эссе Жизнь среди смерти



Жизнь среди смерти.

Под белым халатом не спрячешь погоны,

Эмблем медицинских не скроешь от глаз.

Врачи в медсанбатах в тылу обороны

Умело спасают от гибели нас.

Они надевают халат и перчатки,

И скальпели острые в руки берут.

Своё мастерство отдают без остатка,

А, значит, бойцы ни за что не умрут.

Ведь «бывших» военных врачей не бывает!

В них сразу заметен характер бойца.

Они нас у смерти из рук вырывают,

И будут бороться за жизнь до конца.

Война… Она постучала в каждый дом, принесла беду: матери потеряли своих сыновей, жёны не дождались мужей, дети остались без отцов. Разрушенные сёла, города, царствующие голод и холод – всюду горе и слёзы.

Тысячи людей прошли сквозь трудности войны, испытали ужасные мучения, но они выстояли и победили. Победили в самой тяжёлой и долгой из всех мировых воин, перенесённых до сих пор человечеством. И живы ещё те люди, которые в ожесточённых боях защищали нашу Родину. Военная жизнь всплывает в печатных страницах самыми страшными воспоминаниями, но именно она напоминает о стойкости, мужестве, несломленности духа, дружбе и верности – о качествах, на сегодняшний день так редко проявляющихся.

Подвиг Защитников Сталинграда известен всему миру. Именно здесь, на моей малой родине (ст. Обливской-130 км. от г.Волгограда ) в 1942-43 годах решалась дальнейшая судьба планеты. Для гитлеровцев Сталинград имел особое значение не только, как важный военно-политический, но и экономический, транспортный центр. Они прекрасно понимали, что город, где взошла звезда Сталина, город — символ носящий его имя, играет ключевую роль в патриотическом сознании советского народа.

Именно поэтому они с такой яростью обрушили на него бомбы 23 августа 1942 года, а потом атаковали вновь и вновь. Военная машина вермахта захлебнулась на берегах Волги. Беспримерный подвиг советских солдат и офицеров, стоявших на смерть 200 огненных дней и ночей, сказавших себе и другим: «За Волгой для нас земли нет», — сломавших хребет фашистскому зверю, получил огромный резонанс в мире, спасенном от «коричневой чумы» и стал началом конца гитлеровской Германии. Сталинград выстоял потому, что именно в нем воплотился весь смысл Родины. Именно потому больше нигде в мире не было такого массового героизма. Здесь сконцентрировалась вся духовная, моральная сила нашего народа. События Сталинградской битвы имели колоссальное значение для дальнейшего хода Второй мировой войны. Это была точка великого перелома. И признанием этого вклада служат не только грамота американского президента Франклина Рузвельта и меч английского короля Георга VI , бережно хранимые ныне в Волгоградском государственном музее-панораме «Сталинградская битва», но и площади и улицы имени Сталинграда в Париже и Лондоне, других странах Европы и Америки.

Неоценим вклад в дело победы военных медиков. И сегодня я хочу рассказать своим сверстникам об их подвиге.

С первых дней Великой Отечественной войны Сталинградская область стала крупной госпитальной базой. Этому способствовала развитая сеть железных дорог и водного транспорта. Уже на пятый день войны в Сталинград прибыли первые санитарные поезда с ранеными. Медицинская сеть в городе и области была достаточно хорошо развита. В лечебных учреждениях работали 900 врачей и 2400 медицинских работников средней квалификации. Стационары, санатории и дома отдыха города были рассчитаны примерно на 10 тысяч мест. К 30 июня 1941 г. в Сталинграде и райцентрах области было сформировано 14 эвакогоспиталей, рассчитанных на 5200 коек, к августу 1941 г. — 37 госпиталей на 15035 коек, в ноябре — 16 госпиталей на 5925 коек и на 10 % расширили существующие.

В ходе военных действий на территории Сталинградской области развернулось 138 армейских госпиталей, десятки санитарных летучек, санитарных батальонов.

С приближением фронта к Сталинграду были приняты меры к эвакуации госпиталей. В дни Сталинградской битвы Кировский район, и поселок Красноармейск, оказались окруженными с трех сторон фронтовой полосой. С конца августа до ноября 1942 г. в районе непрерывно, днем и ночью, действовало пять переправ, обеспечивавших эвакуацию раненых даже во время бомбежек и артобстрелов. В Сталинграде подлежали эвакуации в тыл все раненые, кроме совершенно нетранспортабельных и легкораненых.

Большое внимание уделялось подготовке гражданского населения к оказанию первой медицинской помощи. На 1 января 1942 г. в группах самозащиты Сталинграда имелось 844 санитарных звена, 296 санитарных постов на предприятиях, 63 санитарных дружины, возглавляемые опытными врачами. В коммунальных домах группы самозащиты насчитывали 12 тысяч бойцов и 3 тысячи командиров. Областное отделение Красного Креста подготовило около 4 тысяч медицинских сестер и сандружиниц, 100 тысяч сдало норматив на получение значка «Готов к санитарной обороне».

Изучая, архивные документы, узнал, что работа госпиталя первой линии в прифронтовых условиях существенно отличалась от госпитальных будней тыла. Во-первых, как правило, во время военных действий массовое поступление раненых происходило стихийно, их доставляли санитарным транспортом, попутными машинами. Нередко этот поток оказывался и неожиданным, особенно в период тяжелых боев. Во-вторых, раненые поступали после перевязки полковых медпунктах. Однако первая помощь оказывалась в большой спешке в связи с неустойчивостью фронта.

Формирование системы армейских госпиталей на Сталинградском фронте было затруднено рядом обстоятельств. По воспоминаниям бывшего главного хирурга Сталинградского фронта Г.М. Гуревича сентябрь 1942 г. был тяжелым периодом для медицинской службы армий Сталинградского (в тот период еще Юго-восточного) фронта. Только что сформированная медслужба приняла разрозненные полевые госпитали бывших частей Южного и Юго-западного фронтов и не имела фронтовых госпиталей, не успевших еще подойти из тыла страны. Санавтотранспорта было очень мало. Боевое питание и снабжение армий держалось, главным образом, на только что отстроенной железнодорожной колее Заплавное — Средняя Ахтуба-Ленинск-Саратов. По этому железнодорожному пути проходила и эвакуация раненых, связанная с большими трудностями. Вражеская авиация ежедневно бомбила эту колею и речные переправы. Перебраться через Волгу можно было только ночью, но и тогда минометный и артиллерийский обстрел не прекращался. Санинструктор М.И. Матвеева вспоминала: «День и ночь. Когда тяжелее, сказать трудно, днем — бомбежки, обстрелы, атаки, танки, сухари, почти без воды, раненые, убитые; ночью — изнурительные походы к переправе по изрытою воронками дороге, когда можно с любой стороны ждать автоматную очередь. Время словно остановилось».

Для оказания помощи раненым войсковая санитарная служба была усилена полевыми подвижными госпиталями (ППГ) и эвакуационными приемниками. Центр хирургическою работы находился на левом берегу Волги, где дислоцировались полевые и стационарные учреждения. Основная работа была сосредоточена в полевых госпиталях, расположенных в районе Заплавное — Средняя Ахтуба-Ленинск-Царев. В октябре 1942 г. начали прибывать из тыла госпитали, расположившиеся в районе оз. Эльтон. В районных центрах Заволжья ощущалась нехватка помещений для госпиталей. Раненых зачастую размещали в домах, сараях, а в сентябре и начале октября до начала холодов — прямо во дворах.

В Сталинграде и на его южных окраинах остались только медпункты частей и соединений, а также отдельные армейские ППГ. Обычно их развертывали в блиндажах, подвалах и развалинах зданий, землянках в непосредственной близости от линии фронта. Главный хирург РЭП № 61 М.Г Таборийский писал: «По пути из Ленинска осмотрел СЭГ № 415 и ЭГ № 1584. В первом освоен ряд землянок, в каждой из них оборудованы культурные перевязочные, не тесно, воздух чистый, настроение раненых хорошее, отстроен отличный операционный блок».

Оказывать помощь раненым приходилось при свете керосиновых ламп и светильников, сделанных из снарядных гильз, под грохот разрывавшихся вражеских снарядов, мин, авиабомб, от которых содрогались стены блиндажей и подвалов, где были развернуты медпункты. Обстановку работы медслужбы ярко характеризует доклад руководства ВСУ Сталинградского фронта начальнику ГВСУ по прямому проводу от 30 сентября 1942 г.: «Неоднократные попытки бронекатеров подойти к берегу в ночь с 28 на 29 сентября для эвакуации не увенчались успехом, ночью полевой подвижный госпиталь № 689 подвергся сильному минометному обстрелу, были жертвы; 112-й медико-санитарных батальон имел много потерь от прямого попадания бомб в перевязочную, жертвы уточняются, наша работа в районе действий 62-й армии ежедневно сопровождается потерями медицинского состава и переправочных средств, несмотря на жертвы, мы продолжаем работать с еще большей энергией». Большую помощь оказывал раненым и полевой подвижной госпиталь № 689. Он прибыл в район Сталинграда в сентябре 1942 г. и был развернут на «Переправе-62». Ежедневно через госпиталь проходило от 600 до 800 человек. «Сутками стояли у операционного стола. Стояли, а руки сами падают. У нас отекали ноги, не вмещались в кирзовые сапоги. До того глаза устанут, что трудно их закрыть. День и ночь работали, были голодные обмороки. Есть что поесть, но некогда…»- вспоминает военный врач, капитан Александра Ивановна Зайцева.

Всего за период боев в Сталинграде эвакуировали свыше 5 тыс. раненных. Переправа раненых через Волгу не прекращалась даже в ноябре, когда по реке пошел лед. По неокрепшему льду в обход полыней были проложены пешие тропы, по которым в сопровождении санитаров передвигались «ходячие» раненые, тяжелораненых везли на лодках-волокушах, несли на руках.

Читая воспоминания военного фельдшера Стрелковой А.М., невольно сжимается сердце. «Придя на передовую, мы оказались выносливее тех, кто постарше. Я не знаю, чем это объяснить. Таскали на себе мужчин, в два- три раза тяжелее нас. Взвалишь на себя восемьдесят килограммов и тащишь. Сбросишь … Идешь за следующим… И так раз пять- шесть за одну атаку. А в тебе самой сорок восемь килограммов — балетный вес. Просто не верится, как это мы могли…»

Но, несмотря на все тяготы, в ходе военных действий повышалось профессиональное мастерство военных медиков. На Сталинградском фронте были решены вопросы иммобилизации (приведение раненой части тела в неподвижное состояние при помощи перевязки). Впервые в обязательном порядке стала применяться гипсовая повязка. Гипсовые шины для раненых в кисть и лучепястный сустав даже получили название «Сталинградских». В сентябре 1942 г. на Сталинградском фронте были организованы специальные нейрохирургические госпитали для лечения черепных ранений.

В январе 1943 г. шли особо ожесточенные бои за Сталинград. Было много раненых. И в моей родной станице, сразу после её освобождения, в школе, где я учусь, был организован военный госпиталь.

Медицинская сестра О.Николаенко вспоминала, что «когда освободили Обливскую от фашистов, в станице сразу же появились военные госпитали. Один из них (эвакогоспиталь № 2348) расположился в здании школы №1. Я пошла туда работать санитаркой. Госпиталь укомплектовывали штатами. Из Обливского района много девушек забрали на работу санитарками, прачками, рабочими на кухне. Наш госпиталь открыл 4-месячные курсы медицинских сестёр, в основном из сталинградских девушек, а из обливских зачислили Коптурову Галину, Власову Шуру, и меня – Медведеву Ольгу. Окончили, приняли присягу».

Благодаря службе на Дону, а именно в моей родной станице, награда есть и у актрисы Элины Бысирицкой. В годы война юная Элина устроилась к отцу в Киевский военный госпиталь:

— Поначалу мне разрешали читать книги и письма раненым. Но я была всегда на подхвате — готова была полы помыть или отцу в лаборатории помочь, — говорит актриса корреспонденту «АиФ на Дону». — А вскоре госпиталь направили в Ростовскую область, в станицу Обливскую. Я успела к тому времени окончить курсы медсестёр и потому на Дон уже ехала настоящей медичкой. Саму станицу я уже не помню, потому что работать приходилось с утра до ночи. Только на короткий сон расходились по куреням, рано утром надо было снова идти в госпиталь.

Война научила Быстрицкую терпению. Её не пугали вид ампутированных конечностей или стоны солдат. Хотя однажды нервный срыв всё-таки случился:

— Везла на машине четверых раненых. По дороге мы попали под обстрел. Подъехали к госпиталю, залезла в кузов, а там — все убиты. Нам с водителем ничего, а их смерть достала…

Помимо перевязок, юная Элина помогала раненым писать домой письма, успокаивала, как могла, и даже развлекала — пела популярные песенки. Видимо, тогда подспудно и проросла в ней любовь к театру, пусть первой сценой были переполненные палаты в донских степях, а зрителями — раненые бойцы.

Тому своему подвигу Быстрицкая не придавала особого значения. Работала, как и все, для победы. И очень удивилась, когда несколько лет спустя её наградили знаком «Сын полка». Потом были и другие награды, включая орден Отечественной войны II степени.

До освобождения моей станицы, в то время, когда немцы считали себя полноправными хозяевами (с 24 июля по 31 декабря 1942 года) на территории района был организован подпольный госпиталь. Не перестаю удивляться мужеству хирурга И.А.Алексеева.

Первую партию наших раненных пленных немцы выгрузили среди двора на солнцепёке. Потом пригнанных советских военнопленных бросали в наспех оборудованных лагерях. Кормили пленных плохо. Обливчане кидали им через проволоку хлеб, огурцы, картошку. Старухи крестились: «Живые мощи, а не молодые бойцы». Обливчане, омелев, стали брать из лагерей военнопленных под видом своих родственников. Хирург Алексеев И.А. через санитарок (Водолазову, Портнову, Рубцову, Танюшину) передавал бинты и медикаменты, а иногда вместо умершего фашиста лечил советского узника. Около ста бойцов Красной армии спасли в подпольном госпитале мужественные жители станицы.

Фронт продвигался на запад. А госпиталь за фронтом. В 1944 году госпиталь переправили в Венгрию.

Из воспоминаний мед.сестры О. Медведевой (жительница ст. Обливской):

— Руки коченеют. А каково раненым лежать на поле боя! Вокруг кровь и страдания.

— Сестричка, помоги, — звали на помощь.

И ползла на зов. Перевязать — это только полдела. Надо еще вытащить раненого из боя в безопасное место. В медсанбат, госпиталь. Хорошо, если раненый может идти, хоть с твоей помощью. А если он ранен в живот или перебиты ноги? Надо тащить на себе, на плащ-палатке или на чем-либо из подручных средств, как сказано в инструкции. Да еще нельзя забыть оружие. Смотришь, парень — богатырь, а ранение сделало его беспомощным. Все бы отдала, лишь бы остался жив. И находила в себе силы, тащила. Слезы украдкой смахивала, но тащила. Да и кто те слезы мог увидеть на поле боя, когда все вжалось в землю. Подбадриваешь себя: долой слабость, вперед. Волю в кулак, и вперед. Есть слово «Надо!». Война. Всем трудно.

Все мысли были только о победе.

В июле 1945 года эвакогоспиталь, который был организован в станице Обливской, расформировали. Всех медицинских сестёр отправили в Румынию.

Так прошло три года среди стонов, крови и боли, без выходных. В ноябре 1945 года наши землячки демобилизовавшись, вернулись в родную станицу.

Выступая на встрече ветеранов, маршал Советского Союза В.И.Чуйков сказал: «Замечательные дела врачей, медицинских сестер, санитарных инструкторов, боровшихся вместе с нами плечом к плечу на правом берегу Волги, останутся навсегда в памяти каждого… Самоотверженность медицинских работников, находившихся, по существу, на переднем крае борьбы с врагом, помогла нашей армии выполнить боевую задачу».

Многие медики, сражавшиеся за жизнь защитников Сталинграда, были удостоены правительственных наград. Звание Героя Советского Союза получили сержант медслужбы М.С. Боровиченко, санинструкторы стрелковой роты В.О. Гнаровская и З.И. Маресева, санитар стрелковой роты Н.С. Кащеева, военфельдшер кавалерийского полка Х.Л. Якупов.

Для нас, современной молодёжи, война кажется глубокой историей. Но ведь сражение под Сталинградом закончилось 70 лет назад. Это одна человеческая жизнь. Война – это ненависть к человеку, непохожему на тебя, это боль и страдания, это страх и ужас. Поэтому мы должны помнить о войне. Знать тех, кто отдал свою жизнь за нас, за наш мирный сон, за мирное небо над нашими головами!

Собирая и изучая материалы о военных медиках, я твёрдо решил для себя, что посвящу жизнь военной медицине.

Список используемой литературы:

1. Чуйков В.И. Начало пути. М., 1959.

2. Чуйков В.И. Бессмертный подвиг. М., 1969.

3. Самсонов А.М. Сталинградская битва. М., 1968.

4. Смирнов Е.И. Война и военная медицина. М., 1976.

5. Документы из архива МБУК « Обливский краеведческий музей».

6. Межрайонная общественно – политическая газета «Авангард» (№20 07.03.2000г., №148-149 23.12.2011г.)

Используемые интернет — ресурсы:

1.http://ote4estvo.ru/

2. http://www.hrono.ru/

3.www.podvignaroda.mil.ru



sitemap
sitemap