психология нов. отв.



1. Психология – это наука которая занимает двойственное положение в ряду других научных дисциплин. Как система научных знаний она знакома лишь узкому кругу специалистов, но в тоже время о ней знает практически каждый человек, обладающий ощущениями, речью, эмоциями, образами памяти, мышления и воображения и т. д.Термин «психология» впервые появился в научном мире в XVI в. Слово «психология» происходит от греческих слов: «syhe» – «душа» и «logos» – «наука». Таким образом, дословно психология – это наука о душе.Уже позднее в XVII—XIX вв., психология значительно расширила сферу своих исследований и стала изучать деятельность человека, бессознательные процессы, сохранив при этом прежнее название. Рассмотрим подробнее, что же является предметом изучения современной психологии.

Психика включает в себя многие явления. С помощью одних происходит познание окружающей действительности – это познавательные процессы, которые состоят из ощущения и восприятия, внимания и памяти, мышления, воображения и речи.Другие психические явления необходимы для того чтобы управлять поступками и действиями человека, регулировать процесс общения, – это психические состояния (особая характеристика психической деятельности за некоторый отрезок времени) и психические свойства (наиболее устойчивые и значимые психические качества человека, его особенности).Современная психология – это достаточно разветвленный комплекс наук, который продолжает развиваться очень быстрыми темпами (каждые 4 – 5 лет возникает новое направление).Тем не менее можно выделить фундаментальные отрасли психологической науки и специальные.Фундаментальные (базовые) отрасли психологической науки одинаково важны для анализа психологии и поведения всех людей.Специальные (прикладные) отрасли психологических знаний изучают какие-либо узкие группы явлений, т. е. психологию и поведение людей, занятых в какой-либо узкой отрасли деятельности.Обратимся к классификации, представленной Р. С. Немовым (1995).Общая психология1. Психология познавательных процессов и состояний.2. Психология личности.3. Психология индивидуальных различий.4. Возрастная психология.5. Социальная психология.

6. Зоопсихология.7. Психофизиология.Некоторые специальные отрасли психологических исследований

1. Педагогическая психология.2. Медицинская психология.3. Военная психология.4. Юридическая психология.

5. Космическая психология.6. Инженерная психология.7. Экономическая психология.8. Психология управления.

 3. Объектом психологии выступает психика, предметом – основные закономерности порождения и функционирования психической реальности. Предмет психологии – это конкретные факты психической жизни (Гиппенрейтер), психические явления, характеризуемые качественно и количественно, что породило и различие подходов к их изучению. Под психическими явлениями понимаются субъективные переживания или элементы внутреннего опыта субъекта. Под психологическими фактами подразумевается гораздо более широкий круг проявлений психики, в том числе их объективные формы (в виде актов поведения, телесных процессов, продуктов деятельности людей, социально-культурных явлений), которые используются психологией для изучения психики – ее свойств, функций, закономерностей.Развитие научно-категориального аппарата психологии и подъем экспериментальных исследований, свободных от редукционизма (биологического, медицинского, кибернетического, философского, литературного), позволило психологии обособиться в самостоятельную науку, поскольку экспериментально выявленные закономерности психики не совпадали с анатомо-физиологическими. Было выявлено, что психические явления, будучи продуктом взаимодействия индивида со средой, сами являются активным причинным фактором (детерминантой) поведения. Будучи внешне обусловленной и внутренне детерминируемой, человеческая деятельность входит в область исследования психологии (в ее психологические аспекты), наряду с психическими процессами и сознанием. Будучи порождением и функцией социальных (надиндивидуальных) процессов, сознание индивидуального субъекта имеет свою системную и смысловую организацию. Но сознание не исчерпывает психического. Неосознанные психические процессы также входят в область ислледования психологии.Предмет психологии заключается в исследовании именно ориентировочной стороны любого психического процесса.Задачи психологии: 1. Изучение психологических фактов и их закономерностей (то есть объяснение фактов, раскрытие законов, которым подчиняются эти явления), а также установление механизмов психической деятельности (то есть установление порядка и взаимодействия в работе конкретных психических и психофизиологических структур, осуществляющих тот или иной психических процесс). 2. Психология ставит своей задачей установить основные законы психической деятельности, проследить пути ее развития, вскрыть лежащие в ее основе механизмы и описать те изменения, которые происходят в этой деятельности. Функции психологииОписание, объяснение и понимание психологических явлений; установление закономерностей протекания психологических процессов, предсказание поведения и состояния людей в различных ситуациях, нахождение способов развития психики, духовного поведения…

4Житейская психология

Психологические знания, накопленные и использующиеся человеком в повседневной жизни, называются «житейской психологией». Они обычно конкретны и формируются у человека в процессе его жизни в результате наблюдений, самонаблюдений и размышлений.Достоверность житейской психологии проверяется на личном опыте и опыте людей, с которыми человек непосредственно соприкасается. Эти знания передаются из уст в уста, записываются, отражая многовековой житейский опыт. Богатый психологический опыт накоплен в сказках. Многие житейские наблюдения собирают писатели и отражают в художественных произведениях или в жанре моральных афоризмов. Житейские наблюдения выдающихся людей, в силу их мудрости и способности к обобщению, представляют также большую ценность.Главный критерий истинности знаний житейской психологии — их правдоподобность и очевидная полезность в повседневных жизненных ситуациях.Особенностями этих знаний являются конкретность и практичность. Для житейских психологических знаний характерна фрагментарность. Такие знания носят интуитивный характер.Они характеризуются доступностью изложения и наглядностью. В знаниях этого типа проявляется неточность употребляемых понятий. Для знаний житейской психологии характерна опора на жизненный опыт и здравый смысл.

Научная психология

Главная цель научной психологии — поиск новых психологических знаний о внутреннем мире людей. Причем для научной психологии представляют интерес общие закономерности психической жизни.В течение многих столетий научно-психологические знания накапливались в рамках философии, биологии, медицины, педагогики, социологии и других наук, связанных с изучением человека. Во второй половине XIX века психология стала самостоятельной наукой. С тех пор она разработала большое количество собственных методов научного познания, направленных на исследование фактов, закономерностей и механизмов психической жизни.Научная психология опирается на эмпирические научные факты, то есть факты, получаемые опытным путем. Научно-психологические факты характеризуются объективностью, т. е. независимы от субъективного мнения ученого. Научные психологические знания рациональны и осознанны. Использование эмпирического и логического способов доказательства истинности научно-психологических знаний придает им особую весомость. Методы науки обеспечивают большую надежность и доказательность получаемым знаниям. В научной психологии существуют надежные и проверяемые способы измерения психических явлений.Научная психология отличается обобщенностью получаемых знаний, поскольку направлена на поиск общих закономерностей психических явлений. Для научной психологии характерна системность и систематичность. По причине обобщенности получаемых в научной психологии знаний она широко опирается на абстрактные понятия и общие научные категории. Для объяснения и доказательства психологических закономерностей в научной психологии часто используются эксперименты как модели реальных психических процессов. Научно-психологические знания излагаются на специфическом научном языке. Научную психологию нередко называют академической. При этом ее обычно разделяют на фундаментальную и прикладную.

8 Сферы применения психологических знаний

Психология находит применение в различных сферах человеческой жизнедеятельности, таких как образование, управление предприятием, экономика, социология, медицина, политика, юриспруденция, техника, искусство, реклама и т. д. Охарактеризуем подробнее самые важные из этих областей.Одной из распространенных сфер применения психологических знаний является психологическое обеспечение деятельности предприятия. Психолог на предприятии в зависимости от актуальности стоящих перед ним задач принимает участие в рекруитменте и адаптации персонала, в асессементе сотрудников, в обучении и повышении квалификации персонала, в мотивировании персонала, в организации эффективного руководства персоналом, в анализе и оптимизации социальной структуры предприятия, в управленческом консультировании.Рекруитментом называется комплекс мероприятий по привлечению персонала для работы в фирме: определение потребности в персонале, определение профессионально-важных качеств и профессионально значимых ситуаций для вакантных позиций, разработка методов и средств определения профессионального потенциала персонала, разработка методов и средств профотбора. Асессемент – аттестация персонала, оценка личностного и профессионального потенциала работников, определение «балласта» и «авангарда» среди персонала и т.д. Под управленческим консультированием подразумевают помощь в решении спектра проблем, стоящим перед руководством фирмы, консультирование по вопросам управления персоналом, разрешения конфликтных ситуаций, проведения переговоров, а также личное консультирование сотрудников.

