Языковая игра с именами собственными в творчестве Бориса Заходера



Министерство образования и науки РБ

Название работы:

Языковая игра с именами собственными в творчестве Бориса Заходера

Место выполнения работы: муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 13»

Выполнила: ученица 10 кл. Данилова Настя

Руководитель: Елясова О. Н.

Улан-Удэ, 2012

Содержание

Введение…………………………………………………………………………………………….3 стр.

Языковая игра в речевой деятельности………………………………………………….4 стр.

Суффиксация………………………………………………………………………………………. 5 стр.

Звукоподражание…………………………………………………………………………………8 стр.

Окказиональность……………………………………………………………………………….9 стр.

Графическое выделение части слова……………………………………………………..10 стр.

Аллюзии на фольклорные персонажи……………………………………………………13 стр.

Сведение имён к их звуковой сущности………………………………………………….15 стр.

Языковая игра с местоимениями…………………………………………………………..17 стр.

Использование слоговых перестановок…………………………………………………18 стр.

Вывод……………………………………………………………………………………………….22 стр.

Список использованной литературы………………………………………………………23 стр.

1.Введение

Актуальность нашего исследования обусловлена вниманием современного языкознания к художественному тексту в целом и функционированию имен собственных в художественных произведениях.

Цель исследования

Исследование ономастического пространства произведений Б. Заходера.

Определение специфики, роли и функции языковой игры при создании онимов в произведениях Б. Заходера.

Исследование структурно-словообразовательных особенностей игровых онимов в творчестве Б. Заходера.

Новизна работы состоит в том, что в ней впервые дается характеристика игровых онимов в произведениях Б. Заходера.

Материалом исследования стали произведения и переводы Б. Заходера: « Да, существует только один способ перевода, позволяющий переводить непереводимое, – это писать заново. Писать так, как написал бы сам автор, если бы он писал на языке перевода, в данном случае – по-русски. Таким образом, переводчик становится фактически соавтором. Это ничуть не умаляет ни прав, ни славы автора», — так отзывался Заходер о своих переводах. Поэтому в данном исследовании переводы рассматриваются в одном ряду с оригинальными произведениями автора.

Предмет исследования — ономастическая игра в художественном тексте.

Практическая ценность исследования заключается в возможности использовать его результаты в практике филологического анализа текста художественного произведения.

Методы исследования:

— метод структурно-семантического анализа

— метод классификации

— метод комплексного филологического анализа художественного текст

2. Языковая игра в речевой деятельности

Словесные игры — игры в слова и со словами. Слово во всех его формах, значениях и смыслах становится предметом игры со словом и превращается в игру ума, воображения, фантазии, звуковых и образных ассоциаций. Это поэтическая литературная игра, основанная на знании родного языка, его лексики, грамматики, семантики.

Как всякие игры, словесная игра начинается с простых манипуляций со словом и постепенно переходит к его смысловым тайнам и глубинным языковым связям. Средством создания языковой игры является часто отступление от нормы, в процессе которого происходит намеренное нарушение словообразовательного стандарта.

Языковая игра является фактом языка, итогом реализации творческих возможностей писателя. Она дает возможность автору задать самим построением текста способ его прочтения. С другой стороны, языковая игра — явление, возникающее в процессе активного и тщательного прочтения текста.

Читатель, таким образом, активно сотрудничает с автором. Игра предполагает ситуацию непринуждённости, неофициальности.

Языковая игра, развивает языковое чутьё, умение логически мыслить, слушать и слышать, раскрепощённость в обращении с понятиями, лёгкость и радость от общения.

Игра   слов имеет установку на комический эффект,  может способствовать обрисовке образа, намекать на поведение, действия, черты характера персонажа, передавать различные оттенки смысла.

Игры  с  именами   собственными  демонстрируют читателям богатство

созданных художественных образов и неисчерпаемость текста, прививают читателю вкус к языку, учат творить в процессе чтения.

Являясь развлечением, языковая игра способна перерасти в обучение, в воспитание, в творчество.

3.Суффиксация

На морфологическом уровне ономастическая языковая игра проявляется у Заходера в таком словообразовательном способе, как суффиксация. Покажем это на примере топонимов, созданных Заходером.

Он знакомит юного читателя с небывалыми странами и островами. Так, по аналогии с Курильскими, появляются Горизонтские острова. До горизонта нельзя дойти или доехать, он недостижим и овеян романтикой путешествий, так же недостижимы и таинственны Горизонтские острова. По аналогии с Италией, Бразилией появляются Вообразилия и Считалия.

Моя Вообразилия

В моей Вообразилии,

В моей Вообразилии

Болтают с вами запросто

Настурции и Лилии;

Умеют Львы косматые

Скакать верхом на палочке,

А мраморные статуи

Сыграют с вами в салочки!

Считалия

Из окошка мне видна

Расчудесная Страна,

Где живут Считалочки.

Каждый там не раз бывал,

Кто когда-нибудь играл

В прятки или в салочки…

На Горизонтских островах

(из Яна Бжехвы)

На весёлых, на зелёных

Горизонтских островах,

По свидетельству учёных,

Ходят все на головах!

Говорят, что там живёт

Трехголовый Кашалот,

Сам играет на рояле,

Сам танцует, сам поёт!

Рассказывая о том, как он работал переводом книги Льюиса Керолла «Приключения Алисы в Стране Чудес», Заходер, используя синонимы и суффиксацию, образует целый ряд забавных, запоминающихся названий страны, куда попала Алиса: «Нет, будь моя воля, я назвал бы книжку, например, так: «Аленка в Вообразилии». Или: «Аля в Удивляндии». Или: «Алька в Чепухании». Ну уж, на худой конец: «Алиска в Расчудесии». Но стоило мне заикнуться об этом своем желании, как все начинали на меня страшно кричать, чтобы я не смел. И я не посмел!»

Заумный язык — одна из распространенных взрослых словесных игр, перешедшая к детям. Простейшая форма создания заумного языка — прибавление после каждого слога в слове одного и того же звукосочетания, например ки. Тогда фраза: «Пойдем гулять» — будет звучать так: «Пойки-детки гуки-лятки».

Такая же игра в прибавление окончаний использована Заходером в стихотворении «Про пана Трулялинского» (из Ю. Тувима).

Кто не слышал об артисте

Тралиславе Трулялинском!

А живет он в Припевайске,

В переулке Веселинском.

С ним и тетка — Трулялетка,

И дочурка — Трулялюрка,

И сынишка — Трулялишка,

И собачка — Трулялячка.

Есть у них еще котенок,

По прозванью Труляленок,

И вдобавок попугай —

Развеселый Труляляй!

На заре они встают,

Чаю наскоро попьют,

И встречает вся компания

Звонкой песней утро раннее.

Палочку-трулялочку

Поднимет дирижер —

И сразу по приказу

Зальется дружный хор:

«Тру-ля-ля да тру-ля-ля!

Тра-ля-ля да тра-ла-ла!

Честь и слава Тралиславу!

Трулялинскому хвала!»

Трулялинский чуть не пляшет

Дирижерской палкой машет

И, усами шевеля,

Подпевает:

«Тру-ля-ля

«Тру-ля-ля!» — звучит уже

На дворе и в гараже,

И прохожий пешеход

Ту же песенку поет.

Все шоферы — Трулялеры,

Почтальоны — Труляльоны,

Футболисты — Трулялисты,

Продавщицы — Трулялицы,

Музыканты — Трулялянты

И студенты — Труляленты.

Сам учитель — Трулялитель,

А ребята — Трулялята!

Даже мышки, даже мушки

Распевают: «Трулялюшки

В Припевайске весь народ

Припеваючи живет!

В основе прозвища – звукоподражательные слова. «Ля-ля-ля», «тра-ля-ля», «тарам-пам-пам» — такими словами обычно пользуются, пытаясь без музыкального инструмента воспроизвести запомнившуюся мелодию. Мы напеваем любимые мелодии тогда, когда у нас хорошее настроение, поэтому использование припева «тру-ля-ля» и «тра-ла-ла» для создания имени Тралислав Трулялинский настраивает читателя на беспечный, весёлый лад. В дальнейшем оказывается, что Трулялинский живёт в Припевайске, в переулке Веселинском, на протяжении всего стихотворения герои припевают, напевают, распевают «тру-ля-ля», и от этого становится весело и героям стихотворения, и читателям. Автор обрушивает на читателя целый каскад смешных и забавных имён. Кажется, этому перечню не будет конца, настолько изобретателен Борис Заходер . А способ создания этих имён очень прост. Суффикс и окончание слова прибавляется к слову по правилам дразнилки-прозвища и рифмуется с ним: дочурка Трулялюрка, почтальоны — Труляльоны, футболисты — Трулялисты, продавщицы – Трулялицы и т. д.

4. Следующая распространенная языковая игра — звукоподражание.

При создании имён персонажам сказок и стихов Заходер использует звукоподражание. Известно, что поросята хрюкают, отсюда имя поросёнка – Хрюк, которое, будучи вынесено в заголовок, служит для создания комического эффекта и привлекает внимание к произведению.

Хрюк на елке

Хотите — верьте, хотите — нет, а только жил, говорят, поросенок, по имени Хрюк, и был он необыкновенный: на задних ногах умел ходить. Бывало, выйдет он на прогулку, все малыши — ягнята, телята, козлята — так за ним и ходят:

Хрюшенька, миленький, покажи свое уменье

Чуфык – так зовут глухаря в сказке «Русачок». Причём имя это рождается на наших глазах из звуков, которые издаёт эта птица

— Тетенька-птица! — кричит Русак. — Как вас звать?

Чуфык-чуфык! — отвечает Глухарь (это он и был).

— Дяденька Чуфык, как мне птицей стать?

Чуфык-чуфык! — отвечает Глухарь.

— Хочу в птицу превратиться, — объясняет Русачок.

Остаётся непонятным: действительно ли глухарь услышал зайца и назвал своё имя или он просто распевал в своё удовольствие, а заяц принял звуки его песни за ответ и обратился к нему по имени Чуфык. Подобное обыгрывание имени делает сказку забавной и помогает раскрыть характер Русачка, наивного и доверчивого.

В этой же сказке мы находим ещё одно звукоподражательное имя – Чмок.

А еще он очень любил своего большого друга, Чмока (это был маленький щенок по имени Чмок). А еще он очень любил играть. И — бывают же такие совпадения! — Чмок тоже очень любил играть!

Если в первых двух случаях звукоподражательные имена служат для создания комического эффекта, то имя Чмок, кроме того, помогает раскрыть характер персонажа. Чмок – этот звук имитирует поцелуй, и мы догадываемся, что щенок, носящий подобное имя, очень милый, добрый и обаятельный.

5. Окказиональность является одним из самых распространённых приемов языковой игры . «Муха-чистюха» — название одного из стихотворений Б. Заходера.

Неправильное написание слова «чистюха» служит сигналом для игрового восприятия имени. В нём реализованы несколько словообразовательных моделей:         

1) Муха-чистюха рифмуется и ассоциируется с другой знаменитой мухой из стихотворения К. Чуковского «Муха-цокотуха», что настраивает на весёлую, забавную сказку,         2) Возникает аналогия со словами «чистота» и «чистюля», и это заставляет предположить, что героиня стихотворения отличается чистоплотностью. Из стихотворения следует, что всё обстоит с точностью до наоборот, таким образом, благодаря окказионализму в заголовке произведения создаётся эффект обманутого ожидания.        

3. Суффикс -их- по аналогии со словами «лысуха», «толстуха», «развалюха» и др. придаёт слову уменьшительно-пренебрежительное значение, отсюда становится понятным, что автор относится к своей героине с иронией и её стремление к чистоте не стоит воспринимать всерьёз.

6 .Графическое выделение части слова.

Самый распространённый способ словесной игры в творчестве Бориса Заходера – графическое выделение части слова, а именно заглавной буквы. В стихотворении «Есть много известных кошек» комический эффект создаётся благодаря сопоставлению самой обычной кошки с обычным, хотя и нетипичным для кошек именем Вьюшка с знаменитыми котами из известных литературных произведений. Все слова, характеризующие котов, пишутся с большой буквы, что придаёт этим характеристикам статус имени собственного.

Есть много известных Кошек,

(Не говоря о Котах!),

Прославленных в разное время

И в самых разных местах.

И вот наша Вьюшка отважно

Вступает в их избранный круг —

Простая рыжая кошка,

Почти без всяких заслуг…

Славными именами

Украшен кошачий род!

…Кот, Который Наплакал…

…Кот Ученый… Чеширский Кот…

…Кошка из Кошкина дома…

(Как забыть о ее судьбе!)

…Первая Кошка (Которая

Бродила Сама по Себе)…

В Древнем Египте Кошки

Числились даже в богах;

Есть ли на свете невежда,

Незнакомый с Котом в Сапогах?..

Читая стихотворение, мы вспоминаем кота из знаменитого пушкинского вступления в поэму «Руслан и Людмила», который «бродит по цепи кругом», кошку из народной потешки «Тили-тили-тили бом», кота, который гулял сам по себе в сказке Р. Киплинга, постоянно улыбающегося кота из книги Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес», кота в сапогах из сказки Шарля Перро, а также фразеологизм «Кот наплакал». Приобщить безвестную Вьюшку к плеяде выдающихся котов Б. Заходеру удаётся с помощью приписывания ей незначительного свойства, которое становится значительным благодаря всё тому же графическому выделению заглавных букв.

И к этим-то славным Кошкам

(И знаменитым Котам)

Присоединяется Вьюшка,

Которая Спит Не Там.

Часто пользуется этим приёмом Заходер при переводе сказки Милна «Винни Пух и все-все-все». Заходеровский Вини-Пух – это вольный пересказ оригинала. Собственно говоря, Заходер сам всегда подчёркивал, что его книга – не перевод, а пересказ, плод сотворчества и «пересоздания» Милна по-русски. Его текст, действительно, не всегда буквально следует за оригиналом.

Не имеет полной параллели у Милна и широкое употребление прописных букв (Неизвестно Кто, Родные и Знакомые Кролика), частое олицетворение неодушевлённых предметов, отсутствующих у Милна например, разнообразные названия песен Пуха – Шумелки, Кричалки, Вопилки, Сопелки, Пыхтелки, которые удачно вписываются в контекст произведения.

Подобный приём – олицетворение неодушевлённых предметов – используется в нижеприведённой «Кричалке» Винни-Пуха:

Увы! Свирепый Ураган

Взревел-— и повалил Каштан!

Друзья мои! В тот страшный час

Никто-никто бы нас не спас.

Никто бы нам бы не помог,

Когда б не Храбрый Пятачок!

— Смелей!— он громко произнес.—

Друзья, скорей найдите трос

(Допустим, толстенький шпагат,

А лучше-— тоненький канат).

И знайте: пусть грозит Беда,

Для Смелых выход есть всегда!

И вот герой вознесся ввысь,

Туда, туда, где брезжил свет,—

Сквозь щель Для Писем и Газет!

Хоть все от ужаса тряслись

И говорили «Ох» и «Ах«,—

Герою был неведом страх!



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap