тема 1. теория речевой деятельности.



ТЕМА 1. ПСИХОЛИНГВИСТИКА КАК НАУКА О РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. Объект и предмет психолингвистики

Объект науки — это совокупность индивидуальных объектов, которые она изучает. Предмет науки — это абстрактная система объектов или система некоторых абстрактных объектов.

У разных наук может быть один общий объект, но они могут различаться предметом — иметь

разный взгляд на этот объект. Так, человек является объектом изучения и для медицины, и для

психологии, но каждая наука подходит к нему со своей позиции. Язык и система языковых знаков могут быть объектом исследования лингвистики, литературоведения, антропологии, программирования и, конечно, психолингвистики. Можно сказать, что у этих дисциплин общий объект — язык и речь человека, используемые им для разных целей и в разных ситуациях.

Предметом лингвистики является система языковых средств, используемых в коммуникации.

Лингвистика рассматривает систему языковых знаков и принципы устройства знаковой системы.

Предмет психолингвистики иной, нежели у лингвистики. Психолингвистику интересует процесс функционирования этой знаковой системы, а именно, процесс создания и восприятия знаков языка людьми. Тем самым психолингвистика по объекту совпадает с лингвистикой, а по предмету различается с ней. Психолингвистика тут (и по используемым методам) ближе к психологии, которая изучает порождение, функционирование и строение механизма отражения реальности. Следует отметить, что даже в рамках психолингвистики имеются разные подходы к пониманию предмета — речевой деятельности. Так, трансформационно-генеративная грамматика предполагает, что человек строит речь по правилам комбинаторики. Бихевиоризм анализирует речь в модели «стимул — реакция». Отечественная же теория речевой деятельности исходит из активности говорящего. На самом же деле ни одна модель не является полной и не исчерпывает всех свойств такого сложного объекта, как язык.

2. Определения психолингвистики

Термин «психолингвистика» впервые употребил некто Н. Пронко (N. Ргопко) в большой статье,

озаглавленной «Язык и психолингвистика», которая была опубликована в США в 1946 г. Но вошел в научный обиход этот термин лишь в 1953 г. на межуниверситетском исследовательском семинаре в г. Блумингтоне (штат Индиана, США), организованном известными американскими психологами Дж. Кэрроллом (J. Carroll) и Чарлзом Осгудом (Charles Osgood), а также лингвистом и этнографом Томасом Сибеоком (Т. Sibeok). Годом позже в США была опубликована коллективная монография под этим названием — и термин «психолингвистика», получив определённое содержание, стал обозначать формировавшуюся новую научную теорию.

Термин «психолингвистика» более чем удачен. Он образован по продуктивной для научного языка, модели, отражая стремление науки к интеграции и подчеркивая комплексность этой дисциплины. Термин состоит из двух частей: психо — общая часть со словом психология (psyche — по-гречески душа) и лингвистика (от латинского lingua — язык).

В настоящее время существует достаточно много определений психолингвистики. Пожалуй, самое первое определение дал в 1954 г. основатель американской психолингвистики Ч. Осгуд:

«Психолингвистика изучает те процессы, в которых интенции говорящих преобразуются в сигналы принятого в данной культуре кода, и эти сигналы преобразуются в интерпретации слушающих.» Другими словами, психолингвистика имеет дело с процессами кодирования и декодирования, поскольку они соотносят состояние сообщений с состоянием участников коммуникации». При таком подходе предметом психолингвистики могут быть процессы производства и восприятия речи в их соотнесённости с физиологическим и психическим состоянием участников коммуникации. Тут предполагается процессы речи соотносить не с системой языка, а с человеком, с его психикой. Другое определение, данное также Ч. Осгудом, выглядит следующим образом: «Психолингвистика занимается в широком смысле соотношением структуры сообщений и характеристик человеческих индивидов, производящих и получающих эти сообщения, т.е. психолингвистика есть наука о процессах кодирования и декодирования в индивидуальных участниках коммуникации».

