реферат Н В Станкевич и А В Кольцов



МУНИЦИПАЛЬНОЕ КАЗЕНННОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

БИРЮЧЕНСКАЯ ОСНОВНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА

Р Е Ф Е Р А Т

Н. В. Станкевич и А. В. Кольцов

Выполнила:

ученица 7 класса Казьмина Кристина

Руководитель:

учитель литературы

Казьмина Светлана Владимировна

с. Бирюч

2013 год

Содержание

стр.

Введение 3

Глава 1. Жизнь и творчество Н. В. Станкевича: 4 — 7

а) детство Николеньки; 4

б) поэтические строки юного Станкевича; 4 — 5

в) учеба в университете; 5 — 6

г) кружок Н. Станкевича; 6

д) болезнь и смерть Н. В. Станкевича. 6 -7

Глава 2. Жизнь и творчество А. В. Кольцова: 8 — 11

а) детство и юность поэта; 8

б) поэтические порывы поэта – земляка; 8 — 10

в) болезнь и смерть А. В. Кольцова. 10-11

Глава 3. Знакомство Н. В. Станкевича с А. В. Кольцовым. 12-13

Заключение. 14

Приложение.

Используемая литература. 15

Введение

2013 год особый, юбилейный. 200 лет тому назад в глубине России родился замечательный человек, поэт, писатель, публицист, мыслитель Николай Владимирович Станкевич.

Кто же такой Николай Владимирович Станкевич? Если спросить людей образованных, хорошо знакомых с литературой, философией  и культурой ХIХ века, отвечают: «Станкевич?  Как же: глава знаменитого московского философского кружка,  в который входили  Виссарион Белинский, Тимофей Грановский, Константин Аксаков, Михаил Бакунин, Иван Тургенев… Их имена и по сей  день  составляют гордость нашей словесности.  После себя  Станкевич оставил свою знаменитую «Переписку» — настоящее сокровище раздумий о Родине, литературе, искусстве и религии. А еще, благодаря Станкевичу, Россия узнала  Алексея Кольцова – замечательного поэта земли русской».

ХIХ  век, в котором жил Станкевич и Кольцов, давно уже занесен в исторический  формуляр времени. Как, впрочем, и век ХХ. Но для нас важно следующее:  в этих двух столетиях и уже в новом, двадцать первом,  имена Станкевича и Кольцова не затерялись на трактах и шляхах неспокойных эпох. Они остались и сохранены  в названиях улиц, учебных заведений, учебниках по  философии,  литературе, искусству, в энциклопедиях, фильмах, театральных постановках, экспозициях российских и зарубежных музеев, памятниках, воспоминаниях людей, хорошо их знавших, а также тех, кто после смерти занимался или  сейчас занимается исследованием их быстрой, но яркой жизни.

Цель моей работы: проанализировать жизнь и творчество выдающихся поэтов – земляков Николая Владимировича Станкевича и Алексея Васильевича Кольцова.

Глава 1. Жизнь и творчество Н. В. Станкевича:

а) детство Николеньки

Николай Станкевич  родился  27 сентября 1813 года в городе Острогожске Воронежской губернии. Однако «колыбелью» для всей последующей жизни Станкевича стало село Удеревка, где находилось имение его отца.  Местность замечательная. Дом Станкевичей стоял на высокой меловой горе, с которой  открывался  прекрасный   вид  на речку с теплым  названием Тихая Сосна. Николенька, как его все называли, был любимцем не только  родителей, братьев и сестер, но и всей дворовой прислуги. Это был мальчик веселый, здоровый, общительный и необычно резвый.

Николенька рано выучился читать. Чтение стало его первой страстью с самых ранних дней детства. Сняв книгу с полки домашней библиотеки, он, бывало,   запоем прочитывал ее, стоя на коленях перед шкафом. Когда  Николеньке  исполнилось девять лет, отец  определил его в  уездное училище, которое находилось в Острогожске. Учеба  Николаю давалась легко. В архиве сохранилась ведомость об учениках первого и второго классов Острогожского уездного училища. В ней  записано, что Николай Станкевич поступил в училище 2 августа 1822  года. Там же есть графа: способности учеников. Против фамилии Станкевича стоит оценка «остр». Это самая высокая из оценок. Она означала, что ученик очень способен, легко и быстро усваивает материал.

