Моя малая родина_2921



Культурные традиции моей малой родины

Моя малая родина – поселок Балезино Удмуртской Республики. Место необыкновенное, уникальное. Почему, спросите вы?

Во-первых, необычное название поселка, которое вызывает многочисленные споры в научном мире. Есть несколько версии происхождения этого топонима «Балезино». Одна из них говорит о том, что основателями села Балезино были братья Балезины. Однако как появилась эта фамилия и куда исчезла — история умалчивает. По другой версии слово Балезино происходит от удмуртского – балян зым / рысиный запах. Для финно-угорской топонимики совершенно не характерное явление. Названия могли даваться по названию животного, растения, но не его запаха. Тем более выбрать место поселения рядом с «лютым зверем» малоправдоподобно. Мне нравится следующая версия. Возможно, происхождение слова Балезино связано с удмуртским словом палэзь – рябина. На месте современного села Балезино проживало удмуртское племя Узя. Очевидно, священным деревом для них являлась рябина. Известно, что рябина в финно-угорском мире считается оберегом. Слово «ин» означает не только «небо», но и «крыша», «покровительство». Таким образом, «Палэзино» означало – «под покровительством рябины», а примерно с ХII века приобрело современное звучание – Балезино.

Во-вторых, Балезино – это крупная узловая станция, известная всей России, именно здесь меняются локомотивы и составы стоят на вокзале по 30 минут. По словам старожилов, долгое время, железнодорожный вокзал был культурным центром. На привокзальной площади встречалась молодежь, устраивались танцы, здесь шумно провожали и также шумно встречали поезда.

Железная дорога и сейчас влияет на культурное развитие поселка, большинство жителей поселка, так или иначе, связаны с ней. Одним из важных в жизни балезинцев является День железнодорожника, который празднуется в первый выходной августа. Это поистине народный праздник, где переплетаются профессиональные и национальные традиции. Это награждение лучших железнодорожников грамотами и ценными подарками, концерт ансамбля железнодорожников (которому, кстати, более 30 лет), который плавно переходит в танцы под гармошку, а затем знаменитая железнодорожная каша (на мой, взгляд, эта традиции пришла из удмуртской культуры).

В-третьих, Балезино это многонациональный культурный районный центр, где проживают разные народы: удмурты, татары, бесермяне, русские и т.д. Это нашло отражение и в моей семье. Моя мама – татарка, отец – удмурт. И поэтому мне близки обе культуры. Одним из проявлений сохранения традиций является проведение народных праздников. Наиболее известны Гербер – у удмуртов ( в прошлом году на балезинской земле в д.Быдыпи проходил республиканский праздник), Сабантуй – у татар( на этот праздник нас приглашают родственники из татарских деревень Кестым и Падера Балезинского района).

Отмечать завершение весенне-полевых работ люди стали очень давно. Наверное, еще тогда, когда человек впервые осознанно положил в землю зерно и дождался первых всходов будущего урожая. Так и повелось у землепашца — в короткий перерыв между посевной и сенокосом благодарить Творца за добрые всходы и просить у него покровительства во время уборочной страды. Удмурты назвали этот праздник Гербером, татары – Сабантуем. Народы и языки разные, а смысл названия, да и самого праздника, один: «после плуга» или «праздник последней борозды». Истоки его явно языческие. Поэтому советская власть, подобно православной церкви, такого рода праздники не поощряла, но и не запрещала. Между тем годовой календарный цикл, привязанный к тем или иным видам сельскохозяйственных работ, прочно укоренился и в сознании, и в подсознании людей. И красные дни этого цикла, во многом растеряв свой сакральный религиозный смысл, остались в сознании людей частью тех ритуальных действий, которые подчеркивают единство нации, преемственность ее истории и культуры. Людям просто необходимо время от времени идентифицировать себя в культурно-историческом пространстве, ощутить себя частью национального массива, проживать с ним общую историю.

