теория гос права тема 16 ответы



ТЕМА №16 СУЩНОСТЬ, ПРИНЦИПЫ И ФУНКЦИИ ПРАВА

ВОПРОС №1

Право возникает объективно на определенном этапе развития человеческого общества для упорядочения взаимоотношений людей и их объединений, участвующих в производстве, обмене и потреблении материальных благ, брачно-семейных и трудовых отношениях, в управлении обществом. Нормы права сложились в результате преобразования древних обычаев — так называемых мононорм, выражающих коллективную волю первобытной общины, в предписания, отражающие интересы и потребности социальных групп и слоев, стоящих у власти.

Право есть совокупность (система) норм, т.е. правил поведения людей в обществе. Это определенные эталоны, модели человеческого поведения, обеспеченные принудительным воздействием государства. Характерная черта права — тесная связь и взаимообусловленность всех действующих норм, их неразрывное единство. Одни нормы могут развивать, дополнять и конкретизировать другие, сужать или расширять их смысл и сферу действия, устанавливать исключения из общих правил и т.д.

Право представляет собой действенный регулятор общественных отношений, средство установления порядка в обществе. Такое регулирование осуществляется в нескольких формах. Во-первых, оно предоставляет, а также обеспечивает и охраняет определенные возможности поведения участников общественных отношений — субъективные права и свободы (право избирать и быть избранными, заключать договоры, вступать в брак, свобода слова и др.), во-вторых, устанавливает необходимость тех или иных действий позитивного характера — регулятивные обязанности (платить налоги, исполнять служебные обязанности, воинский долг и т.д.), в-третьих, запрещает определенные деяния, которые вредны или опасны для общества — негативные обязанности (хулиганство, служебный подлог, нарушение правил дорожного движения и т.д.). Наконец, право предусматривает меры принудительного воздействия в случае нарушения предписаний правовых норм — юридические санкции. В любом случае регулятивный характер права проявляется в установлении, обеспечении и охране существующих в неразрывном единстве прав и обязанностей отдельных лиц, их объединений, государственных органов, хозяйственных подразделений.

. Право — единая система норм, обязательных для каждого, находящегося на территории государства, в то время как другие нормы обязательны лишь для отдельных социальных групп людей ибо не являются властными, категорическими императивами для всех. Кроме того, юридические нормы формально определены, т.е. формулируются в официальных письменных документах (законы, указы, судебные прецеденты и др.), отличающихся наибольшей степенью четкости, определенности и конкретности по сравнению, например, с моралью, которая состоит, в первую очередь, из общих принципов поведения.

Наконец, характерная черта права проявляется в том, что его предписания обеспечиваются принудительной силой государства, применением юридических санкций в случае их нарушения. Для этого существует специальный аппарат надзора и контроля, разрешения споров и наказания правонарушителей, восстановления нарушенного порядка. Другие же социальные нормы охраняются от нарушений другими средствами. Так, мораль обеспечивается общественным мнением, реакцией коллектива, а также внутренними стимулами — честь, стыд, совесть.

Ни один грамотный юрист никогда не спутает понятия права в объективном и субъективном смысле. Профессионал без труда объяснит, что конкретно имеется в виду под словом «право» в той или иной ситуации, в том или ином контексте. Да и рядовые граждане, не вдаваясь в теорию и не прибегая к «мудреным» терминам, интуитивно различают указанные понятия в своей практической жизни.

В одних случаях субъект говорит: «Право мне позволяет, разрешает, гарантирует; оно меня охраняет, защищает, определяет границы свободы, рамки правомерного и неправомерного» (право в объективном смысле); в других он утверждает: «я имею право», «мне принадлежит право», «я вправе совершать те или иные действия, требовать соответствующего поведения от других, предъявлять судебные иски и т.д.», очерчивая тем самым круг своих юридических прерогатив (право в субъективном смысле).

Трудность, однако, состоит в том, что два разных явления обозначаются одним словом — «право». Этот дуализм и сбивает с толку, затрудняет восприятие реальности. Перед нами слово-омоним (омонимы — термины, имеющие одинаковое звучание, но разное значение). Разумеется, лучше было бы обозначать два разных понятия (право как норму закона и право как возможность определенного лица действовать или пользоваться каким-то благом) различными терминами.

В некоторых иностранных языках это так и происходит. Например, в грузинском — «самартали» и «уфплеба», в английском — «law» и «right». В других же языках, как и в русском, указанные правовые явления выражаются одним термином (во французском — «droit», в итальянском — «diritto», в немецком — «Recht»), что обязывает в каждом конкретном случае уточнять, в каком смысле употреблен термин «право». В русском языке также нет слова, которое бы обозначало явление, именуемое «субъективным правом». Уяснению понятий помогают эпитеты «объективное» и «субъективное».

Суть двух значений права проста: совокупность юридических норм, выраженных (внешне объективированных) в соответствующих актах государства (Конституциях, законах, кодексах, указах, постановлениях и т.д.), — это право в объективном смысле, или просто объективное право; система прав, свобод и обязанностей граждан, закрепленных в действующем законодательстве или вытекающих из многочисленных правоотношений, а также присущих индивиду от рождения, составляет право в субъективном смысле, или субъективное право. При этом в объективное право входят также судебный прецедент, правовой обычай и нормативные договоры, а право в субъективном смысле — законные интересы.

Различие между правом в объективном и субъективном смысле сложилось в науке давно, оно проводилось еще в римской юриспруденции, а затем в последующих правовых системах как в Европе, так и в США. Наибольшее развитие и обоснование эта концепция получила, в частности, в немецкой юриспруденции прошлого века, а также в трудах русских дореволюционных правоведов. Собственно, идея двух видов права в принципе заложена в естественно-правовой доктрине.