Поведение Станкевича также отмечено высшей оценкой «благонравен». Училище Станкевич закончил с отличием. Дальнейшим местом его учебы стал Воронежский благородный пансион.

б) поэтические строки юного Станкевича

Поэтическая муза часто посещает  Станкевича. А стихи, выходившие из-под его пера, наполнены  романтизмом, мыслями  об Отечестве, переживаниями  о  первой  любви. Для многих поэтических строк  юного Станкевича характерен лиризм, красота найденных образов. Вот строки   из стихотворения “Луна”:

 

Как бы стыдливая краса

Сребристым облаком прикрыта,

Луна взошла на небеса:

Земля сиянием облита…

 

Свои стихотворения  он читает  одноклассникам в минуты отдыха. Они – первые и самые искренние судьи его поэтических опытов.

В ряде стихов Станкевича  воронежского цикла звучат искренние  мотивы  любви к Отечеству.  Молодой поэт воспевает подвиг русского народа. Особенно ярко это проявляется в стихотворении  “Надпись к памятнику Пожарского и Минина”:

 

Сыны отечества, кем хищный враг попран,

Вы русский трон спасли, — вам слава достоянье!

Вам лучший памятник – признательность граждан,

Вам монумент – Руси святой существованье!

 

Как и всякий юноша, Николай  в тот период испытал волнения и тревоги первой любви. Появляются стихи, полные теплых чувств и, наоборот, беспокойных разочарований.

 

Теперь… прости! Прости навек!

Любви мне тяжко вспоминанье!

Не вырвешь более признанья;

Но сердца горестный упрек

Тебе напомнить лишь заставил

О том, что было…

 

Тогда же юноша, создает одно из своих крупных и значительных произведений – трагедию «Василий Шуйский». «Василий Шуйский» написан в стиле, близком к героико-патриотической трагедии начала ХIХ века.

В свободное от учебы время Николай часто бывал в театре. Посещение театра пробудили в душе юноши чувство восхищения искусством, помогли ему впоследствии сформулировать важный принцип: «Искусство делается для меня божеством!.. Вот мир, в котором человек должен жить!.. Вот благородная среда, в которой он должен поселиться, чтобы быть достойным себя! Вот огонь, которым он должен согревать и очищать душу!»

Нет сомнения, что благодатный огонь к прекрасному, который зажегся в ту пору в сердце Станкевича, помог ему впоследствии профессионально оценивать игру артистов. Причем таких актеров, как М.С.Щепкин,  П.С. Мочалов,  В.А. Каратыгин…

Станкевич и сам обладал недюжинными актерскими способностями. Часто, приехав в родную Удеревку, он устраивал домашние спектакли, вовлекая в них своих младших сестер и братьев. Зрители, а ими были родители и соседи-помещики, награждали его бурными аплодисментами.

в) учеба в университете

В начале мая 1830 года Станкевич отправляет  своим  родным письмо, где с радостью сообщает  о том, что  курс наук он успешно прошел и во всех имеет отличные  сведения. Теперь его цель – поступить в Московский императорский университет на словесный факультет. Ее он достиг.

Несмотря на занятость учебой, Станкевич продолжает писать стихи  и публиковать их в «Библиотеке для чтения», «Молве», «Литературной газете».

Из-под его пера выходит ряд патриотических, философских и лирических  стихотворений. Вчитываясь в них, можно ощутить и время, их породившее, и существенные, значимые черты духовного облика человека, их написавшего. Вот строки из стихотворения «Кремль»:

 

Склони чело, России верный сын!

Бессмертный Кремль стоит перед тобою:

Он в бурях возмужал и, рока властелин,

Собрав века над древнею главою,

Возвысился,  могуч, неколебим…

 

Из-за своей скромности Станкевич большинство  своих стихотворений подписывал «Н. С – ч». Только  близкие друзья и  родители знали, кто скрывается за ней.

