Лилии от Лилии



Лилии от Лилии

Вот и вечер. Светлячки начали показ своих светящихся таинственных танцев, сверчки стали распевать весёлые песенки. Луна в этот вечер была необыкновенно красива. От неё исходил яркий серебристый свет. Эта прекрасная картина природы омрачалась лишь громкими криками из трактира под названием «Жареный гусь». Из него всегда шёл аромат зажаренного гуся, который щекотал носы прохожим. Да, гуси там были поистине хороши. Также в этом местечке было изысканное вино. Откуда в глухомани вино такого качества? Причём продавали его за гроши.

Теперь познакомимся с хозяевами. Сначала с хозяйкой. Это была женщина лет пятидесяти, звали её Жозефина Типскер. Характер у неё был скверный. Временами она жаловалась на весь мир и считала себя самым слабым существом в этом мире. Иногда же кричала на всех подряд, говоря: « Я не беззащитная старуха!» Главные её качества — жадность и, конечно же, скупость. Любимое занятие — пересчитывание денег, лежащих в тайнике. Также она очень любила унижать свою прислугу. О, в этом она была мастером. Слуги иногда боялись даже чихнуть.

Внешность Жозефины была привлекательной. В свои пятьдесят лет она выглядела на сорок пять. Мадам Типскер была стройного телосложения, среднего роста. Лицо её было очень бледным, но эта бледность делала её только краше. В голубых глазах просматривалась мудрость, но в то же время какая-то искорка, присущая молодым озорным людям. Её каштановые волосы красиво спадали на плечи, когда она распускала их перед сном. Днём она собирала волосы в тугой пучок. Одевалась эта женщина роскошно. Такие туфли, как у неё, носили только приближённые королевы. О её драгоценностях складывали легенды. По обычным дням она носила простые платья, а по праздникам или когда приезжал высокопоставленный человек, Типскер надевала лучшие платья из шёлка и бархата.

Хозяину трактира, мужу мадам Типскер, было пятьдесят четыре года. Его звали Вольфганг Типскер. Вольфганг — человек добрый, отзывчивый, и, к сожалению, этим пользовалась его жена, которую он сильно любил. Чтобы не печалить свою горячо любимую Жозефину, он покупал ей красивые украшения, модную одежду, породистых лошадей, роскошную мебель, дорогие вазы и кувшины и многое другое. С прислугой был вежлив, даже дружен. Потому и был всеми любим. Иногда был настолько добр, что помогал слугам справиться с работой, конечно же, втихомолку от жены.

Вольфганг Типскер на вид был обычным человеком: среднего роста, пухловат. И от этого казался ещё добродушнее. Потому тем, кто пристально смотрел в его зелёные глаза, казалось, что он попал в изумрудную рощу. У Вольфганга были кудрявые чёрные волосы с отливом седины. Он всегда казался весёлым и бодрым, но глаза говорили кое-что другое. В них виднелась неведомая грусть. И эта грусть мучила его всю жизнь.

Ну вот, мы кое-что узнали о хозяевах трактира. А теперь поговорим о служанке Лилии, которая и является главным персонажем нашей истории. Лилия — сирота, ее, совсем еще крошечную, подбросили в трактир. Хорошо, что Лилию нашёл Вольфганг, а не Жозефина. Когда Вольфганг обнаружил маленького ребёнка, то почему-то весело рассмеялся и, взяв младенца на руки, стал напевать колыбельную. На его лице была такая радость, будто он получил то, к чему стремился всю жизнь. Занеся младенца в дом, мистер Типскер попросил позвать свою жену. Жозефина была недовольна тем, что её заставили оторваться от дел, и, когда увидела малышку, сразу невзлюбила её.

— Зачем ты принёс в дом это ничтожество? — спросила она и гордо удалилась в свою комнату.

В этот день Вольфганг решил, что если и будет потакать прихотям супруги, но никогда не бросит эту малютку. Он дал ей имя Лилия. Так девочка осталась в трактире. Но за это ей пришлось заплатить слишком высокую цену. Когда малышка подросла, хозяйка заставила несчастного ребенка с утра до вечера работать. Узнав о таком повороте событий, Вольфганг решил поговорить со своей супругой. Но разговор закончился победой мадам Типскер. Хозяину трактира пришлось сдаться под напором жены, но всё-таки он помогал своей маленькой любимице. А самое главное — пытался найти родителей девочки. Все слуги очень любили малышку, ведь ей было всего восемь лет. Называли её по-разному: Лилия, Лили, Ли, Лиля. Но одно имя всегда пугало девчушку – это было имя, которое дала ей хозяйка трактира — Дрянь! Вот на такое имя она должна была откликаться, по мнению Жозефины.

Вернёмся к этому вечеру. В трактире, как всегда, было много народу. Доносились песни из разных углов. Кто-то пел про пиратов, кто-то заунывные песни про тяжёлую и несправедливую жизнь. Служанки Кэтрин и Маргарет старались изо всех сил угодить в этот вечер недовольной хозяйке. Сама Жозефина из-за своей мигрени ненавидела в этот день всё, что двигалось и не двигалось. Видно, болезни сходят и до таких важных особ. Мистер Типскер был, наоборот, в хорошем настроении и напевал что-то про молодость и белые ромашки. Этот день был не простой для трактира, так как должна была приехать графиня Луиза, чтобы осмотреть свои владения. Хоть графиня и славилась своей добротой, но все боялись её приезда, ведь в нескольких государствах , расположенных поблизости, не было более придирчивого гурмана. В этот день Лилия, как и другие, хлопотала, не жалея сил, старалась угодить всем посетителям. Она очень надеялась, что ей дозволят подать ужин графине, но для этого выбрали симпатичную Кэтрин, которая чуть не упала в обморок, услышав эту новость. Все надели парадные фартуки. Трактир был готов к приезду графини.

Наконец послышался стук каблуков у ворот, шуршание модного шлейфа платья. И вот дверь распахнулась: на пороге стояла прекрасная женщина тридцати лет. У неё были чёрные кудрявые волосы, изумрудные глаза, в которых виднелась тёплая, настоящая доброта. Её длинное зелёное платье подчёркивало и без того превосходную фигуру, а брошь с изображением лилии мерцала так, что ослепляла всех, смотрящих на неё.

— Здравствуйте, я графиня Луиза, прибыла для того, чтобы лучше узнать свои земли.

— Здравствуйте, уважаемая госпожа! — залепетала не своим голосом Жозефина.

— Я бы хотела поужинать и остаться здесь переночевать, так как мои кони устали, да и я утомлена.

— Конечно, госпожа, всё к вашим услугам. Может быть, вы хотите отведать наше фирменное блюдо?

— Да, непременно. Я же должна знать, как готовят в моих землях, да хотелось бы, чтоб название трактиров себя оправдывало.

— Сейчас будет всё готово.

— Ну же, Кэтрин, теперь твой выход, — зашептала радостная Маргарет.

— Да иду я, иду…ой! Моя нога!



Вот не повезло Кэтрин! Перед самым выходом вывихнуть ногу. Все были в смятенье, Лилия уже надеялась, что заменит Кэтрин, но тут вмешалась Жозефина и решила, что сама может преподнести жареного гуся важному посетителю. И вот Жозефина, вся при параде, с золотым подносом, несёт кушанье. Но почему-то взгляд графини как будто что-то ищет на подносе. Жозефина вспомнила, что их важная гостья никогда не сможет съесть блюдо, если оно не обложено цветами. «Странная прихоть!» — скажете вы. Но нет, для Луизы трапеза являлась чем-то особенным, единением с природой, без её частички — живых цветов — она считала трапезу делом дураков. Но вдруг в зал вбежала Лилия с одноимёнными цветами в руках. Почему-то именно сейчас ей захотелось быть поближе к этой красавице графине. Она обложила лилиями блюдо, оставив в руках только один цветок, сама не понимая почему, подбежала к графине и закричала:

-Это тебе, мама!

У графини дрогнули ресницы, потекли слёзы, она не могла говорить. Вдруг она резко встала и сказала: «Уважаемая Жозефина, что бы вы мне сейчас ни сказали, я заберу эту малютку с собой». Почему она так сказала? Потому что она любила детей. И ещё потому, что своих детей у неё не было.

На следующий день Вольфганг горько плакал, но в то же время и радовался. Он сожалел, что придётся расстаться со своей любимицей, и радовался, что, наконец, эта девочка будет счастлива. Жозефина жаловалась на мигрень и закатывала истерики. А Луиза и Лилия собирали вещи в дорогу. Лилия пообещала Кэтрин и Маргарет, что будет писать им.

И вот уже возле ворот стоит карета с накормленными и напоенными лошадьми. Кучер, сытый, довольный, жмурится под лучами солнца. Вся прислуга вышла из трактира попрощаться с маленькой помощницей. Мама Луиза и дочка Лилия сели в карету. Внутри карета показалась девочке красивее, чем снаружи. Она в последний раз взглянула через окно на всех, живущих в трактире. Но почему-то вдруг опять открыла дверцу и сказала:

— Уважаемые господа Жозефина и Вольфганг, я в последний раз вас вижу. Выражаю Вам огромную признательность за кров, пищу, воду, ласку. Спасибо вам.

Кучер тронул вожжи, и карета стала медленно удаляться от «Жареного гуся». Тут из окна выглянула Жозефина:

— Вольфганг, а не такая она уж и дрянь!..








sitemap
sitemap