Восприятие каламбура в произведении Льюиса Кэрролла Алиса в стране чудес с лингвокульту



Проект Симаковой Валерии.

Восприятие каламбура в произведении Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес» с лингвокультурологических позиций английского и русского читателей.

Восприятие каламбура в произведении Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес» с лингвокультурологических позиций английского и русского читателей.

Введение. ………………………………………………………………………….3

Глава I. Каламбур как языковое явление: ………………………………………6

1.1.Определение каламбура. …………………………………………….6

1.2.Типология каламбуров. ………………………………………………6

1.3.Лексико-семантические каламбуры и их типология. ………………8

1.4.Информационные функции лексико-семантические каламбуров. …9

1.5.Художественные функции лексико-семантические каламбуров. ..10

1.6.Особенности перевода каламбура. ………………………………….10

1.6.1.Расположение каламбура в художественном произведении. ……10

1.6.2.Пути перевода каламбура с одного языка на другой. ……………12

Глава II. Особенности перевода каламбура в произведении Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес». ………………………………………………………14

2.1.Информационные функции лексико-семантических каламбуров с лингвокультурологических позиций. …………………………………..14

2.2.Варианты перевода каламбуров разными переводчиками. Использование путей перевода каламбура. ……..……………………15

Заключение. …………………………………………………………………….22

Список литературы. ……………………………………………………………23

Приложение. ……………………………………………………………………25

Введение.

С детства книга Л. Кэрролла меня очень привлекала, но когда я «познакомилась поближе» с этим удивительным произведением, то поняла что все не так просто.

Оказалось, что существует множество различных «Алис» в русскоязычных переводах.

«Неудивительно, что сказки Кэрролла переводили не раз и будут переводить в дальнейшем. Чему, в общем-то, даже можно порадоваться – у англичан одна «Алиса», а у нас – десятки.»[13]

Все переводы это книги на русский язык различны. Среди них встречаются как более, так и менее удачные. Об этом свидетельствует письмо К. И. Чуковского к Н. М. Демуровой под названием «Победителей не судят…»[14]

«…Мне так часто случалось видеть отчаянно плохие переводы «Алисы», что у меня сложилось убеждение, что перевести ее на русский язык невозможно. Книга эта слишком английская. Почти все ситуации основаны в ней на игре английских слов, на английских каламбурах… Если перевести эту книгу буквально, получится скучная чушь…

К счастью, Вы избрали другой — единственно верный — путь. Вы перевели Алису творчески: то есть начисто отказались от буквализма и воспроизвели дух этой книги — дух озорной, капризный и безумный.»

Данная работа посвящена изучению проблем восприятия каламбура в произведении Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес» английскими и русскими читателями, перевода каламбура с одного языка на другой и сравнительному анализу русскоязычных переводов каламбура.

Актуальность данного исследования определяется необходимостью изучения проблем перевода каламбура с одного языка на другой и разнообразных подходов к его восприятию.

Перевод каламбура представляет собой серьезную проблему, требующую детального изучения с литературной, психологической и особенно лингвистической точек зрения. В отечественной лингвистике до сих пор нет единого понимания сущности рассматриваемого языкового явления.

Разнообразие переводов и их многоплановость не только в выборе языковых средств при переводе, но и во взглядах на передачу основной идеи произведения Л. Кэрролла, диктует необходимость анализа имеющихся переводов. Тема актуальна и в плане изучения проблемы создании образности перевода.

Целью настоящей работы является изучение особенностей перевода и восприятия каламбура и проведение сопоставительного анализа переводов сказки Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес».

Объект исследования: сказка Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес» в переводах Б. Заходера, Н. Демуровой и В. Набокова.

Предмет исследования: особенности восприятия и способы художественного перевода каламбура с английского языка на русский.

