Правнуки Победы



«Помните! Через века, через года,— помните! О тех, кто уже не придет никогда…..» Эти строчки всплывают у меня в памяти каждый раз, когда я вспоминаю своих прадедов. Все они прошли сквозь страшные сороковые. Их у меня четыре. У каждого за плечами героическое прошлое. Я по праву могу считать себя правнуком Победы. Ведь благодаря моим прадедам я живу сегодня.

Яков Алексеевич — дед моего папы по отцу прошел почти всю войну. Уже в самом конце войны получил тяжелое ранение в ногу и был отправлен в тыл.

Прадед Тимофей – отец бабушки, матери моего отца, ушел на фронт впервые дни войны. Ему пришлось пережить страшное время самых первых военных дней. В 1942 году прабабушке пришло извещение, что он пропал без вести. У нас хранятся его письма-треугольники. Они совсем пожелтели, но каждый год перед 9 мая мы их достаем и перечитываем. И вот он встает перед нами живой, такой родной и близкий. В этих письмах очень мало про то, как он воюет. «Все хорошо, не волнуйтесь, бьем фрицев». В основном его мысли и переживания о жене и детях, оставшихся там, дома, на Украине.

Бабушка до сих пор мечтает узнать хоть что-то об отце. Надеется, что он всё же остался жив, но не смог их разыскать. Им ведь пришлось бежать от немцев в далекий от Украины Азербайджан. Их зверства и бесчинства бабушка помнит. Ей было пять лет, когда началась война. Помнит и то, как фашист жестоко избил её мать за то, что она отказалась отдать ему корову. Ведь у неё на руках было трое детей, один из которых только появился на свет, и молоко было жизненно необходимо.

Прадед Степан Иванович — дед мамы, отец её отца, ушел на фронт через полтора месяца после начала войны. Попал в войска связи, тянул катушку с проводами по фронтам. Дед был слеп на один глаз, но в военкомате это скрыл. А когда уже на фронте, под Ленинградом, в конце 1942 года, разобрались, очень удивились, и по решению командующего полком решили отправить в тыл.

Дед имел высшее образование, в 1931 году окончил Краснодарский сельскохозяйственный институт, имел хороший послужной список, давно уже был коммунистом. А так как он наотрез отказался комиссоваться, его отправили в училище в Вышний Волочок, где он занимался преподавательской деятельностью, преподавал курсантам историю ВКП(б). Там же ему было присвоено офицерское звание. По окончании войны деду Степану не сразу довелось попасть домой. Он участвовал в ликвидации бендеровских банд. А после войны он вернулся в Майкоп и до пенсии проработал главным агрономом крупнейшего совхоза Краснодарского края. Выйдя на пенсию, до последних дней жизни возглавлял в Краснодаре совет ветеранов края.(На фотографии Степан Иванович слева)

Второй мамин дед – Иван Федотович – дошел до Сталинграда, защищал его. В одном из боев был тяжело ранен и комиссован. Этого прадеда мне, к счастью, довелось видеть. И хотя мне было всего четыре года, я его помню. Из рассказов мамы, бабушки я многое о нем узнал. Это был веселый, остроумный, смелый человек. Своего рода Василий Теркин.

Он рассказывал о своих фронтовых днях как о чем-то обыденном, о курьезных случаях из военной жизни. Он и по жизни был балагур, умел собрать вокруг себя людей, никогда не унывал, ни при каких обстоятельствах. По его словам вроде бы и не было на войне ничего особенного. Это в Сталинграде, где каждая пядь земли полита кровью солдат? А дед Иван всё шутил, все у него с прибаутками.



Только вот слышать не мог до конца своих дней «Священную войну». Сразу становился непривычно серьёзным и плакал. Да его боевые награды говорят сами за себя. Глядя на них я понимаю, что пришлось пережить нашим дедам, что вынести на своих плечах.

Его награды хранятся в нашей семье. Дед завещал их моему старшему брату как первому правнуку. Письма-треугольники, орден, медали моих прадедов – самые дорогие, священные реликвии нашей семьи. (Внизу на фотографии дед Иван)

И еще мне хотелось бы сказать немного о моем дедушке Геннадии Степановиче. Ему в этом году исполнится 77 лет. Когда началась война, дедушке было восемь лет. Отец ушел на фронт. На руках у моей прабабушки – её я тоже помню – осталось четверо детей, младшей дочери было всего полтора месяца. В августе сорок второго немцы захватили Кубань, родным пришлось пережить оккупацию, спасаться от бомбежек, терпеть унижение и издевательства фашистов, умирать от голода. Но они выжили, дети войны, стали взрослыми раньше срока…

Какое дикое сочетание – дети войны!

Ветеранов уже почти не осталось. И дети войны уже далеко не молоды, но они ещё живы и могут рассказать о том, что им пришлось пережить, нам, их внукам, чтобы мы всегда помнили, благодаря кому над нами мирное небо.

« Вспомним всех поименно, горем вспомним своим… Это нужно —не мертвым! Это надо — живым!»








sitemap
sitemap