Литературный суд над Печориным



Урок – литературный суд над Печориным

Учитель: Емельяненко Н.Д.

Тема: Кто же Печорин?

Цель: выяснить идейный замысел автора в создании образа главного героя романа

«Герой нашего времени».

Ход урока-суда.

Судья.

Встать! Суд идет! Объявляется литературный суд над героем романа господина Михаила Юрьевича Лермонтова «Герой нашего времени». Обвиняемый — Печорин Григорий Александрович — представитель дворянского сословия, офицер русской армии, рождения года одна тысяча восемьсот четырнадцатого (1814), месяца января, 15 числа. Нам предстоит сегодня установить: кто же Печорин? Прошу запомнить мною сказанное. Процесс начинается! (молоток). Слово предоставляется госпоже главному обвинителю-прокурору.

Суд заслушивает показания свидетелей:

Господин штабс-капитан, вам слово.

Суд заслушивает показания княжны Мэри.

Господин Грушницкий, суд предоставляет вам слово.

Суду немаловажно заслушать показания черкесской княжны Белы.

Самолично изъявила дать показания Вера.

Суд предоставляет слово защите обвиняемого.

Господин Печорин, вам предоставляется последнее слово.

Суд удаляется на заседание.

Встать! Суд идет! Оглашается приговор! Решением литературного суда 2004 года, месяца апреля, числа Печорин Григорий Александрович по статье I пункт 3 определяется страдающим эгоистом, в отличие от своего старшего брата Онегина, скучающего эгоиста. Признать Печорина Григория Александровича несчастной жертвой общества 30-х годов XIX века. Вы, господа, сделали его таким, (молоток).

Прокурор

Господа судьи! Перед нами молодой дворянин, офицер, привыкший жить только для себя! Жизнь благосклонна к нему: рожден в богатой семье, умен, красив, получил прекрасное образование. Что еще? Но посмотрите, господа судьи, он любит только себя! И с кем бы ни свела его судьба, он приносит только страдания. Через него погибает Бела, Азамат, Грушницкий, через него страдает княжна Мэри и Вера. Он обидел такого доброго человека, как Максим Максимыч. Он разрушает мирную жизнь честных контрабандистов. Сколько горя и страдания принес он! Я прошу обвиняемому суровое наказание — признание его жестоким эгоистом.

Максим Максимыч

Господа судьи! Я штаб-с — капитан, немолодой уже человек. Всю свою жизнь я посвятил службе, отдавая все армии, я не обзавелся семьей, не нажил богатства, я только честно служил и остался одинок. Судьба свела меня с Печориным. Он приехал служить на Кавказ такой молоденький, чистенький, и я одинокий человек, привязался к нему, как к сыну, я заботился о нем как отец, я учил его вести себя с горцами. Когда мы расстались, я не мог его забыть. И вот судьба меня встретится с Печориным еще раз. Я его ждал, не спал ночь, не ел, а он не шел ко мне, а когда я наконец увидел его, я хотел бросится к нему на шею и обнять его, а он холодно подал мне руку. Я огорчен. Ну а кто я ему? Я не богат, не чиновен, куда мне до него!

Грушницкий.

Господа судьи! Я приехал на Кавказ Меред Печорина. Раньше в армии мы несколько раз встречались, но дружбы не было. Но здесь мы сблизились. Я рассказал ему о здешнем обществе. Я поведал ему свои сердечные тайны, свои чувства к Мэри. Но на мне была простая солдатская шинель, а Печорин офицер, богат, он отбил у меня Мэри, мы были вынуждены стреляться. В своей трагической судьбе я виню Печорина.

Княжна Мери!

Господа судьи! Нам с маменькой тяжело находиться в этом зале. Я родилась и выросла в роскошном доме. На Кавказ мы с маменькой приехали отдохнуть на минеральных водах. Здесь у нас богатый дом, все считают за счастье бывать у нас. По нашему состоянию мне здесь трудно найти себе друга, да и маменька считает, что мне здесь нет подходящей партии, на мои беседы с Грушницким маменька не обращала внимания — он не жених: беден. Но когда приехал Печорин, я сразу поняла , что он выше других, остроумный, умеет быть кавалером, сначала он не обращал на меня внимания, и это меня нервировало. Потом стал оказывать мне внимание, ухаживать за мной, стал бывать у нас, он поцеловал меня. Маменька, конечно, была не против нашей женитьбы, я первая призналась ему в любви, но после всего этого, он сказал, что не любит меня.