С. Эрвин-Трипп и Д. Слобин в своё время кратко определили психолингвистику как «науку об

усвоении и использовании структуры языка». Европейские исследователи дают сходные определения. Так, П. Фресс пишет: «Психолингвистика есть учение об отношениях между нашими экспрессивными и коммуникативными потребностями и средствами, которые нам предоставляет язык». Т. Слама-Казаку предлагает такую формулировку: «Предметом психолингвистики является влияние ситуации общения на сообщения», предлагая анализировать и контекст, в котором происходит речевое взаимодействие, и цели общения.

Основателю отечественной психолингвистики А.А. Леонтьеву также принадлежит несколько

определений этой науки. Первое из них обобщало понимание психолингвистики другими учёными: «Психолингвистика — это наука, предметом которой является отношение между системой языка… и языковой способностью».

Другое было таким: «Предметом психолингвистики является речевая деятельность как целое и закономерности её комплексного моделирования». Именно поэтому в отечественной науке в качестве синонима термина «психолингвистика» нередко употребляется словосочетание «теория речевой деятельности». В 1989 г. А.А. Леонтьев считал, что «предметом психолингвистики является структура процессов речепроизводства и речевосприятия в их соотношении со структурой языка (любого или определённого национального). Психолингвистические исследования направлены на анализ языковой способности человека в её отношении к речевой деятельности, с одной стороны, и к системе языка — с другой».

Сходным образом оценивала предмет психолингвистики и лингвист E.С. Кубрякова: «В

психолингвистике… в фокусе постоянно находится связь между содержанием, мотивом и формой речевой деятельности, с одной стороны, и между структурой и элементами языка, использованными в речевом высказывании, с другой».

В 1996 г. А.А. Леонтьев писал: «Целью психолингвистики является рассмотрение особенностей

работы этих механизмов (механизмов порождения и восприятия речи) в связи с функциями речевой деятельности в обществе и с развитием личности». А.А. Леонтьеву принадлежит также еще одно определение: «Психолингвистика — это наука, изучающая процессы речеобразования, а также восприятия и формирования речи в их соотнесенности с системой языка».

В этом определении отмечается, что у психолингвистики есть три предметные области:

1) производство речи (в индивидуальном речевом акте);

2) восприятие речи (в индивидуальном речевом акте);

3) формирование речи (в процессе становления личности ребёнка).

И в каждом случае предполагается, что психолингвистика обращается к тем сторонам этих видов речевой деятельности, которые обусловлены системой языка.

К числу более поздних определений предмета психолингвистики А.А. Леонтьевым относится

следующее: «Предметом психолингвистики является соотношение личности со структурой и

функциями речевой деятельности, с одной стороны, и языком как главной «образующей» образа мира человека, с другой». Это определение психолингвистики разделяется большинством отечественных учёных. В нём постулируется, что психолингвистика должна изучать человеческое измерение языка и речи, и роль языка в структурации мира.

В энциклопедии Британика о психолингвистике говорится, что это изучение психологических

аспектов языка. Частью этой дисциплины, — сказано там, — являются экспериментальные

исследования кратковременной и долговременной памяти, стратегий восприятия и восприятия речи, основанные на лингвистических моделях. В Большом энциклопедическом словаре сказано очень коротко: «Психолингвистика — это наука о закономерностях порождения и восприятия речевых высказываний».

По этим определениям можно обобщённо проследить эволюцию взглядов на предмет

психолингвистики (что естественно для любой развивающейся науки). Вначале предмет

психолингвистики трактовался как отношение интенций (речевых намерений) или состояний

говорящего и слушающего (языковой способности) к структуре сообщений. Психолингвистика

рассматривала процесс и механизм кодирования (и, соответственно, декодирования) при помощи системы языка. При этом «состояния» участников коммуникации понимались как состояния сознания. А процесс коммуникации рассматривался как процесс передачи информации от одного индивида к другому.

Далее появилась идея речевой деятельности не только как двучленной (языковая способность —

язык), а как трёхчленной системы (языковая способность — речевая деятельность — язык). При этом речевая деятельность стала пониматься не как простой процесс кодирования или декодирования заранее данного содержания, а как процесс, в котором это содержание формируется. Параллельно расширялось и углублялось понимание языковой способности: она стала соотноситься не только с сознанием, но с целостной личностью человека. Претерпела изменение и трактовка речевой деятельности: её стали рассматривать в аспекте общения. Само общение стало рассматриваться не просто как передача информации от одного индивида к другому, а как процесс внутренней саморегуляции социума (общества, социальной группы).