Для достижения поставленной цели было необходимо решить следующие задачи:

изучить теоретический материал о каламбуре как языковом явлении

выяснить основные проблемы перевода каламбура с одного языка на другой

определить основные задачи переводчика каламбура

выяснить возможные пути перевода каламбура

выявить основные различия языковых средств переводов, взглядов переводчиков и их причины

выяснить, как воспринимают каламбур с лингво- культурологических позиций англоязычные и русскоязычные читатели

сопоставить и проанализировать различные русскоязычные переводы каламбуров

Материалом для исследования послужили переводы на русский язык англоязычного художественного произведения Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес».

Методика исследования сравнительный анализ перевода каламбура с одного языка на другой на примере произведения Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес».

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка используемой литературы и приложения.

В I главе каламбур рассматривается как языковое явление, а так же рассматриваются способы его перевода.

Глава II посвящена особенностям перевода каламбура в произведении Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес» и сравнительному анализу вариантов перевода каламбура различными переводчиками.

В заключении в виде выводов обобщаются основные результаты проводимого исследования.

Глава I. Каламбур как языковое явление.

1.1.Определение каламбура.

Данная работа посвящена исследованию особенностей каламбура, его восприятия читателем и перевода с одного языка на другой. Но для того что бы разобраться в трудностях перевода и переводимости, нужно понять, что такое каламбур. Для этого обратимся к известным справочникам:

Каламбур (франц. calembour), стилистический оборот речи или миниатюра определённого автора, основанные на комическом использовании одинакового звучания слов, имеющих разное значение, или сходно звучащих слов или групп слов, либо разных значений одного и того же слова или словосочетания. Каламбурная форма передачи мысли придаёт ей особую выразительность, эмоциональность и занимательность, усиливающие комический или сатирический эффект.[1]

Каламбур м. франц. игра слов, по двусмыслию их, двоякому значенью.[2]

Каламбур (франц. calembour). Игра слов, использование разных значений одного и того же слова (или двух сходно звучащих слов) с целью произвести комическое впечатление.[3]

Каламбур – это игра слов, оборот речи, шутка, основанная на комическом обыгрывании звукового сходства разнозначащих слов или словосочетаний.[4]

1.2.Типология каламбуров.

Каламбур относится к языковой игре.

Языковая игра (нем. Sprachspiel) — термин, введённый в 1953 году для описания языка как системы правил, в которых участвует говорящий. Понятие языковой игры подразумевает множество разновидностей, в соответствии с этим можно попытаться провести типологию и собственно каламбуров:

Фонетические, графические, орфографические (два рядом стоящих слова образуют созвучие)

– Мне бы тоже хотелось порисовать, – сказала она, наконец. – У колодца.

– Порисовать и уколоться? – переспросил Заяц. [Здесь и далее примеры каламбуров из книги Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес» в переводе Н. М. Демуровой.]

Морфологические (обыгрывание «неприкосновенности» словоформы, невежественное осмысление имен собственных или образование сравнительной или превосходной степени от слов, ее не имеющих)

Все страньше и страньше!

– Это очень длинная и грустная история, – начала Мышь со вздохом. Помолчав, она вдруг взвизгнула:

Прохвост!

Про хвост? – повторила Алиса с недоумением и взглянула на ее хвост.

Синтаксические (двоякое понимание синтаксической конструкции)

Глупости! – рассердилась Мышь. – Вечно всякие глупости! Как я от них устала! Этого просто не вынести!

А что нужно вынести? – спросила Алиса. (Она всегда готова была услужить.) – Разрешите, я помогу!

Стилистические (использование специальной терминологии)

Времени у меня не было, – подтвердил Грифон. – Зато я получил классическое образование.

– Как это? – спросила Алиса.

– А вот как, – отвечал Грифон. – Мы с моим учителем, крабом-старичком, уходили на улицу и целый день играли в классики. Какой был учитель!

1.3.Лексико-семантические каламбуры и их типология.

