.

Синоптик экспедиции — Борис Львович Дзердзеевский. Специальный корреспондент «Известий» Э. Виленский (шеф-повар экипажа Алексеева). Кинооператор экспедиции — Марк Трояновский.

Все эти имена золотыми буквами вписаны в историю Арктики.

Эскадра воздушной экспедиции состояла из 4 четырёхмоторных самолётов АНТ-6-4М-34Р «Авиаарктика» и двухмоторного разведчика Р-6 (АНТ-7).

О.Ю. Шмидт возглавил воздушную часть переброски на Полюс, а Иван Дмитриевич Папанин отвечал за ее морскую часть и зимовку на дрейфующей станции «СП-1». Предполагалось высадить экспедицию в районе Северного полюса на год, в течение которого собрать научные данные по широкому кругу параметров атмосферных явлений, метеорологии, геофизики, гидробиологии.

И вот утром 22 марта вылет на Северный полюс. Первым полетел разведывательный самолет Н-166 летчика Головина, за ним в воздух поднялись остальные машины. На пяти самолетах экспедиции находилось 43 человека – основной состав экспедиции. Погода на редкость не благоприятствовала полету. Первая остановка на трассе – Холмогоры, последняя — полярная станция на острове Рудольфа. 900 км от полюса. Шесть летных часов. Но как назло на острове целый месяц был туман и шел снег, над ним без конца проходили циклоны. Сразу после прилета на о.Рудольфа самолеты были догружены грузами до полюса. Полет пяти самолетов, начавшийся в Москве 22 марта, завершился 21 мая 1937 года.

21 мая к четырем часам утра все было готово к вылету на полюс. Было решено: сначала на полюс вылетит один самолет, на котором будут четыре полярника, руководитель экспедиции О.Ю.Шмидт. Экипаж самолета подготовит на полюсе посадочную площадку для трех других машин, которые привезут все остальные вещи и приборы дрейфующей станции. В тот же день радио сообщило: «Сели!»

В 11 часов 35 минут флагманский самолет под управлением командира летного отряда Героя Советского Союза М.В. Водопьянова опустился на лед, перелетев 20 км за Северный полюс. А последний из самолетов приземлился только 5 июня, столь трудными были условия полета и посадки. Над Северным полюсом 6 июня был поднят флаг СССР, и самолеты отправились в обратный путь.

3.1 Хронология штурма Северного полюса.

22 марта с Московского аэродрома эскадра поднялась в воздух — через 5 часов посадка на аэродроме в 27 км от Архангельска. Колёсное шасси было сменено на лыжное.

30 марта перелёт в Нарьян-Мар (аэродром — лёд на реке Печора).

12 апреля: по плану экспедиции самолёты должны были вылететь прямиком на о. Рудольфа, но раскисший аэродром не дал взлететь полностью загруженным машинам, пришлось слить топливо. Приземлились у станции Маточкин Шар (Новая Земля).

19 апреля добрались до о. Рудольфа.

4 мая полёт Головина к полюсу (экипаж: штурман — Волков; механики — Кекушев, Терентьев; радист — Стромилов). В 11:23 самолёт поднялся в воздух — 16:32 достиг полюса (полюс был закрыт сплошной низкой облачностью) — 22:45 приземлились на о. Рудольфа. В ходе совещания по результатам полёта Шмидтом было принято решение послать вначале только один 4-х моторный самолёт флагмана на полюс, а уже по его радиомаяку навести на посадку остальные.

12 мая на разведку на полюс полетел Дзердзеевский с летчиком Крузе на самолёте Р-5. Основной задачей полёта было исследование атмосферы. Из-за сплошной облачности самолёт потерял ориентиры, и, когда топливо было на исходе, лётчик посадил его вслепую на лёд. Посадка была удачной, но топлива оставалось на 20 минут. П. Г. Головин на Р-6 доставил в район посадки топливо, еду и тёплые вещи. Они просидели на льдине пять дней в ожидании погоды и 17 мая вернулись на остров Рудольфа.