Важнейшей сферой применения психологических знаний является образование. Работа психолога в образовательных учреждениях содействует оптимальному проведению всего процесса обучения и воспитания: определение готовности ребенка к школе, разработка и осуществление развивающих программ, оказание помощи учащимся в кризисные периоды, проведение диагностико-коррекционной работы с «трудными» школьниками, проведение диагностики для выявления индивидуальных особенностей учеников, оптимизация межличностных взаимодействий участников образовательного процесса и консультирование учащихся, родителей и педагогов по вопросам, связанным с учебной деятельностью и по личным проблемам.

15 Когнитивная психология (англ. cognitive psychology) — современное направление в исследовании познавательных процессов. Возникло в 1960-х гг. как альтернатива бихевиоризму. Когнитивная психология реабилитировала понятие психики как предмета научного исследования, рассматривая поведение как опосредствованное познавательными (когнитивными) факторами.Современная когнитивная психология состоит из многих разделов: восприятие, распознавание образов, внимание, память, воображение, речь, психология развития, мышление и принятие решения, в целом естественный интеллект и отчасти искусственный интеллект. Модели познавательных процессов позволяют по-новому взглянуть на сущность психической жизни человека. «Когнитивная, или иначе познавательная, активность — это активность, связанная с приобретением, организацией и использованием знания. Такая активность характерна для всех живых существ, и в особенности для человека. По этой причине исследование познавательной активности составляет часть психологии» (Ульрик Найссер «Познание и реальность»).С расширением предметной области исследований когнитивной психологии обнаружилась ограниченность информационного подхода, особенно при анализе речевой деятельности, мышления, долговременной памяти и структуры интеллекта. Поэтому когнитивисты начали обращаться к генетической психологии (Ж. Пиаже), культурно-исторической психологии (Л. С. Выготский и др.), деятельностному подходу (А. Н. Леонтьев и др.).С другой стороны, разработанная ими методическая база экспериментальных исследований привлекла внимание многих европейских, в том числе российских ученых, которые адаптировали ее для развития своих традиций (микроструктурный и микродинамический анализ, микрогенетический метод). (А. И. Назаров.)Исследования когнитивной психологии охватывают как сознательные, так и бессознательные процессы психики, при этом и те и другие трактуются как различные способы переработки информации.Когнитивная психология имеет в своей основе ряд аксиоматических предпосылок (Хабер, 1964):Представление о поэтапной переработке информации, т. е. о том, что стимулы внешнего мира проходят внутри психики через ряд последовательных преобразований.Допущение об ограниченной емкости системы переработки информации. Именно ограниченность способности человека осваивать новую информацию и прообразовывать уже существующую заставляет искать наиболее эффективные и адекватные способы работы с ней. Эти стратегии (в гораздо большей степени, чем соответствующие им мозговые структуры) моделируют когнитивные психологи.Вводится постулат о кодировании информации в психике. Данный постулат фиксирует предположение о том, что физический мир отражается в психике в особой форме, которую нельзя свести к свойствам стимуляции.

Вариантом когнитивной психологии, завоевывающим все большую популярность в последние годы, является теория уровней переработки информации (Ф. Крейк, Р. Локхард, 1972). В настоящее время когнитивная психология все еще находится в стадии становления, но уже стала одним из самых влиятельных направлений мировой психологической мысли.

 16 Генетическая психология

Генетическая психология — очень перспективная отрасль психологии, которая пытается осознать, как возникает и протекает психическое в человеке с первых и до последних минут жизни. Еще до недавнего времени основное внимание в генетической психологии уделялось детству человека и его отрочеству, которые большой период времени казались ключевыми этапами развития человека. Но с развитием генетики на медицинском уровне и практические достижения науки перенесли центр тяжести на такие аспекты человеческого существования, как «зрелость» и «старость», то есть этапами, которые наименьше порождают кризис человеческого «Я».

Сегодня уже не секрет, что перинатальный (внутриутробный) период является очень важным этапом психологического развития; исследования в этой области показали, что связь младенца с окружающем  миром и первое его восприятие  им данной среды зарождается еще задолго до появления ребенка на свет. Но, по данному поводу еще идут множество дисскусий как на державном, так и на международном уровне. А это в свою очередь способствует развитию генетики в целом, и генетической психологии в отдельности. 

16Генетическая психология Жана Пиаже

Создателем наиболее глубокой и влиятельной теории развития интеллекта стал швейцарский ученый Жан Пиаже (1896-1980). Он преобразовал основные понятия других школ: бихевиоризма (взамен понятия о реакции он выдвинул понятие об операции), гештальтизма (гештальт уступил место понятию о структуре) и Жане (переняв у него принцип интериоризации, восходящей к Сеченову).Пиаже выдвигает положение о генетическом методе как руководящем методологическом принципе психологического исследования.Уделяя основное внимание формированию интеллекта ребенка, Пиаже подчеркивал, что в научной психологии всякое исследование должно начинаться с изучения развития и что именно формирование умственных механизмов у ребенка лучше всего объясняет их природу и функционирование у взрослого. На генетической основе, по мнению Пиаже, должны строиться не только отдельные науки, но и теория познания. Эта идея стала основой создания им генетической эпистемологии, т.е. науки о механизмах и условиях формирования у человека различных форм и типов знаний, понятий, познавательных операций и т.д.Известно, что представители различных подходов по-разному понимали сущность развития психики. Сторонники идеалистического, интроспективного подхода в качестве исходной точки брали замкнутый в себе психический мир; представители поведенческой психологии понимали развитие психики, по словам М.Г.Ярошевского, «как наполнение первоначально «пустого» организма навыками, ассоциациями и т.п. под влиянием окружающих условий». Оба этих подхода Пиаже отвергал как в генетическом, так и в функциональном плане, т.е. применительно к сознанию, психической жизни взрослого человека.Исходным пунктом своего анализа Пиаже считал взаимодействие целостного индивида — а не психики или сознания — с окружающим миром. Интеллект им определялся как свойство живого организма, формирующееся в процессе материальных контактов с окружающей средой.По мнению Пиаже, внешний мир в ходе онтогенетического развития начинает выступать перед ребенком в форме объектов не сразу, а в результате активного взаимодействия с ним. В ходе все более полного и глубокого взаимодействия субъекта и объекта происходит, как считал автор, их взаимное обогащение: в объекте выделяются все новые и новые стороны, характеристики, а у субъекта формируются все более адекватные, тонкие и сложные способы воздействия на мир с целью его познания и достижения сознательно поставленных целей.В своих экспериментально-теоретических исследованиях генезиса интеллекта Пиаже изучал лишь элементарные формы деятельности развивающегося человека. Основным материалом исследования служили различные формы поведения ребенка в окружающем мире. Но в отличие от представителей бихевиористского направления, Пиаже не ограничивался описанием действий, а пытался реконструировать на их основе те психические структуры, проявлением которых является поведение. Многолетние исследования Пиаже по реконструкции психики на основе поведения привели его также к заключению, что и сами психические процессы, не только интеллектуальные, но и перцептивные, представляют собой специфическую деятельность.Основной задачей Пиаже было изучение структуры человеческого интеллекта.Он рассматривал его строение как естественное развитие в ходе эволюции менее организованных органических структур, Однако психологические воззрения Ж.Пиаже сложились на основе общего биологического понимания процесса развития как взаимосвязи ассимиляции и аккомодации. При ассимиляции организм как бы накладывает на среду свои схемы поведения, при аккомодации — перестраивает их в соответствии с особенностями среды. В этой связи развитие интеллекта мыслилось как единство ассимиляции и аккомодации, ибо посредством этих актов организм адаптируется к своему окружению.Первые книги Пиаже вышли в 20-х годах: «Речь и мышление ребенка» (1923), «Суждение и умозаключение у ребенка» (1924), «Представление ребенка о мире» (1926).М.Г.Ярошевский, анализируя эти первоначальные воззрения Пиаже, пишет следующее: «На пути от младенца к взрослому мысль претерпевает ряд качественных преобразований — стадий, каждая из которых имеет собственную характеристику. Пытаясь раскрыть их, Пиаже сосредоточился первоначально на детских высказываниях. Он применил метод свободной беседы с ребенком, стремясь, чтобы вопросы, задаваемые маленьким испытуемым, были возможно ближе к их спонтанным высказываниям: что заставляет двигаться облака, воду, ветер? откуда происходят сны? почему плавает лодка? и т.д. Нелегко было найти во множестве детских суждений, рассказов, пересказов, реплик объединяющее начало, дающее основание отграничить «то, что у ребенка есть», от познавательной активности взрослого.Таким общим знаменателем Пиаже считал своеобразный эгоцентризм ребенка. Маленький ребенок является бессознательным центром собственного мира. Он не способен встать на позицию другого, критически, со стороны взглянуть на себя, понять, что другие люди видят вещи по-иному.Поэтому он смешивает объективное и субъективное, переживаемое и реальное. Он приписывает свои личные мотивы физическим вещам, наделяет все предметы сознанием и волей. Это отражается в детской речи. В присутствии других ребенок рассуждает вслух, как если бы он был один. Его не интересует, будет ли он понят другими. Его речь, выражающая его желания, мечты, «логику чувств», служит своеобразным спутником, аккомпанементом его реального поведения. Но жизнь вынуждает ребенка выйти из мира грез, приспособиться к среде… И тогда детская мысль утрачивает свою первозданность, деформируется и начинает подчиняться другой, «взрослой» логике, почерпнутой из социальной среды, т.е. из процесса речевого общения с другими человеческими существами» [Ярошевский М.Г.].В 30-х годах в подходе Пиаже к проблемам развития психики произошел коренной перелом. В целях описания структуры интеллектуальных актов он разрабатывает специальный логико-математический аппарат.Иначе определял Пиаже стадии развития интеллекта, их содержание и смысл. Теперь он считал, что не общение с другими людьми, а операция (логико-математическая структура) детерминирует познавательное развитие ребенка. В 1941 г. в соавторстве с А.Шеминской вышла книга Ж.Пиаже «Генезис числа у ребенка» и в том же году, совместно с Б.Инельдер — «Развитие понятия количества у ребенка». В центре второй работы — вопрос о том, как ребенок открывает инвариантность (постоянство) некоторых свойств объектов, как его мышление усваивает принцип сохранения вещества, веса и объема предметов. Пиаже выяснил, что принцип сохранения формируется у детей постепенно, сперва они начинают понимать инвариантность массы (8—10 лет), затем веса (10—12 лет) и, наконец, объема (около 12 лет).