Под этой подписью в январе 1831 года  на страницах «Литературной газеты»   было опубликовано и предисловие к стихотворению никому  неизвестного   Алексея Кольцова  «Перстень» (более позднее название – «Кольцо»). Вот этот текст: «Вот стихотворение самородного поэта, г. Кольцова.  Он воронежский мещанин, и ему не более двадцати лет от роду; нигде не учился и, занятый торговыми делами по поручению отца, пишет часто дорогою, ночью, сидя верхом на лошади. Познакомьте читателей “Литературной газеты” с его талантом. Н. С – ч».

Во время учебы в университете Станкевич обрел большой круг друзей. Это поэты Михаил Лермонтов, Николай Огарев, Василий Красов, Константин Аксаков, Иван Клюшников,  писатели Иван Гончаров, Александр Герцен, Иван Тургенев, литературный критик Виссарион Белинский, педагог Януарий Неверов, публицист  Василий Боткин. В  «Переписке»  Станкевича многократно  находим слова о том, что он живет для дружбы и искусства и не видит возможности какой-либо другой жизни для себя.

г) кружок Н. Станкевича

В  студенческой среде  повсеместно все больше и  больше пробивались ростки вольномыслия,  распространялась  ненависть ко всякому насилию, к  правительственному произволу. В университете и за  его  пределами начали возникать кружки, «тайные общества»,  участники которых  искали  новые  пути развития России.

Тесно сплоченный кружок, состоящий исключительно из единомышленников, жаждущих достать истину хоть со дна морского, вскоре  создает  Станкевич.

Его друзей интересовало буквально все: история, философия, география, литература… Сам глава кружка был горячей, увлекающейся натурой. Наш герой не собирался бороться против «России подлой»,  подготовлять «Русь к топору»  и совершать «народную революцию». Не разделял он и убеждений декабристов.

Станкевич, если судить по его обширной переписке, воспоминаниям  знавших его людей,  придерживался  совершенно иных  взглядов, за что и получил  в советскую эпоху клеймо «дворянский просветитель».

Деликатный и мягкий по натуре, Станкевич считал, что  искоренить несправедливость, создать идеальное общество можно несколькими путями. Одним из направлений общественного развития России он считал просвещение. По его  убеждению,  честный человек должен желать распространения знаний. Они только приведут к избавлению народа от крепостной зависимости.

Кроме того, говорил он, в обществе  должны  быть незыблемыми такие устои, как религия и любовь  к Отечеству.

В  1833 году  жизнь  кружка Станкевича  стала  еще более насыщенной. Кипели жаркие дружеские споры, обдумывались и обсуждались философские проблемы.

Учеба Станкевича в университете и годы его жизни в Москве отмечены многочисленными встречами с писателями, художниками, актерами, чьи имена золотыми буквами вписаны в историю русской литературы и культуры. Он видел Пушкина, встречался с Гоголем, беседовал со Щепкиным, дружил с Венециановым, гостил у Лажечникова…

Летом 1834 года Станкевич успешно завершил учебу на  словесном отделении университета и был утвержден кандидатом словесных наук. В апреле 1835 года министр народного просвещения утвердил  Станкевича в должности  почетного смотрителя Острогожского уездного училища.

д) болезнь и смерть Н. В. Станкевича

На фоне ровного и спокойного  деревенского уклада  жизни  было одно весьма неприятное  обстоятельство, начинавшее все больше беспокоить Станкевича. Приступами  непонятно откуда взявшейся болезни вызывалась тревога. Он старается  о ней  не думать, не говорить, но близкие, друзья уже замечают  часто застывающую  печаль на его лице.

Болезнь, которая, подобно клещу, медленно-медленно впивалась  в организм Станкевича, называлась чахоткой. Рецепты  лечения этого страшного инфекционного заболевания в российской и зарубежной медицине в то время практически отсутствовали. Поэтому люди, пораженные им, были обречены на  долгую и мучительную смерть.

Знал ли об этом Станкевич?  Безусловно, о болезни  знал. Но вряд ли  он верил  в то, что сам  ею болен. Однако все чаще и чаще в его письмах появляются строки о  недомоганиях, докторах, лекарствах. «Убийственная для меня мысль: болезнь похищает у тебя душевную энергию, ты ничего не сделаешь для людей», — с горечью пишет он в одном из писем.