В 4:52 21 мая в воздух поднялась машина Водопьянова, на борту: О.Ю.Шмидт, М.В.Водопьянов, М.С. Бабушкин, И.Т.Спирин, А. Бассейн, К.Морозов, П.П. Петенин, С.Иванов, И.Д. Папанин, Э.Т.Кренкель, П.П.Ширшов, Е.К.Федоров, М.А.Трояновский. На всём протяжении полёта поддерживалась радиосвязь, уточнялась погода и характер ледяного покрова. Во время полёта произошла авария: в верхней части радиатора 3-го мотора образовалась течь во фланце, стала испаряться охлаждающая жидкость (антифриз). Морозову и Петенину пришлось разрезать обшивку крыла и подкладывать тряпку, которая впитывала жидкость, выжимать её в ведро, а из него насосом перекачивать в бачок мотора. Эту операцию механикам приходилось проводить, высовывая голые руки из крыла при −20 °C и стремительном ветре (механики выполняли эту работу до самой посадки). В 10:50 достигли полюса. В 11:12 связь внезапно оборвалась. («…у Симы сгорела машинка…») Теперь командиром авиаотряда назначили Молокова, главным штурманом — Ритсланда. При посадке самолёта на полюс впервые использовался тормозной парашют.

25 мая старт оставшейся группы самолётов. В 5:25 самолёт Молокова достиг полюса. Вскоре его машина нашла стоянку Водопьянова и приземлилась рядом. Остальные самолёты не смогли найти лагерь, им пришлось остановиться возле полюса. Экипаж Алексеева оказался к полюсу ближе всех — всего 8 км, они тотчас связались с Молоковым. С Мазуруком связь оборвалась несколько суток.

27 мая самолёт Алексеева добрался до той же льдины что и Водопьянов с Молоковым.

28 мая зимовщики закончили сборку жилой палатки.

29 мая на поиски машины Мазурука отправился экипаж Молокова. Не найдя, вернулись обратно, как раз и радиотелефонная связь с пропавшей машиной была восстановлена.

30 мая Москва передавала по радио специальный концерт для всех участников экспедиции.

31 мая Сима Иванов установил через радиостанцию Диксона прямую радиотелефонную связь с Москвой (штаб-квартирой Главсевморпути). (33 метра).

1 июня закончили монтаж палатки и приборов для гравитационных наблюдений.

3 июня Шмидт распорядился выслать ледокол с колёсами (шасси) для экспедиции. В этот день льдина с экспедицией пересекла 89-ю параллель.

4 июня Ширшов закончил изготовление самодельной лебёдки для проведения гидрологических измерений (стационарная была в машине Мазурука).

5 июня прилетел Мазурук, он привёз пятого папанинца (так окрестили отважную четвёрку полярников) — пса Весёлого. Теперь на полюсе находилось 45 человек.

6 июня перед отлётом самолётов состоялся прощальный митинг (с пением «Интернационала») и подъёмом флагов (с государственным гербом СССР и портретом Сталина) в честь открытия станции «Северный полюс».

Тысячи исследователей Севера десятилетиями стремились попасть на Северный полюс, пытались первыми достичь его новых широт, во что бы то ни стало водрузить там флаг своей страны, тем самым ознаменовав победу своего народа над суровыми силами природы.

Полярники радовались, как дети. Они выбежали на лед, обнимали друг друга, весело кричали. В воздух полетели меховые шапки, каждый хотел поздравить других с завоеванием полюса.

Начиналась работа, о которой многие месяцы думали, к которой долго, кропотливо готовились, в которой все продумано до мелочей. Начиналось испытание.

Течения Центрального бассейна и общая циркуляция льда, циркуляция атмосферы, физика и химия моря в Центральном бассейне оставались неизвестными. Совершенно недостаточны были также магнитные, гравитационные и биологические наблюдения. Вот основные проблемы, которые надо было разрешить для района Северного полюса. Эту задачу, постановка которой вытекала из всего предыдущего развития науки, и должна была выполнить станция «Северный полюс-1».

4.Работа экспедиции «Северный полюс-1»

Уплывут и растают обломки

Знаменитых папанинских льдов,

Но запомнят навеки потомки

Эту повесть геройских трудов.

Не увянет вовек и останется

Легендарная слава о том,

Как на полюсе жили папанинцы,

Со стихией борясь в четвером.

Вас. Лебедев Кумач

(песня о папанинцах.-Правда,1938,19 марта).

Официальное открытие первой в мире дрейфующей станции «Северный полюс-1», обосновавшейся всего лишь в 20 км от полюса, состоялось 6 июня. Всему миру стали известны радиопозывные RAEM, которые посылал в эфир радист Э. Т. Кренкель. Единственной связью с внешним миром стало радио.

6 июня 1937 года на льдине, в непосредственной близости от Северного полюса осталась четверка отважных исследователей с палаткой для жизни и работы, двумя радиостанциями, соединенными антенной, мастерской, метеорологической будкой, теодолитом для измерения высоты солнца и складами, сооруженными изо льда. Размер льдины: 3×5 км, толщина 3 м.

Через месяц после высадки «папанинцев» на льдину, в Кремле состоялась торжественная встреча участников «Первой в мире воздушной экспедиции на Северный полюс», был зачитан указ о присуждении О.Ю. Шмидту и И.Д. Папанину званий Героя Советского Союза, остальные участники дрейфа были награждены Орденами Ленина. На дрейфующей станции каждый работал в нескольких областях, но кроме того, руководитель станции И.Д.Папанин считал необходимым, чтобы жизненно важные для экспедиции действия дублировались.

Экспедиция была обеспечена научной аппаратурой на уровне того времени, но работа требовала огромных затрат физических сил. Предстояли месяцы изнурительного труда, нелегкого быта. Но это было время массового героизма, высокой духовности и нетерпеливого стремления вперед.

Все исследования, намеченные обширной программой, представляли большой интерес. Действительно, за что ни возьмись, все делалось и познавалось впервые. И.Д. Папанин вел дневник, в который ежедневно записывал жизнь и научно — исследовательскую деятельность героической четверки за все девять месяцев дрейфа.

Каждый месяц в Москву отправлялись отчёты о проделанной научной работе. Они не были безнадежно оторваны от остального мира, радист Э. Кренкель каждый день выходил в эфир. Он получал известия с Родины, передавал отчеты и сводки погоды. Зимовщики могли получать телеграммы от своих близких и вообще, были в курсе всех событий, происходящих на Большой земле. Но жить им пришлось не в благоустроенных каютах надежного корабля, а в палатках, стоявших прямо на дрейфующем, подвижном арктическом льду, который в любую минуту мог вздыбиться от сжатия или дать трещину.

Измеряя силу тяжести в Арктике ученые получали данные для определения «сплющенности» нашей планеты.

Каждый день пребывания на Северном Полюсе приносил исследователям новые открытия, и первым из них была глубина воды подо льдом в 4290 метров. Преимущественное внимание оказывалось льду и морским глубинам. Основным и единственным гидрологом был Ширшов.

Э.Т. Кренкель вспоминает: «Со дна подняли колонку темного зеленовато-серого ила; под слоем холодной арктической воды, от 250 до 600 м, обнаружили положительные температуры (на глубине 400 м максимум +0,99°, затем от 750 м до придонных слоев температура постепенно понижается, на глубине 2930 м и совсем прохладно (-0,70°); в придонном слое термометр не выдержал давления (40 атмосфер) и был раздавлен. Обработав пробы воды, добытые из относительно теплого слоя, Ширшов сообщил потрясающую новость: этот слой не что иное, как ветвь Гольфстрима, идущая из Атлантики до самого полюса. Химический состав воды и планктон говорят о том, что это именно Гольфстрим. Это открытие опровергало господствовавшее предположение Нансена о том, что центральная часть Полярного бассейна безжизненна и представляет собой мертвую пустыню. Вот где впервые мы встретили жизнь — на глубине от 200 до 700 м! Постоянная положительная температура воды (+0,7°) дает возможность существовать планктону. Вокруг нас от свирепых морозов трещал лед, а под нашими ногами была жизнь, резвились мелкие рыбешки — корма (планктона) было достаточно».

Е.К. Федоров отличался удивительной трудоспособностью. Он произвел 260 определений координат и тем самым предопределил значимость гидрологических, магнитных и других наблюдений, ценность которых находится в прямой зависимости от точности координат. Федоров летом и зимой, в светлое и темное время «охотился» за солнцем и звездами. Наблюдения желательно было, как можно точнее привязать к карте. Когда Федоров заканчивал свои вычисления, остальные трое, нагнувшись над ним, сопели ему в затылок: новые координаты ожидались с великим нетерпением и давали пищу для размышлений и выводов.

Ежедневно в определенные сроки наблюдений отбирали пробы грунта, измеряли глубины и скорость дрейфа, определяли координаты, вели магнитные измерения, гидрологические и метеорологические наблюдения. Вскоре обнаружился дрейф льдины, на которой располагался лагерь исследователей. Начались ее странствования в районе Северного Полюса, затем льдина устремилась на юг со скоростью 20 км в сутки.

Для определения рельефа экспедицией было произведено 33 измерения глубины океана, из которых 14 показали глубину более 3 км. Выполнено 38 гидрологических и 22 гидробиологических станций. При помощи вертушек проделано 600 измерений течения. В 22 пунктах определена сила тяжести. Сделали 5 серий определений склонения и горизонтальной составляющей силы земного магнетизма и 36 измерений магнитного наклонения. Кроме того, проведено 14 суточных серий измерений колебаний магнитного поля земли. Осуществлялись наблюдения за атмосферным элекричеством и с наступлением ночи ежечасные наблюдения над полярными сияниями. Все наблюдения должны быть тщательно привязаны к месту. Для этого было взято 534 высоты солнца и звезд и измерено 374 азимута. Кроме того, велись метеорологические наблюдения по нормальной программе полярных станций, а при трансарктических перелетах передавалась авиапогода через каждые два часа.

Большое оживление в распорядок работы СП-1 внесли перелеты из Москвы через Северный полюс в Америку Валерия Чкалова, Михаила Громова и Сигизмунда Леваневского. Папанинцы обслуживали эти перелеты сводками погоды и радиосвязью.

Радиостанция работала с большой нагрузкой, передавая метеосводки, служебную переписку и журналы, обслуживая перелеты и принимая поток приветственных телеграмм. Было еще много непредвиденной работы, не поддающейся никакому учету: наблюдение за сохранностью всего снаряжения, борьба с заносами, пробивание льда, всяческие ремонты, ведение дневников и корреспонденции, фотографические работы и т. д.

Первые семнадцать дней после посадки на полюс льдина дрейфовала со скоростью около семи километров в сутки. И.Д. Папанин, в своем дневнике записал: «За пять суток, с 7 по 12 августа, прошли 73 километра, а с 26 ноября был рекордный дрейф: за одни сутки ее отнесло к югу на 24 километра».

В конечном счете, среднесуточная скорость дрейфа СП-1 по извилистой траектории составила 10 километров, а по генеральному курсу – 8 километров. О состоянии погоды на льдине папанинцы передавали сведения на материк четыре раза в сутки.

С конца января 1938 года льдина непрерывно уменьшалась, и вскоре полярникам пришлось послать радиограмму: «В результате шестидневного шторма в 8 утра 1 февраля в районе станции поле разорвало трещинами от полкилометра до пяти. Находимся на обломке поля длиной 300, шириной 200 метров. Отрезаны две базы, также технический склад… Наметилась трещина под жилой палаткой. Будем переселяться в снежный дом. Координаты сообщу дополнительно сегодня; в случае обрыва связи просим не беспокоиться».

Льдина, на которой располагался лагерь папанинцев, через 274 дня превратилась в обломок шириной не более 30 метров с несколькими трещинами.

По первоначальному плану экспедиция должна была продолжаться полтора года. Однако непредвиденная скорость дрейфа внесла свои коррективы. Раньше, чем предполагалось, послали полярникам весть о подготовке кораблей для встречи их в Гренландском море.

За девять месяцев станция СП-1 продрейфовала по прямой свыше 2100 км, а с учетом всех отклонений и зигзагов — свыше 2500 км по Северному Ледовитому океану и Гренландскому морю.

Было принято решение об эвакуации экспедиции. К ним на помощь отправили дирижабль «СССР-В-6». Дирижабль вылетел из Москвы вечером 5 февраля 1938 года, на следующий день прошел Петрозаводск и Кемь и попал в страшный снегопад. Корабль врезался в гору и взорвался. Выжить удалось лишь шестерым спасателям из девятнадцати…

На спасение четвёрки были направлены пароход «Мурманец», а затем и «Мурман» с «Таймыром». 19 февраля 1938 года полярников сняли со льдины ледоколы «Таймыр» и «Мурман».

Покидая льдину, Э.Т. Кренкель телеграфировал: «… В этот час мы покидаем льдину на координатах 70 градусов 54 минуты нордовой, 19 градусов 48 минут вестовой и пройдя за 274 суток дрейфа свыше 2500 км. Наша радиостанция первая сообщила весть о покорении Северного полюса, обеспечила надёжную связь с Родиной и этой телеграммой заканчивает свою работу».

Первым, кто услышал сигнал бедствия, посланный с треснутой льдины, была молодая радистка Павла Георгиевна Сухина (1913—1982), о чём была сделана запись в её трудовой книжке и выплачена премия.

Вскоре полярники пересели на ледокол «Ермак», который 15 марта доставил их в Ленинград.

16 марта ликующий Ленинград устроил митинг в честь героев Арктики, на пути их следования сбрасывали приветственные листовки, о них сообщали радио и газеты, дети стали играть в «папанинцев».

Затем их встречала радостная Москва, где 17 марта в их честь был устроен прием в Кремле, их встречали в Москве как подлинных героев страны, как если бы они вернулись с другой планеты. Ведь они были первыми. И они выжили, а на экраны вскоре вышел документальный фильм «Папанинцы».

5.Гипотезы и научные открытия экспедиции

Научные результаты, полученные в уникальном дрейфе, были представлены Общему Собранию АН СССР 6 марта 1938 года и получили высокую оценку специалистов. Научному составу экспедиции были присвоены учёные степени. Иван Дмитриевич Папанин и Эрнест Теодорович Кренкель получили звания докторов географических наук.

За выдающийся подвиг, совершённый во славу советской науки и в деле освоения Арктики, четырём полярникам было присвоено звание Героя Советского Союза. Также это звание было присвоено лётчикам — А. Д. Алексееву, П. Г. Головину, И. П. Мазуруку и М. И. Шевелёву.

За девять месяцев существования научной станции СП-1 четыре ее сотрудника проделали колоссальную работу и получили обильную информацию по океанологии и метеорологии. Как пишет И. Папанин, «уже первые наблюдения дали неожиданные результаты. Оказалось, что направление магнитной стрелки у полюса отличается от ранее рассчитанного примерно на 10 — 20°. В океане на глубине от 250 до 750 метров был обнаружен слой относительно теплой воды явно атлантического происхождения. Впервые в истории человечества была точно определена глубина океана у Северного полюса: 4290 метров. Ранее предполагалось, что глубина океана здесь значительно меньше. Сделанные промеры глубины дали картину рельефа дна Северного Ледовитого океана на всем протяжении дрейфа льдины. Наши исследования подтвердили предположение о наличии подводного хребта между Шпицбергеном и Гренландией. При каждом измерении глубин мы доставали со дна пробы грунта. Исследования этих проб позволили установить характер геологических отложений на дне Северного Ледовитого океана. Максимальная глубина океана, отмеченная нами, равнялась 4395 метрам.

Экспедиция Папанина сделала много интересных открытий. Папанинцы обнаружили теплую атлантическую воду Гольфстрима у самого полюса на глубине в несколько сот метров.



Научные исследования П. П. Ширшова, проведенные на СП-1,внесли большой вклад в науку, и прежде всего в гидробиологию. До начала первой полярной экспедиции СП-1 ученые считали, что жизнь в Центральном арктическом районе крайне бедна. Оказалось, что даже в районе полюса арктические воды полны живых организмов. Очень интересными оказались наблюдения за жизнью в Центральном полярном бассейне в летнее время. Планктонная сетка, поднятая с глубины 100 метров, буквально кишела разнообразными моллюсками, личинками, медузами, рачками, окрашенными в ярко-красный цвет. Исследователи увидели на полюсе жизнь. В воде они нашли рачков и водоросли на глубине 3000 м. Вблизи полюса им встречались чайки, нерпы, белые медведи. Раньше считали, что у полюса постоянно держится высокое давление и что погода там почти не меняется. Оказалось, что в этом районе проходят циклоны. В центре Арктики теплее, чем думали раньше.

П.П. Ширшов разрешил проблему взаимодействия Атлантического и Северного Ледовитого океанов, впервые определил глубину океана в районе Северного полюса, исследовал роль и место относительно теплых атлантических вод, приносимых Гольфстримом в ледовитый океан.

Дрейфующая станция «Северный полюс-1» впервые определила истинные глубины океана в районе полюса, установила, что и над полюсом проносятся циклоны с Атлантики, уточнила законы дрейфа арктических льдов.

Циркуляция атмосферы и связанная с ней система морских течений является основным механизмом, поддерживающим условия, в которых развивалась жизнь на Земле.

Основой циркуляции атмосферы служит различие в нагреве земной поверхности в экваториальной области и в полярных районах. Теплый воздух, поднимаясь у экватора, перетекает к полюсам, здесь, охлажденный, опускается вниз и растекается от полюсов к экватору. Эта простая схема изменяется за счет особых потоков, образующихся между океаном и сушей (их поверхности нагреваются по — разному), в связи с отклоняющим действием вращения Земли. Движение воздуха в нижних слоях увлекает за собой поверхностный слой воды в океане и ледовый покров. Другой причиной океанский течений служит неодинаковый нагрев воды морей солнечным излучением. Вся система циркуляции океана и атмосферы в целом довольно стабильна и воспринимается как постоянство климата, отклонение циркуляции вызывает изменение погоды.

Видный советский полярник профессор Н.Н.Зубов в капитальной монографии «В центре Арктики» (1948, с.113) перечислил основные итоги дрейфа СП-1: «Установлено, что в районе Северного полюса никаких островов и земель нет; изучен рельеф дна на всем протяжении дрейфа; установлено, что теплые атлантические воды глубинным течением проникают из Гренландского моря до самого полюса, что в глубокой впадине Арктического бассейна температура воды благодаря внутреннему теплу Земли повышается; опровергнуты предположения о почти полной безжизненности приполюсного района; впервые изучено движение верхних слоев воды под действием ветра… Метеорологические наблюдения разрушили прежнее представления о строении и циркуляции атмосферы в приполюсных районах».

Только на русском языке, по неполным данным, опубликовано не менее трех тысяч книг, брошюр, статей, заметок, сообщений, писем, выступлений, официальных документов и других материалов об экспедиции СП-1. Количество публикуемых материалов о том или ином историческом событии свидетельствует о степени внимания современников, а продолжение публикаций в последующие десятилетия говорит о том, что данное историческое событие выдержало проверку временем и навсегда останется в истории науки и культуры.

III.Заключение

1.К середине 30-х годов ХХ века появилась настоятельная необходимость в систематическом изучении Центрального полярного бассейна, так как успешное судоходство по Северному морскому пути во многом зависело от раскрытия тайн природы Арктики.

2.Экспедицию «Северный полюс-1» готовила и обеспечивала вся страна. Выполнение заказов экспедиции было поручено многим заводам, фабрикам, мастерским, институтам. Заказы для экспедиции на предприятиях страны выполнялись вне очереди. Готовилось специальное оборудование и снаряжение.

3.Проведенная работа на станции «Северный полюс-1» и полученные результаты позволили: получить уникальные для того времени сведения о природе высокоширотной Арктики; получить обильную информацию по океанологии и метеорологии; изучить рельеф дна Северного Ледовитого океана на всём протяжении дрейфа; установить, что тёплые атлантические воды глубинным течением проникают до самого полюса; изучить движение верхней толщи воды под действием ветра, что разрушило прежнее представление о строении и циркуляции атмосферы в приполюсных пространствах; опровергнуть предположения о почти полной безжизненности приполюсного района; доказать практическую возможность и целесообразность проведения широкого комплекса наблюдений с дрейфующего льда на регулярной основе.

4. Десятимесячный дрейф экспедиции «Северный полюс-1» стал крупнейшим географическим исследованием двадцатого века. После успешного завершения первой воздушной высокоширотной советской экспедиции и высадки на дрейфующий лед в 1937 году героической «четверки» под руководством И. Д. Папанина, началось планомерное освоение всего Арктического бассейна, что сделало регулярной навигацию по Северному морскому пути. С тех пор за нашей страной закрепилась роль лидера в организации непрерывных океанографических и метеорологических исследований в морской Арктике в условиях полярного климата.

Список литературы:

Летопись Севера, сб.9. — Москва.:1979. — 221с.

Завоевание полюса. — Ленинград.:1964. — 21с.

Федоров Е.К. Полярные дневники.- «Гидрометеоиздат», 1979.- 312 с.

Тихомиров Г.С. К экспедиции Папанина: Документ. Очерк. – Москва.: Мысль, 1980. – 144с.

Папанин И.Д. Жизнь на льдине. Дневник. 7-е изд. Послесл. Е.К.Федорова. – Москва.: Мысль, 1977. – 311с.

Интернет:http://ru.wikipedia.org








sitemap
sitemap