Голицыны — участники Отечественной войны 1812 года



Всероссийский конкурс

«Недаром помнит вся Россия»

Тема: Голицыны — участники Отечественной войны 1812 года.

Выполнил: Голицын Андрей

7 «Г» класс МОУ СОШ № 6 о. Муром, Владимирская область

Автор материала (ФИ)

Голицын Андрей

Класс

7’’Г’’

Учитель (ФИО)



Воробьёва Е. П.

Образовательное учреждение

МОУ СОШ №6 о. Муром, Владимирская область

Название материала

Голицыны – участники Отечественной войны 1812 года

Вид ресурса (презентация, видео, текстовый документ, коллаж, рисунок и т.д.)

Текстовый документ

Творческая работа

Цели,

Задачи материала

Углубленное изучении истории России, Владимирского края.

1.Поиски прототипа Андрея Болконского.

2.Изучить роль Владимирского ополчения в Отечественной войне 1812 года.

Список использованной литературы.

Ссылки на Интернет — источники

Л.Н. Толстой Собрание сочинений в 8 томах. Т.3. 4 . М. « Лексика»,1996

http://www liveinternet. ru /click

http://www vladimirskoe – opolchenie – v otechestvennoi – voine 1812 goda

Голицыны-участники Отечественной войны 1812 года.

В летние каникулы я взял в библиотеке роман Л.Н.Толстого «Война и мир». Наиболее интересными мне показались описания сражений и я с головой ушёл в чтение. Меня привлекла личность князя Андрея Болконского. После вторжения в Россию армии Наполеона, главной его целью становится защита Родины. « Он весь был предан делам своего полка, он был заботлив о своих людях и офицерах и ласков с ними. В полку его называли наш князь, им гордились и его любили».

Болконский был опытен, храбр и ненавидел оккупантов. В Бородинском сражении он был смертельно ранен, однако вёл себя мужественно и стойко. Мне было очень грустно, когда он умер, такой одарённый человек много мог сделать для России.

Узнав о проведении конкурса, посвященного 200-летию Отечественной войны 1812года, я решил принять в нём участие. Мне захотелось узнать, жил ли когда – либо в России человек, подобный Болконскому и я занялся поисками его прототипа.

К своему удивлению я выяснил, что им был мой однофамилец- князь Дмитрий Николаевич Голицын. Он родился в 1786 году в семье аристократа Николая Алексеевича Голицына, который большую часть жизни провел при дворе и за границей, 7 лет был послом в Швеции, имел звание сенатора и чин тайного советника. Ему принадлежало подмосковное имение Архангельское, где даже принимали высочайших особ. Князь Дмитрий был записан на службу в московский архив министерства юстиции, где только числился для приобретения «стажа». Вскоре император Александр I пожаловал его в камер-юнкеры, а потом в действительные камергеры, что было приравнено к генеральскому званию. В 1805 г. князь Голицын поступил на военную службу и вместе с армией проделал кампании 1805-1807 гг. В 1812 г. он снова подал рапорт с просьбой зачислить его в армию, стал Ахтырским гусаром, в том же полку служил и Денис Давыдов. Голицын участвовал в приграничных сражениях в составе 2-й русской армии генерала Багратиона, бился на Шевардинском редуте, а потом оказался на левом фланге русских порядков на Бородинском поле. Защищая Семеновские флеши, ахтырцы несколько раз ходили в атаку, неся немалые потери. В одной из стычек майор Голицын был тяжело ранен осколком вражеской гранаты. Однополчане вынесли его с поля боя. После операции в полевом лазарете его отправили в Москву в родительский дом. Но там уже готовились к эвакуации. Раненого, чье состояние внушало врачам большие опасения, решено было везти дальше на восток в безопасный Нижний Новгород, куда стремились московские беженцы. Состояние князя не было стабильным, дороги тогда были еще хуже, чем сейчас. Во Владимире сделали остановку, потом собирались двинуться до Коврова.Неподалеку в имении князя Бориса Голицына остановился генерал Багратион. Майора Голицына поместили в одном из купеческих домов на крутом холме на Клязьме в приходе Вознесенской церкви. 22 сентября, почти через месяц после Бородинского сражения, Дмитрий Голицын скончался во Владимире, где его и похоронили.

Изучая литературу, я к своему удивлению, узнал ещё об одном моем однофамильце, участнике войны 1812 года. Двумя своими манифестами Александр I объявил «о составлении внутренних сил для защиты Отечества», разделив губернии, которые с наибольшей вероятностью могли подвергнуться нападению неприятеля, на три округа. Губернскому дворянству предписывалось организовать сбор ополчения и назначение над ним командующего, о сборе докладывать в Москву, откуда и будут дальнейшие указания. Специальным пунктом оговаривалось, что собираемая военная сила — не очередной рекрутский набор, а явление всего лишь временное и «по изгнании неприятеля: всяк возвратится с честью и славою в первобытное своё состояние и к прежним своим обязанностям». Ополчению первого округа, в который вошли близлежащие к Москве губернии (в том числе и Владимирская), предстояло «охранять первопрестольную столицу: и пределы сего округа». На дворянском собрании уездов Владимирской губернии было решено выставить в ополчение до 15 тысяч человек.

На пост начальника ополчения был выбран помещик села Сима генерал-лейтенант князь Борис Андреевич Голицын — потомок старинного дворянского рода. Выбор владимирского дворянства не случаен. Князь был потомственным военным. Он начал службу в 13 лет, а в 17 лет произведён в первый офицерский чин. Получив боевое крещение в войне со Швецией, он к 28 годам командовал карабинерным полком, участвуя с ним в штурме Варшавы в войне с Польшей, за что был отмечен орденом св. Георгия IV степени. При императоре Павле I карьера князя Голицына была стремительна. За сравнительно короткое время он получил чин генерал-майора, затем генерал-лейтенанта, был награждён орденом св. Александра Невского и назначен командиром элитного лейб-гвардии Конного полка. Но не только эти заслуги способствовали выбору губернского дворянства. У Голицына уже был опыт командования подобным формированием — в 1806–1807 гг. он был начальником губернской милиции, созданной также в пору войны с Наполеоном, когда бои проходили в непосредственной близости от западных границ Российской империи. Владимирское ополчение собиралось медленно. Если, к примеру, Рязанское ополчение, также входящее в состав 1-го округа, было сформировано за 10 дней, то владимирская рать была полностью собрана лишь к концу августа — началу сентября 1812 года. В шесть пеших полков губернии, делившихся на батальоны и сотни (роты), поступали мелкие чиновники государственных учреждений и простые крестьяне. Дворянам, как правило, предлагались командирские должности. Крепостные крестьяне поступали в ополчение только с разрешения своих хозяев. Не спросившие же разрешения своего помещика приравнивались к беглецам и жестоко наказывались. Параллельно с приёмом в ополчение живой силы было принято решение о сборе средств на нужды губернского воинства. Известны случаи крупных пожертвований от купцов и богатых помещиков.

До приведения в порядок зимних квартир ополчение расположилось бивуаком. В Москве ратники несли караульную службу, вылавливая мародёров и шпионов, налаживали почтовую связь, проводили санитарную очистку города, собирая, вывозя и сжигая трупы, ухаживали за ранеными и больными. Командира 2-го пешего казачьего полка Г. Спиридова назначили комендантом Москвы. Помимо непосредственных обязанностей, связанных с должностью коменданта, он занимался описью уцелевших кремлёвских драгоценностей.

Служба наших земляков была отмечена Александром I в рескрипте на имя князя Б.А. Голицына: «Во время двухмесячного пребывания оного [ополчения] в Московской столице и её окрестностях, в числе 14 тысяч воинов, не было перенесено на них ни единые жалобы».

14 февраля 1813 года Владимирское ополчение выступило из Москвы. Продвигаясь к западным границам империи, имея далеко впереди регулярную армию и не вступая в бои с врагом, ополчение всё же несло потери в своих рядах. Эпидемии в разорённых войной землях, тяжесть и лишения походной жизни сказывались на здоровье ратников. Как следует из рапорта Голицына в Военное ведомство, в полки не было отпущено «ни жалованья, ни рубашечного холста, ни сапожного товару». Ратники зачастую не имели положенной амуниции, вместо сапог носили лапти.

Весь 1813 год губернское ополчение провело в походе. 1-й пеший полк был направлен в Бобруйск, 2-й и 4-й полки — в Минск, 3-й — в Киев, 6-й — в Могилев. Отсюда ополчение повернуло обратно и в мае-июне 1814 года достигло границ Владимирской губернии. Из первоначального состава в полках осталось не более половины. К примеру, в 1-м пешем полку из 2356 ратников вернулось домой 1040, а в 4-м из 2407 только 869 человек.

17 ноября 1814 года правительство объявило о роспуске ополчения.

Ратники получили в качестве награды латунные кресты с изображением Георгия Победоносца и надписью «За веру и царя», которые они носили на головных уборах. Офицеры получили производство в следующие чины и памятные медали.

30 августа 1814 года была учреждена памятная бронзовая медаль на чёрно-красной владимирской ленточке для награждения офицеров, участвовавших в заграничном походе 1813–1814 гг., а также для дворян и чиновников, принимавших участие в формировании ополчения и делавших пожертвования на нужды армии. Такой же медалью на красно-жёлтой Аннинской ленточке награждались мещане и купцы за пожертвования в годы войны. В идеале, такими наградами должны были быть награждены все участники ополчения и жертвователи на его нужды.

Отгремели сражения 1812 года, бывшие ратники вернулись к своим ремёслам и промыслам, чиновники — за массивные столы к бумагам и чернильницам, а дворяне — кто в свои имения, кто — на государеву службу. Бывшие однополчане, вынесшие на своих плечах все трудности военного времени и походных условий, снова стали представителями разных слоёв общества. И лишь одно объединяло их: долгие годы спустя, кто у трескучей лучины, кто у тёплого камина — все они в который раз рассказывали своим домашним, как в «грозную пору» Отечественной войны прогоняли армию французского императора из пределов земли русской.

С той поры прошло уже 200 лет. Другим стал мир, другой стала Россия. Но пример героев Отечественной войны 1812 года, призывает нас любить свою Родину








sitemap
sitemap