Каламбур строится на лексической основе:

Многозначность слов

Наконец Мышь, к которой все относились с почтением, закричала: «Садитесь, все садитесь и слушайте. Вы у меня вмиг высохнете! Это вас мигом высушит! Тишина! «Вильгельм Завоеватель с благословения папы римского быстро добился полного подчинения англосаксов…

– С меня так и льет, – ответила Алиса печально. – Я и не думаю сохнуть!

Омонимия

– Если хочешь, – сказал Грифон, – я тебе много еще могу про треску рассказать! Знаешь, почему ее называют треской?

– Я никогда об этом не думала, – ответила Алиса. – Почему?

Треску много, – сказал значительно Грифон.

Алиса растерялась.

Много треску? – переспросила она с недоумением.

– Ну да, – подтвердил Грифон. – Рыба она так себе, толку от нее мало, а треску много.

Корневая игра

– От уксуса – куксятся, – продолжала она задумчиво, – от горчицы – огорчаются, от лука – лукавят, от вина – винятся, а от сдобы – добреют. Как жалко, что никто об этом не знает…

Этимологическая основа

– Живут же рыбы в воде. А эти сестрички жили в киселе! Поняла, глупышка?

– Но почему? – спросила Алиса Соню, сделав вид, что не слышала последнего замечания Болванщика.

– Потому что они были кисельные барышни.

Измененные слова

– Мы его звали Спрутиком, потому что он всегда ходил с прутиком, – ответил сердито Черепаха Квази. – Ты не очень-то догадлива!

«Анатомия» слова

– И надо вам сказать, что эти три сестрички жили припиваючи

Припеваючи? – переспросила Алиса. – А что они пели?

Не пели, а пили, – ответила Соня.

1.4.Информационные функции лексико-семантических каламбуров.

Информационная функция каламбура зависит от общего контекста и от структуры самого каламбура. В структуре каламбура выделяют постоянные и переменные компоненты.

Постоянные:

предметно-логический (фактическая тема каламбура, события, факты, которые легли в основу создания этого приема и явились толчком к его появлению)

экспрессивно-стилистический (отражает авторское эмоционально-оценочное отношение к предмету каламбура)

ассоциативно-образный (вызывая ассоциации, создает образ каламбура)

функциональный (может содержать в себе несколько компонентов самый распространенный из которых эстетический) Переменные:

фоновый (каламбуры, опирающиеся на факты, составляющие основной фонд сведения социальной культуры общества или содержание которых связано с текущими событиями и явлениями массовой культуры)

социально-локальный (этот компонент каламбура может указывать на социальную, территориальную, профессиональную, возрастную и другие коммуникации)

Компоненты могут взаимодействовать друг с другом.

1.5.Художественные функции лексико-семантические каламбуров.

Как следует из определений, которые были приведены ранее, основной художественной функцией каламбура является создание комического (сатирического) эффекта. Лексико-семантический каламбур, как всякий художественный элемент, делает произведение более эмоциональным, придает ему выразительность.

1.6.Особенности перевода каламбура.

Художественный перевод каламбура зависит от расположения этого элемента в произведении и от пути перевода, который выберет переводчик.

1.6.1.Расположение каламбура в художественном произведении.

В художественном произведении каламбур выполняет определенные функции. От функции каламбура зависит его расположение и место, которое он будет занимать в произведении.

Каламбур:

в рамках контраста (дополнение к тексту для достижения комического эффекта)

А она все падала и падала. Делать нечего – помолчав, Алиса снова заговорила.

– Ах, Дина, милая, как жаль, что тебя со мной нет. Правда, мышек в воздухе нет, но зато мошек хоть отбавляй! Интересно, едят ли кошки мошек?

Тут Алиса почувствовала, что глаза у нее слипаются. Она сонно бормотала:

– Едят ли кошки мошек? Едят ли кошки мошек?

Иногда у нее получалось:

– Едят ли мошки кошек?

Алиса не знала ответа ни на первый, ни на второй вопрос, и потому ей было все равно, как их ни задать. Она чувствовала, что засыпает. Ей уже снилось, что она идет об руку с Диной и озабоченно спрашивает ее:

– Признайся, Дина, ты когда-нибудь ела мошек?

Тут раздался страшный треск. Алиса упала на кучу валежника и сухих листьев. [пер. Н. Демуровой]

самостоятельное произведение (стихотворное сатирическое произведение)

Исаак Уоттс

Льюис Кэрролл

Как дорожит любым деньком Малюточка пчела! —

Гудит и вьется над цветком,

Прилежна и мила.

Как ловко крошка мастерит

Себе опрятный дом!

Как щедро деток угостит

Припрятанным медком!

Как дорожит своим хвостом

Малютка крокодил! —

Урчит и вьется над песком

Прилежно пенит Нил!

Как он умело шевелит

Опрятным коготком! —

Как рыбок он благодарит,

Глотая целиком!

[пер. О. Седаковой]

Каламбурный элемент (заголовок, подпись, имя)

Hatter(англ.), Шляпник (В. Набоков), Болванщик (Н. Демурова), Шляпа (Б. Заходер) – предположительно это имя происходит от английской поговорки «безумен, как шляпник» («mad as a hatter») не имеющей аналогов в русском языке. Один из популярных вариантов имени Болванщик – изготовление болванок часть работы шляпных дел мастеров, перевод Н. Демуровой вызывает ассоциации со словом «болван».

1.6.2.Пути перевода каламбура с одного языка на другой.

Языковые особенности каламбура могут в некоторой степени прояснить задачи, стоящие перед переводчиком. На основе анализа статей Н. М. Демуровой, М. Л. Гаспарова, В.С. Виноградова, А.А. Щербина и Б. В. Заходера можно сделать вывод: существуют два основных пути перевода каламбура с одного языка на другой.

Вот что пишет Б. В. Заходер об искусстве перевода[9]:

«Есть два пути:

Первый — воспроизведение памятников литературы для исследователей.

Второй — воссоздание живого произведения для читателя. <...>

Риск есть в обоих случаях. Но не один и тот же.

Риск первого — даже и не риск: вместо перлов и алмазов почти неизбежно получишь угольки и известку. Химический состав будет точно тот же. Однако утешительно ли это?

Риск второго — при неудаче не остается даже этого утешения (химический состав…). Зато при удаче!»

Вот чем H. M. Демурова объясняет труднопереводимость книги Л. Кэрролла[8]:

«Необходимо было передать особый, то лукавый и озорной, то глубоко личный, лирический и философский дух сказок Кэрролла, воспроизвести своеобразие авторской речи — сдержанной, четкой, лишенной «красот» и «фигур», …зато предельно динамичной и выразительной. В авторской речи Кэрролла нет длинных описаний, сантиментов, «детской речи». Вместе с тем переводчики стремились, не нарушая национального своеобразия подлинника, передать особую образность сказок Кэрролла, своеобразие его эксцентрических нонсенсов [курсив мой]. Мы понимали, что, строго говоря, эта задача невыполнима: невозможно точно передать на другом языке понятия и реалии, в этом другом языке не существующие. И все же хотелось как можно ближе приблизиться к оригиналу, пойти путем параллельным, если нет такого же, передать если не органическую слитность буквы и духа, то хотя бы дух подлинника.»

Итак, переводчик может пойти двумя основными путями:

компенсация (полная или частичная)

буквальный перевод

На основе статей Н. М. Демуровой можно вывести некий алгоритм перевода каламбура, которым она пользовалась при переводе «Алисы в стране чудес».

Переводчик анализирует каламбур, делит его на постоянные и переменные компоненты, определяет значение каламбура и его функции. Прием компенсации чаще всего используется, если невозможно воспроизвести некоторые компоненты, при так называемой непереводимости (некоторые элементы английского каламбура не имеют аналогов в русском языке).

Буквальный перевод чаще всего используется, когда переводчик старается максимально приблизить перевод к оригиналу, жертвуя одни элементами ради других.

Вот что пишет о буквальном переводе М. Л. Гаспаров[11]:

«В художественном переводе… можно говорить о «длине контекста». Это такой объем текста оригинала, которому можно указать притязающий на художественную эквивалентность объем текста в переводе. Здесь тоже «длина контекста» может быть очень различной: словом, синтагмой, фразой, стихом, строфой, абзацем и даже целым произведением. Чем меньше длина контекста, тем буквалистичнее.»

Глава II. Особенности перевода каламбура в произведении Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес».

2.1.Информационные функции лексико-семантических каламбуров с лингвокультурологических позиций.

Лексико-семантические каламбуры являются труднопереводимыми, так как с лингвокультурологических позиций несут для разноязычных читателей различную информацию (некоторые элементы английского каламбура не имеют аналогов в русском языке).

Например, странное поведение участников безумного чаепития объясняется присутствием этих персонажей в английском фольклоре и поговорках «безумен, как шляпник» («mad as a hatter»), «безумен, как мартовский заяц» («англ. mad as a March hare»). Эти поговорки не имеют аналогов в русском языке и не несут для русского читателя того же каламбурного смысла, который видят в них англичане.

Вот что пишет об этом каламбуре Н. М. Демурова в своей статье[8]:

«Здесь переводчик сталкивается с трудностью, практически непреодолимой: отсутствием полного понятийного аналога в одном из языков. Дело в том, что безумцы — монополия английского фольклора. Во всяком случае, в русском фольклоре, насколько нам известно, таких героев нет. Следовательно, нет и связанных с ними примет, которые могли бы послужить переводчику отправной точкой, нет ассоциативного поля, понятийных параллелей. В то же время простой перевод имени ничего не даст. У русского читателя Шляпник (или Шляпочник, как иногда переводят это имя) не вызывает никаких ассоциаций.

В переводе этого имени мы пошли на компромисс. Ближе всего по «ассоциативному полю» к английским безумцам русские дураки. Между ними, если вдуматься, немало общего. И те и другие не похожи на «людей», все делают шиворот-навыворот, не так, как положено. Глупость одних, равно как и безумство других, нередко оборачивается мудростью или вызовом «здравому смыслу четырех стен». Не вводя в текст собственных имен или конкретных примет, которые увели бы нас на почву сугубо русскую, мы решили обыграть «дурацкое», «глупое» понятийное поле.

Так английский Hatter (рус. Шляпник) стал по-русски «Болванщиком». Как ни далеко оно от оригинала, в нем есть какая-то связь с английским героем: он, судя по всему, имеет дело с болванками (для шляп) и не блещет умом. Конечно, Болванщик не может стать прямым и полным аналогом своего английского собрата, но все же это имя дает основание для дальнейшей драматургии, а это в данном случае особенно важно, ибо у Кэрролла имя персонажа нередко определяет все, что с ним происходит.»

В таких случаях для передачи лексико-семантических каламбуров переводчики чаще всего используют прием компенсации.

2.2.Варианты перевода каламбуров разными переводчиками. Использование путей перевода каламбура.

1) Рассмотрим, как разные переводчики используют пути перевода каламбура на примере одного из отрывков 1 главы «Алисы в стране чудес».

Оригинальный текст на английском языке[12]:

“I hope they’ll remember her saucer of milk at tea-time. Dinah, my dear, I wish you were down here with me! There are no mice in the air, I’m afraid, but you might catch a bat, and that’s very line a mouse, you know. But do cats eat bats, I wonder?” And here Alice began to get rather sleepy, and went on saying to herself, in a dreamy sort of way, “Do cats eat bats? Do cats eat bats?” and sometimes, “Do bats eat cats?” for, you see, as she couldn’t answer either question, it didn’t much matter which way she put it…

Перевод Google [с некоторыми поправками]:

