юридическая психология 1



12. Психология допроса

В работе следователя допрос занимает более четверти его рабочего времени.

Допрос является и наиболее психологизированным следственным действием, связанным с личностными особенностями допрашиваемого и допрашивающего, с психическим взаимодействием между, ними Знание закономерностей отражения расследуемого события в сознании свидетелей, потерпевших, обвиняемых, знание процессов восприятия, формирование представлений, воспроизведение образов и представлений в устных и письменных показаниях с учетом особенностей воспринимаемого события и личности допрашиваемого — все это составляет теорию допроса.

В ходе допроса следователь должен получить сведения о фактической стороне расследуемого события и дать оценку этим сведениям.

Квалифицированное проведение допроса требует учета психологических закономерностей формирования образных представлений, понимания общих тенденций личностной реконструкции этих представлений, рефлексивного взаимодействия с допрашиваемыми лицами.

Центральными психологическими проблемами допроса являются диагностика истинности показаний, система приемов правомерного психического воздействия с целью получения правдивых показаний, способы изобличении ложных показаний.

Становление судебной психологии связано прежде всего с психологическими аспектами допроса.

Психология допроса

Допрос — процессуальное действие, производимое с подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим и свидетелем. Допрос проводится (как правило) на месте производства предварительного следствия и не может длиться более 4-х часов. Следователь при этом должен учитывать возникающие психологические проблемы. В частности, что человек является сложной саморегулирующейся системой, находящейся в постоянном динамическом равновесии с окружающей средой и контактирующими с ним людьми, и что возможность сохранять это равновесие в значительной степени индивидуальна для каждой личности. Иными словами, следователь должен помнить, что у каждого человека при общении с другим человеком своеобразная реакция на различные аргументы, свое ролевое положение, свои диапазоны темпа и ритма беседы и т.п

Одна из ведущих характеристик допроса — закономерность его динамики, установление последовательных этапов, выявление особенностей каждого из этих этапов, раскрытие внешних и внутренних прежде всего психологических факторов, их определяющих. Все это в должной мере относится к допросу не только обвиняемых, но потерпевших и свидетелей. Психологически допрос, проводимый следователем, состоит из пяти стадий.

Первая стадия — вводная. Здесь следователь получает от допрашиваемого (субъекта уголовного процесса) анкетные данные (фамилию, имя, отчество, год рождения, семейное положение и т.п.). Но это только внешняя сторона. Психологический подтекст данной части, ее внутреннее содержание составляет определение неосознаваемой обоими собеседниками линии дальнейшего поведения по отношению друг к другу.

Вторая стадия — переход к психологическому контакту. Обычно на этой стадии следователь задает незначительные для существа дела вопросы. Речь может идти о трудовом и жизненном пути допрашиваемого гражданина и т.д. Главная задача этой части — установление психологического контакта между следователем и допрашиваемым. На этой стадии определяются такие общие параметры беседы, как ее темп, ритм, уровень напряженности, состояние собеседников и главные аргументы, которыми они будут убеждать друг друга в своей правоте.

Третья стадия — получение от субъекта уголовного процесса основной информации, необходимой для расследования и раскрытия преступления. При правильно организованном допросе благодаря приемам, основанным на индивидуальном подходе к личности допрашиваемого, следователю удается решить эту главную задачу. Но и после получения показаний допрос как следственное действие еще далеко не окончен.



Четвертая стадия — сопоставление следователем полученной информации от допрашиваемого лица со сведениями, которые уже имеются в деле, и устранение путем дополнительных вопросов всех неясностей и неточностей.

Пятая стадия — фиксация следователем полученной в результате допроса информации и предоставление ее уже в письменном виде допрашиваемому гражданину, который, подтвердив правильность записанного в протокол, подписывает его.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым лицом можно выделить два психологических аспекта:

— словесный обмен необходимой информацией между допрашиваемым и допрашивающим, в том числе и констатация допрашивающим правдивости, логичности и последовательности ответов допрашиваемого, совпадающих с первоначальным изложением им криминальных событий;

— получение информации о психологическом состоянии допрашиваемой личности путем наблюдения допрашивающего за его поведением и ее динамикой (жесты, знаки, мимика, микродвижения конечностями, нарушения в вегетатике и т.д.).

13. Психология очной ставки

Очная ставка — одновременный допрос двух ранее допрошенных лиц. Основанием для очной ставки является наличие в показаниях допрашиваемых противоречий относительно одних и § 9. Психология очной ставки 419

I тех же обстоятельств. (Термин «очная ставка» происходит от древнерусского «ставить очи на очи».)

Как разновидность допроса, очная ставка отличается повышенным динамизмом и остротой межличностного конфликтного взаимодействия.

В начале очной ставки устанавливается, знают ли допрашиваемые лица друг друга и в каких отношениях они находятся. «Далее участникам очной ставки предлагается поочередно дать показания по тем обстоятельствам, относительно которых ранее ими давались противоречивые показания. Следователь задает допрашиваемым вопросы, направленные на установление истины, разрешает им задавать друг другу вопросы.

В первую очередь допрашивается лицо, дающее признательные показания, во вторую — лицо, отрицающее эти показания. Показания допрашиваемых детализируются. Первоначально задаются косвенные вопросы. (Так, вместо вопроса: кто участвовал в разбойном нападении? — целесообразно задать вопрос: какими орудиями нападения пользовались отдельные участники преступной группы?) Вначале снимаются противоречия в показаниях относительно менее значимых обстоятельств, а затем — более значимых.

Допрашиваемые на очной ставке лица, как правило, оказываются в позиции конфликтного противоборства. Тактически целесообразно уделить первостепенное внимание показаниям более полным и, предположительно, более правдивым.

В напряженных конфликтных ситуациях следователь должен сохранять устойчивость, уравновешенность. Очная ставка должна проводиться в условиях полной психической стабильности следователя, при глубоком предварительном изучении личностных особенностей возможных участников очной ставки, слабых мест их характера; положительных и отрицательных качеств личности.

При проведении очной ставки максимально используется социально-психологический эффект ингибиции — эффект присутствия других людей. В этих условиях поведение человека модифицируется: он ориентируется на взаимодействие с присутствующими, его поведение становится ситуативно-реактивным, ориентированным на социальное ожидание, при этом возможны прорывы в защитной доминанте допрашиваемого. Вопросы, задаваемые лицу, занимающему позицию содействия 420

Психология осмотра места происшествия

2. Психология осмотра места происшествия

Осмотр места происшествия, как правило, относится к первоначальным следственным действиям, расследование начинается именно с осмотра места происшествия. Осмотр места происшествия является следственным действием, хотя и проводится до возбуждения уголовного дела. Ошибки, допущенные следователем при производстве осмотра, нередко отрицательно сказываются на дальнейшем ходе расследования, толкают следствие на ложный путь или заводят его в тупик.

Основной целью осмотра является обнаружение следов преступления и других вещественных доказательств, выяснение обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела. Вместе с тем осмотр (в качестве познавательного приема) может быть и составной частью других следственных действий, задержания, обыска, выемки, наложения ареста на имущество, следственного эксперимента, проверки показаний на месте. Так, при задержании подозреваемого осматривается его одежда, находящиеся при нем или изъятые при личном обыске вещи. При обыске осматриваются обнаруженные орудия преступления, предметы и ценности, добытые

преступным путем, а также другие предметы или документы, которые могут иметь значение для дела. При выемке осматриваются изымаемые предметы, документы, ценности и т. п. При наложении ареста осмотру подлежит имущество, которое включается в опись.

Обязанность производства осмотра при проведении названных следственных действий вытекает из следующего требования закона: «Все называемые предметы и документы, а равно все описываемое имущество должны быть перечислены в протоколе или приложенной к нему описи с точным указанием количества, меры, веса или индивидуальных признаков и по возможности их стоимости».

Непосредственно в процессе изучения объектов места происшествия следователь использует самые различные формы и методы познания, направленные на установление фактов, обстоятельств, которые дают возможность определить направление расследования и выяснить истинный характер события. Осмотр места происшествия является одним из распространенных и в то же время наиболее ответственным следственным действием прежде всего из-за своей неповторимости.

Место происшествия – важнейший источник информации о психологических особенностях личности преступника. В действиях преступника на месте происшествия проявляются особенности его психических процессов (восприятия, памяти, мышления), психическое состояние при совершении преступления, различные психические свойства его личности: темперамент, характер, способности, навыки, умения, установки, особенности мотивации.

Наиболее наглядно в обстановке места происшествия отражаются потребности преступника, направленность его личности на их удовлетворение, мотивы, побудившие его совершить преступление.

Довольно наглядно проявляются в способах совершения и сокрытия преступления навыки, способности, психомоторика, интеллект преступника, т. е. тот индивидуальный стиль деятельности, основанный на типологических свойствах нервной системы, который позволяет судить о привычках, занятиях, профессиональной принадлежности разыскиваемого субъекта.

Поскольку преступления совершаются в условиях воздействия на психику различных помех субъективного и объективного характера, таких, например, как страх оказаться застигнутым на месте совершения преступления, дефицит времени, усилия, необходимые для преодоления неожиданно возникшего сопротивления потерпевшего, и другие, все это вызывает непрогнозируемое по своей интенсивности состояние избыточной нервно-психической, эмоциональной напряженности.

В результате нарушается гибкость мыслительных процессов, частично сужается поле восприятия, ослабляется внимание к своим действиям и сопутствующим им изменениям в материальной обстановке. По этой причине резко возрастает вероятность совершения так называемых ошибочных действий, которые не входили в заранее продуманный преступником сценарий своего поведения.

Связь преступника с местом происшествия имеет далеко не однозначный характер. Не только преступник видоизменяет обстановку на месте происшествия, но и сами обстоятельства преступления (в том числе и место преступления) в последующем длительное время влияют на его психику, оказывая сильное воздействие на сознание и поведение, нарушая адекватные формы реагирования на различные, порой даже нейтральные раздражители, вызывая в сознании стойкие очаги возбуждения, своеобразные аффективно окрашенные комплексы, которые нарушают привычное течение психических процессов, поведение человека.