Чтобы прийти к идее сохранения, детский ум, согласно Пиаже, должен выработать логические схемы, представляющие уровень (стадию) конкретных операций. Эти конкретные операции в свою очередь имеют длительную предысторию. Умственное действие (возникающее из внешнего предметного действия) — это еще не операция. Чтобы стать таковой, оно должно приобрести совершенно особые признаки. Операции отличает обратимость и скоординированность в систему. Для каждой операции имеется противоположная, или обратная ей, операция, посредством которой восстанавливается исходное положение и достигается равновесие. Взаимосвязь операций создает устойчивые и, вместе с тем, подвижные целостные структуры. Постепенно у ребенка нарастает способность к умозаключениям и построению гипотез. Мышление ребенка после 11 лет переходит на новую стадию — формальных операций, завершающуюся к 15 годам.При исследовании интеллекта Пиаже использовал так называемый метод срезов: он предъявлял детям различного возраста одну и ту же задачу и сравнивал результаты ее решения. Такой метод позволял уловить определенные сдвиги в интеллектуальной деятельности ребенка, увидеть в предыдущем этапе зарождение предпосылок и некоторых элементов последующего этапа. Однако этот метод не мог обеспечить раскрытие психологического формирования у ребенка нового интеллектуального приема, понятия, знания.Основная мысль Пиаже заключается в том, что понимание ребенком реальности – связное и непротиворечивое целое, позволяющее адаптироваться к окружению. По мере того как ребенок растет, он проходит несколько стадий, на каждой из которых достигается «равновесие»:1. Первый поворотный пункт, примерно в полтора — два года, является также концом «сенсомоторного периода». В этом возрасте ребенок способен решать различные невербальные задачи: ищет объекты, которые исчезли из поля зрения, т.е. понимает, что внешний мир существует постоянно, даже когда не воспринимается. Ребенок может найти дорогу, сделав обход, использует простейшие инструменты, чтобы достать желаемый предмет, может предвидеть последствия внешних воздействий (например, что мяч покатится под уклон, а если толкнуть качели, они, качнувшись, вернутся в прежнее положение).2. Следующий этап «дооперациональная стадия», характеризуется концептуальным пониманием мира и связана с освоением языка.3. Примерно к семилетнему возрасту ребенок достигает стадии «конкретных операций», например понимает, что число предметов не зависит от того, разложить ли их в длинный ряд или компактной кучкой; раньше он мог решить, что в длинном ряду предметов больше.4. Последняя стадия приходится на ранний подростковый возраст и носит название стадии «формальных операций». На этой стадии становится доступным чисто символическое представление о предметах и их отношениях, появляется способность мысленного манипулирования символами.Пиаже выдвинул гипотезу, что наука также может рассматриваться с генетической точки зрения, как эволюционный процесс, и что научный взгляд на природу реальности является следствием установления равновесия, а не постепенным открытием все большего числа «истин».Основной недостаток концепции Пиаже заключался в том, что, игнорируя развитие целостной личности ребенка, главную движущую силу развития интеллекта он видел в самом интеллекте. У Пиаже среди факторов развития интеллекта нет такого фактора, как деятельность.Концепция Пиаже убедительно доказывала, что истоки, зачатки более высоких уровней мышления созревают внутри предыдущих. Однако, как доказывают работы отечественных авторов, переход к высшим генетическим ступеням выражается не только в развитии новых видов мышления, но и в изменении всех тех, которые возникли на предыдущих ступенях. Развивается не мышление само по себе, а человек, и по мере того, как он поднимается на высшую ступень, на эту высшую ступень поднимаются все стороны его сознания, все аспекты его мышления.

И, наконец, Пиаже недооценивал роль обучения как важнейшего условия перехода с одного уровня развития интеллекта на другой. Многочисленные исследования, выполненные отечественными психологами, доказали, что развитие мышления детей обусловлено правильно организованной системой обучения.

17  Признание психики как нематериального и нефизиологического образования, равно как и сведение ее к процессам физиологическим, следует рассматривать как тупиковые направления исследований в психологии. Обращается внимание на целесообразность определения психики как особого свойства мозга, обеспечивающего отражение не объективной действительности, существующей в настоящем или существовавшей в прошлом, а ее ближайшего будущего, которого еще нет и не было. Приводится схема, иллюстрирующая суть идеи, положенной в основу данного определения психики. Предлагается модель функционирования «сложных» нейрофизиологических процессов, обладающих свойством, называемым психикой.

Проводя обзор современных источников на проблему изучения психики, можно сделать акцент на некоторых из них.По мнению Маткова О.И. психика каждого человека определяется его потребностями, заложенными внутри, благодаря которым регулируется поведение и происходит его организация [4, с. 16].На его взгляд, главным, на что нужно обращать внимание, говоря о психике, это об управляющей ее части, ориентированной на эмоционально-мотивационную сторону, а не подчиненной, то есть отражении. Многие ученые (У. Макдаугл, П.В. Симонов, Н.Ф. Добрынин, З.Фрейд, К.Левин, А Маслоу, Г. Мюрей, Э.Диси, М. Линч и другие), в состав психики включают определенное количество потребностей, на основе которых формируется направленность и активность личности, без участия которых ни одна из коих не будет удовлетворена. Современные психогенетики, нейропсихологии ввели такие понятия как прапсихика, праличность (В.Ф. Петренко, М.И. Лисина), означающие некоторые проявления психики родившегося ребенка, основанные как на базовых потребностях, так и характерологических и культурологических тенденциях, что является впоследствии движущей силой его развития, а соответственно «фундамент» потенциального развития личности с ее ориентирами и направленностью (метанаправленность).

Очень парадоксальным подходом к изучению психики является подход В.И. Панова, который опираясь на исследования ученых (В.А. Барабанщиков, А.И. Миракян, Е.А. Сергиенко, Ф.Т. Михайлов и другие), приходит к выводу о том, что психику следует изучать как продукт, учитывая ее проявления, окружающую среду, условия, и невозможно ее рассматривать с точки зрения непосредственного процесса. Причиной этому является то, что «психика предстает перед нами не в непосредственной своей данности, а в виде своих продуктных (результативных) проявлений» [6, с. 51]. Согласно выше указанным авторам, психику можно исследовать с позиции ее проявлений, посредством которых подобный процесс происходит именно в тот момент, когда она является предметом изучения. В связи с этим, на взгляд В.И. Панова, объектом исследования психика может быть только в том случае, если ее рассматривать в системе «человек-окружающая среда», так как источником развития будет служить человек с типичной для него биологической и социальной активностью, а не сама психика как таковая.С подобной выше точкой зрения не согласен Д.И. Дубровский, который в своих работах разъясняет, что мозг и психика тесно связаны между собой, и именно индивидуальные особенности психики проявляются, в зависимости от генетической предрасположенности человека, что определяет уникальность личности, развивающейся в находящейся социальной среде. По его мнению, только два случая могут не соответствовать действительности относительно влияния среды на психику человека, это касается мозговой деятельности «идиотов» и «гениев», которые вне зависимости от своего нахождения не получат закономерного развития, так как оно идет по своим особенным законам [2, с. 131]. Опровергает Д.И. Дубровский и тезис, выдвинутый Ф.Т. Михайловым о том, что у детей «маугли» нет психики, так как, сравнивая их с обычными детьми, выросшими в обществе, им не было обнаружено одинаковых проявлений мозговой деятельности.Кроме того, Ф.Т. Михайлов утверждает, что социальная роль играет колоссальное значение в развитии психики, так как стирает индивидуальные различия особенностей ее проявлений, отчего мозг детей одинаков, выросших в одной и той же среде, а это приводит к затруднениям в обозначении их термином «личность». Приводя аргументированный довод в отрицание подобного тезиса Д.И. Дубровский пишет следующим образом: «Не понятно только, почему примерно одна и та же среда порождает такое поразительное разнообразие личностей, диаметрально противоположные характеры и склонности, несовместимые психологические свойства?» [2, с. 134].Таким образом, Д.И. Дубровский обозначает уникальность развития психики в генотипическом ключе, но проявление их четко определяется и формируется в условиях социальной среды, в которых человек растет и развивается.В противовес Д.И. Дубровскому в работе «Психика и мозг» (ответ Д.И. Дубровскому) Ильенков Э.В. при согласии с первым, что «хранимая личностью информация, все ее психические регистры так или иначе организованы в ее головном мозгу» [3, с. 145], указывает на другие факторы, влияющие на развитие личности (строение тела, физиология, ЦНС и другие). Более того, Ильенков Э.В. очень четко конкретизирует свое несогласие с позицией Д.И. Дубровского по поводу значительного влияния уникальности генетических особенностей в структуре головного мозга, что отличает людей между собой. Он обосновывает свою точку зрения тем, что для проверки позиции Д.И. Дубровского необходимо препарировать головной мозг только что родившимся младенцам, чтобы успеть посмотреть, что является генетически заложенным в структуре мозга, а не приобретенным впоследствии в социальной среде.Ильенков Э.В. нашел причину различий между ними, заключающуюся в том, что среда сама по себе разная, и люди, находящиеся в ней отличны, но благодаря не абсолютному различию есть даже и сходства у них, основанные на культуре, за счет которой люди объединяются в группы, коллективы, семьи.Появление психики происходит с момента возможности живого организма менять собственное поведение, в зависимости от условий среды. Как пишет И.И. Булычев в Вестнике ТГУ: «наиболее существенная черта психики как фундаментального целостного явления – субъективность, заключающаяся в индивидуализированном восприятии событий внешнего мира» [1, с. 10]. Автор в своей статье описывает структуру психики, содержащую три компонента: нуклеарно-нейронный (состоит из нервных клеток у самых простейших организмов: растений, вирусов, простейших одноклеточных, реагирующих элементарным способом на раздражители); безусловно-рефлекторный, основанный на истинктоподобном поведении (насекомые, млекопитающие, человек), передающемся наследственным путем и мало меняющемся, что является безусловным ограничением в постоянной меняющейся среде; условно-рефлекторный (низшие позвоночные, высшие животные, человек), благодаря которым организм приспосабливается к любым условиям окружающей среды. Как про данный компонент пишет И.И. Булычев: «чем сложнее живой организм, тем более он способен к сложному и разнообразному поведению и тем сложнее его условно-рефлекторная психическая активность [1, с. 15]. В работе автор указывает на то, что психика состоит из атрибутов или свойств, имеющих разный смысл, в зависимости от представленных компонентов. Таким атрибутом как код обладают живые организмы, находящиеся на нуклеарно-нейронном и безусловно-рефлекторном уровнях, а «сигналом» — на условно-рефлекторном.Одним из основных подходов к изучению психики является субъектный подход (Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский), заключающийся в том, что психика относится к субъекту, который самостоятельно выстраивает взаимоотношения с внешним миром. Вот как пишет по этому поводу В.А. Барабанщиков: «любые психические явления и формы активности рассматриваются в конкретной отнесенности к тому, кому они принадлежат. Человек как субъект способен распоряжаться собственными ресурсами и, благодаря этому, строить свои отношения с миром. Активность, самодетерминация, саморегуляция, саморазвитие и самосовершенствование – ключевые характеристики субъекта жизни, которые становятся предметом интенсивного исследования» [1, с. 2].Теплов Б.М. считает, что психику возможно изучать только опосредовано, а именно, «к познанию самих психических процессов можно подойти только опосредовано, путем объективного наблюдения» — посредством фиксации и изучения внешних проявлений психики (в деятельности, в поступках, поведении, речевых реакциях человека) [5, с. 295].Что касается зарубежных авторов на изучение психики, то К. Ясперс связывал психическое с мотивационной сферой и говорил в своей работе о том, что понять можно только отдельное описание феномена. Вот, как он это обозначает: «Понимание охватывает отдельные психические качества и состояния, как они переживаются, последнее – восхождение психического из психического, как это движется при мотивационных взаимосвязях, контрастных влияниях, диалектических переменах, поворотах» [8, с. 255]. Понять подобное, по мнению К. Ясперса, можно только благодаря объяснению при помощи объяснительной психологии.При рассмотрении учения Фрейда на счет психики можно заключить, что по нему протекание психических процессов детерминировано предшествующими явлениями, вне зависимости от сознательного или бессознательного характера. В известной книге Фрейджера Р., Фейдимена Д. «Большая книга Психология. Личность. Теории, упражнения, эксперименты» написано: «Фрейд предположил, что душевная жизнь человека характеризуется непрерывностью и что всякая мысль и всякое поведение имеют значение. Он утверждал, что «простота» (nothing) носит случайный характер и менее всего свойственная психическим процессам. Существует повод, даже многочисленные поводы, для каждой мысли, чувства, воспоминания или действия. Всякое явление вызывается сознательными или бессознательными намерениями и определяется событиями, которые ему предшествовали. Кажется, что многие психические явления возникают самопроизвольно, однако Фрейд начал исследовать и описывать скрытые связи, которые соединяют одно сознательное явление с другим» [7, с. 33].Рассматривая проблему изучения психики сегодня, важно сказать, что необходимо ее исследовать в рамках какой-либо категории, в контексте чего-либо. Сам процесс психического отражения как таковой исследовать достаточно проблематично, так как у каждого человека оно проходит своеобразным способом. Вторым моментом является то, как зафиксировать сам процесс психического отражения, не упустив не единой мелочи, которая может быть основным и главным звеном во всей цепочке.Однако, если взять выборку из нескольких тысяч человек, посмотрев при этом, у них психические процессы, психические состояния и психологические свойства, по крайней мере, попробовать найти их закономерные проявления, что входит в состав психики, найдя общее в них в процессе получения результатов по итогам проведенных исследований.