Однако существование понятий права в объективном и субъективном смысле всегда порождало у юристов споры, являясь зачастую причиной различного понимания и решения многих других правовых проблем. Так, Г.Ф. Шершеневич писал, что «уже на пороге исследования понятия о субъективном праве мы сталкиваемся с решительным его отрицанием», хотя сам он считал это отрицание «не более, как протестом против слова, а не означаемой им сущности».

Попытки отвергнуть категорию субъективного права предпринимались одно время в советской научной и учебной литературе. Эта категория была объявлена «устаревшей и ненужной в науке, методологически неверной», «не соответствующей социалистическим отношениям», а в сохранении ее усматривалось «влияние буржуазной юриспруденции». В некоторых учебниках по теории государства и права 50-х годов термин «субъективное право» даже не фигурировал, он обычно заменялся на «правомочие».

Однако в дальнейшем эти нигилистические тенденции поддержки не получили. В противовес им С.Ф. Кечекьян справедливо подчеркивал: «Субъективное право, т.е. право отдельных лиц, составляет совершенно необходимое понятие правовой системы и правовой науки». Такого же мнения придерживался А.А. Пионтковский: «Субъективное право не есть устарелое или ненужное для советского права понятие; наоборот, оно приобретает сейчас свое действительное и полновесное значение».

«Отмена» понятия субъективного права обосновывалась чаще всего нечеткостью, двусмысленностью самого термина «субъективное право», вызывающего различные толкования даже среди юристов. В обыденное же сознание он тем более вносит сумятицу, ибо любой неискушенный гражданин может вполне резонно заметить: «Про всякие права слышал, многими сам обладаю, но о каких-то «субъективных» представления не имею». Поэтому вносились предложения заменить «злополучный» термин другим или отказаться от него вовсе. Однако этот довод явно несостоятелен, поскольку тогда каждой науке пришлось бы отказываться от своего стиля, своего «птичьего» языка, изгонять непонятные или просто «неугодные» термины. Ясно, что подобный остракизм — нонсенс.

В связи с рассмотрением всех этих этимологических аспектов необходимо оговориться, что понятия объективного и субъективного права не следует путать с проблемой объективного и субъективного в праве. Это разные, хотя и взаимосвязанные вопросы. В последнем случае имеется в виду соотношение объективных и субъективных факторов, причин, условий, оказывающих свое влияние на процессы формирования и действия права как социального явления.

Категории же «объективное право» и «субъективное право» представляют собой условные фразеологические понятия (выражения, словосочетания), принятые в мировой юридической науке и практике. Их связь с философскими понятиями объективного и субъективного весьма опосредованная и относительная.

Это не философский аспект, а главным образом логико-понятийный, гносеологический, касающийся происхождения указанных понятий, процесса их образования, содержания, природы, онтологического статуса, методологии исследования. Иначе говоря, иной угол зрения, иной ракурс проблемы, хотя определенные элементы философии, в частности теории познания, в ней все же присутствуют, как и во многих других юридических институтах и понятиях.

Однако, несмотря на эту семантическую трудность, юристы с давних времен употребляли слово «право» в двух главных значениях — объективном и субъективном. Правовая действительность рассматривалась как бы в двух разрезах: в одной плоскости этого разреза видели устанавливаемые государством общеобязательные нормы, а в другой — все, связанное с их реализацией, те конкретные возможности, полномочия, действия, которые люди могли предпринимать и фактически предпринимали на основе и в пределах этих норм.

Право как норма, закон, государственное установление и право как возможность или управомоченность субъектов вести себя известным образом в рамках этих установлений — вот суть разграничения права на объективное и субъективное.

Право в объективном смысле — это законодательство данного периода в данной стране; право же в субъективном смысле — это те конкретные возможности, права, требования, притязания, законные интересы, а также обязанности, которые возникают на основе и в пределах этого законодательства на стороне участников юридических отношений.

Появилась лингвистическая потребность разграничить два разных явления посредством образования двух самостоятельных понятий. Это можно было сделать двумя путями: либо ввести новые термины, либо найти к уже имевшемуся оценочные прилагательные, способные отразить указанное различие. Произошло последнее.

Слово «право» стало употребляться с определениями «объективное» и «субъективное». Возникли выражения: «объективное право» и «субъективное право», которые и призваны были обозначить и закрепить отделившиеся друг от друга реальности. К этой лексической конструкции толкала не только теория, логика познания права (метод расчленения, изучения по частям), но и практика применения правовых норм, накопленный опыт.

Здесь следует заметить, что если понятие «право» употреблялось без всяких оговорок, то под ним всегда подразумевалось право в объективном смысле, т.е. юридические нормы. Необходимость в уточнении как раз и возникает тогда, когда требуется обратить внимание и указать не на норму закона, а именно на право отдельного субъекта — субъективное право. Без такого уточнения, т.е. без определения «субъективное», право обычно мыслится как объективное (совокупность норм), если даже слово «объективное» при этом и отсутствует. В данном контексте важен момент противополагаемости.

Разумеется, явление, обозначаемое как «субъективное право», можно было бы выразить и с помощью другой грамматической формы, например право субъекта, право лица, право гражданина и т.д. (дополнение), или использовать прилагательные — личное право, индивидуальное право. Для широкой аудитории, массового читателя это было бы понятнее. В свое время предлагались и другие языковые символы. Р. Иеринг называл субъективное право конкретным, противополагая его абстрактной юридической норме.

В русской дореволюционной литературе было много образных, афористичных определений субъективного права — «защищенный законом интерес», «размер личной мощи», «индивидуальная вольность», «объем дозволенной самодеятельности лица», «сферы влияния и власти человека в обществе», «открытая для гражданина возможность совершать известного рода поступки», «хотеть и действовать», «предъявлять требования к государству и согражданам»; «меры свободы субъекта, осуществляемой в определенных границах» и т.д. Все эти дефиниции отражали различные грани и стороны одного сложного феномена. На этой почве шли споры и поиски наиболее общей (универсальной) формулы, которая бы устраивала всех. Считалось, что такая формула еще не найдена.