Периодически возникающие воспоминания, связанные с совершенным преступлением, с тем, что ему сопутствовало, нередко вызывают так называемые вторичные (следовые) аффекты. Эти следы нарушают ассоциативные связи, физиологические процессы, координацию действий, двигательные реакции, что отражается на материальных объектах места происшествия и на поведении самого преступника.

Совершая преступление, преступники нередко прибегают к инсценировкам на месте происшествия, чтобы направить следователя по ложному пути. Например, инсценируется совершение одного преступления для сокрытия другого или непреступное событие – для сокрытия преступного деяния.

Показателями инсценировок на месте происшествия являются: признаки сокрытия, уничтожения отдельных следов преступления; демонстративный характер признаков менее опасного преступления; признаки совершения несовместимых преступных действий; негативные обстоятельства, противоречащие картине, наблюдаемой на месте происшествия.

Особенности психической деятельности следователя при осмотре места происшествия. Осмотр места происшествия представляет собой особую разновидность познавательной деятельности следователя, которая протекает в сложных условиях воздействия на психику, дефицита информации, неопределенности следственной ситуации, непривычности обстановки, воздействия отрицательных раздражителей, отвлекающих его внимание.

Наиболее активную роль в познавательной деятельности следователя на месте происшествия играют закономерности восприятия, мышления, направляющего перцептивные процессы, с помощью которых анализируется поступающая информация, а также особенности воображения, помогающие мысленно реконструировать обстановку, создавать возможные модели произошедшего события, выдвигать версии.

Основным методом изучения обстановки места происшествия является наблюдение, в котором ведущую роль играют восприятие и мышление. В процессе восприятия участвуют, как правило, почти все виды анализаторов.

Существенно повышает эффективность восприятия вербализация увиденного. Считается, что нет лучшего способа увидеть, рассмотреть объект, чем воспроизвести его образ. Именно этим можно объяснить положительную роль совместного обсуждения участниками осмотра обстановки на месте происшествия, подробного протоколирования, детального вычерчивания планов и схем.

В ходе осмотра места происшествия рекомендуется мысленно расчленять объект наблюдения, последовательно изучая различные детали обстановки. При этом не следует доверять однократному наблюдению. Один и тот же предмет лучше всего осматривать под разными углами зрения, подвергая сомнениям предварительные выводы относительно тех или иных его свойств, постоянно ставя перед собой вопросы: «почему?», «что это означает?» и т. д.

Существенную роль при осмотре места происшествия играет эмоциональный фактор, поскольку место происшествия является средоточием достаточно большого количества различных раздражителей, нередко вызывающих отрицательные эмоциональные состояния, которые влияют на результативность следственного осмотра. Например, человек, испытывающий эмоции отвращения, подсознательно стремится отстраниться от объекта, вызывающего такие эмоции, либо сократить время контакта с ним. У следователя, других лиц, занятых в осмотре места происшествия, трупов, различных объектов – носителей следов биологического характера, сильные эмоции отвращения могут привести к деструктивному поведению и вследствие этого существенно снизить результативность осмотра.

Перспективным направлением в работе следователя, особенно по сложным уголовным делам, видится участие в осмотре места происшествия судебного психолога в качестве специалиста, который сможет оказать необходимую помощь участникам осмотра в дешифровке по материальным следам смысловых показателей психологического содержания преступного поведения правонарушителя, в составлении психологического портрета преступника.

Общая психологическая характеристика судебного процесса

Психологический анализ судебного процесса дает возможность разрабатывать, рекомендации, направленные на повышение культуры процесса, эффективности правосудия и максимального воспитательного воздействия на всех его участников.

Психологическая структура судебной деятельности складывается из познавательной, конструктивной и воспитательной деятельности суда. Суд призван решить дело по существу – такова его основная и исключительная функция.

Основной целью суда является накопление необходимой информации для осуществления конструктивной деятельности, т.е. вынесения приговора.

Судебное исследование обстоятельств дела является самостоятельным и очень важным элементом осуществления правосудия. Оно должно производиться с полным соблюдением принципов гласности и непосредственности судебного разбирательства. Особенность познавательной деятельности в суде заключается в том, что материалы предварительного расследования всегда дают уже готовую модель подлежащих исследованию событий, действий и взаимоотношений в том виде, в каком представляются они в результате завершения расследования.

Эмоциональная напряженность в процессе работы судьи является отрицательным моментом и может помешать объективному разбирательству. Поэтому познавательная деятельность судьи и членов суда присяжных должна быть более равномерной в распределении психических и физических сил. В ходе судебного разбирательства процесс познания включает в себя и сравнительное исследование модели события и конкретного закона.

Коллегиальное начало в осуществлении правосудия отвечает закономерностям социальной психологии: в ходе совместной деятельности смягчаются крайности показателей психических процессов всех членов группы, повышается эффективность мышления, сковывается действие тех субъективных факторов, которые могут привести к ошибочному результату. Именно поэтому коллективная оценка доказательств является максимально объективной. Вынесение приговора по единогласному мнению состава суда – это дополнительная гарантия законности и обоснованности приговора, так как внутреннее убеждение всех членов судейской коллегии совпадает и поэтому делает решение суда несомненным.

Обвинительная речь и речь защиты строятся на основе анализа собранных по делу доказательств, главным критерием которого является истина. По этому же принципу выносится приговор по делу. Деятельность судьи, прокурора, адвоката в судебном заседании не ограничивается формальнологической группировкой и оценкой полученных данных и результатов, она существует и в области этических взаимоотношений, поскольку объективность – то принцип столь же юридический, сколь и этический.

Психологическая структура деятельности судьи

Психологическая структура судебной деятельности складывается из 1) познавательной, 2) конструктивной и 3) воспитательной деятельности суда. Однако если на предварительном следствии основной является познавательная деятельность, то в суде основной, определяющей становится конструктивная деятельность. Именно суд призван решить дело по существу — это его основная и исключительная функция.

Но так как конструктивная деятельность может реализоваться только после осуществления познания, на базе собранной, всесторонне оцененной и проверенной информации, изложение психологической структуры в суде целесообразно также начать с рассмотрения особенностей познавательной деятельности. Основная цель ее в суде — это накопление необходимой информации для осуществления конструктивной деятельности — вынесения приговора.

Особенность познавательной деятельности в суде прежде всего заключается в том, что материалы предварительного расследования всегда дают ему уже готовую модель подлежащего исследованию события, действий и взаимоотношений в том виде, в каком представляются они в результате завершения расследования. Предварительное следствие берет на себя всю поисковую часть познавательной деятельности, произ­водит отбор и систематизацию информации, что существенно облегчает познание судом обстоятельств дела.

Вся необходимая информация уже предварительно собрана, упорядочена и сконцентрирована таким образом, чтобы существенно облегчить деятельность суда первоначально по восприятию уже собранной информации, а затем и по ее исследованию. Наличие уже восстановленной модели события в материалах предварительного следствия существенно облегчает познание всех фактов, их всестороннее исследование. Однако эта модель всегда должна восприниматься судом только как вероятная истина, которая обязательно подлежит проверке и исследованию ее судом в каждом отдельной элементе. Судебное исследование обстоятельств дела является самостоятельным важнейшим элементом осуществления правосудия, производится с полным соблюдением принципов гласности, устности, непосредственности судебного разбирательства.

То же самое следует сказать и о поисковом элементе познавательной деятельности. Хотя эта часть работы и должна быть выполнена на предварительном следствии, суд не лишается права и даже обязан в соответствии с процессуальным законом в необходимых случаях истребовать новые документы, вызвать ранее не допрошенных свидетелей и т. д.

Особенность познавательной деятельности суда заключается в том, что процесс опосредованного познания фактов здесь занимает еще большее место, чем в деятельности следователя. Это определяется еще большим удалением суда по времени от совершения преступления, особыми процессуальными условиями его деятельности, восприятием многих фактов через восприятие следователя. Это приводит к необ­ходимости еще на предварительном следствии принимать меры к тому, чтобы полнее закрепить воспринятое и тем самым существенно облегчить познание фактов судом, построение мысленных моделей исследуемого события. Если в работе следователя при установлении и выявлении фактов возможна (а иногда даже необходима) исключительная эмоциональная психическая напряженность, то в работе судьи такая эмоциональная напряженность является только отрицательным моментом и может помешать объективному и спокойному разбору.

Краткость времени восприятия информации в суде приводит к необходимости особой дисциплины мыслительной деятельности. Это достигается строгим контролем за воспринимаемой информацией. Этой же цели служит и процессуальный принцип непрерывности судебного разбирательства. В случае отсутствия надлежащего контроля поток информации может стать таким, что судьи не будут успевать ее переработать, а это приводит к тому, что какие-то факты они вообще не воспримут, воспримут не полностью или ошибочно. Особенно это будет касаться рассмотрения уголовных дел судом присяжных. В соответствии с этим познавательная деятельность судьи и членов суда присяжных должна быть более равномерной в распределении психических и физических сил. При наличии значительно меньшего времени для восприятия всей необходимой информации в суде все же создаются условия, при которых имеется большая возможность регулировать порядок ее поступления, скорость. Суд сам определяет порядок восприятия информации (последовательность допроса свидетелей и обвиняемых), скорость поступления этой информации, наконец условия, восприятия информации (через определенные периоды объявляется перерыв в ходе судебного заседания).

В ходе судебного заседания процесс познания включает в себя и сравнительное исследование модели события и конкретного закона, В материалах следствия уже имеется указание на определенную норму уголовного закона, которой, по мнению следователя, соответствует данное событие, деятельность, поведение. Однако суд имеет возможность тщательно проверить правильность проведенного предварительного расследования. В уголовном процессе суд обязан вновь воспроизвести и сопоставить события преступления со всеми иными сходными нормами закона. Мысленное сравнение обстоятельств дела с различными нормами закона обязательно на всем протяжении деятельности суда при рассмотрении дела, но этот процесс окончательно должен быть завершен в совещательной комнате.