Таким образом, изменилась не только трактовка языковой способности и речевой деятельности, но и трактовка самого понятия языка. Если раньше язык понимался как система средств кодирования или декодирования, то теперь он трактуется в психолингвистике как система ориентиров, необходимая для деятельности человека в окружающем его вещном и социальном мире. Важным является (для отечественной психолингвистики особенно) и вопрос об «образе мира» человека, который получает своё обозначение с помощью знаков языка.

Не давая своего определения психолингвистики, предоставим возможность читателю самостоятельно выбрать наиболее понятное ему определение, а ещё лучше — составить собственное представление о психолингвистике после усвоения всего курса этой замечательной науки.

3. Причины появления психолингвистики

Как и большинство наук (в значении английского science, а не humanities), психолингвистика

возникла не столько как теоретическая дисциплина, сколько как ориентированная на практику система взглядов. Это было обусловлено тем, что в 40-х и 50-х годах XX в. существовал ряд проблем, которые могли быть решены только благодаря междисциплинарному подходу.

В частности, в условиях массовой послевоенной миграции населения возникла необходимость

обучения иностранным языкам разных групп населения. При этом перед преподавателями встал ряд вопросов.

— Какова оптимальная организация языкового материала в учебнике иностранного языка в

зависимости от возраста учащегося и этапа обучения?

— С какого возраста можно обучать детей иностранному языку? Как сделать учащегося билингвом в максимально короткие сроки?

— Как 1089 „{освоить чужую культуру? Каково соотношение языковых знаний и реальных действий?

Каковы механизмы аккультурации (усвоения чужой культуры) и окультурации (усвоение своей родной культуры)?

— Происходит ли при изучении структур нового языка перевод на родной язык или формируются новые структуры мышления?

Ответить на эти вопросы преподаватели иностранного языка не могли, для этого требовалось

привлечение психологических знаний. При обучении родному языку также не до конца было ясно, как происходит усвоение правил употребления языка, если взрослые не формулируют их для детей (и вообще на первый взгляд не обучают детей языку). Возникали проблемы и с обучением умственно отсталых детей, глухонемых и слепоглухонемых. Тут также требовалась помощь психолога, знакомого с лингвистикой. Другой причиной появления психолингвистики была необходимость восстановления речи при её нарушениях. Так, при получении травмы (особенно на войне) человек нередко сохранял способность ориентироваться в окружающей среде, но не мог говорить (порождать правильные речевые высказывания) или не понимал обращённой к нему речи. Тут необходима была помощь не только нейрохирурга, но и лингвиста, который знал бы, как строится речь и какие механизмы управляют её функционированием. Так появилась необходимость в нейролингвистике как разделе психолингвистики.

Ещё одной причиной возникновения и развития психолингвистики была необходимость передачи информации на большие расстояния по каналам связи с помощью технических средств. Дело в том, что связисты нередко получали искажённые сообщения (были пропущены отдельные буквы, или одни буквы заменены другими). Это возникало и из-за ошибок связистов, и из-за помех в каналах связи (так называемого «белого шума»). Военных, среди которых были инженерные лингвисты, заинтересовала проблема определения уровня помех, который бы позволял понять искажённое сообщение. Поэтому они занялись проблемами кодирования и декодирования сообщения в связи со структурой языка и психологией понимания информации человеком. Стимулировались исследования психолингвистического плана и работы по шифрованию и дешифрованию сообщений. Ряд исследований был вызван также необходимостью идентификации личности по речи, что было важно для судебной психологии (нередко требовалось, допустим, определить пол автора анонимного текста, его возраст и образование).

4. Междисциплинарность психолингвистики

По замечанию А.А. Леонтьева, термин «психолингвистика» — это удобный «ярлык» для очень

разных теорий и конкретных экспериментальных исследований в области языкознания. «В широком понимании предмета психолингвистики заключается и множество её проблем: эта дисциплина не существует как жесткая парадигма, ряд её положений достаточно размыт», — писал он в 1967 г. К сожалению, такое положение сохраняется и до последнего времени, особенно в отечественной психолингвистике. Круг проблем, которыми занимается эта дисциплина, достаточно широк и порой включает в себя совершенно разнородный материал.

