теория Берлина-Кея



Особый интерес в изучении цвета представляет теория Б. Берлина и П. Кея об универсальном характере эволюции цветонаименований. Английские ученые в результате ряда исследований пришли к выводу, что процесс возникновения и развития цветонаименований в различных языках является своего рода языковой универсалией. Обработав обширный лингвистический материал (данные около 80 языков разных языковых семей), в своей работе «Базовые цветонаименования: их универсальность и эволюция», написанной в 1969 году, они делают следующие выводы:1) цвет – это семантическая универсалия;2) цветообозначения в индоевропейских языках могут быть описаны с помощью трех признаков: цветовой тон (hue), яркость (brightness) и насыщенность (saturation);3) основной единицей цветообозначения выступает «базисный цветовой термин» (basic color term);4) количество универсальных базисных цветов-терминов ограничено.

Берлин и Кей выделили 11 основных цветовых терминов: белый, черный, красный, синий, зеленый, желтый, коричневый, фиолетовый, оранжевый, розовый, серый. Критериями выделения выступают следующие признаки:1) слово должно представлять собой монолексемный термин;2) его значение не должно быть уже значения другого названия цвета;3) слово должно обладать широкой сочетаемостью;4) слово должно быть значимо для носителей языка;5) в состав «основных цветонаименований» не должны включаться недавние заимствования.

Помимо прочего, Берлин и Кей разработали и обосновали стадиальный характер цветовых понятий, то есть все цвета в языке и культуре появляются в определенном порядке, от более простых и значимых для человека к более сложным. Этот порядок, как правило, присущ большинству языков. Всего Берлин и Кей выделили семь стадий формирования основного набора терминов-цветообозначений. Первый уровень – это белый (как образ солнечного света) и черный (символизирует ночной покой) цвета. На втором уровне находится красный как цвет крови и огня, важнейших составляющих в жизни человека. По мнению английского антрополога, этнографа, социолога и фольклориста Виктора У. Тернера, изучавшего ритуальную практику африканских племен, триада «белый-черный-красный» не только универсальна, но и, возможно, первична, так как символический смысл цветовой триады является принципиально схожим в самых различных культурах. На третьем, четвертом и пятом уровнях появляются соответственно синий (цвет воды и неба), зеленый (цвет растительности) и желтый (свет солнца, звезд; цвет золота) – цвета, преобладающие в окружающем человека природном мире. На шестом уровне выделяется коричневый, а на последнем, седьмом, — такие цвета, как розовый, оранжевый, фиолетовый и серый.

Кроме того, ученые сделали вывод о том, что большинство наименований цветов происходит от названий предметов. Вначале цвет передается в языке опосредованно, путем указания на цвет соответствующих распространенных предметов или объектов природы: «как молоко», «как снег» (белый), «как сажа» (черный), «как кровь» (красный) и т.д. Например, китайский иероглиф 赤 (chì), передающий алый цвет, восходит к ритуальным жертвоприношениям древних китайцев и изначально изображал человека, сжигаемого на костре; английский «violet» и русский «фиолетовый» восходят к латинскому слову «viola», означающему «фиалка». Следует отметить, что китайский язык авторами этой теории был отнесен к категории проблематичных случаев. Последовательность возникновения терминов для обозначения фиолетового и розового цветов не соответствует закономерности, зафиксированной у Берлина и Кея.

Berlin and Kay[edit]

The universalist theory that color cognition is an innate, physiological process rather than a cultural one was started in 1969 by Brent Berlin and Paul Kay in the study detailed in their book Basic Color Terms: Their Universality and Evolution.[3] The study was intended to challenge formerly prevailing theory of linguistic relativity set forth by chief linguistic figures Edward Sapir and Benjamin Lee Whorf in the Sapir–Whorf Hypothesis. They found universal restrictions on the number of basic color terms (BCTs) a language can have, and the ways the language can use these terms. The study included data collected from speakers of twenty different languages from a number of different language families. Berlin and Kay identified eleven possible basic color categories: white, black, red, green, yellow, blue, brown, purple, pink, orange, and gray. To be considered a basic color category, the term for the color in each language had to meet certain criteria:

It is monomorphemic

It is monolexemic (for example, blue, but not bluish)

Its signification is not included in that of any other color term (for example, crimson is a type of red)

Its application must not be restricted to a narrow class of objects (for example, blonde is restricted to hair, wood)

It must be psychologically salient for informants (for example, «the color of grandma’s freezer» is not psychologically salient for all speakers)

In case of doubt, the following «subsidiary criteria» were implemented:

The doubtful form should have the same distributional potential as the previously established basic color terms (for example, you can say reddish but not salmonish)

Color terms that are also the name of an object characteristically having that color are suspect, for example, gold, silver and ash

Recent foreign loan words may be suspect

In cases where lexemic status is difficult to assess, morphological complexity is given some weight as a secondary criterion (for example, red-orange might be questionable)



Berlin and Kay also found that, in languages with fewer than the maximum eleven color categories, the colors found in these languages followed a specific evolutionary pattern. This pattern is as follows:

All languages contain terms for black and white.

If a language contains three terms, then it contains a term for red.

If a language contains four terms, then it contains a term for either green or yellow (but not both).

If a language contains five terms, then it contains terms for both green and yellow.

If a language contains six terms, then it contains a term for blue.

If a language contains seven terms, then it contains a term for brown.

If a language contains eight or more terms, then it contains a term for purple, pink, orange, and/or gray.

In addition to following this evolutionary pattern absolutely, each of the languages studied also selected virtually identical focal hues for each color category present. For example, the term for «red» in each of the languages corresponded to roughly the same shade in the Munsell color system. Consequently, they posited that the cognition, or perception, of each color category is also universal.[3]








sitemap
sitemap