Следует отметить, что сложность познания в суде обуславливается и тем обстоятельством, что в одно и то же время суду в заседании необходимо воспринимать факты и источники, доказанные на следствии, получать новые факты, оценивать факты и источники фактов, сопоставлять факты по времени и месту совершения преступления, внутренне подготавливать себя к предстоящей основной конструктивной деятельности — вынесению приговора. Эта мыслительная деятельность постоянно еще усложняется необходимостью принятия частных определений по той или иной совокупности фактов. Так, суду бывает необходимо выносить определения по поводу заявленных ходатайств о вызове дополнительных свидетелей, истребовании документов, проведении экспертиз и т. п.

Многообразие психических отношений, их острота приводят в заседании суда по рассмотрению уголовного дела к тому, что здесь в значительно большей степени воссоздается вся картина прошлого преступного события. Это в свою очередь приводит к сильному переживанию прошлого свидетелями, потерпевшими, обвиняемыми. В связи с этим русский дореволюционный юрист Л.Е. Владимиров отмечает: «…драматичность производства в уголовном деле ставит и подсудимых и свидетелей в разные положения, обнаруживающие психологические признаки, раскрывающие характеры, чувства, думы участвующих лиц. В суде как бы опять переживается драма, и в этом новом переживании исторгаются у людей секреты, глубоко запрятанные, проявляющиеся, если не в признаниях, то в невольном выражении ощущений, над которыми не властны самые испытанные лицемеры и лицедеи».

17 Психологическая структура деятельности прокурора

Прокурор выступает в судебном процессе в качестве представителя обвиняющей стороны, предъявляя подсудимому обвинение от имени государства и народа, а также осуществляет как представитель прокуратуры общий надзор за работой государственных органов и должностных лиц, за соблюдением закона в процессе правоприменительной деятельности и защиты законных прав и интересов граждан, за соблюдением закона в местах отбывания наказания и т.д.

Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор выполняет последовательно следующие функции:

– изучает материалы и заключение предварительного следствия;

– участвует в распорядительном заседании суда по решению вопроса о предании подозреваемого суду;

– участвует в процессе судебного разбирательства, в допросе обвиняемых, потерпевших и свидетелей, экспертов, участвует в дискуссии с представителями защиты;

– готовит и произносит в суде обвинительную речь.

Поддерживая перед судом государственное обвинение, прокурор принимает активное участие в исследовании доказательств, формирует для себя модель события и представляет свои соображения суду по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого. Если в результате судебного разбирательства прокурор приходит к убеждению, что результаты судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, то он обязан отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа (ст.264 УПК Украины). Прокурор не может стоять над судом, а должен содействовать успешному поиску истины и законному осуществлению всех судебных процедур.

Обвинительная речь прокурора произносится сразу же после окончания судебных прений. Она отражает кульминационный момент психологического конфликта в судебном разбирательстве и имеет огромный социально-психологический эффект, протекая обычно на фоне напряженного ожидания и активного интереса всех присутствующих в зале судебного заседания. Эта речь обычно имеет категорически утвердительный, наступательный характер как протест общества против зла и преступности, как символ неотвратимости наказания за преступления против личности и государства.

Речь прокурора обычно состоит из нескольких частей (этапов).

1. Вступительной части, в которой прокурор остро ставит проблему, подчеркивает ее правовую и общественную значимость и привлекает внимание слушателей к ее оценке.

2. Краткого и четкого изложения сути и фабулы расследуемого события.

3. Анализа и оценки собранных по делу доказательств.

4. Квалификации преступления (определения его типа, степени тяжести, общественной опасности и т.п.).

5. Характеристики личности обвиняемого, анализа ее мотивации, степени активности, умышленности преступления, моральных свойств и др.

6. Характеристики личности потерпевшего, причиненного ему физического страдания и морального вреда.

7. Соотнесения содеянного со статьями закона и предложения о мере наказания и возмещения причиненного потерпевшему ущерба.

8. В случае особого социального значения правонарушения может иметь место анализ социальных условий, способствовавших ему и предложения по их устранению.

9. Заключения, включающего краткий итог сказанному и обращения к составу суда о присуждении справедливого наказания.

Речь прокурора требует высокого профессионализма, умения глубоко и оперативно анализировать разнообразие фактов, приводимых в суде, дать оценку всем доказательствам, а не подробно их пересказывать. Прокурор должен осуществить высший синтез всех объективных и субъективных аспектов состава преступления, соотнести его со статьями уголовного кодекса и обосновать правильность его применения в данном конкретном случае.

Прокурор должен проявить себя мастером психологического анализа личности подсудимого и личности потерпевшего, чьи индивидуальные особенности (характер, моральный облик, мотивации) должны быть учтены при определении меры наказания. Тем самым прокурор показывает свою юридическую и психологическую культуру, понимание психологических механизмов поступков людей, наличие эмпатии – сопереживания страданиям и трудностям людей. Однако речь прокурора не должна содержать только пафос обвинения и обличения антисоциальных черт личности подсудимого, а должна освещать возможные перспективы его последующей ресоциализации, особенно в тех случаях, когда рассматривается дело с участием несовершеннолетних обвиняемых. А.Ф.Кони отмечал, что самым внимательным слушателем речи прокурора является подсудимый. Нередко он при этом уже сам себя осудил самым страшным судом – судом своей совести. Выслушивая осуждения своего преступления, он должен услышать и несколько обнадеживающих слов1. Обычно прокуроры не акцентируют внимание суда на смягчающих вину обстоятельствах и требуют меру наказания по максимуму. Предлагая меру наказания, прокурор должен назвать его вид, срок, условия отбывания. А для этого он должен хорошо себе представлять эти условия, а также глубоко понять личность конкретного обвиняемого, которому эти условия предназначаются. Подчеркивая тяжесть преступления и характеризуя личность подсудимого, прокурор не должен увлекаться «сгущением красок», а тем более допускать унижение человеческого достоинства. В таком случае судья вправе сделать ему замечание. Исходя из гуманистических традиций русской юриспруденции, А.Ф.Кони говорил о недопустимости направленности речи прокурора только на одностороннюю обличительную позицию, неправомерно широкие обобщения относительно отрицательных свойств личности подсудимых; необходима сдержанность в слове, недопустимы оскорбления личности. Неправомерно произвольное расширение прокурором отягчающих вину обстоятельств, включая в них непризнание подсудимым своей вины, дачу противоречивых показаний, отказ от дачи показаний.

Психологическая структура деятельности адвоката

Адвокат является представителем защиты в суде. На адвоката законом возложена функция защиты прав и интересов обвиняемого (ст.266 УПК Украины). Защита – это конституционное право каждого гражданина, которое должен обеспечивать суд. Адвокат призван наиболее квалифицированно реализовать основную задачу правосудия: осуждению и наказанию должны подвергаться только те лица, которые безусловно виновны в совершении преступлений, тогда как невиновные лица должны быть освобождены от необоснованных обвинений. Адвокат должен использовать все предусмотренные законом средства защиты, выяснить все те обстоятельства, которые могут служить для оправдания или смягчения вины подсудимого, и оказывает ему необходимую юридическую помощь. Защитник входит в личный контакт с обвиняемым, старается выяснить истинные мотивы правонарушения, тщательно анализирует все его обстоятельства и помогает подзащитному занять наиболее благоприятную для него позицию в судебном разбирательстве. Между адвокатом и подзащитным должны складываться доверительные отношения, согласована общая линия поведения. Вместе с тем адвокат не заменяет в суде своего подзащитного, не адаптирован к его целенаправленности, а самостоятельно определяет и реализует свою тактику защиты в суде. Подсудимый имеет право отказаться от своего защитника (даже в процессе судебного разбирательства). Адвокат же не может отказаться от своего подзащитного. Даже при признании и очевидности вины подсудимого, защита может оказать помощь в определении степени вины и обеспечении справедливости наказания в соответствии с тяжестью правонарушения и особенностями личности подсудимого.

Деятельность адвоката в суде осуществляется в несколько этапов.

1. Предварительное изучение материалов дела. Адвокат тщательно анализирует все материалы предварительного следствия, проверяет обоснованность и законность предъявляемого обвинения и решения о предании обвиняемого суду.

2. Устанавливает личный контакт с обвиняемым, знакомит его с характером предъявляемого обвинения. Здесь важна способность адвоката установить контакт с обвиняемым, понять мотивацию его поведения, определить индивидуально-психологические свойства его личности и выявить все смягчающие его вину обстоятельства объективного и субъективного порядка.

На основании анализа материалов дела и контакта с личностью обвиняемого адвокат разрабатывает свою модель криминогенной ситуации и определяет стратегию и тактику защиты. При этом задача адвоката заключается не в том, чтобы избавить преступника от заслуженного наказания, а в оказании помощи суду более глубоко разобраться во всех объективных и субъективных обстоятельствах дела, способствовать определению судом справедливой меры наказания.

Если прокурор как представитель обвинения от имени государства опирается на доказательства вины подсудимого, то адвокат выражает моральную поддержку всякому оступившемуся человеку, чтобы он чувствовал себя не только преследуемым, но надеялся также на гуманность и милосердие общества.

1. Участие в судебном разбирательстве. Адвокат активно взаимодействует со всеми участниками судебного заседания, участвует в допросе обвиняемого, потерпевшего и свидетелей, ведет диалог с экспертами и прокурором. Если возникает необходимость в определении уровня интеллектуального развития (особенно у несовершеннолетних обвиняемых), соответствия психического развития биологическому возрасту, в установлении вида эмоционального состояния в криминогенной ситуации, то адвокат обращается с ходатайством в суд о назначении судебно-психологической экспертизы.

Адвокат очень тщательно анализирует выступление прокурора и оценивает полноту доказательств, приводимых в пользу обвинения. Адвокат вправе просить суд оказать снисхождение обвиняемому или снять обвинение, если оно не имеет убедительного обоснования.

