Маршал БлюхерХасанские события



Муниципальное казённое общеобразовательное учреждение – средняя общеобразовательная

школа № 1 пгт. Славянка.

Маршал Блюхер.

Ершов Глеб

ученик 10а класса

МКОУ — СОШ №1

пгт. Славянка

Хасанского района



Приморского края.

Славянка 2013.

Оглавление:

1.Вступление.

2.Начало жизненного пути.

3.Обстановка на Дальнем Востоке в 30 годы хх века.

4. Начало Хасанского конфликта.

5.Блюхер в районе боевых действий

6.Разгром захватчиков.

7.Заключение.



Вступление.

Тема моей работы – маршал Василий Константинович Блюхер. В своей работе мне хотелось бы рассказать о жизни маршала, о его карьере.



Выбрана эта тема не случайно, история легендарного командарма закончилась именно Хасанскими событиями. Человек с честью прошедший гражданскую войну отказался вести солдат на штурм сопок Заозёрной и Безымянной, занятых японцами- парадоксальное явление ….Обвинить Блюхера в трусости мы не имеем права, его военная карьера доказывает его храбрость и военный талант. Почему же человек столь выдающихся качеств отказывается от участия в штурме Безымянной и Заозёрной? Цель моей работы выяснить причины поступка Блюхера и последующего за ним ареста.

2.Начало жизненного пути.

Василий Блюхер родился в деревне Барщинка Ярославской губернии (современный Рыбинский район), в крестьянской семье. Отец — Константин Павлович Блюхер. Мать — Анна Васильевна Медведева. Василий был первым ребёнком в семье. Всего в семье было четверо детей.После года учёбы в  церковно — приходской школе, отец увёз Блюхера на заработки в Петербург. Вася работал «мальчиком» в магазине, чернорабочим, откуда был уволен за участие в рабочих митингах. В поисках работы приехал в Москву. В 1909 году поступил слесарем на Мытищинский вагоностроительный завод под Москвой. В 1910 году за призыв к забастовке был арестован и приговорён к тюремному заключению. В 1913—1914 годах работал в мастерских Московско-Казанской железной дороги.

С началом Первой мировой войны был отправлен на фронт рядовым. Служил рядовым в 8-й армией, которой командовал генерал А.А.Брусилов. За боевые отличия награждён двумя Георгиевскими крестами и медалью, произведен в младшие унтер-офицер. В январе 1915 года был тяжело ранен под Тернополем

После тяжёлого ранения, был освобождён от военной службы. Поступил на Сормовский судостроительный завод, затем переехал в Казань и стал работать на механическом заводе. В 1916 году вступил в партию большевиков. В мае 1917 Блюхер познакомился с В. В. Куйбышевым, который отправил его в 102-й запасный полк. К началу Октябрьской революции Блюхер являлся членом Самарского Военно-Революционного Комитета.

Он был активным участником гражданской войны, в 1918 году во главе отряда направлен на Южный Урал для борьбы с частями генерала А. И. Дутова. Войска Блюхера разбили Дутова и взяли Оренбург. В 1921 году Василий Константинович назначен военным министром и главкомом Народно – революционной армии Дальневосточной республики, провел её реорганизацию, укрепил дисциплину и одержал победу, взяв Волочаевский укреплённый район. Был награждён ещё четырьмя орденами Красного Знамени. В июне 1922 года Блюхера вызвали в Москву, где он был назначен командиром 1-го стрелкового корпуса, затем в 19221924 — комендант  Петроградского укрепрайона, как один из наиболее преданных делу революции.

В 1924 году был прикомандирован к Реввоенсовету СССР для выполнения особо важных поручений.

В 1924 году советское руководство командировало Блюхера в Китай по просьбе Сунь Ятсена. В 19241927 годах Блюхер был главным военным советником Чан Кайши в Китае, участвовал в планировке Северного похода (пользовался псевдонимом «Зой Галин» в честь дочери Зои и жены Галины). Среди прочих под командованием Блюхера состоял молодой Линь Бяо.В 1927—1929 годах служил помощником командующего Украинским военным округом. В 1929 году был назначен командующим Особой Дальневосточной армией. Нанес сокрушительное поражение бело — китайским войскам во время конфликта на КВЖД. За победу на КВЖД в мае 1930 года награждён орденом Красной Звезды за № 1. В 1931 году награждён орденом Ленина за № 48.

3.Обстановка на Дальнем Востоке в 30 годы хх века.

Озеро Хасан расположено в горной части Приморского края и имеет размеры около 800 м в ширину и протяженность с юга-востока на северо-запад в 4 км. Западнее его находятся сопки Заозерная и Безымянная. Их высоты сравнительно невелики (до 150 м), но с их вершин открывается вид на Посьетскую долину, а в ясную погоду видны окрестности Владивостока. Всего в 20 с лишним километрах на запад от Заозерной протекает пограничная река Тумень-Ула (Тумэньцзян, или Туманная). В ее нижнем течении проходил стык маньчжуро-корейско-советской границы. В советское довоенное время государственную границу с этими странами не обозначали. Все решалось на основании Хунчуньского протокола, подписанного с Китаем еще царским правительством в 1886 году. Граница была зафиксирована на картах, но на местности стояли только номерные знаки. Многие высоты в этой погранзоне никем не контролировались.

Москва полагала, что граница с Маньчжурией «проходит по горам, расположенным к западу от озера Хасан», считая сопки Заозерную и Безымянную, имевшие в этом районе стратегическое значение, советскими. Иного мнения были японцы, контролировавшие правительство Маньчжоу-Го и оспаривавшие эти высоты.

Поводами к началу Хасанского конфликта, послужили, по крайней мере, три обстоятельства. Во-первых, перебежал на сопредельную территорию с секретными документами, «чтобы передать себя под защиту властей Маньчжоу-Го», начальник Управления НКВД по Дальневосточному краю комиссар госбезопасности 3-го ранга Генрих Люшков (ранее начальник УНКВД по Азово-Черноморскому краю).

Как заявил японским властям и газетчикам перебежчик (впоследствии до августа 1945 г. советник командования Квантунской армии и генштаба Японии), истинными причинами его побега было то, что он якобы «пришел к убеждению, что ленинизм не является больше основополагающим законом Коммунистической партии в СССР», что «Советы находятся под персональной диктатурой Сталина», ведущего «Советский Союз к самоуничтожению и войне с Японией, чтобы с ее помощью «отвлечь внимание народа от внутриполитической ситуации» в стране. Зная о массовых арестах и казнях в СССР, в которых он сам принимал непосредственное участие, Люшков вовремя понял, что и над ним «нависла опасность расправы», после чего он и совершил побег.

Сдавшись маньчжурским патрульным пограничным войскам, Люшков, по свидетельствам японских разведчиков Коиторо и Онуки, передал им «ценные сведения о советской Дальневосточной армии. Японцы пришли к выводу, что «это делало фактически невозможным осуществление ранее составленного плана военных операций против СССР». Проверить же сведения перебежчика можно было только на практике — путем локальных столкновений.

Во-вторых, учитывая явный «прокол» с переходом границы в полосе 59-го отряда, его командование трижды — 1,5 и 7 июля запрашивало штаб Дальневосточного погранокруга дать разрешение на занятие высоты Заозерной, чтобы оборудовать на ней свои наблюдательные позиции. 8 июля, наконец, такое разрешение из Хабаровска было получено. Путем радиоперехвата это стало известно японской стороне. 11 июля на сопку Заозерная прибыл советский пограничный наряд, который ночью и оборудовал на ней окоп с проволочными заграждениями, выдвинув его на сопредельную сторону за 4-метровую погранполосу.Японцы тут же обнаружили «нарушение границы». В результате временный поверенный в делах Японии в Москве Ниси передал заместителю наркома иностранных дел СССР Стомонякову ноту своего правительства с требованиями «покинуть захваченную маньчжурскую землю» и восстановить на Заозерной «границу, существовавшую там до появления окопов». В ответ советский представитель заявил, что «ни один советский пограничник и на вершок не заступил на сопредельную землю». Японцы негодовали.

И, в-третьих, 15 июля вечером на гребне высоты Заозерной в трех метрах от линии границы начальник инженерной службы Посьетского погранотряда Виневитин выстрелом из винтовки убил «нарушителя» — японского жандарма Мацусиму.

4.Начало конфликта.

    20 июня 1938 г. японский посол в Москве Сигемицу посетил Наркома иностранных дел СССР М. М. Литвинова и в ультимативной форме потребовал передать Маньчжоу-Го высоту Заозерную в районе оз. Хасан. Посол угрожал, что в противном случае будет применена сила. Советское правительство решительно отвергло это посягательство на нашу территорию  .  25 июля 1938 г. нарком обороны дал следующие указания маршалу В.К. Блюхеру: «Частые полеты японских самолетов вдоль границы и залеты на нашу территорию преследуют задачу разведывания и наблюдения за движением наших войск. Не исключено, что японцы с провокационными целями будут залетать вглубь нашей территории. а так же стрелять и бомбить. Необходимо усилить охрану границы».     В соответствия с этими указаниями Военный совет ДВФ на другой же день разослал в войска директиву, в которой предписывал: «Усиленные батальоны 118-го и 119-го стрелковых полков и 121-го кавполка немедленно сосредоточить в районе Заречья привести войска в полную боевую готовность. Вернуть людей со всех работ в свои подразделения. Иметь во всех частях наготове опознавательные полотнища для связи с авиацией. Была приведена в боевую готовность вся система ПВО». Пограничникам предлагалось соблюдать спокойствие и выдержку, не поддаваться на провокации, применять оружие только в случае прямого нарушения границы. Блюхер, отдав необходимые распоряжения об усилении охраны дальневосточных рубежей, в то же время стремился локализовать конфликт, не дать ему перерасти в войну. .Чтобы разобраться в ней и в причинах ее обострения, маршал Блюхер 24 июля направил на Хасан для расследования комиссию штаба фронта.Доклад комиссии командующему в Хабаровск был ошеломляющим: «…наши пограничники нарушили маньчжурскую границу в районе сопки Заозерная на 3 метра, что повлекло за собой возникновение конфликта на озере Хасан».

26 июля по приказу Блюхера с сопки Безымянной был снят взвод поддержки и поставлен лишь пограннаряд в составе 11 человек во главе с лейтенантом Алексеем Махалиным. На Заозерной же размещалась рота красноармейцев. В Москву на имя наркома обороны Ворошилова ушла телеграмма командующего ДКФ «о нарушении маньчжурской границы» с предложением «немедленного ареста начальника погранучастка и других виновников в провоцировании конфликта с японцами». Ответ «красного конника» Блюхеру был кратким и категоричным: «Прекратить возню со всякими комиссиями и точно выполнять решения Советского Правительства и приказы Наркома». На тот момент, как представляется, открытого конфликта еще можно было избежать политическими средствами, но его механизм был уже запущен с обеих сторон.

На рассвете 29 июля 1938 г. в 3 часа 45 минут под прикрытием тумана два японо-маньчжурских отряда перешли советскую границу севернее озера Хасан и пытались овладеть с флангов высотой Безымянной. Одиннадцать бойцов 59-го Посьетского Краснознаменного пограничного отряда под командованием помощника начальника заставы «Пакшекори» лейтенанта А.Е. Махалина первыми приняли бой с превосходящими неприятельскими силами. Пограничники дрались с исключительной отвагой. Враг потерял в ту ночь свыше 400 человек.

Командующий фронтом маршал В.К. Блюхер требовал «немедленно принять меры к установлению артиллерии на огневые позиции с задачей преграждения противнику, какого бы то не было продвижения на нашу территорию».    К месту боя подоспели рота 40-й стрелковой дивизии под командованием старшего лейтенанта Д. Левченко. При поддержке огня пулемета с высоты 68,8 противник был обращен в бегство.    Так были написаны первые страницы массового подвига воинов-дальневосточников у озера Хасан.Враг бросал в бой новые силы, каждый раз увеличивая их. Обстановка с каждым часом осложнялась.

    Было ясно: события перерастали рамки пограничного конфликта.    Вечером 31 июля передовые подразделения 40-й стрелковой дивизии по приказу Блюхера отошли к востоку от оз. Хасан на новый рубеж, сама же дивизия, ее полки в это время были еще на марше, в 30— 40 километрах от приграничных сопок, где резали воздух, огонь и свинец. В тот же день были приведены в боевую готовность войска 1-й армии и Тихоокеанский флот.    Захватив Заозерную и Безымянную, японцы начали лихорадочно их укреплять. В случае успеха по удержанию этих господствующих высот японское командование намеревалось ввести в бой главные силы и начать массированное наступление вглубь советской территории. В течение трех суток высоты покрылись глубокими траншеями, оборудовались пулеметные площадки, окопы, противотанковые рвы, минировалась подступы к сопкам. На высотах была установлены бронированные колпаки пулеметных и артиллерийских гнезд, минометы, наблюдательные пункты.     В район боевых действий распоряжением Блюхера, кроме 40-й стрелковой дивизии, были дополнительно направлены войска. Они двигались к Хасану из гарнизонов своего постоянного расквартирования.

5.Блюхер в районе боевых действий.

  1 августа И.В. Сталин и К.Е Ворошилов по прямому проводу дали следующее указание В. К. Блюхеру: «По нашему мнению — главное теперь не дать японцам остаться на нашей территории. Никто Вас не обязывает переходить границу, мы только советуем Вам пустить в ход большие силы нашей бомбардировочной авиации и бомбить непосредственно японцев, чтобы они не могли обосноваться хотя бы на короткий срок на нашей территории, включая Заозерную. Мы считаем, что такая сосредоточенная бомбардировка, кроме того, что она истребит японцев, будет вместе с тем прикрытием до подхода войсковой артиллерии к нашим границам. Советуем Вам немедленно вылететь на место происшествия и сделать все для того, чтобы в короткий срок перебить японцев и истребить их материальную часть на нашей территории». 

   2 августа В.К. Блюхер прибыл в Посьет. В этот день при поддержке артиллерии и массированных ударов авиации части 40-й стрелковой дивизии перешли в наступление. Одновременно наносились удары в направлении Безымянная — Заозерная. Японцы, к тому времени уже продвинувшиеся на несколько километров вперед, несмотря на упорное сопротивление, были отброшены за озеро, к подножью сопок. Инициатива перешла в руки советского командования.   Болотистая местность, ограниченное число дорог затрудняли концентрацию войск. Двое суток они подтягивались в район боевых действий. Из своего приезда в район Хасана Блюхер не делал тайны. Он бывал в частях, соединениях, вникал в их нужды, осматривал позиции, радовался боевому настроению войск.

   . 4 августа 1938 г. войскам был отдан приказ перейти в решительное наступление на японские укрепления в районе высот Безымянная и Заозерная. Главную роль в выполнении поставленной задачи должен был сыграть 39-й Ударный стрелковый корпус. Блюхер разработал смелый оригинальный план операции. Он решил привлечь для наступления 2 стрелковые дивизии (32-ю и 40-ю) и 2-ю механизированную бригаду. 32-й Саратовской дивизии под командованием молодого полковника Н.Э. Берзарина предстояло нанести удар севернее оз. Хасан, а 40-й стрелковой полковника В.К. Базарова — южнее этого озера, в направлении высоты Заозерная, разгромить японские войска и, овладев высотами Заозерная, Безымянная и Пулеметная, выйти к государственной границе, прочно обеспечив ее безопасность. Части 2-й механизированной бригады побатальонно придавались на усиление стрелковых соединений. Атаке пехоты и танков должна была предшествовать артиллерийская и авиационная подготовка. Начало генеральной атаки определялось на 14.00 часов 6 августа.

6.Разгром захватчиков

   4—5 августа в чрезвычайно трудных условиях продолжалось сосредоточение войск, и пополнение частей личным составом Сигналом для начала наступления должны были послужить бомбовые удары. Однако из-за низкой облачности и дождя вылет наших самолетов в первой половине 6 августа задерживался. После полудни, когда небо стало чистым и туман рассеялся, командование фронта и 39-го стрелкового корпуса заняли свои места на наблюдательном пункте, расположенном у северо-восточной окраины оз. Хасан на высоте с отметкой 194,0. Тут же находился и маршал В.К. Блюхер.    В 16.00 Блюхер получил сообщение от комбрига П.В. Рычагова о том, что авиация приступает к выполнению боевой задачи.Вместе с авиацией на японцев обрушили огонь 250 артиллерийских орудий. Земля вздрогнула, застонала, загудела…После артиллерийской подготовки при поддержке танков 2-й механизированной бригады в наступление бросились подразделения 95-го и 96-го стрелковых полков 32-й дивизии я 118-го Арчинского стрелкового полка 40-й. Завязались бои за высоты.Противник яростно сопротивлялся. Вперед вырвались танкисты… Крутые каменистые склоны, два узких прохода (15—20 метров в ширину), отделявших озеро от сопок, затрудняли маневрирование. Они шли по узкому заболоченному перешейку между озером и рекой Тумень-Ула. С Безымянной, чтобы прикрыть подступы е фланга, противник вел сосредоточенный огонь из противотанковых орудий и станковых пулеметов. Японцы били по машинам прямой наводкой, но наши танкисты делали свое дело. Одновременно с танками стремительно продвигались вперед стрелковые батальоны. Под вечер бойцы в результате штыковой атаки заняли северо-восточные скаты Безымянной и в уже сгущавшейся темноте освободили от захватчиков часть Заозерной. Над высотой взвился красный стяг.     Подтянув свежие силы, противник перешел в контратаку. Создалось критическое положение и тогда были собраны и брошены в бой все резервы дивизии из тыловых подразделений — ездовые, писари, портные, повара Японцы не выдержали, откатились назад.      С раннего утра 7 августа бои за высоты возобновились с новой силой. Японское командование пыталось вернуть утраченные позиции. Подтянув из глубины значительные резервы, противник в течение дня предпринял 20 ожесточенных контратак. Однако советские воины каждый раз своим мощным огнем сметали его цели.    Для усиления войск, отстаивающих высоту Заозерная, 8 августа был переброшен из фронтового резерва 115-й стрелковый полк 39-й стрелковой дивизии с танковой ротой.Несколько дней прошли в напряженных схватках.    Во второй половине дня 9 августа войска при поддержке авиации и артиллерии полностью очистили советскую территорию от агрессоров. В соответствии с приказом корпус перешел к обороне с задачей — прочно укрепиться на достигнутом рубеже и не допустить противника на нашу территорию. А через день, 11 августа боевые действия у оз. Хасан прекратились. Попытка агрессоров силой оружия проложить себе путь в советское Приморье вновь позорно привалилась.

7.Заключение.

В конце моей работы изучив биографию выдающегося командарма и все обстоятельства Хасанских событий, я попытаюсь ответить на поставленный вопрос: Почему же человек столь выдающихся качеств отказывается от участия в штурме Безымянной и Заозёрной? Блюхер был первоклассным военным специалистом, мы не имеем право обвинять его в позоре столь знаменитого пограничного конфликта. По моему мнению, большую роль в столь больших потерях и столь долгом продолжении конфликта сыграли недостатки в организации взаимодействии артиллерии с пехотой, отсутствие авиационной поддержки из-за нелетных погодных условий, а также плохая выучки личного состава и слабая материально-технической обеспеченность, неразбериха и путаница в соединениях и частях армии. Приказ Сталина о взятии сопок был получен, но в то время его выполнить его было нельзя; в лоб — лоб на японцев было идти бессмысленно и Блюхер это прекрасно понимал, поэтому он не повёл солдат на верную смерть, за что и был отстранен от командования и попал в число репрессированных. На его место Мехлисом был поставлен Штерн. За свой поступок Блюхер поплатился и жизнью.  22 октября 1938 был арестован по подозрении в «шпионаже в пользу Японии», «участие в антисоветской организации правых и в военном заговоре и вскоре умер в Лефортовской тюрьме во время пыток и избиений. Имя Блюхера было забыто под давлением партии и правительства, а зря, великий был человек, смелый, отважный настоящий командарм. Просто не угоден был партийной верхушке и самому Сталину, за что был лишён и своих заслуг, добытых кровью и ценой собственной жизни.

Использованные источники:

 Пузырёв Владимир Юрьевич. Расправа 5. О «пьянице» Блюхере

Н.С. Тархова. Военный конфликт в районе озера

Андрей Поляков «Последний герой забытой войны.

khasan-district.ru/stateI-drug…

  —ru.wikipedia.org/wiki/Блюхер,








sitemap
sitemap