Место и роль опричнины в становлении Российской государственности



Место и роль опричнины в становлении Российской государственности

В 2010 году накануне 4 ноября Дня народного единства вышел фильм «Царь», показывающий одну из страниц российской истории. Он вызвал неоднозначную оценку в обществе. В видеообращении к президенту Вячеслав Манягин выступил с резкой критикой многих сцен из фильма, т. к. они, по его словам, не только искажают историческую правду, но и роняют престиж России в глазах всего мира. Комментарии к данному видеоролику показали, что мнения людей разделились, и я решила обратиться к оценке опричнины в историографии, чтобы составить собственное мнение об опричных действиях Ивана IV, постараться понять суть проводимой им политики.

Опричнина занимает  особый период в реформаторской деятельности Ивана Грозного. Ее история  начинается с конца 1564 г., когда царь со своими детьми и царицей под охраной и в сопровождении большого обоза уехал вначале в Коломенское, а затем в Троице-Сергиев монастырь. Через месяц посланник Ивана IV привез в Москву две грамоты — одну митрополиту Афанасию, вторую «всем людям». В первой царь описывал все беззакония боярского правления, перечислял вины бояр, детей боярских и приказных людей и обвинял митрополита и духовенство в зловредном пособничестве боярам. Во второй грамоте Иван IV заверял московских посадских людей в том, что царь благорасположен к ним. Иван IV приказал зачитать это послание публично. Очевидно, что царь попытался внести смятение в умы московских жителей, настраивая простых горожан против чиновников и высших классов. Угроза народного восстания, подстрекаемого царем, была реальной; правящий институт капитулировал. Митрополит Афанасий отказался лично поехать в Александровскую слободу, но согласился послать туда в качестве своих представителей архиепископа Новгорода и архимандрита Чудова монастыря, с тем, чтобы просить царя вернуть свое расположение боярам, дьякам и всему народу, не оставлять трона, править по своему усмотрению и наказать предателей по своему разумению.

5 января царь великодушно простил духовенство, бояр и народ и объявил об условиях возвращения на трон в специальном указе, который устанавливал режим опричнины. В Древней Руси опричниной называли ту часть княжества, которую после смерти князя выделяли его вдове «опричь» всех уделов. По существу эта реформа государственного управления включала три группы мероприятий.

В системе централизованного государства Иван IV выделил «опричь» всей земли значительные территории на западе, севере и юге страны, которые и составили его особое личное владение — государев удел, или опричнину. Верховное управление и суд в государевом уделе осуществляла опричная Боярская дума. С целью создания экономической базы для опричнины к опричным приказам были приписаны и поставлены под их прямой контроль многие города и районы с их землями и доходами: Можайск, Вязьма, Козельск, Перемышль, Лихвин, Малоярославец, Суздаль, Шуя, Вологда, Устюг, Старая Руса и ряд высокодоходных областей. Как видим, к опричнине отошли важные торговые пути на север и восток, основные центры соледобычи и стратегически важные форпосты на западных и юго-западных границах. Со временем еще многие города были присоединены к опричнине. Александровская слобода оставалась главным оплотом опричнины, но в самой Москве был также построен опричный двор и к нему была приписана значительная часть города.



Для своей охраны государь создал из князей, бояр, дворян и детей боярских гвардию телохранителей. Первоначально опричный корпус не превышал 1000 человек, но вскоре особое войско было доведено до 5000 человек. Отбор опричников производил сам Иван Грозный. Когда была отобрана тысяча опричников, они в присутствии митрополита, всего кремлевского духовенства и бояр дали клятву быть верными государю и его государству, искоренять «крамолу» и сообщать обо всем дурном, что замышляется против царя или его государства. При этом каждый опричник отрекался от своих родных и обязывался служить только царю. За все государь жаловал всех отобранными имениями и землей в тех городах и волостях, откуда выселялись князья, бояре, дворяне и приказные люди, не пожелавшие вступить в опричнину.

Та часть государства, которая осталась за пределами государева удела — опричнины, стала именоваться земщиной. Текущими государственными делами здесь по-прежнему занимались земская Боярская дума и приказы. Высшей инстанцией и в судебных делах, и в области международных отношений, как и прежде, был царь.

Таким образом, должно было быть введено двоевластие: царская опричнина и земщина. Национальная администрация сохраняла свои традиционные формы, но была подчинена абсолютной диктатуре царя. Расправа с предполагаемыми предателями началась немедленно после обнародования указа. Одних бояр и князей казнили, других постригли в монахи и сослали в отдаленные монастыри, третьих с женами и детьми изгнали из унаследованных от отцов имений и отправили на постоянное место жительства. Имущество всех опальных было конфисковано.



Опричный террор наносил безжалостные удары не только по боярской и княжеской знати, но и по всему населению тех владений, куда врывались опричники, где они бесчинствовали и грабили всех и вся без какого-либо разбора. Опричнина была в руках царя мощной военно-карательной организацией.

Опричнина оказалась страшной аномалией в жизни страны. Политика укрепления центральной власти проводилась в весьма архаичной форме и нередко под лозунгом возврата к старине. Ликвидация последних удельных владений сопровождалась созданием нового государева удела — опричнины и системы, дублирующих друг друга приказов и дум, что повлекло за собой обособление земщины. Безудержное стремление Грозного к усилению личной власти и его варварские методы борьбы с политическими противниками накладывали на все мероприятия опричных лет ужасный отпечаток деспотизма. Опричнина была отменена Иваном IV в 1572 г. Она утвердила не только деспотический произвол в государственном управлении, но и монархические начала в России.

Данная характеристику опричнины опирается на оценочные суждения к.с.н. Алехина Э. В.

Как же оценивали роль опричнины в становлении российской государственности известные российские историки?

С.М. Соловьев считал, что при всех жестокостях царя Ивана его деятельность была шагом вперед к победе «государственных начал». В то же время он резко и недвусмысленно осуждал казни невинных людей в эпоху Ивана Грозного. Соловьев писал, что «не произнесет историк слово оправдания такому человеку».

На противоположных позициях в целом стоял В.О. Ключевский. Общий результат опричнины он формулирует так: «Современники поняли, что опричнина, выводя крамолу, вводила анархию, оберегая государя, колебала самые основы государства. Направленная против воображаемой крамолы, она подготовляла действительную».

С.Ф. Платонов рассматривал опричнину как форму борьбы с княжеско-боярской аристократией — главным противником централизации государства. В результате опричнины было подорвано могущество старой знати — боярства — в пользу новой знати — поместного дворянства.

Однако исследования С.Б. Веселовского, А.А. Зимина, В.Б. Кобрина и других историков показали, что опричнина не изменила структуру феодального землевладения в России. Ее роль ограничилась лишь ликвидацией незначительных остатков удельной системы. Не выдерживает критики и противопоставление «реакционного» боярства «прогрессивному» дворянству.

Точка зрения современного исследователя В.Б. Кобрина: «…Не только разорение страны, даже не только жестокое крепостничество, но и в не меньшей степени развращающее влияние на общественное сознание обусловливают отрицательную оценку роли опричнины и в целом деятельности Ивана Грозного в истории России».



Русское боярство принципиально отличалось от западноевропейской аристократии. С последней сопоставимы скорее удельные князья. Термин «боярин» обозначал княжеского слугу высокого ранга. Не случайно на Руси мало было боярских замков, которые на Западе создавали основу военной и политической автономии его владельца. Бояре, в отличие от западноевропейских баронов, как правило, не обороняли свои села. При появлении вражеских войск они съезжались под стены княжеского града и вместе защищали все княжество целиком. Экономически бояре также не были заинтересованы в сепаратизме, поскольку их владения располагались не компактно, в одном месте, а в четырех-шести уездах. Возврат к удельному сепаратизму, поэтому прямо угрожал их владениям.

Опричнина не была анти боярской политикой. Среди опричников было много представителей аристократических родов. К тому же, на одного казенного боярина приходилось 3-4 рядовых землевладельца, а на одного представителя привилегированных служилых землевладельцев — десяток лиц из низших слоев.

Разорение и террор, сопровождавшие опричнину, в сочетании с последствиями неудачной Ливонской войны 1558-1583 гг. и эпидемией чумы начала 70-х гг. XVI века привели к глубокому экономическому кризису. Казалось, страна пережила вражеское нашествие. Необработанными оставались более половины земель.

Разруха ускорила закрепощение крестьян. Опричнина способствовала утверждению наиболее жестких форм крепостничества. Становление в результате опричного террора деспотического режима отразилось и на положении дворянства. При Иване Грозном, как писал В.Б. Кобрин, «завершилось превращение русских дворян в холопов самодержавия». Рабская психология, от которой с тех пор не были свободны даже представители правящей элиты, превратилась в долговременный и трагический фактор русской истории.

Экономическая разруха, закрепощение крестьян, да и противоречия в среде господствующего сословия, оставшиеся от опричнины, довели до крайности социальное напряжение. Еще более усугубил обстановку династический кризис конца XVI века. Все эти факторы вызвали к жизни самый глубокий и всеобъемлющий кризис российского общества, названный Смутой, или Смутным временем.

Споры ведутся о смысле и цели опричнины. Наиболее авторитетным в историографии представляется мнение Р.Г. Скрынникова, который отстаивает мысль о том, что опричнина и ее террор не были подчинены единой цели. Начавшись как борьба с прежней правящей элитой — княжатами, опричнина переросла в конфликт между государственной властью и господствующим сословием в целом. Посредством опричнины царь разделил дворянство и натравил одну группу на другую. Итогом этого явилось утверждение неограниченной личной власти, но была утрачена стабильность монархии. Опричнина привела не только к физическому уничтожению людей, но и к тяжелым экономическим последствиям, к разрушению моральных ценностей и устоев общества.

В целом это не была анти боярская политика. Скорее, это был конфликт внутри всего господствующего сословия, спровоцированный Иваном IV с целью укрепления своей власти (разделив сословие на две части и натравив, их друг на друга). Этот путь централизации был противоположен тому последовательному и плодотворному пути реформ, по которому шла Избранная Рада.

Не ждет ли нас новая опричнина? Этот риторический вопрос я встретила просматривая веб-сайты. Также я нашла новый подход к оценке опричнины: историк, публицист А. Фурсов рассматривает ее как способ решения государством важнейших задач. Россия выходит из смут или околосмутных времен всегда с помощью различных чрезвычайных комиссий. Поскольку первая чрезвычайная комиссия называлась опричнина, А.Фурсов это называет «опричный принцип» русской истории. В своем видеоролике «Грядет новая опричнина» он выделяет три разные опричнины: опричнину Ивана Грозного, опричнину Петра, очень похожую на грозненскую внешне, и сталинскую опричнину. «В России было несколько опричных режимов, каждый из которых сопровождался положительными изменениями страны, но при этом был жестоким по отношению к гражданам».

Также он утверждает, что сегодня нет социальных сил, которые могут целиком вырвать страну из тупика, нет субъекта, который мог бы рвануть. Как правило, в таких ситуациях субъектом может оказаться опричнина, а нынешняя опричнина, если она будет, условно будет нести на себе отпечаток мирового кризиса. Этот кризис связан с кризисом капиталистической системы и одной из задач этой опричнины будет выход из кризиса, т. е. такая опричнина будет значительно тяжелее предыдущих. Данный видеоролик размещен на многих сайтах, но только на двух есть комментарии. Это говорит о том, что данный подход не находит отклика в научной и общественной интернет среде.

В своей программной статье «Демократия и качество государства» В.В. Путин пишет: «Сегодня качество нашего государства отстает от готовности гражданского общества в нем участвовать. Наше гражданское общество стало несравненно более зрелым, активным и ответственным. Нам надо обновить механизмы нашей демократии. Они должны «вместить» возросшую общественную активность». А в данных условиях новая опричнина, я думаю, невозможна.








sitemap
sitemap