2. На основании собранной информации адвокат произносит свою речь.

Судебная речь адвоката является практической реализацией разработанной им стратегии и тактики защиты. Защитительная речь обычно имеет следующую структуру:

1) вступительная часть;

2) изложение фактических обстоятельств происшествия;

3) анализ и оценка личности обвиняемого;

4) анализ мотивации совершенного преступления;

5) заключительная часть.

В речи адвоката должны присутствовать все те лучшие элементы профессионализма и ораторского искусства, о которых мы говорили выше. Вступительная часть сразу же должна привлечь внимание публики остротой момента, его значимостью в судьбе человека. Адвокат должен находить нестандартные приемы обращения к слушателям, активизирующие их восприятие и эмоции. Тут возможны риторические вопросы, смысловые ударения, выразительная лексика, активная мимика и пантомимика, однако без излишней аффектации и позерства.

Во второй части своей речи адвокат очень кратко излагает фабулу рассматриваемого дела, акцентируя внимание на его специфических аспектах, необычности ситуаций, в которой оказался обвиняемый, в ее конфликтной и эмоциональной напряженности и т.п. Адвокат настраивает аудиторию на возможность и необходимость обнаружения смягчающих вину обстоятельств даже в самых безнадежных делах. Здесь возможно изложение тех фактов, которые не были учтены в обвинении. Адвокат должен акцентировать внимание на тех вопросах, которые, согласно его прогнозу, могут лечь в основу выносимого судом приговора.

Психологически важную для воздействия на слушателей роль играет та часть речи, в которой адвокат анализирует личность обвиняемого: его темперамент и характер, возможные акцентуации и патологии, сферу сознания, чувств и воли.

Особого внимания заслуживает анализ мотивационной сферы личности подзащитного: каковы его интересы, идеалы, убеждения, ценностные жизненные ориентации. Именно в них часто кроется истинная причина преступления. Адвокат должен быть психологически грамотным специалистом, чтобы раскрыть перед участниками судебного заседания сложную структуру человеческой психики, ее многослойность, разнонаправленность, соединение в ней возвышенных и низменных побуждений. Именно такой анализ раскрывает внутренний механизм преступления: было ли оно результатом случайного трагического столкновения подсудимого и потерпевшего; либо было вспышкой в ответ на угрозу жизни, оскорбление и т.д.; либо оно возникло спонтанно как аффективная реакция на долго скрываемые обиды, многолетние унижения; либо было сознательно и преднамеренно подготовлено обвиняемым. В каждом из этих случаев оценка степени вины подсудимого может быть различной. Анализу подлежат также отношения между обвиняемым и потерпевшим: знакомы ли они или нет; какие отношения их связывали – дружеские или враждебные; не имели ли место провоцирующие действия потерпевшего и т.п. Адвокат останавливается также на вопросах биографии обвиняемого, особенностях его индивидуального развития в онтогенезе: семья, школа, друзья, дворовые компании, материальные условия и социальные обстоятельства жизни, наличие или отсутствие рецидивов. Эти данные адвокат вправе приводить для более глубокого понимания судом причин деформации личности обвиняемого и указания на то, что при более благоприятных социальных условиях данная личность могла бы или еще может стать иной. Однако адвокат не вправе использовать биографические данные в качестве аргумента «acl hominem» («он совершил тяжкое преступление, но у него было тяжелое детство»).

Недобросовестные адвокаты нередко стараются прибегать к подобным аргументам, особенно на суде присяжных, чтобы увести слушателей от семантической оценки сути и социального значения рассматриваемого деяния и действовать только на их эмоциональную сторону. Защита интересов подсудимого не должна уводить его от ответственности за содеянное зло.

Поэтому адвокат должен базироваться в своих доводах на факты, не рассчитывая только на эмоциональное воздействие на суд. Если преступление действительно имело место, то адвокат должен различать факт доказанности правонарушения и меры ответственности субъекта, прося суд только о снисхождении ввиду определенных смягчающих вину обстоятельств, сложившихся в криминогенной ситуации.

Если слушается дело о групповом правонарушении, то адвокаты всех обвиняемых вступают в контакт между собой, согласовывают общую линию поведения, но при этом каждый адвокат разрабатывает свою тактику защиты конкретного обвиняемого, исходя из меры его вины и участия в правонарушении.

Защитник выступает после прокурора, и это налагает на него особую ответственность и требует особого мастерства, так как после речи обвинителя аудитория настраивается на осуждающую тональность. Используя все недоказанные обстоятельства, защитник вправе использовать их для смягчения участи подзащитного. При этом он не должен пререкаться с прокурором, допускать какие бы то ни было нетактичные замечания в адрес потерпевших и свидетелей. Его речь должна быть образцом правового анализа, высокой интеллектуальной и нравственной культуры, ораторского искусства1. Адвокат должен уметь оказать должное влияние на суд, так как именно после его речи и последнего слова подсудимого суд удаляется на совещание.

Адвокат сохраняет взаимодействие со своим подзащитным и после вынесения приговора, если возникает необходимость обращения к кассационным инстанциям по обжалованию приговора. Это тем более важно, что после вынесения приговора осужденный обычно находится в депрессивном состоянии и его способность к самозащите предельно снижена. Еще раз проанализировав все обстоятельства дела и используя собранные дополнительные материалы, адвокат составляет кассационную жалобу и подает ее в письменном виде лично в соответствующие надзорные инстанции. Защитники могут внести значительный вклад в исправление судебных ошибок. Но для этого кассационная жалоба должна быть составлена высоко квалифицированно, с анализом всех обстоятельств дела и ошибок, допущенных судом.

Профессиограмму деятельности адвоката можно представить следующим образом.

В сфере профессиональной мотивации адвоката особо значимы такие стимулы, как стремление к справедливости, гуманистические ценностные ориентации.

В сфере целеполагания и постановки профессиональных задач следует выделить задачи установления истины, защиты прав и интересов граждан.

В сфере практических действий адвоката следует выделить такие: оформление документации, составление защитительной речи, кассационной жалобы и т.п.

Оценка полученного результата (характера вынесенного судом приговора) побуждает адвоката либо считать дело успешно законченным, либо требовать изменения приговора, пересмотра дела, дополнительного расследования с учетом допущенных ошибок.

К профессионально-важным свойствам личности адвоката, посредством которых он решает свои профессиональные задачи, следует отнести:

1) свойства когнитивных процессов:

– мышления (аналитичность, т.е. способность выделять наиболее существенные аспекты предварительного и судебного следствия; критичность; логичность; умение замечать противоречия; стратегичность;

– речь: ораторские способности, культура речи, образность, выразительность, дискурсивность;

– восприятия и внимания: наблюдательность, распределенность, переключаемость;

– память (объем профессионального опыта; оперативность, т.е. способность быстро извлекать необходимые доказательства);

– воображение: образность, прогностичность, репродуктивность, творчество;

2) свойства регуляторных процессов: гуманизм, честность, лидерство, настойчивость, стрессоустойчивость, компромиссность, эмпатия;

3) свойства коммуникативных процессов: социальная активность, способность к диалогу, экстравертивность, информативность (объем и скорость переработки информации), вербальная активность, общительность, живость мимики и пантомимики, толерантность.

19. Предмет и задачи исправительной психологии

Исправительная (пенитенциарная — от лат. «poenitentiarius» — покаянный, исправляемый) психология изучает психологические основы ресоциализации — восстановления утраченных социальных связей и качеств личности, необходимых для нормальной жизнедеятельности в обществе. Пенитенциарная психология исследует проблемы эффективности уголовного наказания, динамику личности осужденного, социально-психологические явления в общностях осужденных, особенности ценностных ориентации и стереотипов поведения малых групп в условиях социальной изоляции, психологические особенности личности воспитателя и коллектива ИТУ.

Взаимодействуя с уголовно-исполнительным правом, пенитенциарная психология призвана разрабатывать практические рекомендации по ресоциализации осужденных, средства и приемы психологической коррекции личности преступников.

Ресоциализация личности осужденных связана, прежде всего, с их ценностной переориентацией, формированием у них механизма социально-положительного целеполагания, отработкой у личности прочных стереотипов социально-положительного поведения.

Создание условий формирования социально адаптированного поведения личности – основная задача исправительных учреждений.

Исправительная психология исследует закономерности и особенности жизнедеятельности человека, отбывающего наказание, положительные и отрицательные факторы условий социальной изоляции для личностной самореализации индивида. Перед работниками исправительных учреждений стоит сложнейшая задача диагностики личностных дефектов осужденных, разработка обоснованной программы исправления этих дефектов, предупреждение тех многочисленных отрицательных «влияний тюрьмы», которые традиционно содействуют криминализации личности.

Решение сложных проблем психодиагностики и психокоррекции отдельных категорий осужденных – задача посильная только соответствующим специалистам в области ресоциализирующей психологии. В связи с этим отметим и острый дефицит в соответствующих кадрах, и крайнюю научную неразработанность проблем пенитенциарной психологии – теории личностной перестройки, социальной реконструкции осужденных.

Среди осужденных (заключенных) – люди, потерявшие ценностные ориентации в жизни, многие из них страдают аутизмом (болезненной социальной отчужденностью), разнообразными психическими аномалиями – психопаты, невротики, лица с крайне пониженной психической саморегуляцией. Эти люди остро нуждаются в медико-реабилитационном и психотерапевтическом режиме.

Основной «грех тюрьмы» – отрыв человека от его социального лона, разрушение социальных связей личности, подавление ее способности к свободному целеполаганию, разрушение ее возможности человеческой самореализации. Человек, разучившийся в процессе исполнения уголовного наказания планировать свое поведение, – психический инвалид.

Самый краткий и пока еще предварительный перечень проблем тюрьмы свидетельствует о необходимости коренной перестройки всей методологии исправительного права, пересмотра устаревших догм. Необходима прежде всего реорганизация деятельности самой тюрьмы на современных принципах гуманизма и прав человека.