Новый, 1835 год Станкевич  встретил в деревне.  Но уже в конце января Станкевич отправился в Москву. Наука, уроки для младших братьев Белинского, организация работы кружка – это лишь часть московских дел и забот Станкевича.

К  началу 1836 года здоровье Станкевича  стало ухудшаться: мучили головные боли, преследовала  слабость,  стягивала грудь, словно петля, одышка…  Доктор настоятельно советует ему ехать лечиться на Кавказ.

Месяцы, проведенные Станкевичем на Кавказских Минеральных водах, пролетели быстро. Улучшения состояния здоровья нашего героя, к сожалению, не наступило. Тогда же Станкевич начинает всерьез подумывать о своем лечении за границей.

И Станкевич стал готовиться к поездке. В частности, начал изучать итальянский язык. Другими языками – немецким и французским, которые должны были понадобиться ему в Европе, он уже владел, и владел неплохо.

21 июня 1837 года Станкевич был официально отправлен в отставку  с должности почетного смотрителя Острогожского уездного училища. А уже в середине августа, простившись с родными, он выехал в Харьков. Оттуда —  в Берлин.

К лету 1839 года здоровье Станкевича стало еще хуже. Оно сгорало подобно свече. Он оставляет Берлин и приезжает в Италию для продолжения лечения.

А к весне 1840 года Станкевич был уже совсем плох. И, к сожалению, никто не смог уберечь Станкевича от смерти.

Горе надолго поселилось в доме Станкевичей. А скорбный путь самого Станкевича из далекой Генуи в Удеревку растянулся почти на целый год. Надо было соблюсти все бюрократические формальности. На это потребовалось немало времени. Несколько месяцев ушло на дорогу.

Так вернулся на родную землю и получил в ней вечный покой этот даровитый русский поэт, от роду которому не было  и двадцати семи лет…

Глава 2. Жизнь и творчество А. В. Кольцова:

а) детство и юность поэта

Алексей Васильевич Кольцов родился 3(15)октября 1809года в Воронеже,в Гусиновке,одной из спускавшихся к реке лощин. Вскоре его отец перебрался в лучшую часть верхнего Воронежа — на Большую Дворянскую улицу (ныне Проспект Революции), где жили самые знатные и состоятельные люди города. Эта была одна из великолепнейших улиц, представлявшая собой две общие параллельные дороги из камня, а между ними был проложен бульвар с двумя рядами деревьев и пешеходной дорожкой.

    Отец его был прасол, торговавший скотом — человек очень энергичный. Мать Кольцова была женщина добрая, но совсем необразованная, даже неграмотная.

Детство поэта протекало в суровой патриархальной купеческой семье; отец был единственным владыкой дома и всех держал в строгом повиновении. Только мать умела ладить с ним и, по-видимому, оказывала на мальчика более благотворное влияние. Кольцов был предоставлен самому себе. В семье он сверстников не имел: одна сестра была намного старше его, а брат и другие сестры — гораздо моложе. Когда ему минуло 9 лет, его стал учить грамоте один из воронежских семинаристов.

Алексей учился прилежно и успешно; минуя приходское, он прямо поступил в первый класс уездного училища (1818), но пробыл в училище недолго: через год и 4 месяца отец взял его домой, находя сведения, полученные сыном, вполне достаточными для той жизни, к которой он его готовил — торговле скотом. Русское правописание осталось для Кольцова недоступным навсегда.

Училище, однако, принесло ему ту пользу, что он полюбил чтение. Первые книги, им прочитанные, были различные сказки. Он покупал их на деньги, выдававшиеся ему для лакомств и игрушек. Затем он перешел к романам, которые доставал у своего товарища, Варгина, тоже сына купца. В 1824 году Варгин умер, оставив другу в наследство свою библиотечку — всего около 70 томов. По выходе из училища, Кольцов стал помогать своему отцу в его торговых делах и тогда впервые ближе познакомился с деревней и донскими степями. Это знакомство сразу оказало на него сильное влияние; ему открылся мир чарующих звуков и красок, и он впитывал их в себя, чтобы потом передавать свои, этому миру родные, мысли и чувства.