Основные функции психики.

Можно выделить 3 основные функции психики:отражение воздействий окружающего мира, осознание человеком своего места в окружающем мире, регуляция поведения и деятельности.Отражение воздействий окружающей действительности.Психическое отражение действительности имеет свои особенности.Во-первых, это не мертвое, зеркальное, однонаправленное отражение, а сложный и постоянно изменяющийся процесс, которому присущи и противоречия.Во-вторых, при психическом отражении объективной действительности любое внешнее воздействие (т. е. воздействие объективной действительности) всегда преломляется через ранее сложившиеся особенности психики, через конкретные состояния человека. Поэтому одно и то же внешнее воздействие может по-разному отражаться разными людьми и даже одним и тем же человеком в разное время и при разных условиях.В-третьих, психическое отражение — это правильное, верное отражение действительности. Возникающие образы материального мира являются снимками, слепками, копиями существующих предметов, явлений, событий.Субъективность психического отражения, характерное для человека активное преобразование отражаемого ни в коей мере не отрицают объективную возможность правильного отражения окружающего мира. Регуляция поведения и деятельности.Психика, сознание человека, с одной стороны, отражают воздействия внешней среды, адаптируются к ней, а с другой — регулируют этот процесс, составляя внутреннее содержание деятельности и поведения. Последние не могут не опосредоваться психикой, так как именно с ее помощью человек осознает мотивы и потребности, ставит перед собой цели и задачи деятельности, вырабатывает способы и приемы достижения результатов. Поведение же при этом выступает как внешняя форма проявления психики.Осознание человеком своего места в окружающем мире.Эта функция психики, с одной стороны, обеспечивает правильные адаптацию и ориентацию человека в объективном мире, гарантируя ему эффективное осмысление всех реалий этого мира и адекватное к ним отношение.С другой стороны, с помощью психики, сознания человек осознает себя как личность, наделенную определенными индивидуальными и социально-психологическими особенностями, как представителя конкретного общества, социальной группы, отличающегося от других людей и находящегося с ними в своеобразных межличностных отношениях.

19  Структурная организация мозга

Структуры головного мозгаГоловной мозг состоит из трех основных отделов — заднего, среднего и переднего мозга (см. форзац), объединенных двусторонними связями.

Задний отдел включает продолговатый мозг, мост и мозжечок. Продолговатый мозг играет существенную роль в осуществлении жизненно важных функций. В нем расположены скопления нервных клеток — центры регуляции дыхания, сердечнососудистой системы и деятельности внутренних органов. На уровне моста находятся ядра черепно-мозговых нервов. Через него проходят восходящие и нисходящие нервные пути, соединяющие вышележащие отделы мозга с продолговатым и спинным. Позади моста расположен мозжечок, с функцией которого в основном связывают координацию движений, поддержание позы и равновесия. В среднем мозге (мезенцефалон) в области четверохолмия расположены первичные центры зрения и слуха, осуществляющие локализацию источника внешнего стимула. Эти центры находятся под контролем вышележащих отделов мозга. Они играют важнейшую роль в раннем онтогенезе, обеспечивая первичные формы сенсорного внимания.

В среднем мозге расположена так называемая сетчатая, или ретикулярная, формация. В ее состав входят переключательные клетки, аккумулирующие информацию от всех афферентных путей, отдающих колатерали в ретикулярную формацию. Восходящие пути от клеток ретикулярной формации идут во все отделы коры больших полушарий, оказывая тонические активирующие влияния.

 Это так называемая неспецифическая активирующая система мозга, которой принадлежит важная роль в регуляции уровня бодрствования и состояния непроизвольного внимания.

Передний отдел состоит из промежуточного мозга (диэнцефалон) и больших полушарий.

Промежуточный мозг включает две основные структуры. Гипоталамус — центр регуляции деятельности внутренних органов, эндокринной системы, обмена веществ, температуры тела. Его восходящие влияния изменяют уровень активности корковых нейронных систем. Таламус -сложное полифункциональное образование, включающее релейные ядра, где переключается афферентация от органов чувств в соответствующие области коры больших полушарий, ассоциативные ядра, где эта афферентация взаимодействует и частично обрабатывается, и неспецифические ядра, через которые проходят импульсные потоки из ретикулярной формации. Эти группы ядер связаны между собой и системой двусторонних связей с большими полушариями.

Принципы функциональной организации человеческого мозга

Как уже было сказано выше (гл. 2), мозг человека, являющийся продуктом длительной эволюции, представляет сложную иерархически построенную систему, которая отличается тем, что над аппаратами ствола и древней коры мозга, достаточно развитыми уже у высших позвоночных, надстраиваются большие полушария, которые у человека получают особенно мощное развитие.Если аппараты ствола мозга и его верхних отделов являются теми частями мозга, которые включают в свой состав ядра (группы клеток, регулирующих процессы дыхания, кровообращения и биохимического обмена, осуществляющего важнейшие жизненные процессы), то аппараты четверохолмия и подкорковых узлов (зрительного бугра и стрио — палидарной системы) являются первыми инстанциями, обеспечивающими получение раздражений из внешнего мира, доходящих через высшие органы чувств (контактные и дистантные рецепторы), их переключение на двигательные аппараты (четверохолмие) и их первичную интеграцию с выполнением сложных синергии (таламо — стриальная система). Эти последние аппараты играют ведущую роль у низших позвоночных (земноводных, рыб, птиц), но постепенно оттесняются высшими отделами переднего мозга, большими полушариями, которые являются сложнейшими приборами, обеспечивающими:а) анализ и синтез раздражений, поступающих из внешней среды;б) усвоение и переработку получаемой информации;в) замыкание новых связей;г) выработку программ сложной деятельности и регуляции протекания высших форм поведения.Высшими отделами центральной нервной системы являются большие полушария — кора головного мозга и подлежащее белое вещество, состоящее из проекционных волокон, связывающих ее с нижележащими подкорковыми образованиями, и ассоциационных волокон, связывающих отдельные области мозговой коры. Большие полушария начинают занимать ведущее место у высших позвоночных, у человека же становятся основным, важнейшим аппаратом его психической деятельности.Исследования, проведенные за последние десятилетия, внесли известную ясность не только в морфологическую характеристику аппаратов головного мозга, но и в основные принципы его функциональной организации, и именно это представляет для психологии существенное значение.Три основных «блока» головного мозга.Как мы уже указывали, головной мозг человека, обеспечивающий прием и переработку информации и создание программ собственных действий и контроль за их успешным выполнением, всегда работает как единое целое. Однако головной мозг представляет собой сложный и высокодифференцированный аппарат, состоящий из ряда частей, и нарушение нормального функционирования каждой его части неизбежно сказывается на его работе.В головном мозге человека можно выделить по крайней мере три основных «блока», каждый из которых играет свою особую роль в обеспечении психической деятельности.Первый из них поддерживает нужный тонус коры, необходимый для того, чтобы как процессы получения и переработки информации, так и процессы формирования программ и контроля их выполнения протекали успешно.Второй блок обеспечивает самый процесс приема, переработки и хранения информации, доходящей до человека из внешнего мира (от аппаратов его собственного тела).Третий блок вырабатывает программы поведения, обеспечивает и регулирует их реализацию и участвует в контроле за их успешным выполнением.Все три блока размещаются в отдельных аппаратах головного мозга, и лишь слаженная их работа приводит к успешной организации сознательной деятельности человека.

25 Научный метод Использование объективных, систематических и воспроизводимых способов исследования. Объективность заключается в том, что исследователь не позволяет усвоенным идеям или предрассудкам влиять на сбор данных. Систематичность заключается в том, что наблюдения или эксперименты выполняются упорядоченным образом. Измерение и регистрация эмпирических данных производится аккуратно и с учетом возможного влияния других факторов на полученные результаты. Воспроизводимость подразумевает, что все наблюдения можно повторить под руководством других исследователей, получив сходные результаты. Если результаты не воспроизводятся, то они ненадежны и, следовательно, не могут считаться достоверными. Процесс исследования не ограничен эмпирическими наблюдениями, но также требует логического мышления для объяснения результатов наблюдений. Развитие научных теорий, постоянная проверка и совершенствование этих теорий путем дальнейших наблюдений завершает цикл научного исследования. 1. Аргументы за: — Благодаря опоре на объективные систематические методы наблюдения приобретаемые знания являются чем-то большим, нежели пассивной регистрацией фактов. — Если научная теория больше не соответствует фактам, она может быть усовершенствована или отвергнута. Это означает, что научный метод познания допускает самокоррекцию. — Поскольку научные методы опираются на принцип детерминизма, с их помощью можно установить причины поведения. Детерминизм обеспечивает эмпиричность и воспроизводимость результатов. 2. Аргументы против: Сосредоточиваясь на объективности и контроле в процессе наблюдения, психологи создают искусственные ситуации, которые дают лишь отдаленное представление о поведении людей в более естественной обстановке. Причинно-следственные взгляды на поведение, необходимые в научных методах исследования, разделяются далеко не всеми психологами. Если поведение не подчиняется закономерностям, заложенным в научных методах, то предсказания становятся невозможными, а сами методы утрачивают свою эффективность.

26   Три парадигмы — три методологические ориентации в психологии.

 

Экспертные психологические позиции условно могут быть разделены на три групп: естественнонаучная ориентация, гуманитарная и практическая.  Основанием для такой группировки служит тот исходный образ, на который ориентируется в организации своей структуры психологическая дисциплина.

 

Естественно-научная парадигма берет в качестве такого образца науки о природе.  Из этого следует, прежде всего, познавательное отношение к психологическим объектам, отражение которых в соответствующих категориях и понятиях, выявление сущности (закономерности) поведения исследуемых явлений составляет важнейший, а порой и единственный смысл существования данной ориентации.  На вопрос автора этих строк, заданный одному из адептов такой ориентации, зачем изучать то или иное явление респондент ответил коротко: «Чтобы знать». Конституирующая функция исследовательской установки не означает того факта, что получаемые знания совершенно бесполезны.  Вводя утверждение об этой функции мы лишь хотели сказать, что познавательная позиция не нуждается в специальном обосновании со стороны практики, а имеет иной источник — исследовательский интерес.  Резерфорд, разрабатывая модель атома, ни мало не беспокоился о ее узко практической реализации, поскольку был озабочен расширением горизонта физической реальности.  Полученное знание часто оказывается затребованным и тогда принято говорить о его приложении.  В данной ориентации доминирует генерализирующая тенденция, выражающаяся в поиске самых общих закономерностей человеческого бытия, что выражается не только в построении научной картины мира, но и в более серьезных мировоззренческих притязаниях создаваемых теорий.  Пример с Фрейдом — красноречивое тому свидетельство.  Выявленные закономерности позволяют субъекту на их основании поступать «со знанием дела».  Именно этим соображением, как нам представляется, обосновывается сегодня необходимость фундаментальной теоретической подготовки психолога, независимо от той сферы, в которой будут приложены его усилия впоследствии.  В этой же перспективе строятся и отношения таких форм человеческой практики как педагогика и психология.  Считается, что знание законов функционирования психического позволит на их основании строить адекватную педагогическую практику, а психологическое невежество неминуемо должно привести к ее деструкции.Познавательная позиция вся проникнута эмансипирующим побуждением.  С точки зрения В. И. Слободчикова и Е. И. Исаева, которую мы также разделяем, исследователь занимает «по отношению к объекту познания позицию извне, позицию незаинтересованного, беспристрастного субъекта» (2,85).Здесь следует сделать оговорку, поскольку критики естественно-научного метода постоянно указывают на то, что требование беспристрастности в психологии никогда не соблюдалось и соблюдено быть не могло.  Суть нашего замечания сводится к тому, что в данном случае преследуется цель не столько проследить последовательность реализации той или иной позиции, сколько обнаружить ее конструктивы и в некоторой степени указать на специфику решаемых таким образом задач.  В данном случае речь идет об идеалах, на которые ориентируется практика.Важнейшим критерием объективности получаемого знания считается возможность его воспроизведения любым экспертом, при условии соблюдения им параметров исследовательской ситуации.  Так, например, закон прегнантности, открытый гештальт-психологами, должен быть обнаруживаемым в любых культурах и в любое историческое время как устойчивая связь психических феноменов.  В противном случае он приобретал статус частной закономерности, действующей в локальной ситуации.  Обнаружение влияния субъективной переменой на характер получаемого знания привело к эволюции естественно-научного метода, в направлении все более сложного учета диспозиционных переменных наблюдателя и исключения выделенных характеристик из картины получаемого знания.  В. С. Степин выделяет и описывает три этапа такой эволюции.  (См. 4; 5; 6;7).  Значительно редуцируя его идею, можно сказать, что развитие метода состояло в постепенном преодолении наивно-натуралистической установки сознания естествоиспытателя, абсолютизирующего процесс собственного восприятия (классическая рациональность) через обнаружение зависимости получаемых результатов от используемых средств, в том числе и мыслительных (неклассическая рациональность), к учету психологических переменных в деятельности ученого (постнеклассическая рациональность).И хотя В. С. Степин ведет речь о развитии общенаучного метода, мы можем воспользоваться его схемой для организации материала психологического знания.  Понятно, что предлагаемые аналогии носят предварительный гипотетический характер.  Так, можно предположить, что ранний интроспекционизм тяготеет к классическим идеалам познания, бихевиоризм Уотсона, выдвинувшего требование «инструментального контроля» (8,283), тяготеет к неклассической рациональности, а психоанализ З. Фрейда, сделавшего проекцию аналитика предметом особой рефлексивной заботы, попадает в этом отношении в постнеклассическую парадигму.Разумеется естественно-научную позицию не следует трактовать упрощенно, и даже психологи, стоящие у истоков научного метода, обращали внимание на специфику объекта исследования, отмечали его рефлексивную природу, ситуативную изменчивость.  Отчасти этим обстоятельствам мы обязаны появлению замечательного психологического инструмента — «зеркалу Гезелла».  Однако во всех естественно-научных ориентациях неминуемо обнаруживается одно инвариантное допущение — наличие некой независимой сущности, параметры которой только искажаются неадекватным методом.

 

Гуманитарная парадигма в психологии ориентируется не на образы наук о природе, а на рациональность, имеющую предметом своей заботы культуру.  В отличие от номотетической, генерализирующей тенденции натуралистического метода здесь утверждается идеографический, уникализирующий подход.  Как считают исследователи методологии психологии, гуманитарная парадигма обращена «к духовному миру человека, к его личностным ценностям и смыслам жизни» (2,87).Особенность так взятого предмета — духовной инстанции, предопределяет сущность метода — понимание в отличие от наблюдения и его вариаций в естественно-научном подходе.

Поскольку и наблюдение также связано с пониманием, различим естественно-научное и гуманитарное понимание с опорой на исследования К. Яспреса. В своих исследованиях К Ясперс рассматривал два типа понимания: статическое и генетическое.  Первое он связывал с задачей фиксации и описания чувственно-воспринимаемых объектов в их существенных связях и отношениях.  Выстроить картину этих связей и означает понять.Генетическое понимание Ясперс выводит из понимающей социологии Г. Зиммеля, различавшего понимание сказанного и говорящего.  «Так, если мы считаем, что содержания отдельных мыслей вытекают одно из другого по законам логики, мы понимаем эти связи рационально.  Если же мы понимаем содержание мыслей как вытекающих из настроений, желаний или опасений думающего, то тогда мы понимаем эти связи собственно психологически, или иначе, сопереживая душевному миру другого.  Если рациональное понимание всегда приводит к выводу, что содержанием души является рациональный, понимаемый без всякой психологии комплекс, то понимание через сопереживание вводит внутрь собственно душевных взаимосвязей.  Если рациональное понимание является только вспомогательным средством психологии, то понимание через сопереживание самой психологией» (9,114).Прислушаемся к этому замечанию К. Ясперса.  Если статическое понимание в принципе не специфично, поскольку не так уж важно какие явления наблюдать, то генетическое понимание апеллирует к знанию психического посредством психического.  При этом, если в естественно-научной парадигме реализуется требование нахождения инвариантной интерпретации, которая тождественна истине, то в понимающей психологии нахождение нескольких интерпретаций означает углубление понимания, что заставляет нас говорить об относительности, незавершенности процесса понимания, а следовательно и получаемого знания.Понимание заключает в себе значительный эмпатический компонент.  Отсюда личность исследователя приобретает инструментальный характер. «Неотъемлемым моментом понимания является личный опыт исследователя, его нравственные, мировоззренческие установки, ценностные ориентации, его отношение к познаваемому» (2,88).Если объективная психология, как она считает, ничего не создает, а только открывает тайны природы человека, то гуманитарная психология открывает принципиальную возможность для конструктивной деятельности в области психологии, поскольку позволяет особым отношением вызывать к жизни разнообразные эффекты психической жизни исследуемого.  В рамках гуманитарной парадигмы намечается и реально осуществляется выход за пределы чисто познавательного подхода.Не удивительно, что многие современные психологические практики все больше тяготеют к гуманитарной парадигме в психологии.

 

Практическая парадигма в психологии имеет своей задачей реализацию преобразовательного отношения.  Образ, на который данная психология ориентируется заимствован из инженерии и техники.  Возникновение искусственно-технического отношения к реальности связано с возникновением в повседневной реальности разнообразных разрывов, которые естественным образом не восполняются.  Вот почему возникает необходимость в восполняющей деятельности, что и влечет за собой соответствующие практики их ликвидации.  В качестве прецедентов практической психологии можно назвать психотерапию, педагогическую психологию, психологию аномального развития.  Таким образом, в основе практической психологии лежит не исследование психологической реальности, а работа с ней.  Из этого не следует полное исключение исследовательского отношения к психологическим данностям, но его переподчинение практике преобразования реальности, контекстуализация практическим отношением в целом.В практической парадигме возникает особое отношение к психологической теории. «Психологическая теория строилась и строится не как рефлексия ученого по поводу некоторой психической реальности, существующей безотносительно к психологической практике.  Теория конструируется, исходя из практики, а далее практика конструируется (реконструируется) на основе теории» (10,123).

 

Источником теории практики выступает мир повседневных значений, вернее обнаружение их дефицитарности, на основе самоопределения действующих субъектов, в то время как в исследовательских теориях основания черпаются в философии и научной методологии.  Ввиду особой значимости теорий практики рассмотрим их генезис с опорой на разработки известного представителя феноменологической философии Отто фон Болльнова.Базовой метафорой практической теории для Болльнова выступает искусство, понимаемое им как совокупность методов управления деятельностью.  Теория (искусство) надстраивается над деятельностью, делает ее яснее, сознательнее.«Задача теории – превращение в осознаваемое того, что для нее уже есть данность» (10,2).Однако это надстроечное отношение  теории не является простым отражением, пусть даже преувеличенным.  Теория выступает общей схемой понимания практики, т. е.  той целостностью, в контексте которой получают упорядоченность элементы практики.  Кроме этого, сам ход практического функционирования никогда не бывает линейным и последовательным.  Рефлексия проблем и девиаций приводит к более обобщенному познанию сущности практики, ее концептуализации.  Становление теорий практики проходит по Болльнову несколько этапов.1. Описание.  Его необходимость связана с тем, что общение человека в контексте повседневной реальности, ставшей само-собой-разумеющейся, приводит к псевдоясности.  Более того, как удачно показал А. Шюц, предметы повседневного мира всегда обернуты к нам своей утилитарной стороной, и эта утилитарная значимость стремится к генерализации на весь объект.  Т. е. , предметы даны не во всей полноте их свойств и отношений, а концентрированно, в совокупности тех немногих свойств, которых нам достаточно для практического пользования.  В процессе описания становится возможным обнаружение действия повседневной установки сознания, возникают зоны неясности, сложновыразимости в языке, отчетливым становится то, что было фоновым. Описание не представляется нам простым делом.  Опыт нашей работы с будущими психологами показывает, что многие студенты испытывают большие затруднения при письменном или устном описании психологических явлений.  Среди типичных ошибок мы выделяем «дрейф» предмета описания, скудность языка описания, обессмысливание описательной процедуры, доминирование практическо-преобразовательной установки.Отчасти это связано с тем, что при описании мы покидаем сферу наглядного.  При описании происходит остановка, фиксация и абстрагирование фрагмента реальности.  Т. е.  его преобразование в мыслимый предмет с соответствующей перекодировкой с языка перцептивного образа на язык устного или письменного текста.  Интересно и то обстоятельство, что для описания, как правило, не годится язык теоретической психологии, отсылающий нас к тому пониманию, которое предзадано экспертной психологической парадигмой.  Язык описания тяготеет к повседневному языку, одновременно обнаруживая его ограничения.2.  Интерпретация предполагает включение материала описания в более масштабное целое.  Завершение такого акта может быть названо пониманием.  В этом усматривается генетическая связь понимания и интерпретации (но не отождествления).  Возможность включения картины описания в разные контексты – принципиальное условие более глубокого понимания.Ранее говорилось, что метод повседневного понимания, опирающегося на опытные типологии, тяготеет к инвариантному пониманию.  В этой связи многопозиционная интерпретация того или иного события проблематизирует установки повседневного сознания, создает условия для возникновения неповседневных пониманий (теорий).Важно при этом учитывать гибкость повседневного восприятия, его способность трансформировать типологии, создавая все новые и новые опытные обобщения.  В нашей преподавательской практике есть интересный опыт, иллюстрирующий особенности работы повседневной интерпретации.На занятиях по педагогической психологии при реконструкции посредством аутентичных текстов психоаналитической схемы психического развития З. Фрейда возникло неожиданное затруднение.  Группа студентов критически отнеслась к метафоре Эдипова комплекса на том основании, что в их детских воспоминаниях нет и следа эротических стремлений к своим родителям.  Указания оппонентов на символический характер фрейдовских понятий, на защитные механизмы психики критиками Фрейда игнорировались.  И хотя под давлением группы работа продолжалась, но она имела формальный характер и при обсуждении полученных результатов одна из участниц дискуссии резюмировала: «Ваш Фрейд просто сумасшедший».Как нам представляется, в данном примере хорошо видна работа механизма повседневного обобщения.  Отсутствие в схематизмах опыта соответствующей типологии и опытная верификация эмпирических фактов привели критически настроенных студентов к выводу о ложности психоаналитических гипотез и их отрицанию.  (Этого нет в моем чувственном опыте).  Давление же группы породило как конформные эффекты (некоторые критики стали проявлять признаки колебания в прежнем мнении), так и использование типологической структуры, ответственной за нетипологизируемую информацию (Ваш Фрейд просто сумасшедший).

