Жизнь замечательных людей Александр Евгеньевич Ферсман



Александр Евгеньевич Ферсман (1883-1945)

Написать реферат об академике ферсмане

Есть люди удивительной судьбы — счастливой и трудной. Они сделали очень много для людей, для науки. Их имена знает мир.

К таким людям относится ученый, геолог, путешественник, писатель — наш соотечественник — Александр Евгеньевич Ферсман. (1883-1945)

Вся его жизнь была посвящена изучению, поиску камней, минералов.

Благодаря его труду открывались новые месторождения полезных ископаемых, появлялись шахты, поселки, города. Он стал знаменитым академиком, написал полторы тысячи ученых работ, воспитал много учеников, открыл несколько институтов по изучению камня.

А как же стал Ферсман ученым, откуда у него такая любовь к камню? Родился Саша Ферсман 8 ноября 1883 г. в Петербурге. Отец у него был военным, генералом. Мать знала естественные науки, любила музыку, поэзию. Брат матери — дядя Саши был известным профессором-химиком.

Детство у Саши прошло в Одессе. Каждое лето семья ездила отдыхать в Крым, в небольшой поселок Тотайкой, где у дяди был дом. И вот там, когда мальчику было 6 лет, и зародилась любовь к камню. Сначала он с мальчишками просто собирал красивые крымские камешки. Но однажды нашел на чердаке старую, покрытую пылью коллекцию камней. Она удивила и покорила его сердце. Потом он напишет: «…камень владел мною, моими мыслями, желаниями, даже снами… какая-то детская любовь к камню, красивому чистенькому кристаллу с аккуратно наклеенным номерком и чистенькой этикеткой».

Если вы возьмете книгу Ферсмана «Занимательная минералогия», то на ее страницах прочитаете о его детстве и о том, как он пристрастился к собиранию камней. В 12 лет мальчик уже серьезно записывал наблюдения за камнями.

Окончив с золотой медалью гимназию, поступил в Одесский университет, чтобы изучать геологию. Но чуть было не бросил учебу, так скучны были лекции, учебники. Потом он понял, что «не наука мертва, а учебное ее изложение». К счастью, отца переводят в Москву, и Саша переводится в Московский университет. Его преподавателями стали талантливые педагоги-ученые — Александр Петрович Карпинский, Владимир Иванович Вернадский. Саша Ферсман подружился с В.И. Вернадским, несмотря на разницу в 20 лет.

Учился Ферсман хорошо, был награжден золотой медалью за научную работу, проходил практику за границей. В 35 лет Александр Ферсман стал академиком.

Любовь к камню Александр Евгеньевич пронес через всю жизнь. Для него не было камней — замарашек, в каждом камне он видел красоту, знал историю камня, относился к камням как к живым существам. Он практически знал все камни на свете, не случайно Ферсмана называли «Богом минералогии».

В нашей стране Ферсман был, наверное, везде: от Кавказа и Кольского полуострова до Дальнего Востока. Он себе даже придумал норму — в год проделывать по земле, над землей не меньше сорока тысяч километров — длину экватора. А в некоторые годы он эту свою норму значительно превышал.

Он мог собраться в любую экспедицию за 10-15 минут. У его жены Екатерины Матвеевны было несколько списков: что собрать в дорогу мужу, если ему предстоит ехать, лететь (а он сам умел водить машину, самолет) на юг, на север, в горы, в пустыню, зимой, летом…

Но самые дорогие места на карте страны для Ферсмана были: Хибины, Средняя Азия, Урал. В Хибинах (на Кольском полуострове) он с товарищами открыл самые большие в мире залежи апатитов, нефелинов, медно-никелевых руд. Без этих находок не могли развиваться в стране ни сельское хозяйство, ни промышленность. Он давал сам названия речкам, горам. По следам Ферсмана в Хибинах появились города: Мончегорск, Хибиногорск… В пустыне Каракумы экспедиция Ферсмана открыла серу.

Много сил и времени Ферсман отдал поискам и изучению минералов на Урале. Все, кто живет На Южном Урале гордится тем, что у нас есть Ильменский заповедник — единственный в мире минералогический заповедник. Но, если бы не Александр Евгеньевич Ферсман, Владимир Иванович Вернадский и другие ученые, то заповедника могло бы не быть.

Еще в 1911 году на Урал была послана экспедиция Академии наук. Должен был приехать и Ферсман, но в это время у него умирает первый сын. И только через год Ферсман попадает на Южный Урал. И когда он увидел, что такое копи у Ильменских гор, какое богатство расхищается уже не один десяток лет, они с Вернадским обратились ко всем ученым России: «Пока не поздно, пока не заросли лесом последние копи, пока не обвалились последние шахты и еще копаются старые копачи, необходимо русским минералогам обратить серьезное внимание на эти месторождения…»

В 1914 г., когда началась первая мировая война, было трудно и тревожно, но ученые собирались по вечерам на балконе школы у старой станции «Миасс» и мечтали о будущем Ильмен. Ферсман мечтал увидеть на вершине Ильменской горы дворец-курорт, куда можно было бы добраться по канатной дороге, чтобы там люди могли отдыхать, любоваться сверху красотой этих мест. А под горой должен быть музей минералов, лаборатории для ученых, библиотека. Не все мечты исполнились, но ученые добились, что в самые трудные годы страны (шла Гражданская война), В.И.Ленин подписал в мае 1920 г. Указ о создании Ильменского минералогического заповедника. Ферсман был одно время директором Заповедника, очень много сделал, чтобы у подножья Ильменской горы родился научный центр по изучению подземных богатств. Именно там сейчас создан прекрасный музей, в лабораториях работают ученые, изучают камни.

Александр Евгеньевич очень любил Ильмены, называл заповедник «Минералогическим раем», писал о нем в своих книгах: «Нигде меня не охватывало такое чувство восхищения перед богатством и красотой природы, как на амазонских копях Ильменских гор. Глаз не мог оторваться от голубых отвалов амазонского шпата… Я не мог скрыть своего восторга перед этим богатством..». «Кто из минералогов не мечтает посетить этот минералогический край, единственный на земле по богатству, разнообразию и своеобразию своих ископаемых мест?». Ферсман был связан с заповедником 30 лет!

Удивительно, как Ферсман все успевал! Как будто он прожил не одну, а несколько жизней. Можно было подумать, что он видит землю насквозь, открывая месторождения одно за другим.

Обладая талантом организатора, Александр Евгеньевич одновременно был Вице-президентом Академии наук и директором нескольких институтов, музеев. А вот, что такое быть директором минералогического музея, говорит один пример: Ферсману надо было перевезти все музейное каменное богатство из Ленинграда (Петербурга) в Москву. Для этого пришлось погрузить и потом разгрузить 47 вагонов камней!

Ферсман организовывал государственные и международные совещания, конференции. И это при том, что он очень много времени проводил в «поле» (в экспедициях), в которых проявились все черты его характера: огромная работоспособность, уменье работать в тяжелейших условиях, человечность. В экспедициях он всегда шел впереди, что было самым трудным. Никому не давал нести свой рюкзак, а в нем не меньше 20-30 килограммов!

Ферсман ввел свои правила в экспедициях: не спать во время коротких остановок (потом невозможно человека разбудить). Пели песни, чтобы не заснуть после тяжелого перехода. Переходили с места на место в основном в дождь (во время дождя нельзя было работать с камнем). Любимое выражение Ферсмана: «По коням!», даже, если никаких коней в экспедиции не было.

Труд геологов еще со времен Петра 1 не случайно приравнивается к тяжкому воинскому труду. Особенно тяжелы были первые экспедиции после революции и гражданской войны. Самые трудные экспедиции у Ферсмана были в Хибины, которые тогда были совсем не изучены.

У экспедиции не было точных карт, снаряжения, одежды, обуви…Вместо радиосвязи только «Ау!». Холодно, ветер, ледяные потоки. Ноги замотаны мешками. Голодно. Тяжелый груз — образцы пород. Но самое страшное -мошкара, комары. От них не было спасенья: лица и руки опухали, кровоточили… А в песках Каракумов экспедиция проделала 250 километров на верблюдах, чтобы найти серу. Днем жара, ночью холод. Однажды три дня они были без воды. Чуть было не погибли.

Сохранились фотографии Ферсмана во время экспедиций. Его можно было бы принять за бродягу, за бомжа: обросшее щетиной лицо, рваная кожаная куртка, когда-то давно подаренная отцом, рваные об камни брюки, на поясе закопченный чайник, геологический молоток, на шее бинокль, лупа; карманы полные бумаг, рюкзак набит камнями, в руках палка…

Трудно представить, что это знаменитый ученый, академик! Ферсман был удивительно неприхотлив: он мог работать в любых условиях: в палатке, в вагоне, в лодке… У него не было ни времени, ни охоты думать о житейских неудобствах. Он мог спать на земле. Подушку ему заменял кулак, книга, мешок. Много лет он не знал, что такое отпуск, выходные дни. И только в последние годы такая жизнь заставила его и лежать в больницах, и бывать в санаториях. Кроме того, у него была врожденная болезнь печени, от чего рано умерла мать. Иногда в походе он во время приступа сам не мог слезть с лошади, его снимали, укладывали, отпаивали лекарствами.

Он был очень добрым человеком, делился своими идеями с другими учеными, тратил свои деньги на экспедиции, раздавал музеям и институтам свои книги. За свою жизнь Ферсман собрал 90 коллекций камней со всего света и все их отдал музеям. Александр Евгеньевич держал в руках драгоценнейшие и редчайшие камни, и ничего никогда не брал себе. Единственный камень был у него дома: на его письменном столе лежал огромный кристалл горного хрусталя величиной с конскую голову.

Ферсман любил не только камни, но и людей, и театр, и книги, и песни, и музыку. Он знал разные языки (немецкий был его родной язык), хорошо рисовал, особенно карикатуры. Жил ярко, интересно, умно. Он не любил и боялся только безделья.

И люди любили его, тянулись к нему. За высокий рост, полноту, стремительную походку его называли «шаровой молнией». Он говори «Природа для того и сотворила меня шаром, чтобы я всегда куда-нибудь, катился».

А в экспедициях его называли «солнышком». С ним всегда было весел интересно, тепло. Членов экспедиции называли «ферсманята» даже придумали. про Ферсмана веселую песенку, где были такие слова:«Там, там по горам Ходит сам гиппопотам…».

Александр Евгеньевич делился своей любовью к камням и людям не только в экспедициях Он много рассказывал взрослым и детям по радио, на лекциях, беседах. Жаль, не сохранилось магнитофонных записей его речи. Говорят, он был таким интересным рассказчиком, что на его лекциях «яблоку негде было упасть». Он никогда не читал по бумажке. Не отказывался писать и для детей в журналах «Мурзилка», «Пионер», «Юный техник».

Ферсмана очень любили дети. Где бы он ни по являлся, его сразу окружала детвора, ходила за ним по пятам, таскала ему камни. За большой рост ребята называли Ферсмана «Дядя Слон». О самом сложном и неразгаданном он умел говорить увлекательно и, естественно, он стал писать для детей.

Первой его книгой стала «Занимательная минералогия» (Ферсман очень любил занимательные книги по математике И.Перельмана). Свою книги Александр Евгеньевич написал как увлекательный роман, как своеобразную геологическую, минералогическую энциклопедию, где читатель очень много узнает о камне, его жизни, красоте, нужности людям. В книге такие неожиданные названия глав: «Съедобные камни», «Диковинки в мире камня». Есть глава том, как собирать минералы, составлять коллекцию.

Книга рассказывает и о самом Ферсмане, о тех людях, которые тоже всю жизнь занимались камнями: горщиках, старателях, ученых. Чего стоят страниц об Андрее Лобачеве — нашем земляке, о Хрисанфыче (Южакове) — уникально уральском знатоке камня! Нам с вами особенно интересны страницы об Ильменах, истории заповедника.

«Занимательная минералогия» только при жизни Ферсмана издавалась двенадцать раз, а еще и потом были издания!

Ребята много писали Ферсману (Кстати, ученый на все письма отвечал). Хорошо, что эти письма сохранились. Письма говорят о том, как ребятам нравятся книги Ферсмана, какие важные вещи ученый им рассказал. Вот короткие строчки из одного письма: «Эта книга первая рассказала мне, кем хочу быть».

Ферсман переписывался с Сережей Капицей, (который потом стал знаменитым ученым, его видим по телевидению).

А вот письмо Александра Шмидта — кандидата геолого-минералогических наук (оно было написано позже): «Я учился тогда в шестом классе, мне подарил книгу в малахитово-зеленом переплете, на котором отблескивающими медь буквами было написано «Занимательная минералогия»… С того памятного времени жизнь моя невозвратно изменилась. И вот уже четверть века я вожусь с камнями…»

«Занимательная минералогия» была первой книгой в целой библиотечке книг, которую посвятил ученый детям и подросткам. Второй была «Воспоминания о камне». Было много начато, задумано, но началась война. И только после войны, когда Александр Евгеньевич уже умер, его ученики подготовили к печати другие его книги. Так появились «Путешествие за камнем», «Занимательная геохимия», «Рассказы о самоцветах»…

Все эти книги рассказывают школьникам не только о камнях, но и о связях всего в природе, о нашей земле, о нашем крае. Причем все это «из самых первейших уст», от человека, который сам прошел тысячи километров, сам был исследователем камня, сам фотографировал для своих книг. И не скрывал в своих книгах ни своего участия поисках, ни тех трудностей, которых очень много у геологов.

Книги Ферсмана так увлекали ребят, что многие стали потом геологами. Особенно это заметно у нас, на Южном Урале, настоящем геологическом крае, где есть (в Челябинске, Миассе) геологические музеи. Во многих наших городах и районах есть кружки юных геологов. А в Челябинске очень интересную работу ведет единственная в стране областная станция юных геологов.

Очень жаль, что книги Ферсмана давно не переиздаются. Но, как драгоценные камни со временем не теряют своих твердости и блеска, так и книги Ферсмана не теряют своего значения.

Продолжим рассказ о жизни Александра Евгеньевича, о последних его годах.

Когда началась война, ему пришлось уехать из Москвы на Урал, в Свердловск (Екатеринбург), принять на себя руководство Уральского филиала Академии наук. Он очень много занимался сырьем для военной промышленности, писал научные работы: «Геология и война», «Минералогия Урала».

В разгар войны, в мае 1942 года, Ферсман приехал в Ильменский заповедник. И там произошел разговор, который подтвердил еще один его дар -дар предвиденья. Вспоминает наш земляк, он тогда был еще мальчишкой. С отцом и Ферсманом в одной лодке он переплывал Ильменское озеро. И спросил у Ферсмана, когда кончится война. Ферсман ответил: «Года через три». Потом подумал и уверенно сказал: «Да, через три года». И надо же было так точно рассчитать, ровно через три года, в мае 1945 года война кончилась.

А в 1943 году Ферсману исполнилось 60 лет. Он отказался от празднования. Но ему прислали из Англии самую высокую в мире геологическую награду — медаль Волластона. Из редчайшего металла — палладия. И, конечно, Александр Евгеньевич получил массу писем от соратников, учеников, друзей и от читателей-детей. Одно письмо ему понравилось особо. Мальчик из Сибири ему написал: «Дорогой Александр Евгеньевич! Сегодня мне очень грустно, потому что я узнал, что Вы уже старый».

Война шла к концу, как вдруг умирает самый дорогой друг Ферсмана Владимир Иванович Вернадский. Это потрясло Александра Евгеньевича, обострились его болезни, сказались многолетние перегрузки, он слег, но и в больнице, и в санатории начал писать книгу о Вернадском, о дружбе длиною в 40 лет.

Он дождался победы. 9 мая радовался со всеми, что кончилась война, а 20 мая умер (на 62 году жизни). Похоронен Ферсман в Москве, на Новодевичьем кладбище рядом с Вернадским.

С тех пор прошло больше 50-ти лет, но слава академика, геолога, путешественника, писателя Александра Ферсмана не меркнет. Люди помнят, сколько он открыл месторождений. Сколько появилось городов, поселков, рудников, институтов, музеев по результатам его поисковой работы.

Недаром есть институты и музеи, носящие его имя, есть минералы, названные в его честь: ферсмит, ферсманит.

Поселок в Крыму, где в детстве часто бывал Ферсман, теперь называется Ферсманово. В Ильменском заповеднике есть мемориальная доска, посвященная А.Е.Ферсману.

Нужны людям и его ученые труды, и книги для ребят. Живут его ученики и ученики учеников, продолжают его дело.

Книги А.Е. Ферсмана для школьников

Воспоминания о камне. — М.: Мол. гвардия, 1974.-176 с.

Занимательная геохимия. — Л.: Детгиз, 1954.-238с.

Занимательная минералогия. — Л.: Дет.лит., 1975.- 238с.

История одной тропы. -Л.: Детгиз, 1959.-109с.

Путешествие за камнем. — Л.: Детгиз, 1956.- 528с. Рассказы о самоцветах. -М.: Наука, 1974.-254с.

О А.Е. Ферсмане

Александр Евгеньевич Ферсман. Жизнь и деятельность. -М.: Наука, 1965.-478с.

Баландин Р. Поэт камня. -М.: Знание, 1982.-191с.-(Творцы науки и техники).

Баландин Р. А.Е. Ферсман: Пособие для уч-ся. -М.: Просвещение, 1982.-112с.-(Люди науки).

Баян О. Разведчик недр. — М.: Детгиз, 1951.-202с.

Буторина А. Ферсман на Южном Урале // Природа и мы. -Челябинск. ЮУКИ, 1983.-С.98-120.



Перельман А. Александр Евгеньевич Ферсман. -М.: Наука, 1968.-295с.

Писаржевский О. Ферсман. Повесть. -М.: Сов.писатель, 1967.-399с.

Разгон Л. Художник науки // Разгон Л. Живой голос науки. — М.: Дет. лит., 1970.-С.35-57.

Разгон Л. Дело всей жизни // Разгон Л. Семь жизней. — М.: Дет.лит.» 1992.-С. 179-205.








sitemap
sitemap