«Я надеюсь, они будут помнить о ее блюдце молока в чай-время. Дина, моя дорогая, если бы ты была здесь со мной! Есть, нет мышей в воздухе, я боюсь, но вы можете поймать летучую мышь, и это очень линию мышей, знаете ли. Но кошки едят летучих мышей, интересно? «И тут Алиса начала получаться довольно сонной, и продолжала говорить себе, в мечтательном рода образом:« Разве кошки едят летучих мышей? У кошки едят летучих мышей? «, А иногда,» Есть ли летучие мыши едят кошек? «Ибо, видите ли, поскольку она не могла ответить ни на вопрос, это не имело большого значения, каким путем она выразилась …

Каламбур построен на рифме английских слов cats(кошки) и bats(летучие мыши). П. Эликзэндер подозревает здесь Алису в заигрывании с логическим позитивизмом, а именно в том, что она отвергает вопросы, которые считаются бессмысленными, поскольку на них нельзя дать обоснованный ответ (примечание Н. М. Демуровой)

Перевод Н. М. Демуровой[5]:

– Надеюсь, они не забудут в полдник налить ей молочка… Ах, Дина, милая, как жаль, что тебя со мной нет. Правда, мышек в воздухе нет, но зато мошек хоть отбавляй! Интересно, едят ли кошки мошек?

Тут Алиса почувствовала, что глаза у нее слипаются. Она сонно бормотала:

– Едят ли кошки мошек? Едят ли кошки мошек?

Иногда у нее получалось:

– Едят ли мошки кошек?

Алиса не знала ответа ни на первый, ни на второй вопрос, и потому ей было все равно, как их ни задать.

Н. М. Демурова использует прием компенсации.

Вот что она пишет о переводе этого каламбура[8]:

…А летучая мышь появляется в той фразе, которую твердит сонная Алиса: Do cats eat bats? Порой Алиса путается, и у нее получается Do bats eat cats? Эта перестановка не случайна; она характерна для той «игры», которая отличает нонсенс Кэрролла. Однако для того, чтобы иметь возможность поменять местами субъект и объект данного высказывания, необходимо соблюсти некоторые условия: нужно, что бы эти два существительных рифмовались (у Кэрролла: cats и bats) и чтобы от перестановки их местами возникал юмористический эффект, вызываемый неожиданностью и несообразностью нового высказывания. Летучие мыши, буквально соответствующие английским bats, всем этим условиям не соответствуют. Значит, надо отойти от буквального следования оригиналу; попробовать пойти от звучания пары catsbats. Может быть, в данном случае подойдет русская пара «кошки — мошки»? «Едят ли кошки мошек?… Едят ли мошки кошек?»

Перевод В. В. Набокова[7]:

«Надеюсь, что во время чая не забудут налить ей молока в блюдце. Дина, милая, ах, если бы ты была здесь, со мной! Мышей в воздухе, пожалуй, нет, но зато ты могла бы поймать летучую мышь! Да вот едят ли кошки летучих мышей? Если нет, почем же они по крышам бродят?» Тут Аня стала впадать в дремоту и продолжала повторять сонно и смутно: «Кошки на крыше, летучие мыши»… А потом слова путались и выходило что-то несуразное: летучие кошки, мыши на крыше…

В. В. Набоков использует прием компенсации, заменяя фразу «Do cats eat bats? Do cats eat batsдругой фразой «Кошки на крыше, летучие мыши». К русскому варианту Аня приходит путем логических размышлений.

Перевод Б. В. Заходера[6]:

…Хоть бы они не забыли дать ей молочка вовремя!.. Милая моя Диночка, хорошо бы ты была сейчас со мной! Мышек тут, правда, наверное, нет, но ты бы ловила летучих мышей. Не все ли тебе равно, киса? Только вот я не знаю, кушают кошки летучих мышек или нет?

И тут Алиса совсем задремала и только повторяла сквозь сон:



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap