Правда в военной литературе



Муниципальное бюджетное образовательное учреждение «Новониколаевская средняя общеобразовательная школа №3» Новониколаевского района Волгоградской области;

Литературно – художественные произведения, посвященные Сталинградской битве;

«Правда в военной литературе»

Языкова Татьяна Романовна, 10 класс;

Стрепетова Любовь Анатольевна, учитель русского языка и литературы

А всего иного пуще

Не прожить наверняка –

Без чего? Без правды сущей,

Правды, прямо в душу бьющей,

Да, была б она погуще,

Как бы не была горька.

А. Твардовский

Я навсегда останусь сторонницей правды в военной литературе. Я давно готова была принять её, пусть даже очень горькую. Я читала книгу за книгой, но нигде не находила её. И это понятно. Ведь ни для кого не секрет, что почти все наши произведения о войне писались на заказ, в угоду правительства. В подавляющем большинстве произведений наши солдаты были в лучшем случае безликой массой. Им полагалось дружно бежать в атаку, кричать «За Родину! За Сталина! Ура!». И только крупным планом изображались «орлы», «чудо-богатыри», которым всё было нипочём. Они и в огне не горели, и в воде не тонули, неуязвимые для пуль и мин, они били захватчиков, как мух. Но недавно я натолкнулась на книгу, в которой всё было иначе. Это книга Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда». Она представляет собой рассказ человека, познавшего жизнь «окопников» на своей шкуре и изобразившего её без прикрас и смягчений. Эта книга не просто о войне, а изнутри войны.

Её первое название отличалось от многочисленных «героических» своей мрачностью. «На краю земли» — так назвал автор свою повесть вначале. Это было точное название, передающее чувства людей, которым пришлось сражаться с немцами на берегу Волги, невообразимой далёкой глубине России, на краю земли. Полк, в котором служит главный герой повести лейтенант Керженцев, сапёр, в мирной жизни архитектор, разбит наступающими немцами. Те же, кто уцелел, не попал в плен, в беспорядке отступают на восток. И у Некрасова сначала мы видим безликую толпу солдат, но потом он, как лучом прожектора, начинает высвечивать отдельные лица. И мы видим их, защитников Сталинграда. Вот один из них: «Лицо у него было совсем розовое, с золотистым пушком на щеке. И газа совсем детские – весёлые, голубые, чуть – чуть раскосые, с длинными, как у девушки ,ресницами. С таким лицом голубей ещё гонять и с соседскими мальчишками драться. Другой «долговязый, сутулый, в короткой по колено шинели». А вот ещё. Он стягивает через голову тельняшку, и мы видим «на груди его, мускулистой и загорелой, синего орла с женщиной в когтях. Под левым соском – сердце, проткнутое кинжалом, на плече — череп и кости». Конечно, это совсем не «чудо – богатыри». А ведь именно с ними Некрасов прошёл все тропы войны, вынес все лишения и выстоял под натиском врага. Именно с ними он летом 1942 года после сокрушительного удара немцев «драпал» в разбитых наголову частях на восток, к Волге, к Сталинграду. Именно с ними он наблюдал за тем, как немецкая авиация обрушилась на город, превратив его в огромный полыхающий костёр. «Город горит. Даже не город, а весь берег на всём охватываемом глазом расстоянии. Трудно даже сказать – пожар ли это. Это что – то большее. Так, вероятно, горит тайга – неделями, месяцами. На десятки, на сотни километров багровое клубящееся небо. Чёрный, точно выпиленный лобзиком , город. Чёрное и красное. Другого нет». Это он вместе с ними дрался на улицах города, вернее, в его развалинах, почти у самого берега Волги, за каждый дом, лучше сказать, за то, что от него осталось: какой-то полузасыпанный подвал, остатки стены. Это они настоящие герои. Это они полили своей кровью каждый камень Сталинграда, а не те, которых так живописно малевали «признанные» писатели советской литературы.

Повесть Некрасова сильна не только панорамой отступления и обороны города. В ней есть детали, которые врезаются в память и запоминаются больше, чем многие «толстенные» романы. Его поражают, а вместе с тем и меня, не сводки о потерях, а убитый, который был только что жив. «Он лежал на спине, раскинув руки, и к губе его прилип окурок. Маленький, ещё дымившийся окурок». На страницах повести уживаются трагические и обыденные моменты жизни. Вот мы видим, как летят при бомбёжке «…по четыре небольшие аккуратные бомбочки, по две из — под каждого крыла, или длинные, похожие на сигару, ящики с трещотками, противопехотными гранатами. Гранаты рассыпаются, а футляр долго ещё кувыркается в воздухе, а потом солдаты стирают в нём бельё – две половинки, совсем как корыто». Это и есть настоящая война.

Что ещё располагает к книге Некрасова, так это то, что она появилась не в наши дни, когда мода на разоблачения достигла зенита, а тогда, в 46 –ом, буквально по горячим следам войны. И я не нахожу причин не верить автору.



Но есть и те, которые не верят или не хотят верить. И особенно это относится к ветеранам войны. Ведь именно они в основном являются противниками такой литературы. И это понятно. Конечно же, им приятнее осознавать себя героями, грудью встречавшими фашистские танки, чем понимать, что они всего – навсего были серой массой, «пушечным мясом», которое кидали на растерзание всепожирающему зверю войны.

Но как бы тяжела ни была эта правда для фронтовиков, она всё же нужна нам, не видевшим этой войны. Ведь именно такие произведения раскрывают для нас суть войны, показывают её реальное, звериное лицо. И если мы не поймём эту суть, не представим войну, как ужаснейший кошмар для всего человечества, то она так и будет неотъемлемой частью нашей жизни.








sitemap
sitemap