В приведенном примере психологическое видение предмета свойственное психоанализу оказалось недоступным части студентов в следствие генерализации механизмов повседневного понимания и интерпретации.  Принятие психоаналитической картины развития требовало от студентов отказа от привычной мыслительной стратегии и обращения  не только к соответствующей лексике, но и к исходным смыслам, культивируемым в данной парадигме.  В этом отношении интерпретация связана с особым переходом в другую систему координат, с актом альтернации, предполагающем отказ от прежней реальности «на самом деле», а значит и прежней идентичности.  Из этого следует, что не всякая интерпретация имеет развивающее образовательное значение.Скорее всего в практическом теоретизировании мы имеем дело с разными формами интерпретации, первая из которых адресует нас к материалу повседневного восприятия и его последовательному развертыванию.  Вторая форма связана с концептуализацией содержания описания, и его связь с актом альтернации указует на качественное отличие первой формы интерпретации и второй.Анализ вариантов второй формы интерпретации приводит к выбору той версии, которая восстанавливает разорванную ткань или организует новое действие.  Здесь важно добавить, что интерпретация содержит в себе не только схемы понимания чего-либо, но и схемы действия в понимаемой ситуации.  Выбор варианта интерпретации оказывается связанным с соответствующей императивностью содержащихся в ней требований.Антропологическое изучение представляет собой завершающий этап построения теории по Болльнову.  О чем здесь, собственно, идет речь? Антропология понимается им не как часть теоретической медицины, а как философская дисциплина, исследующая человеческое существование.  Антропологическое изучение предполагает анализ фолософско-антропологических определений человека, его образов, по отношению к которым осуществляется критическая процедура соотношения с тем, чтобы не перечеркнуть беспрецедентных его возможностей.  Понятно, что ответственность за выбор несет сам создатель теории.Антропологическая задача несет в себе момент неопределенности, отсутствия четкого предписания и однозначности.  Т. е. , это точнее назвать не задачей (целью в заданных условиях), а проблемой, в которой и сами условия и цель действия еще должны быть определены.Таков путь теории практики, нарисованный нами с помощью О. Болльнова, который наверное мог бы подвергнуть критике корректность наших интерпретаций.  Но именно к нашей интерпретации мы будем апеллировать при методическом описании обучения практических психологов, что составляет главный смысл данного пособия.Вследствие эмбрионального характера практической парадигмы в психологии в отечественном регионе особое значение для ее становления и развития, а также для практики психологического образования, имеет текст, рационализирующий опыт практического взаимодействия.  Поскольку практическая психология в значительной своей части представлена психотерапией обратим внимание на особенности психотерапевтического текста, понимая при этом, что своим высказыванием мы лишь указываем на тот горизонт, который сегодня только открывается рефлектирующему уму исследователя.Первым важнейшим отличием психотерапевтического текста мы считаем его направленность на читателя как на объект практического преобразования.  Научно теоретический текст если и решает задачу воздействия на читателя, то только периферийно, поскольку его главная цель — объектное описание.  Психотерапевтический текст наоборот — использует «объектные описания» для определенных трансформаций сознания пользователя.  Вот как иронически указывает на эту цель А. И. Сосланд. «Из существующих способов распространения школьных идей сочинение текстов, понятное дело, является одним из самых распространенных.   Задача рекрутирования, соблазнения новых последователей для отдельных школ, которая стоит перед таким текстом, является, разумеется, главной.   Психотерапевтический текст должен быть в первую очередь привлекательным, в противном случае его не стоит писать вообще, ибо он не будет отвечать своему назначению.  К сожалению, простой привлекательностью не обойдешься, зачастую приходится еще и объяснять, как, собственно, надо помогать пациентам, но это, малозначительное само по себе, обстоятельство ни в коем случае не должно отвлекать нас от главных целей, известно каких» (3,283). Вторым его отличием выступает, с нашей точки зрения, выраженность в такого рода сочинениях организационно-деятельностной функции.  В некоторых случаях нам просто представлены образцы действия. Причем мы ведем речь не о специальных методических разработках типа «Лечение гипнозом заболеваний органов дыхания у детей в возрасте 10  – 15 лет в санаторно-курортных условиях Западного побережья Крыма», а о теориях, претендующих на доктринальный статус.И, наконец, нельзя не обратить внимание на специфику языка изложения, в котором доминируют не научные (в строгом смысле этого слова понятия), а метафоры, мифопоэтические образы, иносказания, что делает труднодостижимым его формализацию.  (В частности для компьютерного обучения).

На этом мы завершаем эпистемологическую часть и переходим к описанию схемы учебного процесса практического психологического образования.

27Разработка методики исследования обязательна, так как она дает ответ, каким образом технически реализуются возможности различных методов для достижения поставленной цели. В исследовании мало составить перечень методов, необходимо их сконструировать и привести в систему.Методика каждого конкретного психологического исследования уникальна. Нет методики исследования вообще, есть конкретные методики исследования. Однако можно попытаться выделить нечто общее, что есть в каждой методике исследования, и тем самым использовать опыт предыдущих исследователей при создании новых методик. Эти общие элементы методик компонуются каждый раз вновь в конкретной методике в зависимости от замысла исследования, наполняются новым содержанием в зависимости от целей и задач исследования. Оригинально мыслящий исследователь создает творческие, своеобразные методики исследования, он оригинален в эксперименте, в интерпретации его результатов.Опыт показывает, что методики исследования различны не только в разных исследованиях. Они меняются, развиваются и в процессе конкретного исследования: каждый исследователь вносит в методику нечто новое, идущее от его понимания проблемы, его исследовательских задач.Методика — это совокупность способов исследования, порядок их применения и интерпретации полученных результатов. Она зависит от характера объекта изучения, методологии, цели исследования, разработанных методов, общего уровня квалификации исследователя. Методика — более широкое понятие, чем метод.Метод — это основной способ сбора, обработки или анализа данных, психологической информации.Техника — совокупность специальных приемов для эффективного использования того или иного метода.Даже в том случае, когда содержание методики составляет какой-то один метод, допустим наблюдение, его методика, кроме самого метода, будет включать порядок, технику наблюдения в данном случае, выбор того или иного его вида, характер фиксации, обобщения результатов, определение места и выполняемую ролевую функцию наблюдателя.При познании психологических явлений, при разработке методики исследования надо иметь в виду, что субъективные явления недоступны для непосредственного наблюдения. Суждение об их сути строится на основе внешних, объективированных проявлений субъективного. При этом субъективное (сущность) имеет весьма разнообразный спектр внешнего проявления: это мимика человека, движения глаз, жесты, цвет лица, тембр голоса, отдельные движения, действия, содержание речи, электроэнцефалограмма (ЭЭГ),кожно-гальваническая реакция (КГР) и т.д.Составить программу исследования, методику невозможно, во-первых, без уяснения того, как внешне проявляется изучаемое психологическое явление, каковы критерии его развития и показатели его оценки; во-вторых, без соотнесения методов исследования с разнообразными проявлениями исследуемого психологического явления. Только при соблюдении этих условий можно надеяться на достоверные, научные выводы.В ходе исследования психолог составляет программу. В программе исследования должно быть отражено, какое психологическое явление исследуется, какие критерии при этом выбираются, по каким показателям будет проводиться оценка, какие методы исследования используются. Другими словами, составляя программу, психолог-исследователь операционализирует изучаемое социально-психологическое явление, чаще всего оформляя это в виде таблицы (табл. 1). В программе исследования нередко указывается и порядок применения тех или иных методов.Таким образом, методика исследования — это как бы модель исследования, причем развернутая во времени. Естественно, чем точнее и детальнее эта модель отражает действительность, тем результативнее будет и само исследование. Определенная совокупность методов продумывается для каждого этапа исследования. При этом учитывается рациональность применения предложенной методики, достаточность и соответствие ее задачам исследования.На выбор методики влияет много факторов, и прежде всего предмет, цели и задачи исследования. Психолог должен ясно представлять, что ему предстоит изучить, выявить. Но, даже зная свою цель, он испытывает серьезные затруднения при разработке методики. Методика психологического исследования, несмотря на свою индивидуальность, при решении конкретной задачи имеет определенную структуру. Ее основные элементы:

теоретико-методологическая часть, концепция, на основе которой строится вся методика;

исследуемые явления, процессы, признаки, параметры;

субординационные и координационные связи и зависимости между ними;

совокупность применяемых методов;

порядок применения методов и методических приемов;

последовательность и техника обобщения результатов исследования;

состав, роль и место исследователей в процессе реализации исследовательского замысла.

28 Ме́тод (от др.-греч. μέθοδος — путь исследования или познания, от μετά- + ὁδός «путь») — систематизированная совокупность шагов, действий, которые необходимо предпринять, чтобы решить определённую задачу или достичь определённой цели. В отличие от области знаний или исследований, является авторским, то есть созданным конкретной персоной или группой персон, научной или практической школой. В силу своей ограниченности рамками действия и результата, методы имеют тенденцию устаревать, преобразовываясь в другие методы, развиваясь в соответствии со временем, достижениями технической и научной мысли, потребностями общества. Совокупность однородных методов принято называть подходом. Развитие методов является естественным следствием развития научной мысли.

МЕТОДИКА, фиксированная совокупность приемов практической деятельности, приводящей к заранее определенному результату. В научном познании методика играет важную роль в эмпирическом исследовании (наблюдении и эксперименте). В отличие от метода в задачи методики не входит теоретическое обоснование полученного результата, она концентрируется на технической стороне эксперимента и на регламентации действий исследователя.



sitemap
sitemap