Почему мало читаем



Комментарий специалиста

«Попрыгунчики» разучились думать?

«Подростки сегодня стали меньше читать художественную литературу. Причин этому несколько. Во-первых, в школе учителя по-прежнему гонятся за высокими показателями скорости чтения. Но из-за этого у учеников плохо формируется сам навык чтения, его качество, — говорит Татьяна Филиппова, ведущий научный сотрудник Института возрастной физиологии РАО. —  В итоге ребёнок, прочитывая за минуту положенное число слов, не понимает сути прочитанного, не может пересказать текст. А когда человек чего-то делать не умеет, он и не хочет этого делать по своей воле. К нам в Центр диагностики развития детей и подростков порой приходят ученики 3-4-х классов, которые читают по слогам. Наивно ожидать, что эти дети своё свободное время будут проводить за книгой. Во-вторых, если 5-6 лет назад за компьютерами сидели в основном студенты и взрослые люди, то уже два года назад, как показывают наши исследования, у мониторов «зависали» ученики младших классов. Кроме того, сами родители не приучают ребёнка к книгам. Дошкольникам регулярно читают только 10% родителей, а школьникам — всего 0,2% пап и мам! Многие думают: раз научился читать хотя бы по слогам — читай дальше сам. Но это заблуждение. Задача родителей — сделать чтение потребностью, такой же насущной, как чистка зубов или умывание. Подбирайте ребёнку интересные книги, помогите ему в выборе, почитайте вслух, даже если ему уже 10-12 лет».

Не последнюю роль в том, что мы всё меньше и меньше читаем, по мнению специалистов, играет и телевидение. А конкретно — огромное количество телеканалов и… пульт дистанционного управления. Для тех, кто предпочитает смотреть телевизор, «прыгая» с канала на канал, на Западе даже придумали специальный термин — «заппинг». Всего таких «попрыгунчиков» набирается порядка 47% от смотрящих телевизор. При постоянном переключении с канала на канал картинка, воспринимаемая зрителем, оказывается составленной из отрывков программ, идущих параллельно по разным каналам. Зритель словно «монтирует» свою собственную передачу из кусочков разнородного видеоматериала. Добавьте к этому постоянные перерывы на рекламу, сериалы, в которых одна история оказывается порой «разрублена» на несколько сотен маленьких кусков и её можно начать смотреть чуть ли не с любого места.

«В итоге мы имеем следующее, — говорит Даниил Дондурей, социолог, главный редактор журнала «Искусство кино». — За последние пару лет наметилась тенденция: школьники теряют способность следить за сюжетом и поступками героев. Они практически потеряли навыки пересказа прочитанного текста — элементарного, не говорю уже о таких сложнейших вещах, как «Анна Каренина», к примеру. А с введением в стране цифрового телевидения (и, как следствие, увеличением количества каналов) подобные явления будут только нарастать». 

И объяснения «Я так много работаю. Когда же мне ещё и читать?» не могут служить извинением. Поверьте, наше поколение работало не меньше, но время для чтения при этом всегда находилось. А производительность труда в обществе несколько десятков лет назад была выше, чем сейчас. Сегодня же чуть ли не половина трудоспособной молодёжи работает в охранных организациях! Получается, что все эти молодые парни — тупые, ограниченные люди, способные лишь бить морду?

Вопрос потери интереса к чтению — это вопрос о том, что сейчас происходит с людьми. Мы упёрлись в очень сложный момент развития человечества в целом. Темпы развития техники сегодня очень высоки. А наша способность это всё осмыслить и разумно в этой технической и информационной среде жить от этих темпов отстаёт. Мир переживает сейчас очень глубокий кризис в сфере культуры. Так что ситуация в нашей стране довольно типична и для всего остального мира — в Америке и в Англии тоже мало читают. Да и такой крупной литературы, которая существовала в мире 30-40 лет назад, сегодня уже нет. Сейчас властителей умов вообще найти очень сложно. Возможно, потому, что никому не нужны умы — нужны ощущения.

Вы спрашиваете, зачем вообще человеку читать. Опять-таки приведу пример: организмы человека и обезьяны очень близки по всем своим характеристикам. Но обезьяны не читают, а человек читает книги. Культура и разум — вот основное отличие человека от обезьяны. А разум основан на обмене информацией и языке. И величайший инструмент обмена информацией — именно книга. Раньше, начиная ещё со времён Гомера, существовала устная традиция: люди сидели и слушали старцев, которые в художественной форме, через сказания и легенды прошедших эпох, передавали накопленные поколением опыт и знания. Потом возникло письмо, и вместе с ним — чтение. Традиция устного сказа угасла, а теперь угасает и традиция чтения. Возьмите как-нибудь и хотя бы ради любопытства перелистайте переписку великих. Эпистолярное наследие Дарвина, которое сейчас издаётся, — 15 тыс. писем. Переписка Льва Толстого тоже занимает не один том. А что останется после нынешнего поколения? Их эсэмэски будут издавать в назидание потомкам?



sitemap
sitemap