денотивная теория перевода



Денотативная (ситуативная) теория перевода – по сути является самой распространенной формой переводов текстов. Все её принципы исходят из следующих факторов – содержание всех знаков языка, которые отражают какие либо предметы, реальную действительность, либо явления. Именно эти предметы, которые и отражают знаки языка, и называются денотатами.

Отрезки текста, которые создают некую ситуацию в переводимом тексте, проставленными в определенном морфологическом порядке денотатами, должны имеет прямое отношение друг к другу. Денотативная теория переводческой деятельности, определяет сам перевод как некий процесс описания, использую при этом язык перевода денотатов, которые описаны на исходном языке. Когда переводчик воспринимает текст перевода, он прежде всего отождествляет все составные единицы этого текста, с теми знаками языка перевода, которые в полной мере отображают смысл денотатов. После полного уяснения переводчиком всех нюансов и ситуаций, которые описаны в оригинале текста, переводчик должен описать все денотаты, и ситуации, но уже на языке перевода. В некоторых случаях допускается более краткое описание оригинала. Переводчику должно быть заранее известно, что те элементы, которые определены ПЯ и ИЯ, должны иметь одинаковые денотаты, и только в том случае он должен прямо заменить те единицы оригинального текста, которые в полной мере соответствуют единицам перевода, не обращаясь при выполнении перевода к внеязыковой действительности. Стоит отметить тот факт, что перевод стал возможен лишь по той причине, что между двумя языками было установлено ситуативное отождествление методом обращения к действительности. Но не смотря на кажущуюся легкость, у денотативной теории имеется не мало слабых мест. Она не может учитывать некоторые факторы, и зачастую пропускает достаточно существенные аспекты процесса перевода.

В этой теории невозможно открыть основной механизм перехода к тексту перевода от текста оригинала. Применять денотативную теорию следует лишь тогда, когда более-менее ясно определен необходимый вариант перевода текста. Но в большинстве своем, одна и та же ситуация может иметь различный сочетания различных знаков языка в ПЯ. В таких ситуациях обращение к действительности не может дать достаточно веских оснований, для свободного выбора варианта перевода текста.

Ситуативно-денотативная модель

Ситуативно-денотативная модель перевода исходит из того, что содержание всех языковых знаков отражает какие-то предметы, явления, отношения реальной действительности. Предметы реальной действительности, отражаемые в языковых знаках, называются денотатами. Ситуация в реальной действительности есть совокупность денотатов и отношений между ними. Следовательно, отрезки речи содержат информацию о какой-то ситуации в реальной действительности.

Следующая посылка, лежащая в основе ситуативно-денотативной модели: любая ситуация может быть в принципе описана средствами любого языка, чему способствует общность окружающей нас действительности независимо от языковой принадлежности людей. Одни и те же явления могут по-разному описываться разными языками, но в любом случае такое описание возможно, даже если в данном языке отсутствует соответствующее наименование.

Исходя из этого данная модель описывает процесс перевода следующим образом. На этапе восприятия текста оригинала (или его сегмента) переводчик, анализируя значения языковых знаков и их связи, уясняет, какие именно денотаты обозначаются этими знаками и какую ситуацию в действительности составляет совокупность данных денотатов.

После того, как в сознании переводчика сложилось представление об описываемой в оригинале ситуации (своего рода картинка, изображающая определенный фрагмент действительности), он описывает эту ситуацию средствами другого языка.

В изложении И.И.Ревзина и В.Ю.Розенцвейга, разработавших данную модель, этот процесс, названный ими интерпретацией, выглядит так. Имеется отправитель А, адресат В и переводчик П. А, пользуясь языком ИЯ, передает сообщение С1 о некоторой ситуации в действительности Д. Переводчик, пользуясь системой ИЯ, устанавливает соответствие между C1 и Д1 а затем, пользуясь системой ПЯ, строит новое сообщение С2 о той же самой ситуации; сообщение С2 принимается адресатом В, который, пользуясь системой ПЯ, устанавливает соответствие между С2 и действительностью.

Иначе говоря: переводчик воспринял некоторую речевую последовательность, от этой последовательности он переходит к ситуации, рассматривает эту ситуацию, затем, полностью абстрагируясь от сообщения, которое ему было передано, а только имея в виду данную ситуацию, переводчик сообщает об этой ситуации другому лицу.

Вариантом этого процесса является другой, более краткий процесс, названный И.И.Ревзиным и В.Ю.Розенцвейгом собственно переводом. А передает некоторое сообщение С, о ситуации в действительности Д, но П, получив сообщение С1 переходит от него не к ситуации в действительности, а к языку-посреднику, т.е. к системе соответствий меж-. ду ИЯ и ПЯ, а затем переходит от языка-посредника к системе ПЯ. С помощью ПЯ он формирует сообщение С2, которое и информирует адресата о ситуации в действительности. Как мы .видим, этот процесс осуществляется без непосредственного обращениями ситуации, имеющей место в действитель-ности. Переход от одной системы языка к друтой осуществляется непосредственно по заранее установленной схеме соответствий. Однако важно то, что когда эта схема соответствий устанавливалась, то учитывалась та действительность, те ситуации, которые отражают существующие категории в том и другом языке317. Просто все это было в прошлом. Ситуативно-денотативная модель в некоторых случаях хорошо объясняет наблюдаемые факты. Одним из таких случаев является отсутствие в ПЯ языковой единицы, обозначающий данный денотат. В подобной ситуации переводчик сначала уясняет, какое именно явление описывается при помощи знака ИЯ, а затем решает, какой прием перевода избрать, чтобы наиболее адекватно описать данную ситуацию в переводе. Он может создать новый знак (beatnik — битник), использовать уже имеющийся в ПЯ знак с расширением его смысловой функции (American-firster — ура-патриот) или использовать описательный перевод (Asia-firster — сторонник активной политики в Азии).

Данная модель адекватно описывает процесс перевода и тогда, когда описываемая ситуация играет определяющую роль при выборе варианта перевода, независимо от того, какими средствами эта ситуация передана в оригинале. Уяснив ситуацию, описанную в оригинале, переводчик может обнаружить, что в ПЯ существует лишь один способ описания данной ситуации (Fragile — «Осторожно, стекло», instant coffee — «растворимый кофе»), либо среди нескольких способов есть общепринятый, наиболее распространенный (Keep off the grass — «По газонам не ходить»). Возможно, единственной целью перевода является точное описание ситуации, которая в оригинале описана неточно или не полно. Тогда переводчик, хорошо разбирающийся в сути вопроса, вносит какие-то дополнения и исправления, добиваясь точного описания ситуации средствами ПЯ.

Обращение к реальной действительности бывает необходимо для определения уместности или неуместности использования в тексте перевода обычного соответствия. Интересный в этом отношении пример приводит В.Н.Комиссаров319. При переводе английского предложения «X was baited by the right» переводчик будет склоняться к использованию статистически преобладающего соответствия глагола to bait — «травить» и, соответственно, возможен перевод «X Подвергался травле со стороны правых» или «Правые травили X». Однако если на месте X стоит имя «Рузвельт», то данное соответствие окажется неуместным (вряд ли, пишет В.Н.Комиссаров, можно «травить» человека, пользовавшегося огромной популярностью в стране и четыре раза подряд избиравшегося ее президентом). Благодаря обращению к реальности мы придем к более «мягкому» переводу — «подвергался резким нападкам».

Достоинством ситуативно-денотативной модели перевода является то, что она дает возможность объяснить те особенности переводческого процесса, которые связаны с обращением переводчика к реальной действительности320. Однако ее объяснительная сила ограничена. По мнению В.Н.Комиссарова, она «не работает» в тех случаях, когда имеет место отказ от описания в переводе той же самой ситуации, что и в оригинале, поскольку это не обеспечит возможности межъязыковой коммуникации: получатель перевода, в силу принадлежности к иной культуре, не сможет сделать из этого описания необходимые выводы. Не объясняет ситуативно-денотативная модель и тех случаев, когда в переводе со-

храняется не только ситуация, описанная в оригинале, но и способ ее описания, а также основная часть значений языковых средств.

Вряд ли можно согласиться с последним замечанием. Представляется, что на практике переводчик во всех случаях обращается к реальной действительности, ибо непонимание того, что именно описывается в оригинале, какой именно фрагмент действительности, лишь в исключительных случаях не является препятствием к успешному переводу. Сохранение в переводе способа описания ситуации и даже части значений языковых средств не означает, что перевод осуществлялся по другой модели. Просто переводчик осознал (или почувствовал), что данный фрагмент действительности описывается в ИЯ и ПЯ одинаковым способом (My brother lives in Moscow — «Мой брат живет в Москве») и нет нужды искать какие-то иные способы описания. Интересно — и сомнительно — мнение И.И.Ревзина и В.Ю.Розенцвейга. которые считали, что собственно перевод, то есть замещение сообщения на одном языке сообщением на другом языке без непосредственного обращения к реальной действительности, характерен для всех видов переводческой деятельности, но наиболее четко прослеживается в деятельности синхронных переводчиков, в то время как интерпретация (обращение к действительности) чаще всего встречается при переводе художественной литературы, В этой связи еще раз следует повторить, что на самом деле любой процесс перевода включает этап восприятия, анализа, интерпретации оригинала, а целью интерпретации является как раз уяснение той действительности, что стоит за языковыми знаками. Недопонятый оригинал не может быть объектом перевода.



sitemap
sitemap