В рамках психолингвистики есть исследования, ориентированные на философские аспекты

языкознания и психологии. К их числу относятся работы по проблемам взаимодействия языка и

мышления, языка и сознания; становления человеческого сознания в онтогенезе (в сознании отдельного человека) и в филогенезе (происхождения языка в обществе).

Немало работ психолингвистического плана посвящено в целом проблемам знаковости мышления. К примеру, книга немецкого исследователя Лео Вайсгербера (Leo Wiesgerber) называется «Родной язык и формирование духа». Работа эта написана в рамках философии языка, но широко цитируется в работах по психолингвистике. Вайсгербер пишет о специфике языкового знака и говорит, что знак:

а) фиксирует одно мгновение в потоке событий, выделяет его из других и придаёт ему тем самым новую определённость;

б) делает возможным и облегчает произвольное воспроизведение этого переживания;

в) помогает установить связь между разными переживаниями и ведёт, таким образом, от связи с

конкретным переживанием к обобщению множества явлений.

Это положение широко распространено в психолингвистике.

Близка психолингвистике и герменевтика как наука о понимании текстов. Существование и

восприятие речевого текста рассматриваются в ней в контексте человеческого истолкования

действительности. В герменевтике, как и в психолингвистике, принят постулат о множественности интерпретаций текста (каждый читатель понимает текст по-своему).

В психолингвистике есть ряд проблем, затрагивающих области, смежные с культурологией и

национальной психологией. В частности, общин положением является утверждение, что расхождения в языковых картинах мира обусловлены не только структурой языка, но и различным видением мира носителями этого языка. Как писал Вайсгербер, «в языке заложен опыт народа, всё, что кажется важным его представителям». В целом национально-культурные особенности коммуникации проявляются как минимум в двух аспектах. Это, во-первых, соотношение языка, мышления, памяти и общения и в целом место языка в разных видах человеческой деятельности. Во-вторых, это процессы и средства общения, обладающие национальной спецификой. Первый круг проблем описывается гипотезой лингвистической

относительности Сепира—Уорфа, второй — этнопсихологией.

Неречевое поведение не является объектом анализа в лингвистике — это скорее область этнографии. Но поскольку неречевое и речевое поведение неразрывно связаны в реальном общении, то такие явления входят в сферу интересов этнопсихолингвистики как раздела психолингвистики. Этнопсихолингвистика описывает особенности той или иной культуры в её языковом проявлении, а также язык жестов, мимики и телодвижений, существующих в том или ином этносе.



Психолингвистика близка и социолингвистике, и, в частности, тендерной лингвистике, изучающей различия в языке мужчин и женщин.

В отечественной психолингвистике имеется раздел, связанный с массовой коммуникацией. Теория массовой коммуникации изучает восприятие текстов радио, эффективность телевидения, воздействие газетных текстов, влияние на сознание человека политических плакатов и лозунгов, рекламы.

Можно также говорить и об идеологическом языке как об объекте психолингвистики. Так, Татьяна Слама-Казаку (Tatiana Slama-Cazacu), являясь главным редактором Международного

психолингвистического журнала (International Journal of Psycholinguistics), а также президентом

Международной организации прикладной психолингвистики (International Society of Applied

Psycholinguistics) и будучи румынкой по происхождению (как известно, Румыния была тоталитарным государством), большое внимание уделяла именно этой проблеме. Мы подробно рассмотрим этот вопрос при обзоре прикладных аспектов психолингвистики.

Следует подчеркнуть, что психолингвистика опирается в значительной степени на данные

лингвистического анализа, однако, рассматривает их как промежуточные (требующие дальнейшего анализа).

По словам А.А. Леонтьева, «разделение труда» между лингвистом и психологом в исследовании речевой деятельности таково: лингвист изучает то, ЧТО усваивается; психолог изучает психологические корреляты лингвистической модели и процессы, происходящие в сознании человека при усвоении, восприятии или продуцировании лингвистической модели, т.е. то, КАК говорящие в действительности конструируют и понимают предложения.

В психолингвистике существует достаточно большое количество работ более лингвистического,

нежели психологического характера. Немало лингвистически ориентированных работ посвящено исследованию роли значения формы слова для его функционирования в общении.

Общепризнано, что в большинстве случаев качество звука никак не связано со значением слова.

Некоторые же учёные обратили внимание на исключения — в частности, на звукоподражательные слова, звуковая форма которых связана с их смыслом. В психолингвистике существует такой раздел, как фоносемантика (другое название — психофонетика). Фоносемантика изучает эмоциональное содержание звуков языка, Экспериментальные данные показывают, что гласным звукам носители русского языка приписывают следующие цветовые значения:

а — красная,

я — ярко-красная,

о — белая,

ё — жёлто-зелёная,

е — зелёная,

э — зеленоватая,

и — синяя,

у — сине-зелёная,

ю — сиреневатая,

ы — тёмно-коричневая. (А.П. Журавлевым опрошено более 10 000 испытуемых.)

Большое место в психолингвистических исследованиях занимает проблема семантики слова.

Возникла даже особая наука психосемантика, изучающая происхождение, строение и

функционирование индивидуальной системы знаний. Психосемантика строится на положении, что язык удваивает наш мир. Вот как писал об этом отечественный психолог А.Р. Лурия: «Человек имеет двойной мир, в который входит и мир непосредственно отражаемых предметов, и мир образов, объектов, отношений и качеств, которые обозначаются словами. Таким образом, слово — это особая форма отражения действительности. Человек может произвольно называть эти образы независимо от их реального наличия, может произвольно управлять этим вторым миром».

Психология грамматики представляя собой раздел психолингвистики, изучает особенности

восприятия и понимания высказываний в зависимости от их грамматической формы. Важным тут является положение о перекодировке фразы при рецепции. Утверждается, что кроме поверхностной структуры фраза имеет и глубинную структуру, и для понимания смысла необходимо «перевести» фразу из поверхностной в глубинную. Психолингвистические эксперименты выявили значительную трудность понимания синтаксически сложных фраз (в частности, оказалось, что для восприятия пассивных или отрицательных конструкций требуется больше времени, нежели для восприятия активных или утвердительных).

Психолингвистика тесно связана с лингвистикой текста. Если лингвистика текста рассматривает

текст преимущественно статически — как законченный продукт написания или говорения, то в

психолингвистике текст рассматривается динамически — как продукт речевой деятельности.

Психолингвистика, используя данные, полученные в рамках лингвистики текста, обращает особое внимание на такие характеристики текста, как его цельность, наличие в нём смысловых пропусков (так называемая скважность), эмотивность (его способность передавать эмоции), прецедентность (наличие в тексте отсылок к другим текстам). Иными словами, психолингвистика текста изучает, каким образом текст существует в сознании тех, кто его воспринимает. Кроме того, отечественная психолингвистика подходит к тексту достаточно широко. В частности, она может рассматривать как текст и рисунок, и иллюстрацию. Эксперименты показывают, каким образом сопровождение текста зрительным рядом

улучшает или ухудшает результат восприятия, помогает или мешает правильному пониманию

«словесного текста». При широко понимаемом предмете психолингвистики текста она становится близка психостилистике и психопоэтике.

Близка психолингвистике и психология речи, изучающая проблемы устройства речевого аппарата, механизмы произнесения речи, ее артикуляции, её внятного проговаривания. В рамках психологии речи изучается устройство слухового аппарата (опознание звуков, их распознавание, восприятие), а также описывается патология речи при различных поражениях головного мозга. Речь при этом рассматривается преимущественно как результат движений системы дыхательных и жевательных органов.

К примеру, для психологии речи важны акустические различия между мужской и женской

речью (в частности, полученные данные свидетельствуют о том, что мужские голоса имеют частотную область 80-150 герц, у женщин диапазон голоса шире — 120-400 герц).

Многие приёмы и методы исследований в рамках психолингвистики заимствованы из психологии — именно поэтому психолингвистика нередко считается частью не лингвистики, а психологии. Именно поэтому во многих научных библиотеках книги по психолингвистике находятся в разделе как лингвистики, так и психологии.

Наиболее тесно психолингвистика как психологическая наука связана с общей психологией, а также с психологией личности и с когнитивной психологией (изучающей познавательные процессы). Поскольку психолингвистика изучает общение, ещё одной весьма близкой ей психологической дисциплиной является социальная психология (и соответственно психология общения как её часть).

Кроме того, поскольку формирование и развитие языковой способности и речевой деятельности тожевходит в объём психолингвистики, она самым тесным образом связана с психологией развития (детской и возрастной психологией). Наконец, она взаимодействует и с этнопсихологией, изучающей

психологические особенности людей, принадлежащих разным этносам и культурам.

5. Язык речь речевая деятельность

Принципиально важной для отечественной психолингвистики является работа Л.В. Щербы «О

трояком аспекте языковых явлений и эксперименте в языкознании». В ней было предложено в качестве предмета психолингвистики рассматривать следующие три аспекта языка.

Первый аспект — это речевая деятельность, под которой учёный понимал процессы говорения и понимания. При этом он отмечал, что процессы понимания, интерпретации знаков являются не менее активными, чем процессы произнесения звуков, говорения (так как мы понимаем то, чего ранее никогда не слышали). Из этого, по мнению Щербы. следует, что «этот механизм, эта речевая организация человека никак не может равняться сумме речевого опыта (говорения и понимания) данного индивида, а должна быть какой-то своеобразной переработкой этого опыта». Вторым аспектом он считал языковую систему — прежде всего словарь и грамматику. «Правильно составленные словарь и грамматика должны исчерпывать знание данного языка», — писал Щерба. При этом он полагал, что языковая система проявляется в индивидуальных речевых системах. Третий аспект языковых явлений — языковой материал. Это «не деятельность отдельных индивидов, а совокупность всего говоримого и понимаемого в определённой обстановке в ту или другую эпоху жизни данной общественной группы.

На языке лингвистов это тексты, в представлении старого филолога это литература, рукописи, книги».

Отношение между речевой деятельностью и языковым материалом таково: речевая деятельность

создаёт языковой материал. Языковая система выводится лингвистами из языкового материала. Речевая деятельность и производит языковой материал, и несёт в себе изменение языковой системы. Тем самым все три аспекта языковых явлений тесно связаны друг с другом.

Л.В. Щерба также отмечал, что речевая деятельность обуславливается сложным речевым

механизмом человека, или психофизиологической речевой организацией индивида. Эта речевая организация не равняется сумме речевого опыта (говорения и понимания), а является его своеобразной переработкой. Она является социальным продуктом и служит индивидуальным проявлением языковой системы (которая выводится из языкового материала).

Индивидуальная языковая система связана с языковой системой, принадлежащей всему сообществу, через индивидуальную речевую систему (психофизиологическую речевую организацию, по Щербе). Поэтому представление отдельных индивидуумов о языковой системе несут на себе отпечаток личностного речевого опыта (так, разными будут представления о языке у ребёнка и, к примеру, у человека, проведшего много лет в тюрьме). Исследователь тем самым делал важное с психологической точки зрения разграничение механизма (речевой организации человека) и процесса (речевой деятельности), а также процесса (речевой деятельности) и продукта (языкового материала).

Отметим также, что согласно психолингвистическим представлениям речевая организация человека не является пассивным хранилищем сведений о языке. Это динамическая (подвижная) функциональная система. Кроме того, существует постоянное взаимодействие между процессом приобретения речевого опыта и его продуктом. Иными словами, получая новую информацию речевого плана, человек не только перерабатывает её, но и перестраивает всю систему своего речевого опыта. Это всё позволяет

считать речевую организацию человека достаточно сложной самоорганизующейся системой.

В центре внимания психолингвистики находится именно речевой механизм человека и особенности его становления и функционирования.

Важным для понимания сути речевой деятельности является положение о том, что речевая

деятельность включена в другие виды деятельности человека и сама по себе самостоятельным видом деятельности не является.

Подводя итог сказанному, отметим, что такой широкий подход психолингвистики к речевой

деятельности позволяет ей рассматривать человека говорящего во всей совокупности его проявления в

речи. Можно даже сказать, что предмет психолингвистики — это homo loquens — человек говорящий

или даже языковая личность в целом.








sitemap
sitemap