Он нанес мне сердечную рану, и я не знаю, когда она заживет.

Бела.

Господа судьи!

Я дочь гор, гордая черкешенка, моя любовь с первого взгляда, но она одна, и если я полюбила — то забыла свой дом, отца, родной аул. Печорин долго добивался моей любви, и он узнал ее. Я привязалась к нему, стала весела в его доме. Но в силу своего противоречивого характера — охладел ко мне. Я поняла это. Он уходил на охоту и трое суток не приходил домой. Я стала грустна и бледна. Моя судьба трагична.

Вера.

Господа судьи и присутствующие. Я пришла сюда по своей воле, меня не приглашали. Но я одна понимаю Печорина. Я люблю его, люблю его всю жизнь. Я знаю, что я серьезно больна, мой румянец нездоровый, я приехала на Кавказ, чтобы еще раз встретиться с Печориным. Это я попросила Печорина бывать в доме Лиговских и ухаживать за княжной, ведь только так мы могли видеться. Я замужем, у меня сын, мне приходилось скрывать свою любовь. Печорин любит меня, любит сколько мы знаем друг друга. Когда я уехала в Кисловодск, он поехал за мной, он запалил лошадь и она пала, он не смог меня догнать, бросился на землю и плакал, и сколько там пролежал — он не помнил. Я единственная из женщин, которая любит Печорина. Но я страдаю от этой любви, виноват, конечно, Печорин, но ему прощаю.

Зашита.

Господа судьи! Посмотрите на моего подзащитного, хотя бы внешне: Его чистое белье изобличает привычку порядочного человека, он порядочен. Его глаза. Они не смеялись, когда он смеется. Это говорит о скрытности характера и одиночестве. Он молод, но о нем можно сказать, что это пожилой человек. Жизнь его в его внешности. В чем можно обвинять Печорина? разве он думал убивать Грушницкого? Нет. Да кто такой Грушницкий? Человек крайне не честный, он согласился на нечестную дуэль, и только случай спас Печорина от позора. Он говорил о своих чувствах к Мери, были они у него, была зависть к богатству других. Грушницкий лишний человек.

Господа судьи! Разве разбито сердце Мери. Нет Потеряны надежды на подходящего жениха. Маменька ей найдет другого.

Он нарушил жизнь контрабандистам? Но ведь именно здесь мы увидели как смел, силен, ловок Печорин.

Да ,я согласно, обижен Максим Максимыч, погибла Бела, страдает Вера. Господа судьи! Но ведь дольше всех страдает сам Печорин. Его слезы в степи. Его безнадежный взмах рукой, когда он уезжает в Персию говорит о жизни без смысла, И какая ему разница, когда и где он умрет? Я прошу снисхождения к моему подзащитному и правильному искреннему приговору, Ведь в том что он противоречив характером, холоден сердцем виновато то общество, в котором ему суждено жить.

Печорин. Да, такова была моя участь с самого детства! Все читали на моем лице признаки дурных свойств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, — другие дети веселы и болтливы, я чувствовал себя выше их, — меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, — меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекла в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду — мне не верили : я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, кА другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние — не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаянье, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, — тогда кА другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины.

М.Ю. Лермонтов.

Господа судьи, господа присутствующие! Я автор романа считаю приговор справедливым и обжалованию не подлежит. Печорин — жертва. Жертва эпохи молодого поколения 30-х годов XIX века. Я современник Печорина, посмотрите на мои печальные глаза, это очи грусти, одиночества и тоски от такого положения, в коем суждено было жить мне и моему поколению, поколению черной реакции после восстания декабристов.

Печально я гляжу на наше поколенье! Его грядущее — иль, грустно, иль темно, Меж тем, под бременем познанья и сомненья, В бездействии состарится оно.

Благодарю Вас!








sitemap
sitemap