Мой Ломоносов



Кузнецова Анастасия, 11 кл

Мой Ломоносов

Я помню свой восторг и удивление. По-новому открылся мир…

Ломоносов — химик, Ломоносов – физик, Ломоносов – астроном. А Ломоносов – художник? Да, да, я открыла для себя настоящего художника.

Так продолжилось мое знакомство со знаменитым земляком.



Хотя Ломоносов не считал мозаику главным делом своей жизни, он был настоящим художником, потому что просто не мог стоять в стороне, не мог не творить. Мозаичная живопись была для него необходима, как глоток свежего воздуха. В своих поэтических произведениях М.В.Ломоносов размышлял на разные темы, а главное – о судьбе России. В мозаике – то же: перед нами галерея исторических личностей.

Мозаики Ломоносова удивительны. Язык их неповторим. Надо обладать каким-то особым восприятием, особой душевной чуткостью, чтобы понять волшебный мир: каждый цвет, штрих, кусочек смальты точен, ярок, своеобразен.

Удивительно разнообразна цветовая гамма полотен (а казалось бы, всего-то стекло): багряные краски порфиры, благородное серебро седины, малахитовая зелень бархата камзола, разнообразнейшие оттенки: «превосходное зеленое травяного цвета, весьма похожее на настоящий изумруд», «зеленое, приближающееся по цвету к аквамарину», «цвета печени», «карнеоловое», «очень похожее на превосходную бирюзу, но полупрозрачное»… Все пронизано «светлостью» (позаимствуем это слово у Ф.И.Тютчева). Не светом, а именно «светлостью», т.е. прозрачностью, чистотой красок и помыслов. Наверное, главное достоинство мозаичных картин нашего земляка в живом, пластически верном изображении личностей, которых он понимает, поэтому ему доступны самые тонкие, неуловимые черты и оттенки характеров. Как точно подмечает художник сходство с оригиналом и подчеркивает индивидуальность! А как точен сам автор: «Финифти, мозаики в век хранят Геройских бодрость лиц» и «ветхой древности грызение не боятся».

Передо мной портреты Петра Великого, Елизаветы Петровны… О них писал Ломоносов-поэт в одах.

А вот портрет Великого князя Петра Федоровича. Тонко проработанное лицо рельефно выступает на многоцветовом зеленовато-коричневом фоне. Виртуозно переданы цветные рефлексы на затенённой щеке, мягкие переливы голубого муара ленты, насыщенный тон красного кафтана с лилово- синими отворотами, белизна ворота, оттенённого черной лентой. Мозаика, собранная из огромного количества крохотных пластинок смальты. Сколько терпения, упорства, труда!

Вспомнились слова из недавно прочитанной о Ломоносове книги – «он обладал абсолютным слухом на цвет и краски, как Моцарт на звуки музыки». Как точно подмечено. В красках ощущается не только яркость, глубина, но и звонкость, свойственная только стеклу.

Чем же определить ценность картины? Степенью присутствия в ней души. Что происходит в долгие часы, недели и месяцы, когда художник изготавливает мозаичный портрет? Происходит духовное таинство. Не случайно слово «дух» (вы не замечали?) содержится в первых трех буквах слова «художник».

Жизнь не кончена, она продолжается. Природа – вечное, человек – преходящее, но такой Человек, как М.В.Ломоносов, останется навсегда… Когда-то он мечтал, что «удивление и удовольствие произвести может Россия помощию художеств…» А сам и стоял у истоков искусства. Вы знаете, что «мозаика» буквально – посвящение музам?!

Мое открытие «великого помора» продолжается….

Шеметов Максим 5 а класс, МБОУ «Конёвская СОШ»

Мое знакомство с М.В.Ломоносовым

Скоро сам узнаешь в школе,

Как архангельский мужик

По своей и Божьей воле

Стал разумен и велик…

Был осенний обычный вечер. Накрапывал мелкий дождь. И я стал перебирать книги в книжном шкафу. Открыв оду из них, увидел на странице портрет круглолицего человека с высоким лбом, в парике, который носили в начале XVIII века. Мне вдруг захотелось узнать, кто же этот человек? Я побежал к бабушке. Она, улыбнувшись, сказала, что этого человека надо не только знать, но и гордиться им, потому что он родился на одной с нами земле – Архангельской. А зовут его Михаил Васильевич Ломоносов.

Так я узнал, что Михайло Ломоносов из семьи помора-рыбака. Еще с детства исходил со своим отцом всю Северную Двину и побережье Белого моря. А в такие вот унылые осенние и зимние вечера, когда было меньше работы, потихоньку пристрастился к книгам.

Но как я был удивлен, когда услышал, что он пешком, в мороз, без гроша в кармане отправился в Москву?! Мне такое даже сложно представить.

А как он был настойчив! Мне бы позаимствовать хотя бы капельку его упорства. У меня часто не хватает терпения сделать домашнее задание до конца, если оно не получается. Только бабушкины уговоры и помогают, конечно же, не хочется, чтобы и одноклассники посмеивались.

А Ломоносов? Родных рядом нет, нужда, насмешки соучеников «над великовозрастным детиной». Я допытывался у бабушки: «Зачем он отправился в Москву, ведь читать он и так научился? Зачем ему надо было знать латынь и греческий язык?». И наконец узнал, что многие «ученые книги» были написаны на латыни. Бабушка, которая преподает в школе химию, рассказала, что и в этой науке наш земляк не только много знал, но и совершил много открытий. А еще в физике, механике, астрономии, русском языке, литературе…

За разговором я не заметил, как пролетело время. Пора было ложиться спать. Жаль было заканчивать разговор с бабушкой. И я для себя решил – завтра обязательно загляну в книгу о нем.

Это было прошлой осенью. Наверно, это «знакомство» помогло мне принять участие в школьной учебно-исследовательской конференции, посвященной юбилею Михаила Васильевича.

А сегодня я горд тем, что в юбилейный год знаю так много о своем великом земляке.








sitemap
sitemap