Разъезжая по селам и деревням, поэт уже в молодые годы хорошо узнал и полюбил природу и познакомился с жизнью крестьян. Особенно ему полюбилось широкое раздолье степи. “Он, — писал Добролюбов, — радостно всматривался в прозрачную даль широкой степи; прислушивался к простому говору временных ее обитателей — чумаков, пастухов; чуял своим сердцем порывы степного ветра, и все это превосходно умел изобразить потом в своих простых, но глубоких стихах”.

О благотворном влиянии степи на поэтическую натуру Кольцова говорит и Белинский. По отзыву великого критика, почти во всех стихотворениях поэта “…есть что-то степное, широкое, размашистое и в колорите и в тоне. Читая их, невольно вспоминаешь, что их автор — сын степи, что степь воспитала его и взлелеяла”.

б) поэтические порывы поэта — земляка

Именно степь пробудила в юноше первые поэтические порывы. Степь стала участницей тяжелой духовной драмы поэта. В доме Кольцовых жила в работницах купленная женщина с молоденькой дочерью Дуняшей. Не будучи дворянами, Кольцовы не имели права владеть крепостными, и покупка была оформлена на подставное лицо. Дуняша стала и прислугой, и подругой сестер Кольцова. И сам Алексей смотрел на нее как на сестру, пока расцветающая красота Дуняши и сочувствие ее Кольцову не пробудили в нем ответного горячего чувства. Его любовь была настолько сильной и серьезной, что расчетливый отец не на шутку встревожился, опасаясь, как бы его идеалист-сын не вздумал связать свою судьбу с батрачкой. В 1828 году он отослал сына в очередную поездку и в его отсутствие продал Дуняшу далеко в донскую степь. Потрясение, испытанное вернувшимся Алексеем, закончилось тяжелой болезнью, чуть не стоившей ему жизни. Едва оправившись, он бросился на поиски любимой, кружил по степным дорогам, расспрашивал людей на базарах— все было напрасно.

Но с той поры трагическим лейтмотивом его лирики стало повествование о влюбленных, которых разлучили жестокие люди. Через всю жизнь пронес Кольцов образ любимой и посвятил ей свои лучшие стихи…

Погубили меня Твои чёрны глаза,

В них огонь неземной

Жарче солнца горит!

Омрачитесь, глаза,

Охладейте ко мне! Ваша радость, глаза,

Не моя, не моя.

« Гимн любви» ( 3, с. 110)

В 1825 году сильное впечатление произвели на него случайно попавшиеся ему стихотворения И.И. Дмитриева; он купил их на базаре и пережил глубокое потрясение, познакомившись с его русскими песнями «Стонет сизый голубочек», «Ах, когда б я прежде знала». Юноша убежал в сад и стал распевать в одиночестве эти стихи.

Оригинальность Алексея Кольцова определилась в песне крестьянской.

Написанное 20 сентября 1830 года стихотворение «Кольцо» блеснуло в глаза читателей самобытностью:

Я затеплю свечу

Воску ярова,

Распаяю кольцо

Друга милова.

Загорись, разгорись,

Роковой огонь,

Распаяй, растопи

Чисто золото…(3, с.111)

В 16 лет юный поэт познакомился с воронежским книгопродавцем Кашкиным. Есть основание думать, что ему Кольцов показывал свои первые опыты. В течение 5 лет Кольцов пользовался безвозмездно его библиотекой, знакомясь с произведениями Жуковского, Козлова, Пушкина.

С Пушкиным Кольцов познакомился в 1836 году. Знакомство состоялось в квартире Александра Сергеевича, куда Алексей был дважды приглашен. Перед Пушкиным Кольцов благоговел. Тургенев рассказывает, как на вечере у Плетнева Кольцов никак не соглашался прочесть свою последнюю думу. «Что это я стал бы читать-с, — говорил он, — тут Александр Сергеевич только вышли, а я бы читать стал! Помилуйте-с!»

Стихотворение «Лес» написано в 1837 году и посвящено памяти Пушкина, строки былинного наполнения встали на свое историческое место. И какой поэт! как в этом стихотворении Алексея Кольцова выразилась могучая, раскованная и в то же самое время сдержанная в своей чистоте музыка русской речи, степной ее разлив, вольный ее распев:

Что, дремучий, лес,

Призадумался,

Грустью темною

Затуманился?

Что Бова – силач

Заколдованный,

С непокрытою

Головой в бою

Ты стоишь – поник,

И не ратуешь

С мимолетною

Тучей – бурею…( 3, с. 115)

Стихи Кольцова охотно печатались в лучших столичных журналах («Современник», «Московский Наблюдатель»).

В русской поэзии не много строк, воспевающих радость крестьянского труда. Звонкий, душеспасительный и тяжкий труд косаря сравнивается с явлениями природы — то с пчелиным роем, то с молнией. Восклицания восходят к былинному восторгу перед силой и удалью: «Раззудись, плечо! Размахнись, рука!»( «Косарь», 3 с.114)

Кочуя по родному краю, Алексей Васильевич постоянно общался с крестьянами. В степи у костра он любил слушать народные песни и сказки; останавливаясь в деревнях, любил бывать на крестьянских играх и хороводах, что помогало ему лучше постигать черты русского национального характера, жить надеждами и чаяниями своего народа.

«Я русский человек», – гордо заявлял он. Сколько сочувствия к крестьянскому быту в его песне «Что ты спишь, мужичок?»!

Что ты спишь, мужичок?

Ведь весна на дворе;

Ведь соседи твои

Работают давно.

Встань, проснись, подымись,

На себя погляди:

Что ты был? и что стал?

И что есть у тебя? (3, с. 117)

На родине слава его еще более возросла после того, как Жуковский посетил Воронеж (в июле 1837 года). Все видели, как Жуковский «прогуливался пешком и в экипаже вместе с поэтом-прасолом». Кольцов сопровождал его при осмотре достопримечательностей города. Кольцову в это время становилось тесно в семейной обстановке; его сильно тянуло к людям мысли и культуры, но он слишком крепко был связан со всем своим прошлым и материально, и духовно, да и образование его все-таки осталось поверхностным.

Вскоре Кольцов разошелся и с любимой младшей сестрой своей, Анисьей, в которой он прежде видел единственную в семье близкую ему душу. На один только момент, и то весьма непродолжительный, улыбнулось ему счастье: он горячо полюбил Варвару Григорьевну Лебедеву, и это возбудило в нем веру в лучшее будущее; но в силу разных обстоятельств они должны были вскоре разойтись.

в) болезнь и смерть А. В. Кольцова

Многим мечтаниям Кольцова не суждено было осуществиться. Его здоровье было подорвано непосильной работой на семью, постоянной погруженностью в прасольские заботы, отрывавшие поэта от его мечты, призвания, главного дела жизни. Запутанные торги и долги отца-самодура он вынужден был распутывать. Семья же ему не помогала. Его травили или, как свидетельствует Белинский, его ежедневно, ежеминутно оскорбляли, мучили, дразнили, как дикого зверя в клетке. Ему иногда не на что было купить лекарства, чаю, сахару, свечей. Мать украдкой от всех, прежде всего от мужа, приносила ему обед и ужин. А он делал ради семьи даже то, что было противно его натуре, но не получал благодарности. «Сестре на свадьбу отец нашел десять тысяч рублей, а больному сыну нет двести — на лекаря», — писал поэт.

Кольцов умер 29 октября 1842 года. Он похоронен в Воронеже. Наследие Алексея Васильевича Кольцова невелико по объему, но очень значимо по своей художественной ценности. О личности поэта говорят не в отрыве от его стихов, а именно в связи с ними. «Экая богатая и благородная натура!» (Белинский). Какое «жгучее чувство личности» (Щедрин). Наш народ горячо любит песенную поэзию Кольцова: его сочинения выдержали около 140 изданий.

Его стихи положены на музыку, переведены на многие языки мира.

Имя Кольцова у всех на устах: драмтеатр имени А.В.Кольцова, улица Кольцовская, Кольцовский сквер, поезд «Алексей Кольцов», конфеты «Песни Кольцова». Память народная — лучшая слава поэта- самородка.

Глава 3. Знакомство Н. В. Станкевича с А. В. Кольцовым

Много интересных и любопытных страниц можно отыскать в биографии Станкевича в дни его пребывания в Воронеже. Все они по-своему  увлекательны.

Но пришло время  обратиться, пожалуй, к  самой  волнующей из них: к знакомству Станкевича и Кольцова.

В «Былом и думах» А.И. Герцена читаем: «В Воронеже Станкевич захаживал иногда в единственную тамошнюю библиотеку за книгами. Там он встречал бедного молодого человека простого звания, скромного, печального. Оказалось, что это сын прасола, имевшего дела с отцом Станкевича по поставкам. Он приголубил молодого человека; сын прасола был большой начетчик и любил поговорить о книгах. Станкевич сблизился с ним. Застенчиво и боязливо признался юноша, что он и сам пробовал писать стишки, и, краснея, решился их показать. Станкевич обомлел перед громадным талантом, не сознающим себя, не уверенным в себе. С этой минуты он его не выпускал из рук до тех пор, пока вся Россия с восторгом перечитывала песни Кольцова. Весьма может быть, что бедный прасол, теснимый родными, не отогретый никаким участием, ничьим признанием, изошел бы своими песнями в пустых степях заволжских, через которые он гонял свои гурты, и Россия не услышала бы этих чудных, кровно-родных песен, если б на его пути не стоял Станкевич».

Это одна из многочисленных версий знакомства  двух славных сынов земли российской. Вот следующая. «Брат мой Николай до поступления в университет воспитывался в Воронеже, в пансионе Павла Кондратьевича Федорова, — рассказывал в одном из писем Александр Владимирович Станкевич. — Еще во время своего последнего пребывания там он  познакомился с молодым Кольцовым. Поэзия тогда сильно занимала брата, а о молодом поэте он мог узнать у воронежского книгопродавца (Кашкина, если не ошибаюсь), да  Кольцов и сам бывал в пансионе иногда, так как, помнится, он ставил Федорову дрова».

Януарий Михайлович Неверов, друг Станкевича, пишет об их знакомстве совсем иначе: «Станкевич сообщил мне о своем знакомстве с Кольцовым, которое произошло следующим образом: отец Станкевича имел винокуренный завод, куда местные торговцы скотом (прасолы) пригоняли свой скот… Однажды, ложась спать, он долго не мог найти своего камердинера, и когда последний явился, то, на замечание Станкевича, привел такое оправдание, что вновь прибывший прасол Кольцов за ужином читал им такие песни, что они все заслушались и не могли от него отстать, и при этом сказал несколько оставшихся у него в памяти куплетов, которые и на Станкевича произвели такое впечатление, что он пожелал лично узнать от Кольцова, откуда он достал такие  прекрасные стихи. На другой день он пригласил его к себе и, к удивлению своему, узнал, что автор этих стихов  сам Кольцов…»

    Как бы то ни было, но Станкевич познакомился с Кольцовым, очень любезно обошелся с ним и принял участие в его судьбе. Он прочитал стихи прасола и одобрил их. Насколько был прост и добр Станкевич, сын богатого дворянина, и насколько казался ему интересным этот «сын народа», неуклюжий, с густо напомаженными волосами, в длинной синей чуйке и картузе,- показывает тот факт, что в приезды свои в Москву поэт-мещанин останавливался прямо у помещика. Такая близость в ту пору, когда еще между «благородным» сословием и «хамами» стояли прочные, чуть не китайские стены, делает честь гуманному и симпатичному Станкевичу. Вскоре после знакомства со Станкевичем, в 1831 году, в некоторых московских изданиях появились стихи Кольцова, уже с его подписью: так, в газетке «Листок», были напечатаны несколько пьес поэта, а в «Литературной газете» — стихотворение «Перстень», присланное в редакцию Станкевиче

Это, конечно, должно было очень льстить Кольцову: мечты его исполнялись,- произведения появились в печати… Но помимо этого опубликование его стихов, хотя пока еще и неважных, имело и более существенное значение: оно дало поэту уверенность в своих силах, подбодрило его, а в Воронеже расширило круг его знакомых, которые относились теперь к Кольцову уже как к «печатавшемуся» литератору. И то и другое не могло не отозваться самым благотворным образом на настроении и на деятельности поэта.

Н. В. Станкевич сообщает Неверову: «Мы издаем стихотворения Кольцова. Когда они выйдут, пожалуйста, напиши об них в “Северной пчеле”, что ты думаешь; а то наврет какой-нибудь неуч. Пиши беспристрастно, ты, верно, найдешь в них хорошее, а недостатков не скрывай, ты выскажешь их так, как может высказать человек, уважающий чувство, в какой бы оно форме ни явилось».

Книга была напечатана в Москве  в типографии Н. Степанова,  называлась просто «Стихотворения Алексея Кольцова». Издание было осуществлено при  непосредственном участии Станкевича, в том числе и на его деньги. В   сборник  он  включил  стихотворения «Не шуми ты, рожь», «Удалец» («Мне ли, молодцу разудалому…»), «Люди добрые, скажите»,  «Песня пахаря» (Ну! тащися, сивка), «Ты не пой, соловей», другие, которые  и по сей  день остаются  подлинными  поэтическими и песенными шедеврами.

Угадав поэтический талант А. В. Кольцова, Станкевич стал первооткрывателем поэта для русской литературы и для всей читающей России

Через всю свою короткую жизнь пронес Кольцов нежность  и уважение к своему другу, умному, доброму учителю и идейному наставнику. За год до своей смерти Кольцов написал Белинскому: «Если литература дала мне что-нибудь, то именно вот что: я видел Пушкина, жил долго с Сребрянским, видел Станкевича…». Нет сомнения, что Кольцов назвал имена самых близких для себя людей,  которых  искренне и горячо любил

Таковы лишь некоторые документальные и художественные свидетельства о встрече  этих двух замечательных личностей. И, думается, не столь принципиально, где  состоялось знакомство Станкевича и Кольцова:  в воронежской книжной лавке или в имении Станкевича.  Гораздо важнее значение самой  встречи. Без всякого преувеличения можно сделать вывод: оно неоценимо. И неоценимо  уже хотя бы потому, что благодаря Станкевичу  Россия обрела настоящего народного поэта.

Заключение

Н. В. Станкевич и А. В. Кольцов были выдающимися личностями, которые всегда известны обществу, потому что благоговейные и таинственные слухи о них переходят из поколения в поколение, окружая память их почти легендарным поклонением. Ничто не мешает нам ценить заслуги этих людей на поле русской литературы: их благородные мысли и симпатичные стремления из тесного кружка друзей и поклонников перешли на страницы русских книг и волновали сердца как современников, так и последующих поколений.

Исследовав творчество Н. В. Станкевича и А. В. Кольцова, я почувствовала то прекрасное, что содеяли поэты – земляки. Иными словами, я хотела свой голос присоединить к сильным и убедительным голосам тех, кто при разных их характеристиках сходился на том, что это люди истинного, неподдельного таланта и Современный читатель обогатит свое представление о русской литературе, если не пройдет мимо произведений Станкевича и Кольцова. Эта привлекательность не на поверхности. Она сокрыта от глаз праздного читателя, но она охотно и открыто идет навстречу читателю любознательному, чувствующему энергию отечественного стиха и истоки его красоты.

Творчество Н. В. Станкевича и А. В. Кольцова востребовано и сегодня, о чем свидетельствуют издаваемые книги и сборники, в которые включаются  их стихотворения и письма. Ежегодно, когда наступает золотая осенняя пора, а с ней и дни рождения Станкевича и Кольцова, к их могилкам приходят и приезжают люди из всех уголков страны, ближнего и дальнего зарубежья. Такое отношение людей разных поколений и разных веков – лучший из памятников Н. В. Станкевичу и А. В. Кольцову, поэтам, просветителям. Наконец, людям, которых любили и продолжают любить все, кому  дорого прошлое и настоящее России.

Используемая литература

Грачёва И.В. “Степь в творчестве А.В.Кольцова.” Журнал “Литература в школе”, 2006, №5.

Шолохов М. А., Алексеев М. Н. и др. «Родные нивы» Поэзия 19- начала 20 века. Москва «Художественная литература» 1984,том3.

Ласунский О.Г. “Пишу не для мгновенной славы…” Вступительная статья к сборнику стихотворений А.В.Кольцова Воронеж 1984.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap