ностальгия



МКОУ Лепокуровская средняя общеобразовательная школа

Конкурсная работа

Ностальгия

(конкурс «Здесь Родины моей начало»)

выполнил

ученик 11 класса

Лепокуровской СОШ,

Баганского района,

Новосибирской области

Маслов Павел



Лепокурово, 2012

1 сентября 2012 года. Ура! Я студент! Я иду по главной улице моего города! Города моей мечты! Я иду, не торопясь, «весь такой в дольче габбана», а навстречу мне по улицам спешат совсем не знакомые люди. Шумят машины, звонят трамваи, мигает светофор. А вокруг – многоэтажные дома, витрины магазинов и море иллюминации и рекламы. Вот это жизнь! Весело! Интересно! Красиво!

1 сентября 2012 года. 23.00. Я ложусь спать (не в свою, родную, кровать). Ворочаюсь долго, пока не засыпаю. А снится мне дом, мои родные места.

Вот я вижу, как на зорьке из-за камышей лениво поднимается солнце и мамины цветы, как по команде, раскрывают свои бутончики. Потом вижу отца и маму, торопливо управляющихся по хозяйству, соседку тетю Лену. Не ускользают от внимания и люди, спешащие на работу. Они здороваются со мной, справляются о жизни, желают «всего счастливого». А еще я, как на яву, позавтракав наскоро, хватаю велосипед и скорее к отцу, в поле. Там я сажусь за руль трактора и помогаю косить сено…

Вдруг я просыпаюсь. Верчу спросонок головой, не понимая, где я. Все проснулся. Я в Новосибирске. И снова шумный интересный день со множеством встреч и новыми знаниями. К вечеру сил уже нет ни смотреть на сверкающее великолепие мегаполиса, ни слышать его бесконечные звуки. Я едва добираюсь до кровати (чуть-чуть уже моей) и засыпаю.

Снится мне, что я дома, утром просыпаюсь в своей кровати рано-рано, почти на самой зорьке. Я еще не открыл глаза, а уже слышу, как все живое просыпается вместе со мной. Сначала из открытого окна начинает доноситься кряканье уток в камышах озера. Потом к этой мелодии присоединяется бабушка. Она садится доить корову, и «дзинь-дзинь» молочных струек о подойник удивительно сочетается со щебетом воробьев и шорохом ветра. Представляется этакая утренняя песенка, сразу настраивающая на бодрость духа. А потом к этим звукам из окна добавляется шипение масла на сковороде, и на душе делается так спокойно, что забываешь обо всем на свете.

А дальше мне снятся крики ребятишек, гоняющих мяч за деревней в ожидании стада коров: «Пашка, лови! Передавай! Заходи слева! Го-о-ол»! И уже после них я отчетливо слышу тяжелый гул, доносящийся из-за озера. Это комбайны осенью убирают хлеб с полей. Там, где-то среди них, как корабль по морю, плывет комбайн моего отца. Я слышу напряженное отцовское дыхание и знаю, что работа его очень важна.

От серьезности момента я вновь просыпаюсь. Голова тяжелая, но впереди важный день. Сегодня нас посвящают в студенты.

Праздник вышел замечательный. После него мы с друзьями посидели в кафе, пообщались с девчонками. Вечером я позвонил маме и лег спать (кровать стала уже почти моей).

И вот я снова в своей родимой стороне. Я иду по тропинке через березовый колок. Утром только что прошел дождь и в лесу так удивительно пахнет грибами и прелым мхом, и белыми кашками, и даже костянкой, хотя ей созревать-то еще и рано. Я подхожу к березе, обнимаю её и чувствую, как в меня переливаются ее природные силы. А по щеке ползет маленький муравьишка, направляясь по каким-то своим важным делам. Неторопливо выхожу из колка и тут же натыкаюсь на ягодную лощинку. Ягоды земляники, крупные и душистые, околдовывают меня: я опускаюсь на колени и рву ягоды в кепку. Потом быстро бегу домой к маме и протягиваю ей находку. Она берет подарок, а я чувствую ее руки. Они такие маленькие и нежные и пахнут…пахнут маминой любовью. А еще мне вспоминается аромат бабушкиного хлеба. Этот запах не спутаешь ни с чем: он стойкий, чуть тяжеловатый, смешанный с маслом и горчинкой. Когда бабушка достает из печи листики с буханками хлеба, я бегу к ней, чтобы первым попробовать хрустящую корочку…

Я опять проснулся. Утро в городе. Бестолковый шум, никому не известные люди, всегда спешащие. Я проснулся с твердым намерением: я хочу домой! Хочу туда, где меня любят и ждут. Я хочу в свое родное село, где меня все знают, и я тоже знаю всех. Где все живут несуетливой размеренной жизнью, где просто растят хлеб.








sitemap
sitemap