Истоки празднования Сабантуя уходят в глубокую древность и связаны с аграрным культом. Об этом свидетельствует его название: сабан означает «яровые», или в другом значении, — «плуг», а туй — «свадьба», «торжество». Таким образом, смысл слова сабантуй — торжество в честь сева яровых. Первоначальная цель обряда, вероятно, заключалась в задабривании духов плодородия с тем, чтобы благоприятствовать хорошему урожаю в новом году. С изменением хозяйственного уклада жизни магические обряды теряли смысл, но многие из них продолжали бытовать уже как народные увеселения и праздники. Так случилось и с сабантуем.



В XIX веке Сабантуй был уже просто веселым народным праздником, который знаменовал начало очень сложных, трудоемких сельскохозяйственных работ. Только в отдельных местах сохранились пережиточные обряды, указывающие на первоначальную связь сабантуя с религиозными поверьями. Как только сходил снег, старики-аксакалы собирали сход и договаривались о сроках проведения сабантуя. В назначенный день дети отправлялись по домам собирать крупу, молоко, масло, яйца. Из этих продуктов какая-нибудь женщина готовила в поле у воды (иногда в доме) кашу для детей. Такая каша называлась дэрэ или зэрэ боткасы (смысл терминов дэрэ, зэрэ неясен). Так как истоки праздника лежат в архаичных, доисламских верованиях, и одном из них, культе птиц — вороны. На следующий день, чуть свет, дети, надев на себя обновки (обязательно новые лапти с белыми суконными чулками — тула оек), отправлялись по домам собирать крашеные яйца. У каждого в руках был мешочек, сшитый из красного конца браного — кызыл башлы сёлге — (вытканного узорами) полотенца. Все хозяйки не только красили яйца, но и пекли специально для детей булочки, орешки из теста — бавырсак и готовили конфеты. В деревнях первого вошедшего в дом мальчика хозяйка сажала на подушку, приговаривая: «Пусть легкой будет твоя нога, пусть будет много кур и цыплят…». Первому обязательно давали яйца, и гостинцев ему доставалось больше, чем остальным.В этот же день, до обеда, после того как ребятишки кончали обход, выезжали верхом на нарядных лошадях юноши. Начинался так называемый сёрэн сугу (сбор яиц юношами). Группами по 8—10 человек они объезжали деревню. Останавливаясь у каждого дома, иногда заезжая во двор, просили яйца. Каждая хозяйка выносила по несколько сырых яиц, которые складывали в особую кошелку. Когда объезд деревни завершался, один из наездников, более ловкий и быстрый, хватал кошелку и во весь опор мчался за околицу. Задача остальных юношей заключалась в том, чтобы нагнать его. Если это не удавалось, все яйца доставались победителю, что случалось редко, обычно же юноши устраивали совместное угощение. Помимо сёрэн сугу на лошадях в некоторых деревнях устраивали сёрэн пеший — жэяуле сёрэн. Несколько ряженых мужчин шли по домам, где собирали яйца и требовали угощения. На того же, кто его не давал, грозили накликать различные беды, но обычно отказывали им редко. Через несколько дней, когда время приближалось к севу, юноши верхом на лошадях выезжали собирать подарки для победителей состязаний. Жители деревни охотно отдавали приготовленные заранее вещи: платки, отрезы материи, чулки, яйца и т. д. Самым ценным подарком считалось полотенце с браными узорами. Его обязательно должны были приготовить молодухи (яшь килен), вышедшие замуж в период между двумя последними сабантуями. Сбор подарков сопровождался веселыми песнями, шутками, прибаутками. На следующий день проводились состязания: как правило, майдан (место состязаний) находился в районе парового поля. К назначенному времени туда со всех сторон стекался народ: шли пешком, ехали семьями на лошадях жители не только этой деревни, но и всей округи. Чтобы иметь возможность побывать на майдане в соседних деревнях, соблюдалась очередность в его проведении. Дуги, гривы лошадей украшали узорными полотенцами, пестрыми отрезами ситца. Все присутствующие в этот день доставали из сундуков самые лучшие наряды, украшения. Соревнования начинались со скачек. Ни в одной татарской деревне сабантуй не обходился без них. Лошадей, участвующих в состязании, отводили на определенное расстояние, километров за 5—10 от деревни. Финиш устраивался поблизости от майдана. Пока лошади были далеко, на майдане шли состязания в беге, который начинали мальчики или старики: участники состязаний всегда группировались по возрасту. Лучшие призы предназначались победителю скачек, а также батыру, которым становился тот, кто побеждал во всех схватках по национальной борьбе.

Если батыры и джигиты демонстрировали на сабантуе силу, удаль, сноровку, то певцы и музыканты ждали этого праздника, чтобы продемонстрировать свой талант и мастерство, услышать одобрение народа. Во время сабантуя люди узнавали новые песни, запоминали незнакомые до сих пор мелодии, чтобы петь их потом — в поле во время жатвы или дома в долгие зимние вечера.

Завершался сабантуй вечерними молодежными игрищами. До глубокой ночи звучали гармоники, скрипки, парни и девушки пели песни, водили хороводы.

Характерно, что на этом празднике, несмотря на большое стечение народа и ажиотаж, возникавший во время состязаний, никогда не случалось беспорядка. На сабантуе редко можно было встретить пьяных или вообще хулиганствующих. Порядок был образцовый и оберегался самими гуляющими.

Сабантуй любимый народный праздник. Именно поэтому он не прерывает своего бытования и в современности. Только тяжелое время войны, на время приостанавливало его проведение. Но любовь к сабантую такова, что как только возвращалась мирная жизнь, народ снова собирался на свой праздник.

Правда, изменившиеся условия жизни не могли не отразиться на нём. Исчезли локальные различия, наблюдавшиеся в традиционном быту. Это выразилось, во-первых, в том, что едиными стали сроки его проведения. Общепринятым стал более удобный срок: сабантуй повсеместно празднуют летом, после завершения весенних полевых работ, перед началом косовицы, когда для жителей села наступает небольшая передышка в напряжённом летнем сезоне. Во-вторых, сложилась единая форма праздника, чего опять-таки не было в традиционном быту. Это проявилось в сокращении отдельных его этапов и исчезновении устарелых обрядов. Обязательные конные соревнования, открывающие праздник, национальная борьба на поясах и другие силовые единоборства. И без высокого гладкого столба с призом на вершине ну никак не обойтись. И это уже не говоря о горячем чае и вкуснейшем чак-чаке, которыми вас обязательно угостят организаторы праздника. А если вы, независимо от национальности, придете на Сабантуй в тюбетейке, выучив приветствие на татарском языке, вы будете здесь самым желанным гостем.

Несмотря на общие корни, удмуртский и татарский праздники имеют свои особенности. Сабантуй — очень динамичный праздник, на котором поощряются удаль, сила, ловкость и смекалка. Удмуртский Гербер более лиричен, спокоен и размерен.

Проходит гербер примерно следующим образом. С утра в назначенный день собравшиеся на праздник люди участвуют в народном гулянье: ходят по домам, угощаются, поют песни и веселятся, после чего постепенно собираются в одно место (как правило, на большом лугу), где бывает уже устроена сцена и размещены котлы для приготовления каши с мясом. Участников праздника приветствуют местные и республиканские руководители, они же награждают отличившихся селян, после чего (около полудня) приготавливается каша, и происходит символическое моление. Кашу съедают потом участники гербера, для которых устраиваются также всевозможные концерты, конкурсы, спортивные состязания, выездная торговля. Народное гулянье может продолжаться до позднего вечера.

Мы не знаем праздников лучше и чище, чем праздники, пришедшие к нам из глубин нашей истории. В них нет ни излишнего пафоса, ни искусственной торжественности. Они естественны и органичны настолько, что на Сабантуе я чувствую себя татарином, а на Гербере — удмуртом.

Наверное, в этом и заключается смысл национальной политики в нашей многонациональной Удмуртии: человек любой национальности должен чувствовать себя в республике как дома. А это значит — беречь и украшать его, работать, чтобы в этом доме был достаток.

Надеюсь, что доказал, что мой родной поселок, действительно удивительное место!








sitemap
sitemap