Правовая наука воспользовалась терминами «объективное» и «субъективное» не случайно и не для того только, чтобы разграничить два тесно соприкасающихся, но не совпадающих явления, а для того, чтобы полнее отразить их общественно-юридическую природу, функциональную роль и социальное назначение.

И если уж говорить о более или менее удачной и точной терминологии, то в научном отношении, теоретически, когда право в смысле правомочия конкретного лица сопоставляется с правом в объективном смысле (норма), предпочтительнее как раз термин «субъективное право», так как он более верно и адекватно выражает суть и специфические особенности обозначаемого явления.

Во-первых, он оказывается на месте с чисто формальной точки зрения, а именно в силу того, что в правовой науке все носители (обладатели) предусмотренных законом прав и обязанностей называются «субъектами права». Отсюда принадлежащее им то или иное право — субъективное. Уже в этом заключена известная целесообразность применения данного термина. Во-вторых, и это главное, словами «личное», «индивидуальное» право мы выражали бы по существу лишь момент принадлежности права субъекту, но не отражали бы гораздо более значимого, а именно философского нюанса понятия. А он здесь, как уже говорилось, несомненно, присутствует.

Дело в том, что субъективное право не только указывает на принадлежность права субъекту, но и отражает тот факт, что принадлежащее субъекту право (как мера его возможного поведения) зависит в известных пределах от его личного желания и усмотрения, особенно в смысле использования. Норма же права объективна, она не зависит от воли и желания отдельного лица, ею нельзя распоряжаться как чем-то личным, индивидуальным. Будучи общим, безличным, отвлеченным правилом, норма не принадлежит и не может кому-либо принадлежать.

Субъективное в нашем случае — это не только принадлежащее субъекту, но и зависящее от него, а объективное — это не только не принадлежащее субъекту, но и не зависящее от него. Субъективное право субъективно в том смысле, что оно связано с субъектом и обусловлено его волей и сознанием. Объективное право объективно в том смысле, что оно не приурочено к конкретному субъекту и не связано с его волеизъявлением и личным усмотрением.

Именно эти свойства данных явлений (зависимость — независимость, принадлежность — непринадлежность, связанность — несвязанность с субъектом) отражают слова «объективное» и «субъективное». Эти определения показывают разную степень самостоятельности обозначаемых объектов по отношению к субъекту. Когда человек говорит: «Я имею право», то это не означает, что он «имеет» норму права; это означает, что он может (вправе) действовать известным образом в рамках этой нормы, иными словами, в рамках стоящего над ним и не зависящего от него закона.

Признание и законодательное закрепление естественных прав человека придает делению права на объективное и субъективное новое звучание и значение. Тем более что речь, собственно, идет об одной и той же проблеме, только в разных ее аспектах, органично дополняющих друг друга. Недопустимо и вредно как отождествление, так и противопоставление естественного и позитивного права.

Поэтому вопрос о том, сохраняет ли сегодня свое значение традиционное учение о делении права на объективное и субъективное (иначе говоря — на право в объективном и субъективном смысле) или оно исчерпало себя в свете современных реалий, может иметь только положительный ответ. Конечно, сохраняет. Важно лишь освободить его от прежней догматики, идеологических наслоений.

В частности, неприемлемо в нем положение, согласно которому субъективное право всегда и во всех случаях вытекает из объективного права и полностью им определяется. Это не так, особенно когда речь идет о естественных правах человека, источник которых — не закон. Но при этом следует иметь в виду, что, хотя естественные права и не зависят от государства, они не направлены против него, а существуют и реализуются при поддержке и содействии государства. С другой стороны, эти права служат своеобразным ограничителем для самой власти.

Итак, под правом в объективном смысле понимается система юридических норм, выраженных (объективированных) в соответствующих нормативных актах государства (Конституциях, законах, указах, кодексах), не зависящих от каждого отдельного индивида; а под правом в субъективном смысле понимается система наличных прав и свобод субъектов, их конкретные правомочия, вытекающие из указанных выше актов или принадлежащие им от рождения и зависящие в известных пределах от их воли и сознания, особенно в процессе использования.

Следует заметить, что, как писал И.А. Ильин, под правом в субъективном смысле «может подразумеваться в качестве коррелята также и любая юридическая обязанность, хотя терминологически идея обязанности не покрывается представлением о праве в субъективном смысле». В данном контексте автор подчеркивал, что полномочием здесь будет называться всякое разрешение, содержащееся в норме, а обязанностью — долженствование, которое может быть выражено словесно в самом тексте нормы или выводиться из нее логическим путем.

Из этого важного замечания следует, что право в субъективном смысле охватывает собой не только систему прав (дозволений, полномочий, притязаний), вытекающих из норм объективного права, но также и систему юридических обязанностей, т.е. совокупность конкретных долженствований, необходимостей, императивов, предусмотренных законами государства. Все это составляет единое целое.

Понятия права в объективном и субъективном смысле совершенно необходимы в юридической науке и практике, они призваны выполнять важные операционные, аналитические, познавательные, прикладные и социально-регулятивные функции. Перед нами — базовые, основополагающие категории правоведения.

ВОПРОС №2

Принципы права — это основные идеи, руководящие положения, которые определяют содержание и направления правового регулирования. Они составляют в основу создания и реализации действующего права, ориентированы на дальнейшую демократизацию всех сфер общественной жизни, формирование правового государства.

Принципы выступают в качестве своеобразной несущей конструкции, на основе которой создаются и реализуются не только нормы, институты или отрасли, но и вся система права. Они служат своеобразными ориентирами для правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности.

В зависимости от сферы распространения выделяют общеправовые, межотраслевые и отраслевые принципы (см. схему 15).

Общеправовые принципы — это, во-первых, фундаментальные социальные, этико-правовые начала правового регулирования. К ним относятся: демократизм, установление, обеспечение и охрана прав личности, гуманизм, справедливость, законность, равноправие, обеспечение верховенства, ведущей роли закона среди всех источников права и др. Во-вторых, это сформулированные еще римскими юристами принципы, отражающие специфические черты права как социального регулятора отношений (например, недопустимость ссылок на незнание закона, придания ему обратной силы при установлении либо ужесточении наказания, злоупотребления правом, возможности быть судьей в собственном деле, презумпция невиновности, правила о том, что все сомнения трактуются в пользу обвиняемого, что не может быть преступления и наказания без закона и др.).

Рассмотрим поподробнее некоторые из общеправовых принципов:

1) социальная свобода. Основным началом правового регулирования в цивилизованном государстве является предоставление его участникам максимальной свободы в выборе форм трудовой деятельности, профессии, места жительства, возможности пользоваться различными социальными услугами государства и частных лиц, свободно распоряжаться своими трудовыми доходами, участвовать в распределении общих социальных благ, иметь право на свою долю совокупно произведенного продукта, быть защищенным от безработицы и других социальных конфликтов. Данный принцип обеспечивает социальную защищенность личности, предоставляет реальные гарантии для свободной и обеспеченной жизни. Все государственные органы обязаны обеспечивать и охранять права и свободы человека как высшие социальные ценности (Декларация прав и свобод человека № 2393-I от 5 сентября 1991 г.);

2) справедливость, которая означает соответствие между ролью лица в обществе и его социально-правовым положением; это соразмерность между деянием и воздаянием, между заслуженным поведением и поощрением, между преступлением и наказанием и т.п. Данный принцип в наибольшей мере выражает общесоциальную сущность права и поиск компромисса между участниками правоотношений, между гражданином и государством, закрепленность в праве норм и принципов общечеловеческой морали;

3) юридическое равенство граждан перед законом и судом, провозглашающее равный правовой статус всех субъектов и нашедший свое воплощение в ст. 19 Конституции РФ, которая устанавливает: «1. Все равны перед законом и судом. 2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. 3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации»;

4) гуманизм, означающий, что Конституция РФ и законы должны закреплять, обеспечивать и охранять права и свободы человека и гражданина, запрещать различные деяния, посягающие на человеческое достоинство. Этому принципу и следует ст. 21 Конституции РФ: «1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. 2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другомужестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным и иным опытам»;

5) демократизм, предполагающий, что в правовых нормах должны быть закреплены механизмы и институты представительного и непосредственного народовластия, с помощью которых граждане могутучаствовать в управлении государственными и общественными делами, защищать свои права и свободы;

6) единство прав и обязанностей, которое выражается в органической связи и взаимообусловленности прав и обязанностей участников правоотношений — субъектов права, и означает, что нет и не может быть прав без обязанностей или обязанностей без прав; то или иное право может быть реальным только тогда, когда установлена соответствующая ему юридическая обязанность. Так, право гражданина на получение нужной ему информации реализуется через обязанность соответствующих структур предоставлять такую информацию. Вместе с тем законом оговорено, что, осуществляя свои права, личность не должна ущемлять прав и свобод иных субъектов;

7) федерализм, присущий только тем правовым системам, которые существуют в федеративных государствах. Он означает, что в данном обществе действуют две системы законодательства — общефедеральная и региональная. Существует четкое распределение полномочий и предметов ведения между федерацией и ее субъектами;

8) ответственность за вину. В соответствии с этим принципом юридическая ответственность может быть возложена на лицо лишь в том случае, если оно виновно в нарушении требований правовой нормы. Вина является ведущим началом, определяющим основания юридической ответственности. При отсутствии вины в деянии лица к последнему не могут быть применены меры юридической ответственности;

9) законность — система требований общества и государства, состоящая в точной реализации норм права всеми и повсеместно. Этот принцип нашел свое отражение в ч. 1 и 2 ст. 15 Конституции РФ: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. 2. Органы государственной власти, органы местного само управления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы»;

10) сочетание убеждения и принуждения — универсальные методы социального управления, которые свойственны различным регуляторам, особенно праву. К основным формам убеждения относятся: правовоспитательная работа, обсуждение законопроектов, обоснование в преамбулах нормативных актов целей и задач их принятия и др.

Особенности принуждения проявляются: а) в более жестком воздействии права на субъектов; б) в второстепенности данного метода; в) в особой процессуальной форме применения, установленной в законе; г) как средство исправления и перевоспитания, т.е. этот метод включает в себя черты убеждения правонарушителей и других членов общества в необходимости выполнения правовых предписаний. Главная задача законодателя — установить оптимальное сочетание мер принуждения и убеждения в праве.

Если принципы характеризуют наиболее существенные черты нескольких отраслей права, то их относят к межотраслевым. Среди них выделяют: принцип неотвратимости ответственности, принцип состязательности и гласности судопроизводства и т.д. В то же время на родственные (смежные) отрасли права в полной мере распространяются и общие правовые принципы. Они проявляются отдельно в каждой отрасли и интегрируются в межотраслевые принципы.

Принципы, действующие в рамках только одной отрасли права, называются отраслевыми. К ним относятся: в гражданском праве — принцип равенства сторон в имущественных отношениях; в уголовном праве — презумпция невиновности; в трудовом праве — принцип свободы труда, принцип материальной заинтересованности работников в результатах своего труда; в земельном праве — принцип целевого характера использования земли и т.п.

Принципы права участвуют в регулировании общественных отношений, так как они не только определяют общие направления правового воздействия, но и могут быть положены в обоснование решения по конкретному юридическому делу (например, при аналогии права).

под понятием «функции права» следует понимать основные направления воздействия права на общественные отношения, которые предопределяются социальным назначением права в жизни общества.

Соответственно этому можно отметить следующие особенности функции права. Они:

1)производны от сущности правовых явлений и определяются назначением права в обществе. Функции — это «свечение» сущности права в общественных отношениях;

2)выражают такие направления воздействия права на общественные отношения, потребность в осуществлении которых порождает необходимость существования права как социального явления;

3)отражают наиболее существенные, главные черты права и направлены на осуществление коренных задач, стоящих перед правом на данном этапе развития общества;

4)представляют направления активного действия права, упорядочивающего определенный вид общественных отношений. Поэтому одним из важнейших признаков функции права является ее динамизм, движение, действие;

5)обладают постоянством. Это необходимый их признак, характеризующий непрерывность, длительность их действия.

Классифицировать функции права можно и по другим основаниям (см. схему 16).

В известной степени можно выделить две группы критериев, которые лежат в основе дифференциации функций права: 1) внешние и 2) внутренние.

Внешние функции права находятся как бы за пределами самого права и характеризуют право как социальный регулятор. К внешним функциям права относят общесоциальные. Среди них выделяют:

— политическую (право в своих нормах закрепляет политический строй общества, механизм функционирования государств, регламентирует политические отношения, регулирует деятельность субъектов политической системы и пр.);

— экономическую (право, устанавливая «правила игры» в экономической сфере, упорядочивает производственные отношения, закрепляет формы собственности, определяет механизм распределения общественного богатства и т.п.);

— воспитательную (право, отражая определенную идеологию, оказывает специфическое педагогическое воздействие на лиц, формирует у субъектов мотивы правомерного поведения);

— культурно-историческую (право аккумулирует духовные ценности и достижения мировой культуры);

— функция социального контроля (стимулирует определенное поведение и в то же время ограничивает нежелательные с точки зрения общества поведение и действия, т.е. удерживает от совершения неправомерных действий);

— информационно-регулирующая (информирует о возможностях того или иного социально значимого поведения и способствует социально полезному поведению);

— коммуникативная (право, являясь информационной системой, выступает способом связи между субъектом и объектом управления).

Внутренние функции права — это способы юридического воздействия на поведение людей и общественные отношения, которые лежат в рамках самого права. Они определяют специально- юридические функции права.

Среди них выделяют две функции права: регулятивная и охранительная.

Одна из основных функций — регулятивная, которая обеспечивает упорядочение общественных отношений, направлена на установление правил поведения людей позитивного свойства, не связанных с правонарушениями. В свою очередь она подразделяется на динамическую регулятивную функцию, обеспечивающую активное поведение людей, использование субъективных прав (избирательное право, право обращения в суд и т.д.) либо исполнение позитивных обязанностей (уплата налогов, исполнение воинского долга и др.), и статическую функцию, закрепляющую общественные связи и порядки (установление равноправия граждан перед законом и судом, закрепление права собственности и т.д.).

Охранительная функция направлена на борьбу и вытеснение вредных и опасных для общества вариантов поведения, охрану и защиту от нарушений прав личности и других субъектов права, обеспечение охраны законности в стране (профилактика и расследование правонарушений, разбирательство дел о правонарушениях, применение мер уголовной, административной и других видов юридической ответственности).

В юридической литературе выделяют также второстепенные юридические функции (неосновные): компенсационную, ограничительную и восстановительную.

Компенсационная функция состоит в компенсации ущерба или вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов, должностных лиц, других лиц. Данная функция присуща гражданскому, трудовому, отчасти уголовному праву. Например, оплата вынужденного прогула при восстановлении на работе незаконно уволенного, возмещение морального вреда.

Ограничительная функция направлена на ограничение некоторых действий лиц, ущемляющих права других. Права и свободы человека могут быть ограничены законом в интересах защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Не допускается пропаганда социальной, расовой, национальной и религиозной вражды (ст. 29, 55 Конституции РФ).

Восстановительная функция направлена на восстановление нарушенного права, прежнего правового положения, возврат незаконно отобранного имущества, восстановление на работе и т.д. Восстановительная функция тесно связана с компенсационной, поскольку восстановление нарушенного права влечет и компенсацию потерь лица.

ВОПРОС №3

. Сущность права — это главная, внутренняя, относительно устойчивая качественная основа права, которая отражает ее истинную природу и назначение в обществе.

сущность права — это обусловленная материальными и социально-культурными условиями жизнедеятельности общества, характером классов, социальных групп населения, отдельных индивидов общая воля как результат согласования, сочетания частных или специфических интересов, выраженная в законе либо иным способом признаваемая государством и выступающая вследствие этого общим (общесоциальным) масштабом, мерой (регулятором) поведения и деятельности людей.

Вопрос о том, что есть право, в чем его сущность, традиционно рассматривается в теоретической юриспруденции в качестве основного. Но, как было отмечено, с течением времени понятие права менялось. Так, для Аристотеля право — это политическая справедливость, для средневековых ученых — божественное установление, для Ж.Ж. Руссо — общая воля, Р. Иеринга — защищенный интерес, Л. Петражицкого — императивно-атрибутивные эмоции, для представителей юридического позитивизма право есть веление, приказ государства и т.д.

Многозначность определений права, неутихающие споры о его существе привели некоторых исследователей к пессимистическому выводу, что сущность права познать нельзя. Очевидно поэтому, поправляя И. Канта, который сетовал, что юристы столетиями ищут определение права, русский теоретик права Н.Н. Алексеев заметил: «Юристы никогда не найдут определение права, как естествоиспытатели не ответят на вопрос, что такое природа вообще».

Становление права есть процесс и результат целенаправленной деятельности человека, включающий в себя познание права, его восприятие (оценку) и отношение к нему как к целостному социальному явлению. Это «вечно» протекающее действие, поскольку общество на каждом этапе своего развития открывает в праве все новые и новые качества, свойства, стороны, грани. Множественность теорий правопонимания обусловлена различными национальными и региональными традициями, философскими и идеологическими воззрениями, историческими и социально-психологическими особенностями. Учитывая такой плюрализм мнений и сложную природу самого права, И. Кант верно заметил, что «юристы до сих пор ищут свое определение права». В силу того что право находится как бы на «перекрестке» удовлетворения интересов различных социальных групп, слоев, классов, элит, оно может быть использовано в разных целях.

Существуют следующие основные концепции права: естественно-правовая, историческая, нормативистская, материалистическая, психологическая, социологическая (см. схему 20).

ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ ПРАВА(КОНЦЕПЦИИ) ├────┐

│ Естественно-правовая — право есть совокупность естественных ├────┤

│ прав человека (Гоббс, Локк, Радищев и др.) │ │

│ Историческая — право есть совокупность правовых обычаев ├────┤

│ (Гуго, Пухта, Савиньи и др.) │ │

│Нормативистская — право есть пирамида не зависящих от сущего норм├────┤

│ (Штаммлер, Новгородцев, Кельзен и др.) │ │

│ Материалистическая — право есть возведенная в закон ├────┤

│ воля господствующего класса (Маркс, Энгельс, Ленин и др.) │ │

│ Психологическая — право есть правовые эмоции личности ├────┤

│ (Патражицкий, Росс, Рейснер и др.) │ │

│ Социологическая — право есть реализация законов, юридические ├────┘

│ действия (Эрлих, Муромцев, Паунд и др.) │

Естественно-правовая теория наиболее логически завершенную форму получила в период буржуазных революций XVII — XVIII вв. Представителями ее являются Т. Гоббс, Дж. Локк, А.Н. Радищев и другие.

Главными идеями этого учения выступают следующие:

1) в рамках данной доктрины разделяется право и закон. Наряду с позитивным правом, т.е. законами, принимаемыми государством, существует высшее, «естественное» право, свойственное человеку от рождения. Это данные от природы неотъемлемые права человека (право на жизнь, свободу, семью, собственность), которые выступают критериями права позитивного;

2) право по существу отождествляется с моралью. По мнению представителей данной теории, такие абстрактные нравственные ценности, как справедливость, свобода, равенство составляют ядро права, определяют собой правотворческий и правоприменительный процессы;

3) источник прав человека содержится не в законодательстве, а в самой «человеческой природе», права даются либо от рождения, либо от Бога.

Достоинства:

это прогрессивная доктрина, под флагом которой совершались первые буржуазные революции, приводившие на смену отжившим феодальным отношениям новый, более свободный строй;



сторонниками естественно-правовой теории верно замечено, что законы могут быть и неправовыми, но они должны приводиться в соответствие с правом, т.е. с такими нравственными ценностями, как справедливость, свобода, равенство и т.п.;

провозглашает источником прав человека либо природу, либо Бога и тем самым выбивает теоретическую почву у произвола чиновников и государственных структур.

Недостатки:

данное понимание права (как абстрактных нравственных ценностей) умаляет его формально-юридические свойства, в результате чего теряется четкий критерий законного и противозаконного, ведь определить это с позиций справедливости, представление о которой может быть разным у различных людей, весьма затруднительно;

такое понимание связано не столько с правом, сколько с правосознанием, которое действительно может быть разным у различных людей.



Историческая школа права сформировалась в конце XVIII — начале XIX в. Ее представителями были: Г. Гуго, К.Ф. Савиньи, Г. Пухта и другие.

Основные идеи названной доктрины:

1) право — историческое явление, которое, как и язык, не устанавливается договором, не вводится по чьему-либо указанию, а возникает и развивается постепенно, стихийно;

2) право — это прежде всего правовые обычаи (т.е. исторически сложившиеся правила поведения, влекущие за собой юридические последствия). Законы же производны от обычного права, которое произрастает из недр «национального духа», глубин «народного сознания»;

3) представители этой теории, возникшей во времена феодализма, отрицали права человека, ибо в обычаях той сословной эпохи не могли найти отражения никакие «естественные» права человека.

Позитивные моменты:

впервые было обращено внимание на культурно-исторические и национальные особенности права, на необходимость их учета в правотворческом процессе;

справедливо подчеркивается естественность (эволюционность) развития права, т.е. тот факт, что законодатель не может творить нормы права по своему усмотрению;

верно подмечено значение правовых обычаев как проверенных временем и стабильных правил поведения.

Негативные моменты:

данная теория во время своего возникновения объективно выступила как негативная реакция на естественно-правовую доктрину, идеи Французской революции; как идеология феодализма — уже отживающего строя;

ее представители переоценивали роль правовых обычаев в ущерб законодательству, между тем в новых экономических условиях обычаи уже не справлялись с властным полноценным упорядочением рыночных отношений.

Нормативистская теория права в наиболее полной степени была сформулирована в XX в. Представителями ее были: Р. Штаммлер, П.И. Новгородцев, Г. Кельзен и другие.

Основные идеи данного учения заключаются в следующем:

1) исходным (в частности, для концепции Кельзена) является представление о праве как о системе (пирамиде) норм, где на самом верху находится «основная (суверенная) норма», принятая законодателем, и где каждая низшая норма черпает свою законность в норме большей юридической силы;

2) по Кельзену, право — это сфера должного, а не сущего. Оно, таким образом, не имеет обоснования вне сферы норм долженствования и его сила зависит от логичности и стройности системы юридических правил поведения. Поэтому Кельзен считал, что юридическая наука должна изучать право в «чистом виде», вне связи с политическими, социально-экономическими и другими оценками;

3) в основании пирамиды норм находятся индивидуальные акты — решения судов, договоры, предписания администрации, которые также включаются в понятие права и которые тоже должны соответствовать основной (прежде всего конституционной) норме.

Достоинства:

верно подчеркивается такое определяющее свойство права, как нормативность, обращается внимание на необходимость иерархии правовых норм по степени их юридической силы;

нормативность в данном подходе органически связана с формальной определенностью права, что существенно облегчает возможность руководствоваться юридическими требованиями (в силу более четких критериев) и позволяет субъектам знакомиться с содержанием последних по тексту нормативных актов;

признаются широкие возможности государства влиять на общественное развитие, ибо именно государство устанавливает и обеспечивает основную норму.

Недостатки:

представителей данной теории критикуют за увлеченность формальной стороной права, что повлекло за собой игнорирование его содержательной стороны (прав личности, нравственных начал юридических норм, соответствия их объективным потребностям общественного развития и т.п.), за то, что они недооценивали связь права с социально-экономическими, политическими и духовными факторами;

признавая тот факт, что основную норму принимает законодатель, Кельзен преувеличивает роль государства в установлении эффективных юридических норм. В силу разных причин оно может удовлетворяться и устаревшими нормами, и однозначно произвольными.

Материалистическая теория права возникла в XIX — XX вв. Ее представителями выступили: К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин, Г.В. Плеханов и другие.

Основными идеями названной доктрины можно считать следующие:

1) право понимается как возведенная в закон воля господствующего класса, т.е. как классовое явление;

2) содержание выраженной в праве классовой воли в конечном счете определяется характером производственных отношений, носителями которых выступают классы собственников, держащие в своих руках государственную власть;

3) право представляет собой такое социальное явление, в котором классовая воля получает государственно-нормативное выражение. Право — это нормы, устанавливаемые и охраняемые государством.

Положительные моменты:

в связи с тем, что представители данной теории понимали право как закон (т.е. как формально определенный нормативный акт), они выделяли четкие критерии правомерного и противоправного;

показали обусловленность права социально-экономическими факторами, наиболее существенно влияющими на него;

обратили внимание на тесную связь права с государством, которое устанавливает и обеспечивает реализацию правовых норм.

Недостатки:

преувеличивали роль классовых начал в праве в ущерб общечеловеческим принципам, ограничивали существование права историческими рамками классового общества;

излишне жестко связывали право с материальными факторами, с экономическим детерминизмом и тем самым умаляли другие причины и условия, влияющие на право.

Психологическая теория права наиболее логически завершенную форму получила в XX в. Представители: Л.И. Петражицкий, А. Росс, И. Рейснер и другие.

Основными идеями этой доктрины являются:

1) психика людей — фактор, определяющий развитие общества, в том числе его мораль, право, государство;

2) понятие и сущность права выводятся не из деятельности законодателя, а прежде всего из психологических закономерностей — правовых эмоций людей, которые носят императивно-атрибутивный характер, т.е. представляют собой переживания чувства, связанного с правомочием на что-то (атрибутивная норма), и чувства обязанности сделать что-то (императивная норма);

3) все правовые переживания делятся на два вида права — позитивные (исходящие от государства) и интуитивные (личные, автономные). Последние могут не быть связаны с первыми. Интуитивное право, в отличие от позитивного, выступает подлинным регулятором поведения людей и поэтому должно рассматриваться как «действительное» право. Так, разновидностью переживаний интуитивного права считаются переживания по поводу карточного долга, переживания детьми своих обязанностей в игре и т.п., которые соответственно формируют «игорное право», «детское право» и т.д.

Достоинства:

обращено внимание на психологические моменты и их роль в процессе функционирования права наряду с экономическими, политическими и пр. Отсюда — нельзя издавать законы без учета социальной психологии, нельзя применять их, не учитывая психологическую природу индивида;

акцентирует внимание на роли правосознания в правовом регулировании и в правовой системе общества.

Недостатки:

представители данной теории преувеличивали роль в правовой сфере психологических факторов в ущерб другим (социально-экономическим, политическим, культурным и т.п.), от которых в первую очередь зависит природа права;

в связи с тем, что «подлинное» (интуитивное) право практически оторвано от государства и не имеет формально определенного характера, в данном подходе отсутствуют четкие критерии правомерного и неправомерного, законного и незаконного.

Социологическая теория права была сформирована в наиболее законченном виде в XX в. Е. Эрлих, Жени, С.А. Муромцев, Р. Паунд считаются ее ведущими представителями.

Основные идеи заключаются в следующем:

1) разделяют право и закон, хотя делают это не так, как идеологи естественно-правовой доктрины. Право воплощается не в естественных правах и не в законах, а в реализации законов. Если закон находится в области должного, то право — в сфере сущего;

2) под правом понимаются юридические действия, практика, правопорядок, применение законов и т.п. Право — это реальное поведение субъектов правоотношений: физических и юридических лиц. Отсюда другое название данной доктрины — теория «живого» права;



3) формулируют такое «живое» право прежде всего судьи в процессе юрисдикционной деятельности. Они «наполняют» законы правом, вынося соответствующие решения и выступая в этом случае субъектами правотворчества.

К плюсам данной теории относятся:

она обращает внимание прежде всего на реализацию права, на сущее, где оно обретает практическое применение;

фиксирует приоритет общественных отношений как содержания права;

хорошо согласуется с ограничением государственного вмешательства в экономику, с децентрализацией управления.

Минусы:

если под правом понимать реализацию законов, реальный правопорядок, то теряются четкие границы между правомерным и неправомерным, ибо сама по себе реализация может быть как законной, так и противозаконной;

в силу переноса центра тяжести правотворческой деятельности на судей и администраторов увеличивается опасность некомпетентного применения права, произвола со стороны корыстных должностных лиц.

Таким образом, в историческом контексте право оценивалось и оценивается по-разному. Названные теории есть самые заметные вехи в процессе правопонимания, в изменении юридического мировоззрения общества. Далеко не случайно, что эти учения не раз уже были востребованы практикой. Каждая из перечисленных доктрин имеет как положительные, так и отрицательные моменты. И плюсы, и минусы важно знать и иметь в виду при характеристике теорий.

ВОПРОС №4

В научной литературе вопрос о соотношении государства, права и экономики решается поразному. Одна позиция состоит в том, что приоритет отдается экономике перед государством и правом. Вторая позиция провозглашает приоритет права в этом соотношении. Третья позиция исходит из паритетных (равных) отношений между этими категориями. Указанные приоритеты определяются главным образом сущностью государства, правовой системой общества, его ценностями, а также типом экономической системы и хозяйственной политики государства.

Важно учитывать, что государственное воздействие на общество осуществляется посредством законов. Государство разрабатывает и устанавливает общеобязательные правила поведения – нормы права, с помощью которых многообразные отношения, возникающие в реальной жизни, оцениваются как правомерные либо как противоправные. По справедливому замечанию проф. В.М. Сырых, государство может выбирать любой вариант санкционирования экономических отношений правом, хотя не всякий избранный им способ обеспечивает позитивные результаты.

В условиях распределительной экономики, когда основные средства производства принадлежат государству, а само государство выступает в качестве политического и экономического организатора и руководителя, при этом действует от имени всего общества, приоритет принадлежит государству. Оно является главным экономическим центром, обладает всей полнотой экономической власти. Государственный сектор экономики составляет основу экономики страны и охватывает все отрасли хозяйства. Государство монопольно руководит ими, определяя в плановом порядке развитие производства и его структуру, а также распределяя произведенные материальные блага и осуществляя обмен их. Одновременно государство концентрирует в своих руках практически весь национальный доход и императивно распределяет и перераспределяет его.

Следовательно, в условиях распределительной экономики устанавливается и реализуется правовой режим сверхцентрализованной экономики с одновременным ограничением экономической свободы и самостоятельности населения. Этот режим, существовавший в Советском государстве и других странах социалистической ориентации, продемонстрировал свою неспособность обеспечить благосостояние народа и в целом свою неэффективность и нежизненность.

В условиях развития рыночной экономики вмешательство государства в экономическое развитие общества, в том числе и при помощи законов, серьезно сокращается, ограничивается. В период становления капиталистического способа производства фундаментальными принципами провозглашались свобода собственности и свобода труда. Сама же собственность объявлялась священной и неприкосновенной. Государство при такой модели экономической жизни рассматривалось не как хозяйствующий субъект, а как сила, призванная охранять существующие в обществе экономические отношения. Государству отводилась роль «ночного сторожа», а право трактовалось как независимый арбитр в конфликтных ситуациях.

С точки зрения Адама Смита – видного представителя буржуазной экономической науки и поборника либеральной экономики, основное назначение государства – обеспечивать экономическую свободу товаропроизводителей и создавать благоприятные условия для развития предпринимательства. Каждый человек, если он не нарушает законов справедливости, свободен в достижении собственных интересов и в конкуренции с другими субъектами.

Однако на более позднем этапе развития рыночной экономики теория государства – ночного сторожа перестала себя оправдывать. В начале XX века получили распространение идеи активного вторжения государства в экономические отношения, в том числе в отношения собственности, возможности ограничения частной собственности в интересах баланса публичных и частных интересов. Государство получило конституционную основу для такого вмешательства. Так, согласно ст. 42 Конституции Италии «в предусмотренных законом случаях частная собственность может быть отчуждена в общественных интересах при условии вознаграждения за убытки». В Конституции ФРГ 1949 г. закреплено: «Собственность обязывает. Пользование ею должно одновременно служить общему благу» (ст. 14). По Конституции Японии (ст. 29) «право собственности определяется законом, с тем чтобы оно не противоречило общественному благосостоянию».

Таким образом, конституции многих государств допускают ограничение частной собственности исключительно в интересах «общего блага», «общественных интересов», при условии справедливой компенсации государством собственнику имущественных потерь, равенства всех собственников перед лицом подобных ограничений на основании и в пределах закона.

В зависимости от степени вмешательства государства в рыночные экономические процессы выделяют три группы государств (проф. Т.Н. Радько).

Первая группа характеризуется воплощением модели «социального рыночного хозяйства», т. е. рыночная экономика основывается на поддержании «социальной гармонии». Следовательно, рыночная экономика не функционирует автономно, а сознательно регулируется законами государства. При этом главная задача государственного регулирования – поддержание свободы добросовестной конкуренции. К этой группе государств относятся Австрия, Германия, Голландия, Канада, Швеция и др.

Вторую группу образуют государства, где наблюдается менее активное вмешательство государства в экономику. В целом государство всемерно поощряет предпринимательскую деятельность, особенно наиболее активных слоев населения. Однако государство одновременно вкладывает большие средства в решение социальных проблем общества для смягчения социальной напряженности. В данную группу государств входят Великобритания, Италия, США.

Третья группа – государства ЮгоВосточной Азии во главе с Японией. Они придерживаются модели рыночной экономики, которая занимает промежуточное место между децентрализованным регулированием экономики и экономикой со значительным регулирующим воздействием государства. Здесь наблюдается гармоничное существование государства, бизнеса и новаций рыночной экономики.

Что касается России, то она находится на переходном этапе к рыночной экономике, и этот этап определяется самобытностью российского общества, своеобразием институтов и норм, воспринимаемых российским менталитетом, а также значительными просчетами Российского государства в реформировании экономических отношений, что выразилось в первую очередь в процессе приватизации государственного имущества. Приватизация, как известно, стала одним из каналов формирования криминального бизнеса, организованной преступности, развития коррумпированного рынка, роста «теневой» экономики.

В Российской Федерации на весь переходный период сохраняется ведущая роль государства и законодательного регулирования в обеспечении надлежащего функционирования экономической сферы. Это обусловлено следующими обстоятельствами:

1) только государство как официальный представитель общества способно вырабатывать и проводить в жизнь определенную экономическую политику;

2) лишь государство обладает таким универсальным средством управления делами общества, как законодательство;

3) государству принадлежит монополия на применение легального принуждения;



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap