Воспитание



Воспитание

Воспитание имеет целью сделать человека

самостоятельным существом, то есть существом



со свободной волей.

Г. Гегель

Воспитывать люди начали, пожалуй, с момента появления первых детей. Воспитание было присуще и неандертальцам, и пещерным людям. В определенном смысле воспитание присуще даже животным. Не ешь все, оставь другим членам стаи, не бей старейшину, не кусай мать, уважай вожака – что это как не воспитание. Воспитание человека, конечно же, гораздо тоньше, многограннее и сложнее, оно включает в себя разные области и аспекты.

Одним из основных аспектов является духовно-нравственное воспитание – воспитание человека с точки зрения чести, совести и морали. Родившись, маленький человек сразу не может разобраться, что верно, что лживо, что хорошо, а что гадко. Этому он учится постепенно, на протяжении многих лет жизни, и помощниками ему в этом становятся люди, находящиеся рядом, люди, поведение которых он видит день за днем, а также люди, оценкою которых он дорожит. Как нельзя быть родителем «с 9 до 6», а потом вести себя так, как будто ушел с работы, так и педагогом «от сих до сих» быть не получается. Любой учитель знает, что дети смотрят и делают выводы не только на уроке, но и на переменах, на улице, в поездках, случайно встретившись в магазине. Объясняя ученику нормы морали, в первую очередь, нужно подтверждать их своим примером. Мало кто верит словам рекламы, что быстрорастворимая еда такая же вкусная, «как у мамы». Чтобы не стать для детей человеком, издающим пустой звон никчемной рекламы, нужно подтверждать свои слова делом и следовать утверждаемым принципам вне зависимости от того, на уроке ты или нет. Созвать свой класс на субботник сажать деревья, а потом повести его в театр напрямик через газон, потому что так короче – увы, не лучший пример для подражания.

Воспитывать человека согласно нормам морали, конечно, недостаточно только своим примером. Нужно просвещать маленького человека, приводя яркие примеры из книг, такое воспитание начинается в раннем детстве, когда родители читают малышу сказки о добром и храбром витязе или о глупом и жадном мышонке, который в конце сказки либо поумнел, либо поплатился за свои поступки. Те же сказки учат не судить по одежке, когда Иван-дурак оказывается в конце мудрее всех, а царевна-лягушка всех краше. С возрастом многие люди перестают верить сказкам, но интуитивно помнят и продолжают прислушиваться сердцем к другим произведениям литературы, а также к биографиям известных людей. Кого подросток выберет себе в качестве примера для подражания – Черчилля или Гитлера – тоже во многом зависит от учителя.

Также нужно помнить, что запрещать, ничего не предлагая взамен, – верный путь к тому, что ребенок запретное все же попробует – от скуки или от злости. То есть постоянные присказки учителя вроде «и не сидите со шпаной в подъездах, а идите домой, а сейчас до свидания, мне некогда» действуют на подростка по принципу известного анекдота: «Руки об скатерть не вытирать – О, а это мысль». Если не предоставить салфеток, человек может вытереть руки об скатерть за неимением альтернативы. Если хочешь, чтобы ребенок умел проводить свободное время хорошо, его нужно этому учить. Показывать, чем можно заняться, собирая класс на школьные праздники, не просто включать музыку и говорить «развлекайтесь». А предлагать варианты развлечения – интересные игры на сообразительность, артистичность, ловкость, на эрудицию. После игры на эрудицию становится очевидно, что много знать – классно. После игры на скорость ясно, что быть спортивным – классно. И артистичным быть классно, и веселым, и музыкальным. И в театр ходить классно, и гулять, и на экскурсии ездить. А в подъезде сидеть скучно. Хорошо рассказывать классно, а материться через слово скучно и неинтересно, а вовсе не круто.

Также огромную часть воспитания составляет культура, в частности, культура поведения и общения. Очень точно заметил немецкий социолог, историк, экономист Макс Вебер: «Цивилизованная дикость — самая худшая из всех дикостей». Есть вещи, которые нельзя выучить, а можно только прочувствовать. Наверное, каждому из нас в детстве задавали нескромные вопросы. Вопросы, которые бередили скрытые струны нашей души, от которых внутри у нас все сжималось, и не хотелось отвечать, а человек рядом стоял и ждал ответа на свои неудобные, нескромные, ненужные вопросы. Порой, бывало, мы и сами такие вопросы задавали. Как научить человека чувствовать, когда и чего говорить и спрашивать не надо? Во-первых, не замалчивать «стыдные» темы в ответ на извечные детские вопросы. Ничего кроме повышенного интереса замалчиванием не добиться. Ребенок должен знать, что человек, которому он доверяет, может ответить на все вопросы без исключения и так, чтобы ему было понятно. В противном случае ребенок может перестать доверять. Долгое время в нашей стране замалчивалась тема детей-инвалидов, а также вообще людей с особенностями развития. И дети, так чутко реагирующие на любую фальшь, понимали – это то, о чем нельзя спрашивать, что-то стыдное, как описаться на людях. Инвалиды – это не то же самое, что описаться на людях. А описаться на людях – это не то же самое, что украсть. Если не объяснять детям этих нюансов, уходить от обсуждения сложных жизненных ситуаций, отмалчиваться, можно получить маленьких, но быстро подрастающих жестоконьких маргинальчиков, про которых потом будет стыдно сказать, что они у тебя учились.

Однажды учительница объясняла второклассникам, что драться нехорошо, не надо и вообще незачем. Встала девочка с косичками, и хлопая ресницами, спросила: «А если два мальчика подерутся из-за девочки?». В классе засмеялись. «Аня, опять ты со своими вопросами!» — раздраженно отмахнулась учительница. Девочка не поняла. Расстроилась. Но тем не менее выросла. Стала учителем. И не отмахивается от детских вопросов. Многие ли из ее одноклассников так делают? Едва ли.

И, конечно, общаясь с детьми, нужно общаться и с их родителями. Рассказывать об успехах сына или дочери, проявлять заинтересованность в ответ на родительское: «Вы знаете, вот был случай…» не только из вежливости, а еще и потому что вы никогда не знаете, когда и в чем вам этот «вот был случай» пригодится, ведь ничего не происходит случайно, а пути Господни неисповедимы. Рассказывая родителям о беседах с ребенком, о поездках и экскурсиях, вы вызываете ответную реакцию, и родитель смотрит на своего ребенка в необычном ракурсе, удивляется и порой узнает новое вместе с ним. Не все родители прирожденные педагоги, а детей своих учат все. Задача учителя еще и в том, чтобы помочь родителю увидеть все скрытые способности своего ребенка и поверить в них.

Еще существует такое понятие – патриотическое воспитание. Которое не сводится к распеванию Гимна Российской Федерации у триколора среди берез. Воспитание настоящего патриота – человека, действительно любящего свою Родину, не достигается выучиванием слов гимна и скандированием «Россия, вперед». Человек от этого Родину любить не станет. Любовь к стране, в которой ты живешь, приходит через узнавание ее истории, ее культуры – твоей культуры, твоей истории. Через пропускание через себя, через свое сердце. Только так место, где ты живешь, становится дорогим и близким. Через историю твоих предков, в частности – через историю твоей семьи.

Нужно помнить, что эффективнее всего воспитание происходит в естественной, непринужденной, ненарочитой форме. Без «а теперь займемся вашим воспитанием». «Если хочешь испортить человека, начни его перевоспитывать», — утверждал Оскар Уайльд. Воспитание – это неотъемлемая, неотсоединимая часть нашей жизни. И не надо ее отсоединять. Ни на минуту.

Автор: учитель начальных классов МБОУ СОШ № 29

Лошаков Андрей Евгеньевич








sitemap
sitemap