Кузнечный промысел якутов



Министерство образования Республики Саха (Якутия)

Управления образования Верхневилюйского Улуса

Научно-практическая конференция «Тюрский мир»

Хоринская средняя школа им. Г.Н. Чиряева

Кузнечный промысел якутов

Исполнитель: ученик 11-го класса

Хоринской средней школы

Верхневилюйского улуса

Сидоров Арсений Аркадьевич

Руководитель:

Евдокимов Николай Николаевич,

Учитель информатики Хоринской СОШ Верхневилюйского улуса



Хоро 2012

Кузнечные промыслы якутов.

Якутские кузнецыКузнечный промысел в ХVIII — ХIХ вв. был у якутов единственным промыслом, который приобрел характер товарного производства, хотя кузнечное ремесло обычно не отделялось от сельского хозяйства. Якутские кузнецы издавна умели выплавлять из руды железо.

В каждой кузнице имелся небольшой ассортимент инструментов: меха (куерт), наковальня (кыстык), клещи (кыта5ас), зубило (ыьыы), молот (етуйэ), напильник (игии), напильник другого рода (кырыылаах игии), шило (бургэс), нож (быьах), гвоздильня (чуол5ан), пробойник (утээ). При всей примитивности этих инструментов якутские мастера довольно хорошо умели пользоваться ими. Из железа выковывали топоры (сугэ), ножи (быьах), лопаты (тимир курдьэх), ножницы (кыптый), огниво (хатат), ледоколы (муус кейер), кайлы (хойгуо), пешни (анньыы), косы (хотуур). Каждый кузнец обладал своим способом изготовления этих вещей. Якутские кузнецы закаливали предметы, погружая их в холодную воду со льдом. Для большей крепости иногда перед нагреванием посыпали их порошком слабо пережженного рога и соли.

Якуты выплавляли железо из руды и умели изготовлять топоры, ножи, пальмы, котлы, наконечники копий и стрел, кольчуги (куяхи), кузнечные принадлежности (молот, наковальню) и другие орудия труда и предметы домашнего обихода. Кузнечное дело выделилось в особое профессиональное ремесло.а Кузнец у якутов был окружен почетом, и он считался сильнее шамана. Якуты верили, что его ремесло и искусство созданы более могущественными духами, чем шаманские, что кузнец владеет могучей силой огня и может убить шамана. Материалы археологических раскопок рисуют домашний быт якутов. Жилища древних якутов — кыргыс-ётеки — располагались около богатых рек и озер. В них обнаружены кости лошади и коровы, северного оленя, крупных рыб. Жилища эти были сходны с поздней якутской юртой-балаганом.Во время раскопок древних жилищ якутов найдена и старинная якутская керамика. Ни тунгусы, ни юкагиры, ни ламуты (эвены) и даже буряты, жители Прибайкалья, до прихода русских не изготовляли глиняную посуду. Одни только якуты делали горшки и другую посуду из глины.

Якутские кузнецы

Металлургия монголов

Изготовлением художественных изделий из металлов монголы занимаются с незапамятных времен. Это один из важнейших видов их народного искусства. Такому положению в известной степени способствовало богатство монгольской земли залежами руд различных металлов. Особенно богаты ими три больших экономических района — Гобийский, Хангайско-Хэнтэйский и Алтайский. Месторождения золота имеются на многих реках Алтая, Хангая и Хэнтэя, наиболее крупные залежи серебра — в районе реки Борджон в Монгольском Алтае.

В XII — ХШвв. у монголов уже достоверно существовала художественная обработка металла. Первый из известных нам собственно монгольских источников относится к середине ХШв. Это — летопись «Сокровенное сказание монголов», содержащая исторические данные, относящиеся к XII и XIII вв., а также легенды и предания, повествующие о более древних временах. В летописи есть указания на то, что монгольским племенам были издавна знакомы добывание металла, кузнечное дело и ювелирное искусство. Приведены там сведения и об украшениях конской сбруи и оружия воинов.

Джиованни дель Плано Карпини, посетивший Монголию в 1246 г. по заданию папы Иннокентия IV, оставил много сведений о монголах и их образе жизни. Проявив замечательную наблюдательность и глубокие военные познания, он точно и подробно описал различные виды монгольского оружия.

Одним из самых интересных, подробных и достоверных источников по раннефеодальному периоду в истории Монголии является «Сборник летописей» персидского историка конца XIII — XIV в. Рашид ад-Дина. В «Сборнике летописей» есть сведения о том, что у монгольских племен XII — XIII вв. были широко развиты ремесла, существовали традиции кузнечного ремесла и ювелирного искусства.

Но наибольший интерес в летописи Рашид ад-Дина представляют описания железного рудника, процессов плавки металла и работы монгольских кузнецов. Весьма ценно описание одного из обычаев в роду Чингисхана, к сожалению, не замеченного историками. Об этом обычае Рашид ад-Дин пишет так: «Так как Дубун-ваян, супруг Алун-Гоа, и Алун-Гоа, из рода Хорлас, состоят в соотношении с Чингис-ханом, как изъяснено, то по сей причине они не забывают расплавления железа той горы и кузнечества, и в ночь, которая бывает первою нового года, есть такой обычай у рода Чингис-ханова: приводят толпу кузнецов, приготовляют наковальню и уголь, разогревают несколько железа, положив на наковальню, колотят молотом, делают полосы и изъявляют тем благодарность»

Результаты раскопок Харахорина (Каракорума), древней столицы Чингизидов, показали, что в этом крупном монгольском городе существовали ремесленные мастерские. Высокий уровень мастерства монгольских кузнецов, литейщиков и ювелиров подтверждают и такие предметы из Харахорина, как бронзовый сосуд, украшенный чеканным орнаментом, два серебряных сосуда, украшения конской утвари, бронзовые зеркала, обломок золоченого браслета и медные серьги.

Издавна монгольские мастера по металлу (дарханы) делились по роду своих занятий на простых мастеров (томрийн дархан) и на ювелиров (алтан дархан). Такое деление сохраняется до сих пор.

Технические приемы монгольских дарханов весьма разнообразны. При обработке металла применяются: литье (цутгамал зуйл), чеканка (дуре), гравировка (сийлмэл), прорезь (ховил), золочение (алтах), насечка серебром по железу (хэрчлээс, жийжуу), полировка (гилгэр), шлифовка (онголох), штамповка (хэвлэх).

Большинство кузнечных и ювелирных работ выполняются с помощью несложных инструментов. В юрте — мастерской дархана (дархны газар) основными инструментами и материалами были следующие: молоток для крупных работ (алхан), молоточек для мелких работ (алукхэ), небольшая наковальня (дэш), пинцеты или щипчики для захвата мелких деталей (чимхююр), ножницы для вырезывания из жести (томрийн хайч), чекан для холодной обработки металла (дюрс), крошечные тиски (бахь), шабер (хус), паяльная трубка (гагнуур), бурав для сверления железа (тулбар), восковая форма для отливок (цутгах хэв), щипцы для угля (галын хайч), проволока серебряная (сунгал), проволока медная (зэсин сунгал), щипчики для протягивания проволоки (хавчуур), доска гравировальная (сийлбэр банз), резец (монгон цююц), мелкие скобочки для скрепления деталей (богж).

В период с 1691 по 1911 г., вошедший в историю Монголии как период маньчжурского ига, народные ремесла пришли в упадок. Художественные изделия из металла в это время могли создаваться преимущественно в монастырях. Туда приходили ювелиры и литейщики — выходцы из беднейших слоев народа. Они приносили с собою творческий опыт и навыки, накопленные несколькими поколениями. Пример высокого мастерства и верности национальным традициям — творчество выдающегося художника, скульптора и ювелира Гомбодоржийна Занабазара (1635 -1724), известного в Монголии под духовным именем Ундур-Гэгэн. Создавая бронзовые статуэтки богини Дарьх, художник сумел придать образу богини черты девушки-монголки.

Длительный застой и упадок народного ремесла в XVII — XIX вв. сменились на рубеже XX в. заметным подъемом. Одна из причин — ослабление китайской колониальной власти и усиление в Халхе национально-освободительного движения, поддерживаемого местными феодалами, заинтересованными в отделении от Китая.

Мастера конца XIX — начала XX в. создавали высокие образцы прикладного искусства, уникальные по декоративной отделке, пропорциям, красоте и изяществу. Такие замечательные произведения искусства были возможны лишь потому, что их создатели бережно относились к национальным традициям и передавали в своем творчестве опыт многих поколений мастеров, существовавший на протяжении столетий и переходивший от отца к сыну.

Художественные изделия местного изготовления и чисто светского характера отличались высокими качествами. Условно их можно разделить на две большие группы.

К первой группе относятся предметы, имеющие чисто утилитарное значение. То есть те предметы, которые необходимы монголам в их повседневной жизни.

Вторую группу изделий из металла составляют предметы ювелирного искусства, т.е. такие предметы, которые изготовляются из драгоценных металлов с применением самоцветных камней и имеют особое значение -служить дополнительным украшением одежды, головного убора, жилища, коня и т.п. В эту группу входят различные виды женских и мужских украшений (кольца, перстни, браслеты, серьги, подвески), украшения уздечек, нагрудников и чепраков для лошадей, украшения интерьера жилища (различные статуэтки и медальоны).

Интересны по исполнению чеканные железные стремена. Для примера можно взять хотя бы стремена, созданные известным мастером Галсаном. Форма их традиционна, но в декоре произошли существенные изменения, придающие стременам совершенно новый облик. Основание мастер окружил серебряным бортиком, по которому с наружной стороны в углублениях вырезал рельефные изображения двенадцати животных, соответствующих двенадцатилетнему циклу монгольского бытового календаря: 1) хулгана («мышь»); 2) ухэр («бык»); 3) бар («тигр»); 4) туулай («заяц»); 5) луу («дракон»); 6) могой («змея»); 7) морин («лошадь»); 8) ховин («овца»); 9) бичин («обезьяна»); 10) тахиа («курица»); 11) нохой («собака»); 12) гахай («свинья»).

Из металла монголы изготовляют и различные бытовые предметы. У халхасцев, например, распространены сосуды для чая и кумыса (домбо), представляющие собою кувшино-образные чайники. Такие сосуды бывают либо деревянными с тремя-четырьмя металлическими обручами, либо медными с серебряными поясами. Они используются только для хранения напитков.

Для кумыса и чая монголы изготовляют очень красивые деревянные чаши под названием аяга. Эти чаши, как правило, оправлены в серебро. Для хранения крупы, муки, сахара и других сухих продуктов монголы используют специальные сосуды — савхан хувин. Один из таких сосудов работы мастера Тожила имеет форму усеченного конуса.

Держат жидкости, главным образом чай, и в своеобразных сосудах — домбо. Домбо очень напоминает старинные сосуды для чая, кумыса и других напитков, идущие еще от XIII в., так называемые бур. Постепенно видоизменяясь, бур перешел в домбо. Причем первоначальная форма домбо хорошо передана ургинским мастером конца XIX в. Тунгэгийном Шары.

Изготовляют монгольские мастера и простые по форме и выразительные по декору серебряные и медные чайники, также называемые монгон данх.

О высоком мастерстве монгольских мастеров ювелиров конца XIX г. свидетельствует женское головное украшение — тоолгой полт. Это ажурное украшение выполнено из филигранного позолоченного серебра со вставками из бирюзы и цветного стекла и отличается совершенством формы, гармоничностью цветового решения — от золота к розовому и изумрудно-зеленому. Неизвестный монгольский ювелир конца XIX в. был, несомненно, отличным мастером филиграни, гравировки, чеканки по серебру, шлифовки и инкрустации.

Интересны и своеобразные по форме и по декоративному решению современные женские украшения — зажимы для волос (хавчаар), серьги (ээмэг), браслеты (бугуйвч), кольца (булжиг), амулеты (шагц) и бусы (сувс).

Современные серьги изготовляются из гнутой серебряной проволоки. Они могут быть различны как по форме, так и по размерам. В декоративном украшении серег монгольские ювелиры охотно используют символический знак олзий, изображаемый в виде клетчатого или криволинейного переплетения. К ювелирным изделиям относятся и оригинальные по форме браслеты (бугуйвч). Несколько браслетов XIII в. обнаружено при археологических раскопках на месте давно исчезнувшего Харахорина(Каракорума).

Помимо женских украшений, монголы издавна изготовляли серебряные и бронзовые шкатулки (жижигхэн хайрцаг), напоминавшие по форме юрту кочевника. Сама шкатулка представляла собой низкий цилиндр, а ее крышка — полусфера. Даже в самые мелкие изделия монгольские мастера вкладывают весь свой талант и мастерство. Для примера можно привести кольцо, надеваемое на палец при стрельбе из лука (харвал гархи), современной работы неизвестного мастера.

Прежде всего необходимо сказать, что монгольское художественное ремесло возникло и оформилось на основе эстетических взглядов широких народных масс, которые вели кочевой образ жизни. Мастера монгольского художественного металла выработали на протяжении столетий своеобразный стиль, позволяющий отличать их произведения от произведений художественного ремесла других народов Центральной и Восточной Азии.

Стремление дарханов к простоте, выразительности вещей и к формам, удобным как для пользования в быту, так и для перевозок на более или менее значительные расстояния, является одной из характерных черт их творчества. Другая характерная черта творчества монгольских мастеров по металлу — стремление к более или менее сплошному покрытию поверхности вещи декоративными элементами, состоящими из орнаментальных розеток, медальонов, рельефов с зооморфными мотивами.

Роговидный орнамент эвэр угалз — это повторяющиеся ряды завитков, часто покрывающих всю украшаемую поверхность. В этом орнаменте многие монгольские скотоводы видели символ благополучия и процветания; с этим орнаментом они связывали свои стремления к увеличению поголовья скота, главного богатства страны. Узоры, составленные из лепестков лотоса, — свидетельство некогда обширных культурных связей монголов с народами Юго-Восточной Азии.

Наряду с орнаментикой дарханы широко применяют различные дополнения к узорам в виде символических знаков, медальонов и рельефов, также включающих элементы символики. Особо популярен в творчестве дарханов символический знак олзий, изображаемый в виде клетчатого или криволинейного переплетения. Он приносит человеку, по понятию монголов, счастье, благополучие, долголетие и изображается всегда в центре украшаемого предмета.

Я пришел к выводу, что монгольские дарханы уже с XIII в. умели делать различные металлические предметы и украшения. Эти художественные изделия из металла позволяют говорить о наличии в народном искусстве монголов ярко выраженного национального стиля. И можно сказать, что работы дарханов отличаются от других изделий своим узорам и видом.

Железный промысел

Из всех оседлых племен, обитающих в Северной Сибири, якутов, несомненно, следует считать самыми даровитыми. Они не только справляются с самыми тяжелыми и продолжительными работами, но и больше всех прочих сибирских племен имеют наклонность и способность к самым разнообразным ремеслам. Между якутами встречаются не только очень ловкие плотники и каменщики, но и такие ремесленники, которые не задумаются сделать довольно сложную вещь из дерева или слоновой кости. Число употребляемых ими при работе инструментов весьма ограниченное, и главная роль принадлежит ножу.

Железо инструментов, в особенности ножей (по-якутски — б ы с а х; по-тунгусски — п у р т а), превосходного качества и легко сгибается, так что обыкновенный нож без затруднений превращается в другой инструмент, например, с круглым лезвием, при помощи которого нетрудно выточить ложку, тарелку, чашку и т. п., а при известной ловкости и более сложные вещи. Мне случалось покупать здесь винтовки с нарезным дулом и замком, сделанные простым кузнецом якутом . Каждый якут в два-три дня одним ножом может сделать берестяную лодку, и все привезенные мною из экспедиции модели юрт, лодок, ловушек и т. п. сделаны моими проводниками. Несмотря, однако же, на такую способность местного населения ко всякого рода ремеслам, главное и почти единственное производство в Вилюйском округе составляет занятие железным производством, распространенное среди Мархинского и Верхневилюйского улусов. В Мархинском улусе железным производством занимаются жители наслегов Асыкайского, Одейского и Кангаласского, снабжающие железными изделиями населения прочих наслегов улуса. Впрочем, здешние кузнецы редко занимаются кузнечным ремеслом исключительно: оно входит только в круг их домашних занятий, служа подспорьем в числе других средств существования. Работают они обыкновенно в одиночку или семьями, не образуя ремесленных заведений, и в 1860 году во всем улусе кузнечным промыслом занималось 217 человек. При сем надо заметить, что одни кузнецы исключительно выплавляют руду, т. е. добывают чугун, а другие заняты обработкою металла. Добычей руды в 1860 году занимались в числе 42 человека, по преимуществу жители Асыкайского наслега, а производством разных изделий — жители Одейского и Кангаласского наслегов в числе 175 человек. В Верхневилюйском улусе железная промышленность сосредоточена также в трех наслегах: Хоринском, Меитском и первом Удюгейском. Из названных наслегов получают железные изделия остальные наслеги Верхневилюйского улуса, и кроме того железные изделия вывозятся для продажи в Сунтарский улус и Олекминский округ. По данным 1860 года, в Мархинском улусе ежегодно добывается 420 пудов железа, из коих 200 пудов приходится на Кангаласский наслег, 120 пудов — на Одейский и 100 пудов — на Асыкайский. Приблизительно такое же количество железа добывается в Мархинском улусе.

1 Якутские и тунгусские названия некоторых инструментов, употребляемых кузнецами:

по-якутски по-тунгусски

большой молот этюэхалка

большие клещи кытахассюрго

напилок

напилок другого родакырылах иг и джеечи ырего

шило бюргэсьхилгибун

Кузнец — по-якутски тимирджит итимир-уса, от тимир — железо, уса — ремесленник; серебряных дел мастер — кёмюччют.

Таким образом, размер здешнего железного производства оказывается весьма незначительным, но, несмотря на то, округ мало нуждался в привозных железных изделиях, и все необходимые хозяйственные орудия приселяются на месте. В Мархинском улусе продажа железных изделий в 1860 году доходила до 370 пудов (больше всего, до 200 пудов, приходилось на Кангаласский наслег). Из Верхневилюйского улуса, по данным 1860 года, в Сунтарский улус и Олекминский округ вывозились следующие количества разного рода изделий:

‘ЗВАНИЯ НАСЛЕГОВ! ТопорыКосы

ринский300 1500

ии100200

рвый Удюгейский20020_

Итого600720

Пешни

Пальмы

200

40

_

30

40

50

280

80

Котлы

Добыча железа из руды производится самым первобытным способом. Печь для выплавки руды (Табл. VII, рис. 18) вышиною в аршин 10 вершков посредством трубы сообщается с близстоящей юртой, в которой помещены раздувательные меха. Форма такой печи верху цилиндрическая, книзу расширяющаяся с отверстием для Шимания переплавленной массы (так называемой крицы, по-якутски —- б о л х о) вышиною в 0,5 аршина и шириною в 6,5 вершков. га раздувания огня служат кожаные мешки (с и м и р ь), употребимые для сбережения масла. К широкому отверстию в стене юрты прилаживают трубу, которая затем вставляется в печь, и, поставив а меха рядом, по очереди выдувают из них воздух. Впрочем, у многих кузнецов такие первобытные меха уже в мое время (1854 г.) 1ли заменены настоящими раздувательными мехами. Самый просе выплавки руды заключается в следующем. Разведя в наполнений доверху углем печи огонь, кладут в разных местах на уголь по рсти нетолченой руды. Когда угли опустятся на 14 вершков, печь ова наполняется: сверху накладывается руда и т. д. Мерой в сем участие служит берестяная корзинка в 0,5 ведра емкости. Описанный [процесс в печах с настоящими раздувательными мехами повторяется 10 до 20 раз. Из каждого пуда руды получается от 3,5 до 4 фунтов железа, пуд которого в мое время стоил на месте 2 руб. 50 коп. и руб. ассигнациями..

Добыванием железной руды и выплавкой из нее чугуна в Якутской области занимаются еще жители Хачитакского и Жемконского наслегов Кангаласского улуса Олекминского округа. Население первого из названных наслегов добывает и выплавляет руду по р. Ботан в урочищах Даркылахе, Шестакове и Кюртагия, а жители Жемконского наслега — по речке Лютяге. По моим данным, в обоих наслегах ежегодно добывается до 2000 пудов железа. Качество здешнего железа, по признанию местных кузнецов, несравненно лучше вилюйского.

Обработка металла

Из металлов якутам знакомы: железо, медь, бронза, серебро, олово свинец, золото. По значению и распространенности на первом месте следует поставить железо. Это, кроме того, единственный металл, который в настоящее время якуты добывают из руды, и единственное производство, ясно обособившееся в кустарный промысел. Им занимаются искони некоторые роды в Вилюйском и Якутском округах. В первом добыча железа сосредоточена в Мархинском улусе в наслегах Асьыкайском, Одейском, Кангаласком и в кВерхне-Вилюйском улусах, в наслегах Хоринском, Меикском и Первом Удюгейском. Во втором округе центра представляют Хачикатский и Жемконский наслеги Восточно-Кангалаского улуса, именно роды их, расположенные по речкам Батоме и Тюгате. Кроме того, там и сям по всему округу разбросаны единичные железоплавильщики или более или менее крупные их поселки. Такой поселок я видел недалеко от Тюхтюрской станции в Октемском наслеге Западно-Кангалаского улуса, а отдельного кузнеца, умеющего плавить руду, встречал даже в малокультурном Баягантайском улусе.

Кузнецы

Выплавка производится в кувшинообразных печах из огнеупорной глины в 3 фута 8 дюймов вышиной и в 3 фута шириной в самом широком месте, которое приходится на четырнадцати приблизительно дюймах выше дна. Верхнее отверстие печи узко — немного более 1 фута. Внизу находятся дверцы для вынимания крицы. Огнеупорные стенки печки не толще полутора-двух дюймов. Для крепости и сбережения тепла она помещается часто в сруб, набитый обыкновенной глиной. Маак описывает такие же печки в Вилюйском округе, но без обшивки. В нижнюю часть горна проведена труба от раздувательных мехов. Заперши кричное отверстие глиняной дверцей и обмазав ее глиной, разводят огонь и, мало-помалу раздувая мехи, наполняют печку доверху углем. На него высыпают около полуведра искрошенной в куски руды. Когда уголь сгорит и опустится до половины печки, то опять добавляют доверху угля и на него кладут такое же количество руды. И так повторяют процесс до 15 — 20 раз Из каждого пуда руды получается от трех с половиной до четырех фунтов железа. Крицы, болго, выходят весом от 25 фунтов до 1 пуда. Они очень пористы, покрыты толстым слоем окалины и шлаков. Чтобы сделать их пригодными для дальнейшей обработки, их много раз проковывают, причем половина веса угорает. Из одного пуда болго получается максимум 25 фунтов железа. Иногда получается прекрасное мягкое, волокнистое железо, иногда высокого достоинства сталь; чаще всего помесь того и другого, гибкая и вместе с тем доступная закалке. Ее-то ставят выше всего якуты, называя «якутским железом» саха тимир, в отличие от чистого, мягкого железа, русского, нучча тимир, Последнего они не любят; привозная же сталь, уклад, ыстал, недоступна им по дороговизне. Руководить процессом выплавки, чтобы получить желаемый сорт железа, якуты не умеют. Употребление флюсов им неизвестно. Руду ищут на поверхности земли, на берегах рек или добывают из неглубоки шахт и ям. Затем сушат ее и дробят на небольшие куски молотком. Излюбленные якутами руды: бурый и красный железняки и сферо-сидериты. Последним они отдают предпочтение.

Якутский нож.

Для народностей, которые живут в основном охотой, нож является первейшим орудием вжизни. Старики-охотники говорят: «В тайге лучше остаться без ружья, чем без ножа». Хороший нож для Саха — самый близкий и верный друг. Поэтому якутские мастера по металлу и кузнецы испокон веков славились искусством выплавки железа (притом плавили его, минуя чугунный процесс) и изготовлением из стали орудий труда, охоты и войны. Нож «Саха» является образцом, эталоном древнейших разновидностей таких изделий, это доказано археологическими исследованиями. До сих пор якутский нож сохранил первоначальный внешний вид, геометрические параметры и размеры.Ножи «Саха» по стилю изготовления и применению подразделяются на двенадцать разновидностей:1. Ойуу бысыччата — нож для нанесения узоров на деревянных изделиях. Длина клинка 3-5 см.2. Отосут бысыччата — нож лекаря, знахаря, с очень тонким и острым концом лезвия. Длина клинка 3 -7 см.3. Уол ого кыччанар бысыччата — ножик для мальчика. Длина клинка 7-11 см4. Дьиэ — уот бысага — домашний нож. Длина клинка 9- 14 см.5. Табасыт быса6а — нож для разделки туши оленя, острие ножа очень тонкое и клювообразное. Клинок тонкий, можно сказать, «нежный». Длина клинка 9-12 см.6. Кыра булт бысага — малый нож охотника. Длина клинка 9-14 см. Закалка мягкая.7. Балыксыт бысага — нож рыбака. Клинок широкий, обух тонкий, острие чуть загнуто к верху. Ручка набирается из бересты.8. Булт бысага — охотничий нож. Длина клинка 15-18 см.9. Мас уусун бысыччата — нож краснодеревщика. Для вырезания фигурных частей мебели и других деревянных изделий. Длина клинка до 12 см.10. Мас уусун бысага — нож краснодеревщика. Для обработки крупных деталей, с широким, тонким лезвием. Крепко закаливается.11. Бадаайы — нож крупного размера. Длина клинка до 25 см.12. Боло бысах — еще крупнее и тяжелее, длина клинка до 30 см. Эти два вида ножей длинномеры, предназначены для тяжелых работ. Например, для разделки крупных зверей, для прорубания льда, для рубки тальников, порослей и т.д..Отличительной чертой якутского ножа является наличие выборки на лезвиях. Есть два вида дола:а) короткий, тонкий; б) широкий, во всю длину лезвия.Для чего предназначены эти желоба?1. В старину, когда кузнецы сами добывали железо, сырье было очень дорогим, поэтому его старались беречь, вытягивая в ширину лезвие, образовывая дол.2. В экстремальных условиях, при  50-60 — градусном морозе, когда нож не имеет желоба, его почти невозможно точить и править, а лезвие с широким долом тонкое, очень острое и за счет этого при необходимости легко и быстро правится.3. При разделке туш лезвие с широким желобом соприкасается с мясом в основном только тыльной стороной, углубление в лезвии ножа остается свободным, и шкура легко снимается за счет малой площади касания. Поэтому такой нож для охотника особо ценен.Якутские кузнецы

Нож «Саха» — один из древнейших видов орудия труда и охоты, удивительные клинки из глубины истории якутской земли, которые сохранили до нашего времени свои особенности по назначению, конфигурации и применению не только в повседневной жизни. По оценке специалистов — это реликвия народа саха. Кузнецы Саха сохранили старинные способы термообработки железа и стали. Секреты мастерства и огонь сердца передают молодым кузнецам с надеждой, что никогда слава якутских мастеров — ножевиков — не померкнет. Теперь трудятся молодые мастера, такие, как кузнец Сарыал Константинович Билюкин. Поддержкой ему и опорой в начинании этого благородного и в то же время таинственного по сути ремесла были и есть известные мастера своего дела кузнецы Владимир Константинович Сушко и Борис Федорович Неустроев. Эти люди готовы в любой момент поддержать молодого кузнеца и словом, и делом. Их уроки и упорная, вдумчивая работа Сарыала не прошли даром. На международных выставках члены оргкомитета неоднократно отмечали призами и грамотами его изделия. Среди поклонников и любителей ножевых изделий его работы пользуются спросом, и это еще одно подтверждение того, что дело, начатое предками, в надежных руках. Пусть кузнечные меха сильнее подают тугую воздушную струю в горн, и огонь синим пламенем пылает в века, раскаляя сталь, которая превращается под умелыми действиями мастера в чудо изделие.

Якутские кузнецыЯкутский топор.

Тунгусам она не знакома и нет преданий, указывающих на что-нибудь подобное. Наоборот, есть указание на заимствование последними. Георги говорит по этому поводу: «Между лесными тунгусами есть и кузнецы; но других ремесленников нет никаких. Наковальня, молот, терпук, клещи, которые они, как и само железо, выменивают на мягкую рухлядь у собирающих подушим оклад казаков, раздувальные мехи из тюленьих кож, подобные нашим не выключая и самого мешочка с угольем, тяжестью вообще не больше как полпуда: почему всякий кузнец весь свой прибор может носить с собой под пазухой». Между тем о якутах тот же Георги говорит: «…они умеют плавить железо и изрядно куют из оного разные надобности; а особливо искуси в том вилюйские кузнецы». Еще раньше у Штраленберга в книге, изданной в 1730 году, находим заметку, что «у якутов котлы имели дно железное, а бока из березовой коры и все это так устроено, что ни вода не проливается, ни огонь боков не сжигает». Кроме острия стрел, по-видимому, одинаковых у инородцев всей Сибири, есть у якутов и другие железные орудия, сохранившие до сих пор свои древние, оригинальные формы. К таким принадлежит якутское военное копье батас. Лезвие его длиной в три четверти с лишком аршина, с прямой, тупой спинкой, с острым концом, посередине слегка расширяющимся, так что острие образует ломаную линию. Ширина его у деревца 1 1/4 , а в самом широком месте 1,1/2 дюйма. Толщина 1/8. Его березовая ручка к концу становится толще. У лезвия она не толще 1 в диаметре. Нередко она обернута скотскими сухожилиями, обклеена черненой кожей и украшена с обеих сторон двумя узкими продольными полосками белой бересты. В общем, батас красивое, легкое боевое оружие, некогда любимое якутами. Им можно и колоть и рубить. Точно такое их охотничье копье, батыях отохан, только острие его поменьше и пошире. Лезвие копья нередко гравировано, украшено простой, но изящной резьбой, медными и серебряными насечками. Их особенность заключается в том, что острия их сточены с правой стороны, между тем как у остальных режущих инструментов, включая топор и косу, якуты стачивают левую сторону. Красивы также, но редки железные мечи, болат. Не менее древний по форме якутский топор, сюге. Несмотря на совершенно одинаковое название с монгольским — сугэ, он сильно от последнего разнится. Он узок, в 2,1/2 — 3, ровен, с тонким обухом, без бородки и обушной закраины, с прямым тонким острием. Эти признаки, а также размеры сильно сближают его с бронзовыми сибирскими топориками позднейшего периода. Бородка, обушные закраины, закругленность острия и большая его против обуха ширина, встречающиеся теперь все чаще, по сознанию самих якутов, позднейшие русские нововведения. «В старину топоры были еще уже и еще меньше; рубили ими, точно долотом долбили», — передавали колымские якуты (1883 г.). «В старину топоры были узкие и было их несколько родов, а у всякого особое название» (Намек, ул., 1890 г.). Узнать названий мне не удалось. Маак говорит про два топора: чиёсля и адалха; оба, с поперечными к черенку, полукруглыми остриями употребляются для выдалбливания лодочек и чашек. Такой же топор с узким, прямым острием видел в Якутском округе. Его там употребляют для продалбливания дыр в столбах. Но из всех якутских металлических инструментов самого большого внимания заслуживает, несомненно, якутский нож. Он небольшой, редко длиннее 4 и редко шире 1\2. Спинка его тупа; прямая, от 3 до 5 линий толщиной. Конец острый, пальмовидный. Лезвие слегка выгнуто. Сточена у него всегда левая сторона, подобно большинству виденных мной древних курганных сибирских ножей, и, подобно им же, правая сторона у якутских хороших клинков слегка вогнута. В последнее время с этой стороны стали делать якутские мастера желобок. Хвост, который вбивается в деревянный или костяной черень, вдвое короче лезвия. Обыкновенно хвост помещается посередине лезвия, образуя два плечика, но я видел ножи, где хвост оттянут в одной линии с острием и плечо одно. Якутский нож, по-видимому, есть образец совершенно особых сибирских ножей. На юге Сибири он не встречается; буряты, монголы, урянхайцы употребляют кинжаловидные ножи, ручка которых плоска и такой же почти ширины, как лезвие. Оправа ручки состоит из двух половинок, приклепанных или привязанных к черенку, совсем как у бронзовых ножей этого типа. Только самодельные ножи минусинских татар имеют некоторое сходство с якутскими. В последнее время русский фабричный нож всюду в Сибири вытесняет самобытные инородческие клинки. Якуты да поры до времени составляют исключение. Качество добываемого ими железа вполне соответствует форме и употреблению большинства их орудий, что и удерживает орудия эти в обращении. Предположение, что добыча железа позаимствована якутами у рус¬ских, неосновательна. Возможно только, что под влиянием железоплавильных казенных заводов на реках Тёре и Батоме, существовавших в 1730 году, изменились у якутских плавильщиков этой местности и форма и размеры горна, что они позаимствовали некоторые приемы. В основе якутское железоплавильное дело осталось таким же, каким оно было до пришествия русских, и, по-видимому, они его принесли с юга. Его опи¬сывает Георги в таких выражениях: «В плавильном их снаряде составляют всю разность, в отношении к абинцкому плавлению, одни только раздувальные мехи…» (Часть 2, с. 174). Об абинцах же он говорит: «Плавильное их заведение едва ли может быть простее. Плавильная печь делается в зимней хижине и состоит в гемисферическом на пядень углублении глинистого пола в избе, у которого находится на одной стороне для действия двумя мехами небольшое отверстие. Яма покрывается круглой горбатой вьюшкой из глины, у которой в самом верху есть отверстие пространством дюйма в два. Когда плавят, то наполняют печь такими мелкими углями, какие только сквозь отверстие проходить могут, и оные поджигают. А как они совсем разгорятся, то при беспрестанном раздувании мехами бросают попеременно сквозь отверстие в печь то угли, то по небольшому количеству истолченной мелко руды. Часа в полтора выходит руды около трех фунтов. Вскрывши печь, очищают они переплавленную руду от огарков биением оной деревянными поленьями. Из выплавленного таким образом железа куют они на каменных наковальнях железными молотами железцы к стрелам и заступы; больше же продают невыделанного железа российским кузнецам…» (с. 163). Все приемы, включая «биение поленьями» и продажу криц на сторону, остались у якутов и посейчас те же. Впрочем, есть у них следы еще более древних приемов. В Намском улусе я записал следующее предание: «Железо, медь, серебро мы, якуты, считаем за слезы (харах ута) невидимых существ (абасы). Они рассыпаны по земле, и люди, блуждая по рекам, находят эти камни» (Намск, ул., 1890 г.). Богатый старик Капитон, живший в местности Туруялах в III Баягантайском наслеге, в то время, когда я там жил, ежегодно посылал после убыли воды на берег Алдана своих малолетних внуков отыскивать «железные камни».

Якутские кузнецыЯкутское ружье

Мастера, выплавляющее железо, обыкновенно селятся недалеко от залежей руды. Они редко занимаются дальнейшей обработкой криц; обыкновенно отсылают их на продажу в город или перепродают на месте другим, настоящим кузнецам. Якутская кузница до сих пор осталась подвижной кузницей кочевника, а якутский кузнец — бродячим мастером, охотно перебирающимся из одной местности в другую, из юрты в юрту, то по вызову богатых работодателей, то по личному усмотрению. Главные его инструменты: мех, кёрт, наковальня, кыстык, клещи, кытыгас, молот, напилок, иги. Все эти вещи и посейчас очень схожи с теми, которые изображены в монгольской кузнице XVIII столетия Палласом. Мехи их вставляют, так же как и у древних монголов, кожаные мешки из кой кожи, сшитые так, что формой они чрезвычайно напоминают кожу, снятую чулком с кобыльего зада; два рукава этих мешков привязываются общей двугорлой деревянной втулке, жерло которой вложено в переднюю стенку горна. Между двумя мехами садятся помощник кузнеца, его жена, сын, чаще всего сам заказчик и дуют, обеими руками попеременно поднимая и раскрывая пальцами отверстие одного меха и я и опуская одновременно другой мех, так что струя воздуха получается непрерывная. Работа якутским мехом требует некоторого навыка, но почти каждый взрослый якут умеет с ним справляться. Воздуха дает такой мех много, но невысокой плотности; отверстие его жерла широко, что мешает сосредоточить накаливание на небольшом пространстве. Мелкие вещи плохо свариваются при действии этими мехами: горят; большие требуют другой пары мехов. Уже кусок в десять фунтов не может быть доведен до плавления без работы четырех мехов одновременно. Кроме того, якутские мехи требуют чуть ли не вдвое больше времени в сравнении с русскими кузнечными мехами для получения таких же результатов. Зато они без всякого затруднения раскладываются и примащиваются ко всякому камельку или даже просто во дворе. Горно представляет узкую рытвину в 3 — 4 дюйма шириной, перпендикулярно к которой посередине пристроены мехи. В правое устье желоба, считая от мехов, обыкновенно кладут подлежащее ковке железо, левым выбрасывают  золу и шлаки. Горно всегда полно угля. Уголь употребляется древесный, легкий и мягкий, с массой головешек. Получают его, сжигая на воздухе сложенное в клетку сухое дерево и заливая жар водой. Куют якуты обыкновенно сидя, на маленьком стульчике, на корточках перед низенькой небольшой наковальней. В два молота куют чрезвычайно редко, а тому, что можно ковать в три и четыре молота, не верили. Большинство виденных мною якутских молотов формой напоминало монгольский топор с сильно развитым обухом. Бородка их иначе заправлена, чем в наших молотах, она обыкновенно оттянута вдоль черенка Приемы и инструменты якутских мастеров очень первобытны, тем не менее они справляются со своими грубыми инструментами прекрасно и при их помощи сваривают довольно удачно ружейные дула. Впрочем, искусники в каждом улусе перечет; средний же якутский кузнец не отличается особенно чистой работой и должен быть поставлен значительно ниже среднего русского кузнеца. Железо до степени сварки якуты доводят неохотно, отчего оно в работе часто пленится и щепится.

Шов сварки всегда почти заметен, и сила сцепления его слаба. Для флюсов при сваривании употребляют, как и русские кузнецы, белый кварцевый песок. Закаливают предметы, погружая их в холодную воду со льдом; для большей крепости иногда перед нагреванием посыпают их порошком слабо пережженного рога и соли. Отпуск по цветам им незнаком, и если отогревают иногда закаленные предметы, то определяют их мягкость, пробуя напилком. Ввиду прекрасного навыка некоторых распознавать качества данного материала по его наружному виду, излому, цвету нагрева якуты с закалкой особенно своей стали справляются сносно; они делают из нее напильники, удачно закаливают топоры, ножи, долота, пешни, копья и т.п. Не умеют только калить и ковать ружейных и всяких других пружин. До недавних пор не умея также нарезывать винты и сверлить железо. Винторезки все сплошь у них покупные, а винт зовется бинт или нучче суола — русская дорожка. Коловорот, бур, пьерка, сверление железа вызывали всегда удавлен среди верхоянских и колымских кузнецов, хотя между ними есть и хорошие мастера. На юге сверление железа практикуется, но тоже редко якуты предпочитают железо пробивать. Сверлить железо им трудно еще и потому, что нужные для буров высшие сорта стали (гушталь) им незнакомы; я убедился, что они не умеют ее обрабатывать, всегда прогревают и жгут. Не знают они также чугуна, и я помню недоумение и ужас одного кузнеца, когда принятая им по ошибке за железную чугунная дужка, согретая в горне, рассыпалась под молотом в кашицу. Только там, куда проникла русская печка, а вслед за ней русский чугунный горшок, они знают этот металл и зовут его джугун. Если нельзя сваривать железных предметов, то для их соединения якуты употребляют как припой красную или желтую медь, реже серебро. При спаивании употребляют буру, а за неимением ее — жидко разведенную глину. Склепывают якуты предметы очень неумело. На заклепки употребляют по большей части трубочки свернутой жести. Я не видел ни одного, который умел бы делать настоящие заклепки; они все-таки прекрасно понимают превосходство настоящих заклепок, и моя заклепочная машинка всегда среди них вызывала зависть. Жестянщики якуты тоже неважные. Паяют оловом грубо и толсто. На севере даже лудят паяльником; на юге для растирания олова употребляют заячьи лапки, куски кожи и т.п. Паяльник у них обыкновенно железный; как облегчающие спаивание вещества употребляют нашатырь, стеарин, воск, лиственничную смолу (камедь). Жестяной посуды не делают; даже дно и заплаты вставляют до того неумело, что всегда после починки якутские хозяйки принуждены замазывать щели тестом.

Заключение

В Якутии решили возродить древнее кузнечное дело предков. Его изучение введут в школах республики, а эксклюзивные изделия местных мастеров будет закупать комитет по драгметаллам и драгоценным камням региона. Кроме того здесь организуют выпуск альбомов, книг и фильмов об уникальном ремесле народа саха, сообщило в Якутске управление пресс-службы правительства республики.В ходе встречи главы Якутии Егора Борисова с кузнецами было подчеркнуто, что произведения местных умельцев это такое же уникальное явление, как признанный ЮНЕСКО героический эпос Олонхо. В условиях современного рынка и товарного производства искусные творения народа — якутский нож и якутский хомус /варган/ — следует рассматривать как штучный национальный товар и произведение искусства, сказал глава региона.В обсуждении приняли участие около двух десятков мастеров-кузнецов из семи районов республики и города Якутска. Говорили о необходимости приобретения металлургической печи для изготовления булатной и дамасской стали и оборудования для кузнечного дела, о создании программы по изготовлению хомуса, включении якутского ножа в число подарков, вручаемых главой республики

На встрече с главой республики другой признанный народный мастер, член Академии духовности Якутии Борис Неустроев отметил, что народ саха выжил и освоил эти необъятные суровые северные земли благодаря тому, что имел мастеров, умеющих плавить железные руды, производить железные орудия труда, охоты и быта. А сегодня якутские кузнецы свободно владеют современными технологиями малой металлургии и металлообработки, оборудованием с компьютерным оснащением. Теперь мастера хотят создать эталонный фонд якутского кузнечного дела, а также открыть в Якутске высокотехнологичный инженерно-технический центр по обработке металлов.Егор Борисов поручил ведомствам республики принять Программу развития кузнечного дела в Якутии, помочь народным мастерам в деле освоения высоких технологий и организации новых производств. Он объявил об установлении грантов по 500 тыс рублей за развитие кузнечного дела в республике.

Использованная литература

Р.К. Маак «Вилюйский Округ». Москва, 1994

К. Д. Уткин «Черная Металлургия Якутов второй половины XIX-начала XX вв». Якутск, 1991

Васильев Николай Иванович, Лхагвасурэн Сэрээтэр «Тюрский мир: Монголия и Якутия». Улаанбаатар, 2007

Н.Д. Архипов «Древняя Якутия». Мирный, 1994

В Якутии возродят древнее кузнечное дело

http://russiaforall.net/newsitem.jsp?newsid=763

Якуты выплавляли железо из руды http://otvet.mail.ru/question/65952721

Поднять престиж якутского ножа – это наш долг http://www.yakutiashop.ru/page/page11.html

Кузнечный промысел Якутов http://www.sakha-info.ru/?news=2987








sitemap
sitemap