В настоящее время в связи со вступлением России в Совет Европы пенитенциарная система в нашей стране должна соответствовать международным стандартам. В решении всех этих задач первостепенную значимость приобретает научная и практически ориентированная современная пенитенциарная психология – наука о внутренних, психических механизмах самореорганизации личности.

Исправительно-трудовая психология исследует психологические стороны перевоспитания лиц, совершивших преступления, приобщения их к трудовой деятельности и адаптации к нормальному существованию в нормальной социальной среде, динамику личности осужденного, факторы, влияющие на его перевоспитание, структуру коллектива осужденных, а также разрабатывает практические рекомендации по перевоспитанию и ресоциализации осужденных. Исправительно-трудовая психология тесно связана с исправительно-трудовым правом, педагогикой, психологией труда и социальной психологией.

Перед исправительно-трудовыми учреждениями стоят чрезвычайно сложные задачи перевоспитания лиц, совершивших преступления, приобщения их к трудовой деятельности и адаптации к нормальному существованию в обществе.

20. Психология осужденного, задачи и факторы ресоциализации

Что же изучает исправительная психология? Исправительная (пенитенциарная — от лат- poenitentiarius — исправляемый, покаянный) психология изучает психологические основы ресоциализации — восстановления ранее нарушенных качеств личности, необходимых для полноценной ее жизнедеятельности в обществе. Пенитенциарная психология исследует проблемы эффективности наказания, динамику личности осужденного в процессе исполнения наказания, формирование ее поведенческих особенностей в различных условиях лагерного и тюремного режима, особенности ценностных ориентации и стереотипов поведения малой группы в условиях социальной изоляции, соответствие текущего исправительного законодательства задачам исправления и перевоспитания осужденных. Тесно взаимодействуя с исправительным правом, исправительная психология призвана выработать практические рекомендации по ресоциализации осужденных, также разрабатывать средства и приемы психологической коррекции личности правонарушителей. Подробно об этом можно узнать из работы А.Д. Глоточкина и В.Ф. Пирожкова*. Поясним, однако, что исправительная психология должна исследовать психологические стороны перевоспитания лиц, совершивших преступления, приобщения их к трудовой деятельности и адаптации к нормальному существованию в обычной социальной среде, динамику личности осужденного и факторы, влияющие на его перевоспитание, структуру коллектива осужденных, а также должна разрабатывать практические рекомендации по перевоспитанию и ресоциализации осужденных. Исправительная психология тесно связана с исправительно-трудовым правом, психологией труда, педагогикой и социальной психологией. Перед исправительно-трудовыми учреждениями стоят чрезвычайно сложные задачи по перевоспитанию лиц, совершивших преступления, приобщению их к трудовой деятельности и адаптации к нормальному существованию в обществе.

Каждый осужденный, попадая в исправительно-трудовое учреждение, планирует для себя только окончание срока наказания. Перед воспитателями исправительно-трудовых учреждений стоит гораздо более сложная задача, а именно воспитать человека, добиться, чтобы осужденный сам стремился к перевоспитанию, к переделке своей собственной личности.

У преступника (бандита, грабителя, вора и т. д.) при длительном занятии преступной деятельностью вырабатываются своеобразные привычки и навыки, то есть вырабатывается своеобразный динамический преступный стереотип. Человек привыкает к отсутствию постоянного жилья, перестает самостоятельно трудиться и теряет свои трудовые навыки, зато приобретает преступные и впоследствии каждую окружающую его ситуацию рассматривает только под одним углом зрения — можно ли в данных обстоятельствах безнаказанно совершить преступление?

Исправительная психология должна исследовать динамику личности осужденного, факторы, влияющие положительно на осужденного и спо­собствующие активной перестройке его личности, а это режим, труд, коллектив, воспитательное воздействие, также и факультативные факторы — семья, дружеские связи с лицами, находящимися на воле, учеба, увлечение самодеятельностью и т. д.

Нахождение в местах лишения свободы, безусловно, не может не отразиться на психологии человека. Однако общие условия, которые имеются в местах лишения свободы и постоянно нарушаются со стороны администрации, по-разному воздействуют на осужденных и влияют на изменение их психологии. Знание особенностей психологии осужденных является необходимой и важной предпосылкой для правильной организации взаимоотношений с ними, для достижения целей перевоспитания. Основными факторами, влияющими на формирование особенностей у лишенных свободы, являются: наличие режима места лишения свободы, ограничение потребностей, изменение сложившегося стереотипа жизни, переживания, связанные с осуждением к лишению свободы. Психология осужденного во многом должна определяться его отношением к самому факту лишения свободы.

Особенности психологии осужденных проявляются в определенном комплексе психических состояний, которые развиваются в местах лишения свободы. К наиболее типичным из них следует отнести: состояние ожидания изменений (пересмотра дела, расконвоирования, освобождения); состояние нетерпения. Как то, так и другое состояние может характеризоваться повышенной напряженностью, что часто приводит к резким срывам в поведении. Может развиваться и состояние безнадежности, обреченности, что влечет за собой апатию, пассивность во всех действиях, проявлениях.

Лишение свободы часто усиливает угнетенное состояние в тех случаях, когда оно имелось и ранее. Угнетенное состояние является следствием полного неверия в свои силы, неверия в возможность снова обрести нормальную жизнь. К моменту прибытия в исправительно-трудовую колонию у некоторых осужденных уже имеется развитое состояние угнетенности от сознания своей вины перед обществом, семьей. Эти осужденные не нарушают режима, даже по возможности выполняют норму и все требования воспитателей. Однако постоянная угнетенность не благоприятствует созданию полноценной личности и обязательно должна быть снята. Личность должна активно, творчески относиться к труду, к воспитательному воздействию. Угнетенность снимается в процессе воспитательной работы. Для этого необходимо выяснить и ликвидировать ее причины, создавать условия для переключения целенаправленного внимания на другие процессы, объекты, не связанные с теми процессами и объектами, которые создали угнетенное состояние у данного осужденного. Должна возбуждаться активная деятельность, направленная на ликвидацию данным осужденным последствий совершенного им преступления, на его самовоспитание.



Типичным состоянием в месте лишения свободы является тоска по дому, по свободе, по любимым людям, что внешне выражается в отрешенности и оцепенении. Под влиянием тоски может развиваться раздражительность и повышенная возбудимость.

Изменение психических состояний связано с определенными периодами нахождения в месте лишения свободы. Выделим следующие основные периоды, связанные с изменением психических состояний осужденного.

Период адаптации, привыкания к новым условиям жизни, который длится первые

три-четыре месяца, а иногда и больше. В этот период особенно остро ощущается ограничение потребностей, изменение привычного стереотипа. Всегда имеет место сужение возможности удовлетворения сложившихся потребностей, что вызывает состояние повышенной раздражительности. У отдельных лиц это, наоборот, выражается в состоянии подавленности и угнетенности.

Специфические психические состояния, вызванные фактом лишения свободы, особенно полно проявляются в первое время и вызываются процессом ломки ранее сложившегося стереотипа жизни, который всегда имеет место под влиянием режима ИТУ. Осужденный вынужден изменять привычный стереотип жизни. Ломка старых динамических стереотипов приводит к возникновению разнообразных отрицательных эмоций, повышенной возбудимости, угнетенности. Это происходит до тех пор, пока у осужденного не вырабатываются качества, необходимые для новых условий жизни. Повышенная возбудимость может явиться причиной различных срывов, резких нарушений режима и т. д. Терпение и такт воспитателя особенно необходимы в этой первой стадии отбывания наказания.

Психология осужденного в начальной стадии пребывания в ИТУ часто характеризуется отсутствием ясной перспективы жизни. Это приводит к снижению жизненной активности, к появлению раздражительности по отношению к возникающим ситуациям.

Период появления, развития интересов в новых условиях жизни. Этот период

связан с появлением и развитием положительных эмоций, состояний, вызывающих, повышающих психическую активность осужденного. Интересы, вызывающие такие состояния, могут быть самые различные: создание микрогруппы, участие в жизни коллектива осужденных, выполняемая работа, культурный досуг, учеба, свидания с родственниками и т. д. Появление нового круга интересов, расширение структуры выполняемых социальных ролей способствуют изменению психологии осужденного.

Период сочетания внешнего воздействия с самовоспитанием. Процесс

перевоспитания немыслим без появления такого периода. Он характерен появлением целей в жизни, выработкой путей их достижения, В психологии осужденного в большей степени проявляются раскаяние в совершенном преступлении, переживание его в сочетании со стремлением возместить нанесенный вред. Для этого периода характерна переоценка ценностных характеристик в жизни, что связано с определенным комплексом психических состояний, связанных с подобным изменением отношений, а часто и мировоззрения.

Период, предшествующий освобождению заключенного. Ожидание освобождения

часто переживается очень тяжело, оно связано с переживанием трудностей, которые ожидают его в новых условиях (взаимоотношения в семье, на работе и т. д.). По этой причине возможно развитие психических состояний угнетенности, повышенной раздражительности и т. д.

У осужденных комплекс отрицательных психических состояний может периодически развиваться в связи с наличием постоянной внутренней борьбы мотивов, стимулов, интересов. Изменение стереотипа, структуры, потребностей, интересов все время проходит через мыслительную деятельность осужденного, вызывает противоречивое отношение, часто отражается и на его психических состояниях.

Нахождение в исправительном учреждении, наличие режима, изменение стереотипа, резкое ограничение и изменение потребностей в значительной степени усиливают переживания осужденных, причем эти переживания имеют различную направленность. У отдельных осужденных в переживаниях доминирует категория прошлого, у других — категория будущего, у третьих —категория настоящего. Первая группа замыкается в воспоминаниях о прошлом образе жизни, идеализирует его, более длительное время привыкает и приспосабливается к настоящему образу жизни. Значительно легче приспосабливается к режиму и к условиям жизни в исправительных учреждениях осужденные, у которых доминируют переживания второго и третьего порядка. Когда начинает доминировать категория будущего, когда мысленно строят свою жизнь после отбытия наказания, трудности режима переживают значительно легче, поскольку рассматривают их как временные; этот период жизни является для них только переходным к тому, которого они ждут в будущем.

Как правило, в условиях лишения свободы и вследствие этого лишения многих благ, которыми повседневно и незаметно пользуются все граждане, происходит существенное переосмысливание осужденным многих прошлых отношений и интересов. Он начинает иначе ценить те отношения и блага, которые раньше им вообще не замечались или даже вызывали определенное раздражение. Совершенно иначе в настоящих условиях он вспоминает отношения товарищей по работе, взаимоотношения в своей семье. В связи с этим происходит переоценка своих прошлых интересов, своего отношения к людям.

Отметим и психологические особенности у особо опасных рецидивистов. У них часто проявляется крайняя недисциплинированность. В основе ее лежит наличие отрицательной установки и целенаправленности деятельности, эмоциональный склад характера, расторможенность поведения и как следствие этого импульсивность, подчас переходящая в психопатичность и агрессивность.

Для процесса перевоспитания осужденных в исправительных учреждениях должны использоваться обучение, труд, общение. Однако здесь они обязательно сочетаются с режимом, особой организацией деятельности ИТУ, что создает специфику всей деятельности по исправлению и перевоспитанию осужденных.

Стратегическая задача исправительного учреждения — оторвать преступника от условий его криминализации, разрушить его преступные связи и установки. В последнее время эта задача оказывается менее всего разрешаемой в местах лишения свободы. Развращающее влияние криминализированной среды здесь, как правило, не только не преодолевается, но получает некоторые дополнительные стимулы, в частности бесконтрольность досуга, скученность, ничем не искоренимое господство преступной идеологии, принуждение среды к асоциальному поведению и т. д. Лагерные обычаи и традиции в большинстве случаев превалируют над требованиями администрации. О трудовой мотивации администрация в подавляющем большинстве не задумывается. Автор полностью согласен с М.И. Еникеевым, который считает, что наша тюрьма (под этим собирательным понятием следует понимать все места лишения свободы, в том числе и те, которые называются лагерями) стала «академией» преступности*. Большинство сотрудников колоний и тюрем… попросту не знают, что такое перевоспитание, в чем оно заключается и как его осуществлять… По существу осужденных помешают за колючую проволоку, и только**.

Режимом обычно называют точно установленный распорядок труда, питания, отдыха и т. д. В то же время это и система необходимых правил и мероприятий. Режим выполняет функцию выработки тех или иных особенностей личности в связи с определенным ритмом деятельности. Соблюдение режима осужденными обеспечивается посредством: 1) охраны и надзора за ними; 2) использования мер поощрения и взыскания; 3) применения в строго определенных случаях особых мер безопасности (оружия, наручников и смирительных рубашек). Основной базой действий режима как фактора является его жесткость и неуклонность требований его выполнения. Человек в подавляющем большинстве смиряется с действием режима и, осознавая его неотвратимость, бывает вынужден принять его без внутренних протестов и конфликтов.

Как правило, режим — это организация жизни и деятельности осужденных в строгом соответствии с требованиями законов. Именно такая организация и должна оказывать воздействие на человека, формируя у него те или иные морально-психологические качества. Соблюдение осужденными установленного в исправительно-трудовом учреждении режима обеспечивается не только посредством охраны их и надзора за ними, использования мер поощрения и взыскания, применения в строго определенных случаях особых мер безопасности, но и мер воспитательных, основанных на глубоком учете особенностей психологии отдельных осужденных и их коллективов, что, к сожалению, в настоящее время не выполняется.

Кара, заключающаяся в режиме, субъективно, по-разному, воспринимается и переживается осужденными. Прежде всего различны глубина, сила и длительность переживаний осужденными кары. «Мы далеки от мысли, — писал М.Н. Гернет, — что особенности того или иного режима в той или другой тюрьме проходят через каждого заточенного всегда и везде одинаково. Наоборот, мы признаем, что следы в психике от такого прохождения через нее тюремного режима очень различны: у одних они так же глубоки, как глубоки колеи от тяжело нагруженной телеги в грязной проселочной дороге. У других эти следы — лишь рябь на реке после прошедшего парохода, очень быстро совсем исчезающая»*. Субъективное восприятие и переживание кары зависит от вида определенного режима, отношения осужденного к приговору, количества судимостей, времени нахождения в ИТУ, индивидуальных особенностей осужденного, возраста, пола, семейного и социального положения и т. д. Работникам ИТУ важно знать, как каждая группа осужденных и каждый осужденный воспринимают и переживают те или иные режимные ограничения.

Режим обеспечивает постоянное восприятие условий жизни в ИТУ как наказание за совершенное преступление, без чего не может быть обеспечен активный процесс перевоспитания. При осуществлении воспитательного воздействия на осужденного часто приходится сталкиваться с первоначально отрицательным отношением его к этому воздействию. Всякая попытка изменить взгляды и образ жизни взрослого встречает сопротивление, и столь значительное, сколь устойчивы установки личности и инертен разум индивида*. Это и определяет необходимость, особенно в ИТУ, системы мер принуждения и наказания, регламентированных режимом.

Озлобленность осужденных нередко возникает как следствие восприятия наказания только как мести. А это приводит к негативному пониманию мер воздействия — нежеланию искать в мерах воздействия какой-либо иной смысл, кроме кары, направленной против данного осужденного. При определении дисциплинарного воздействия всегда необходимо заранее учитывать воспитательное воздействия данного вида взыскания как на конкретного осужденного, так и на весь коллектив. Воспитательная цель наказания будет достигаться только в тех случаях, когда наказание не ломает воли осужденного, а способствует изменению ее направленности.

Требования, принуждение, наказание должны сочетаться и с системой поощрений*. Правильно примененное поощрение способствует укреплению уверенности осужденного в своих силах, вызывает у него чувство удовлетворения, возбуждает энергию, способствует появлению желания к повторению положительных поступков. Поощрение усиливает начавшийся процесс исправления.

_____________________________________________________________________________

*Меры поощрения и взыскания осужденных перечислены в Исправительно-трудовом кодексе Российской Федерации.

Несмотря на большое воспитательное значение карательных элементов режима, он обладает вполне самостоятельной воспитывающей функцией. Действительно, четкий распорядок дня, высокая организованность жизни и быта непосредственно накладывают отпечаток на характер осужденного, его поведение, дисциплинируют его, вырабатывают качества, необходимые в жизни на свободе (точность, исполнительность, аккуратность и т. д.).

Режим есть средство воспитания дисциплины у осужденных. Одна из основ ликвидации социально-психологических дефектов в личности преступника — это внедрение в его сознание необходимости дисциплины, определенного поведения в обществе. Под влиянием дисциплинарных требований у осужденных развиваются и укрепляются такие положительные качества, как собранность, подтянутость, ликвидируются расхлябанность, безволие, вырабатывается привычка к определенному положительному образу жизни.

Установление правил режима должно быть всегда психологически обоснованным, соответствующим научным требованиям организации жизни и деятельности осужденных. В этом случае они окажут максимальное воздействие на психику осужденных, разовьют у них необходимые морально-психологические качества. Использование данных психологии позволит так построить режим, чтобы нагрузки распределялись оптимально и, с одной стороны, создавали определенную напряженность, благоприятную для развития личности, а с другой — не вели бы к срыву психической деятельности.

Следует отметить, что особенно жестко исправительные учреждения травмируют неокрепшую психику подростков. Как правило, здесь возможны тяжкие, необратимые психические деформации личности. Значительная часть подростков становится правонарушителями уже в силу имеющихся у них психических аномалий и личностных акцентуаций. Эта психическая дезадаптация в условиях исправительного учреждения еще более усугубляется. Вписываясь в криминальную субкультуру в наиболее сензитивный к внешним воздействиям период своей жизни, подростки испытывают глубинные личностные перестройки — формируются системообразующие механизмы антисоциальной личности. Для подростков особенно пагубна ограниченность поля возможностей для их развития и самореализации. Безусловно, пагубна для них и ранняя криминализация.

Труду как особому фактору воздействия всегда отводилось особое место. Причина этого заключается в том, что труд является специфической человеческой деятельностью, формирующей личность. Труд является тем мерилом, по отношению к которому измеряется общественная ценность человека.

Как правило, труд сам по себе не перевоспитывает, а предохраняет человека от личностного распада. В целом он организует психику человека, интегрирует его жизнедеятельность определенной целеустремленностью, создает условия для рационального межличностного общения, организует структурирование микросреды. Хорошо организованный труд — это мостик связи человека с социальной действительностью.

Правильно организованный полезный труд способствует гармоническому развитию физических и умственных качеств осужденного и оказывает преобразующее воздействие на его личность. Широко известно выражение Ф. Энгельса, что труд создал человека*. Труд воспитывает в человеке сознательность, дисциплинированность, чувство товарищества и коллективизма. Он формирует и закрепляет в человеке положительные моральные, этические, нравственные и правовые программы. Воздействие труда на личность осужденного огромно, однако это чрезвычайно сложный процесс, так как многие осужденные не имеют трудовых навыков и в связи с извращением своих моральных и нравственных критериев отрицательно относятся к своему личному участию в трудовом процессе, а в настоящее время и администрация исправительных учреждений не всегда уделяет этому вопросу должное внимание.

Социально-психологические дефекты в личности осужденных в значительной мере определяются их отрицательным отношением к труду, отсутствием соотношения между потребностями и мерой труда. Однако труд может и должен воздействовать на личность преступника с укоренившейся иждивенческой психологией, помочь такому человеку найти свое место в жизни, по возможности стать полноправным членом общества. Трудовой процесс должен быть основой для восприятия общественно полезных взглядов и навыков, мотивов и целей. Выработке трудовых навыков способствует общий ритм трудового процесса, его постоянство, развивающее стереотип определенных привычек, навыков и деятельности. В целях воздействия на преступника в ИТУ создаются такие условия, при которых от осужденного постоянно требуются трудовые усилия. Только постоянство трудовых усилий создает привычку, а затем и потребность в труде*. Интерес к работе, увлеченность трудовым процессом способствуют изменению комплекса психических состояний, что в свою очередь позволяет активизировать и деятельность по перевоспитанию такой личности. Трудовые процессы способствуют и накоплению опыта, формированию системы положительных связей и т. д.

Труд должен способствовать изменению основной направленности личности. Отсюда процесс труда должен заинтересовывать осужденного, ставить перед ним определенные задачи, заставлять работать не только физически, но и умственно. Труд должен не отуплять тяжестью и бесцельностью, а вовлекать в свой процесс физические и умственные силы человека. Большое психологическое значение имеет внедрение в подразделения ИТУ методов экономической реформы. Доведение этих методов до сознания каждого осужденного пробуждает трудовую активность, заставляет многих из них думать об улучшении трудового процесса. Главная же цель воспитательного процесса — сделать так, чтобы труд становился необходимой потребностью осужденного. Когда это будет достигнуто, можно говорить о положительном моменте перевоспитания личности. Осужденный должен видеть результаты своего труда и конкретно осмысливать их. Он должен ощущать радость в процессе труда, и поэтому ни в коем случае не следует поручать выполнение трудовых операций осужденному, который заведомо с ними не может справиться. Огромной силой воспитательного воздействия обладают все формы производственной деятельности, соревнования, перенесенные с определенными изменениями в деятельность ИТУ. Это создает условия для полного восприятия осужденными опыта нормальных трудовых взаимо­отношений между людьми на свободе.

Социально-психологическая характеристика общности осужденных

В правовой доктрине наказанием именуется назначенная судом от имени государства лицам, совершившим преступление, принудительная мера, выражающаяся в каре (совокупности установленных законом правоограничений, соответствующих каждому виду этой меры), преследующая цели исправления и перевоспитания осужденных, предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и другими лицами и способствующая искоренению преступления1.

В психологическом плане под исправлением осужденного следует понимать личностно-психологическую коррекцию – исправление отдельных психорегуляционных дефектов личности осужденного, коренное изменение системы ценностных ориентаций криминализированной личности.

В правовой доктрине кара считается синонимом наказания2. Однако с нравственной и пенитенциарной3 точки зрения трактовка наказания как возмездия необоснованна. Безнравственно наказание и как средство устрашения будущих преступников, ибо преступник в этом случае рассматривается в отрыве от совершенного им преступления. Исторический опыт свидетельствует о том, что ужесточение наказания, усиление его карательного воздействия не приводило к желаемым результатам.

Исправить и перевоспитать преступника – значит осуществить глубинную личностную его перестройку, изменить его личностную направленность, сформировать новый социально адаптированный стиль его жизнедеятельности. Но возможно ли достижение этих задач только методом наказания? Человека нельзя сформировать и тем более исправить методом устрашения, кары, прямого грубого принуждения. Одно и то же наказание по-разному действует на разных людей.

Исправление провинившейся личности не может быть достигнуто только внешними воздействиями. Для этого необходимо покаяние– самоснятие вины преступником посредством ее признания и чистосердечного самоосуждения – раскаяния.

Исправить провинившуюся личность – значит осуществить ее ценностную переориентацию, включить в сферу ее стыда и совести нарушенную социальную ценность.

Пенитенциарное воздействие – воздействие духовное. Личность может самоизменяться только изнутри. Внешние же побуждения – лишь условие для принятия ею своих решений.

И лишь та кара имеет значение, которая данному индивиду представляется справедливой. Невозможно поэтому классифицировать кару по степени жестокости. Человек может пренебречь даже потерей своей жизни. Большинство осужденных оценивает назначенное им наказание как чрезмерно суровое, несправедливое, незаслуженное. Кровавые убийцы, насильники, грабители не проявляют обычно и тени нравственного самоупрека; единственный их самоукор – обвинение себя за то, что «попался».

Барьер нравственного самоанализа преступника – основной барьер на пути его рёсоциализации. Закоренелый преступник – индивид с кризисом нравственного самоанализа, индивид с атрофированным нравственным самосознанием.

Кризис нравственного самоанализа – не только индивидуальный порок. Эта психическая деформированность личности имеет широкую, социальную базу. Прошедшие десятилетия нашей истории были малочувствительны к душевным проблемам личности, нравственные категории были переведены в разряд второстепенных по сравнению с «политической грамотностью».

В силу определенных социально-исторических условий наше общество стало криминализироваться. Социальная дестабилизация отразилась и на деятельности тюрьмы. Исправительные учреждения (ИУ) перестали решать свою основную задачу – оторвать преступника от условий его криминализации, разрушить преступные связи и установки, сформировать у осужденного систему социально-положительных связей.

Более того, развращающее влияние криминализированной среды здесь не только не преодолевается, но и получает дополнительные стимулы: скученность, бесконтрольность досуга, неискореняемое господство преступной субкультуры, принуждение среды к асоциальному поведению, тюремные обычаи и традиции – все это в большинстве случаев превалирует над требованиями администрации ИУ.

Иерархия тюремного сообщества, его «законы», конечно, хорошо известны тюремной администрации. Нередко механизмы криминальной среды используются ею для «эффективности» тюремного управления. Отсюда негативное отношение тюремной администрации к дифференцированному содержанию заключенных. О нравственной ресоциализации, как и о других тонкостях человеческой психики, военизированная администрация в большинстве случаев просто не задумывается.

«Работа делает человека хорошим» – таков простой тоталитарный принцип всей деятельности нашей исправительно-трудовой системы.

Как отмечают исследователи, сотрудники ИУ почти не располагают информацией о личности осужденных. Они не обучены получать и анализировать эту информацию. Более того, они чуждаются доверительных отношений с осужденным. Сокровенные стороны его души, интимных переживаний им неведомы. Идет невидимая война между администрацией ИУ и осужденными.

В таких «боевых» условиях в большинстве ИУ никто не намерен заниматься совершенствованием правонарушителей. Наоборот – личность стремится быть грубой, жестокой и боеспособной. А что касается душевных драм и трагедий прошлой жизни – их лучше вытеснить, самооправдать и забыть.

Так закрепляются, консервируются все психологические структуры, характерные для личности преступника. Идет отбывание срока, идет процесс приобщения к тюремной субкультуре, но не процесс ресоциализации личности преступника. Более того, личность еще больше криминализируется. В этом и состоит основной парадокс нашей тюрьмы.

Для того чтобы современные ИУ, стали учреждениями ре-социализации осужденных, они сами должны быть ресоциализированы. Необходимы принципиальная их реорганизация, насыщение психолого-педагогически грамотным персоналом. Не исключены и ритуал церковного покаяния (равно как и аналогичные ритуалы других конфессий), система религиозного душеизлечения.

В качестве общих направлений ресоциализирующей деятельности ИУ можно указать следующие: психологическая диагностика личностных особенностей каждого осужденного, выявление конкретных дефектов его общей социализации, правовой социализации, дефектов психической саморегуляции; разработка долгосрочной программы индивидуально-личностной психолого-педагогической коррекции, поэтапной ее реализации; осуществление необходимых мер психотерапии, релаксации личностных акцентуаций, психопатий; всемерное восстановление нарушенных социальных связей личности, мобилизация ее социально-положительной психической активности, формирование социально-положительной сферы ее текущего и перспективного целеполагания на основе восстановления социально-положительных ценностных ориентаций; разработка и внедрение новых принципов режима, его коренная гуманитаризация; организация социально-положительной микросреды на основе положительных созидательных интересов, создание условий для нравственного самопроявления личности во внутригрупповых межличностных отношениях; широкое использование метода поощрений социально адаптированного поведения.

Коллектив осужденных как довольно большая социальная общность характеризуется рядом признаков.

Во-первых, коллектив осужденных является общностью закрытого типа: он ограничен в связях с другими коллективами, общественными и государственными организациями, не наделен полномочиями выступать от своего имени.

Во-вторых, коллективу осужденных присущ такой признак, как строгая регламентация совместной трудовой деятельности, учебы, досуга и т. п. В целях развития навыков коллективизма у осужденных, поощрения их полезной инициативы, а также использования влияния коллектива на исправление и перевоспитание осужденных в исправительных и воспитательных учреждениях создаются самодеятельные организации осужденных, работающих под руководством администрации этих учреждений.

В-третьих, коллектив осужденных характеризуется большим разнообразием входящих в него людей, которые отличаются не только по национальному, возрастному, профессиональному признакам, но и по степени аморальности, педагогической запущенности, криминальной зараженности.

Все отношения в коллективе осужденных делятся на официальные (формальные) и неофициальные (неформальные).

В системе официальных отношений в коллективе осужденных отражаются объективные связи и отношения лиц, лишенных свободы, возникающие в процессе выполнения ими разнообразных функций. Эти отношения являются результатом их официальной расстановки в соответствии с законом и ведомственными нормативными актами, которые определяют статус каждого осужденного в коллективе. Одни осужденные являются руководителями (бригадир, звеньевой, член секции), другие — руководимыми, подчиненными.

Особое внимание уделяется подбору, расстановке и воспитанию актива, организации действенного трудового соревнования между группами (бригадами, отрядами), правильному сочетанию функций управления и самоуправления с учетом специфики данного исправительного учреждения.

Неофициальная структура коллектива осужденных складывается на основе межличностных отношений, которые возникают стихийно в связи с общностью взглядов, интересов людей, отбывающих наказание, а также симпатий или антипатий, враждебности и других чувств.

Степень расслоения жизни в исправительном учреждении на официальную и неофициальную, а также степень «социальной вредности» последней различны. «В одних ИТУ неофициальные отношения сближены с официальными и служат делу исправления и перевоспитания осужденных, в других они существенно не влияют на карательно-воспитательный процесс, в-третьих — между официальными и неофициальными отношениями существуют глубокие противоречия, поскольку неофициальная жизнь получает определенное оформление в виде своеобразных «законов», «норм», «традиций». Порой система неофициальных отношений в том или ином отряде или в колонии в целом приобретает крайне отрицательный характер и получает название «другой жизни» («двойной жизни», «асоциальной субкультуры»), которая, как правило, тщательно скрывается от администрации».

Отличительной особенностью жизни осужденных в исправительном учреждении является то, что они объединяются в так называемые малые группы, которые возникают стихийно. Малые группы имеются в любом коллективе, на всех стадиях его развития. В исправлении и перевоспитании осужденных они играют особую роль: в них с особой силой действуют механизмы подражания, внушения, соперничества и самоутверждения, что нередко оказывает решающее влияние на поведение осужденных.

В малой группе воспитателю приходится иметь дело с групповой убежденностью, групповыми интересами, повседневными привычками, установками, традициями. Между воспитателем и осужденным, как и между коллективом и личностью осужденного, всегда стоит малая группа. Воспитатель и коллектив приходят в соприкосновение с личностью осужденного не только прямо и непосредственно, но и через малую группу. И от того, на чьей стороне находится группа, во многом зависит успех воздействия на конкретную личность.

Малым группам осужденных присущи следующие особенности:

как правило, они создаются стихийно, а не по воле и желанию администрации;

микрогруппы взаимодействуют друг с другом по-разному (от дружбы до прямой вражды);

в них существует иерархическая структура отношений и зависимостей («система ролей»);

члены группы обычно совместно питаются, делят между собой получаемые посылки, продукты, купленные в ларьке;



в группах хорошо поставлена информация;

для них характерно избирательное отношение к «своим» и «чужим»;

в каждой группе действуют свои ценности и ориентации, имеет место групповая убежденность.

Малые группы осужденных имеют разную численность, устойчивость и направленность. Их деятельность может отвечать требованиям коллектива и задачам исправительного учреждения, не соответствовать и даже противоречить им. Следовательно, нельзя считать, что малая группа всегда является злом. Воспитателю в любом случае важно учитывать отношения, складывающиеся в этих группах и между группами, их отношения с коллективом, психологические явления в них и использовать эти знания в интересах дела.

Особое место в исправительном учреждении занимает такая малая группа, которая получила в специальной литературе название «семья». Под «семьей» в местах лишения свободы понимается стойкая группа, состоящая из двух и более осужденных, объединенная общей системой взглядов, интересов и традиций, определяющих их поведение и направленность действий. Объединяясь в малые группы, подобные «семье», осужденные преследуют общие интересы (совместное питание, защита от посягательства и т. д.), но каждый из них имеет и свои узкокорыстные интересы, которые он маскирует, так как в случае их проявления в том или ином виде осужденный изгоняется из «семьи» со всеми вытекающими для него негативными последствиями.

Исследования показали, что в «семьи» объединяется до 80 % осужденных в колониях общего и усиленного режима и до 90 % в колониях строгого режима. Права и обязанности членов «семьи» не имеют четкой регламентации и определяются в первую очередь неписаными нормами и правилами поведения, личностными качествами и авторитетом ее членов. Практика показывает, что «семьи» состоят от двух до семи человек.

В «семье» осужденный пытается утвердиться, завоевать соответствующий статус, чтобы обрести определенную независимость и защищенность, а также разрешить свои психологические проблемы. «Семья» берет на себя такие функции, как содержание личного имущества осужденного и надзор за ним, добыча и распределение материальных благ. «Члены «семьи», — отмечает В. Б. Шабанов, — обязаны поддерживать свою жизнедеятельность материальным вкладом. В случае, если кто-то из членов «семьи» лишается по каким-либо объективным и субъективным причинам получения благ (лишение посылки-передачи, свидания; изъятие незаконно приобретенных денежных средств и т. д.), то другие члены «семьи» оказывают ему помощь. Большая помощь оказывается осужденным, водворенным в штрафной изолятор или переведенным в помещение камерного типа».

При водворении в ШИЗО и ПКТ осужденными собираются предметы и вещи, разрешенные к использованию в данных помещениях (в ШИЗО и ПКТ различные условия содержания). В период отбывания наказания в этих помещениях члены «семьи» стараются оказать помощь осужденным путем передачи запрещенными способами (подкуп представителей администрации, преодоление линий охраны и т. д.) сигарет, спиртных напитков, наркотических средств и т. д. Это явление в среде осужденных получило название «греть бур».

По отбывании наказания и возвращении «виновника» в обычное жилое помещение члены «семьи» подготавливают для него продукты питания, чай, новую одежду и другие вещи и предметы в зависимости от направленности группы. Такие действия «семьи» называются «встречей». Если «семья» лидирует в среде осужденных, то во «встрече» участвует большое количество осужденных. Но их участие ограничивается лишь передачей определенных материальных благ. Такие действия осужденными отрицательной направленности окружаются ореолом тюремного братства. Те же осужденные, которые по каким-либо причинам отказываются участвовать во «встрече», подвергаются гонениям не только в местах лишения свободы, но и после освобождения.

Осужденный Д. отказался передать для «встречи» сигареты, поняв, что под видом братства скрывается заурядный обман, который выражается в корыстном использовании продуктов питания и вещей лицами, поддерживающими преступные традиции, в своих целях. В момент отказа к Д. никаких претензий не предъявили, так как сработал формальный принцип: не хочешь — не давай. Но впоследствии о Д. стали распространять различные сведения провокационного характера, с тем чтобы настроить против него основную массу осужденных. Жизнь его стала невыносимой. Однако он честно работал, хорошо себя вел, и администрация учреждения приняла решение о его условно-досрочном освобождении. После освобождения Д. поступил учиться в автошколу. Но преступный мир просто так не отступает. О факте отказа дать сигареты для «встречи» из учреждения нелегальным способом были переданы сведения преступным группировкам по месту жительства Д. В результате он был несколько раз жестоко избит и ограблен. Террору была подвергнута и его семья. Д. вынужден был покинуть пределы Беларуси.

Деятельность малой группы немыслима без лидера. Основными факторами, предопределяющими выдвижение осужденного в лидеры, являются: высокий интеллект, организаторские способности, высокий уровень общительности и активности, богатый прошлый, как правило преступный, опыт, физическая сила и т. д. Большое значение для лидера имеют также такие факты из его биографии, как длительность срока наказания, число прежних судимостей, совершение группового преступления.

В функции лидера «семьи» входит: планирование деятельности микрогруппы, координация всех ее действий, представительство «семьи» в отношениях с другими группами, контроль за поведением членов группы, их поощрение и наказание, осуществление функции «арбитража».

В зависимости от ценностной ориентации неформальных групп, их идейной и нравственной направленности различаются:

группы с положительной направленностью, отличающиеся различной степенью социально-позитивной активности (активные и пассивные);

группы с неопределенной (нейтральной) направленностью, неустоявшимися ценностями и несформировавшимся внутригрупповым «кодексом»;

группы с отрицательной направленностью, которая может быть как открытой, так и скрытой.

Группы с положительной направленностью включают в себя осужденных, которые полностью осознают свою вину в совершенном преступлении и искренне раскаиваются в нем. Они характеризуются позитивным отношением к требованиям режима отбывания наказания, желанием добросовестно работать и учиться. Они самостоятельны и инициативны, участвуют в самодеятельных организациях исправительного учреждения, в нравственном отношении менее запущенны (положительно реагируют на замечания, четко различают добро и зло), их поведение не зависит от отрицательного влияния среды. У большинства из них происходит переоценка ранее значимых ценностей, восстановление положительных качеств. Осужденные такой группы активно помогают мастеру, критикуют нерадивых, переживают, если кто-то не выполняет норму выработки. Вместе с тем у некоторых осужденных бывают срывы в поведении, хотя и кратковременного и незлостного характера.

К указанной группе осужденных примыкают так называемые «пассивные» с положительной направленностью. Они считают своим долгом добросовестно трудиться, не нарушать режим отбывания наказания, но в то же время склонны уклоняться от участия в работе самодеятельных организаций, от активного сотрудничества с работниками исправительного учреждения. К нравственным нормам они относятся избирательно, принимая в основном те, которые затрагивают их лично.

Группы с неопределенной (нейтральной) направленностью характеризуются тем, что их поведение зависит от ситуативных влияний среды. В положительной среде они ведут себя позитивно, в отрицательной — становятся на сторону нарушителей. В условиях группового давления не могут отстоять свое мнение, действовать самостоятельно. Их изменчивое беспринципное поведение граничит с утратой собственной нравственной позиции. Трудятся и учатся такие осужденные без усердия, стараются по возможности уклоняться от поручений воспитателей. Эти лица в основном руководствуются материальными соображениями, у них нет осознанных и ясных целей, перспектив, конкретных жизненных планов.

Группы с отрицательной направленностью включают в себя осужденных:

придерживающихся «воровских традиций законов»;

связанных стремлением к какому-либо типичному нарушению режима (например, употреблению спиртных напитков);

знавших друг друга до суда как соучастников преступления или по совместно отбываемому ранее наказанию;

объединенных какими-либо ошибочными взглядами и убеждениями (религиозными, обывательскими) или сходством отрицательных интересов (например, игрой в карты).

Члены таких групп открыто высказывают и демонстрируют негативное отношение к активистам, к режиму отбывания наказания, труду, учебе, воспитательным мероприятиям, но чаще всего они действуют исподтишка. Своих участников, нарушивших внутригрупповой «кодекс», они подвергают таким санкциям, как шантаж, клевета, оскорбление, провокации, избиения.

При слабой дисциплине в исправительном учреждении отрицательно направленные группы могут распространять свое влияние на весь коллектив осужденных и вести к его разобщению. В условиях исправительного учреждения они являются средой и основным рассадником преступной субкультуры, воровских традиций.







Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap