Живые страницы войны



Устный журнал «Живые страницы войны»

Внеклассное мероприятие, посвященное годовщине Победы в Великой Отечественной войне1941—1945 гг. Мероприятие носит интегративный характер, так как «устный журнал» — это переплетение прозаических и поэтических, танцевальных и музыкальных страниц. Главная цель мероприятия — воспитание у ребят чувства патриотизма, гордости за историю родной страны.

Учащиеся 1 класса читают стихи о войне:

Стираются лица, стираются даты,Порой ваша память не все сохранит,Но видят и нынче седые солдатыПриволжскую степь, черноморский гранит.

Пути фронтовые припомнятся снова,Лишь карт пожелтевших коснетесь рукой:Снега под Москвою, дожди под Ростовом,Апрельский туман за чужою рекой.

Какими путями прошли вы, солдаты,Какие преграды сумели сломить!Стираются лица, стираются даты —Военных дорог никогда не забыть!

ВТОРОЙ ВЕДУЩИЙ: 9 мая 2008 года, в 64-й раз наша страна будет праздновать День Победы в Великой Отечественной войне. Во многих городах прогремят салюты Победы.

ЧТЕЦ: Война… Суровее нет слова.

Война… Печальнее нет слова.

Война… Священнее нет слова

В тоске и славе этих лет,

И на устах у нас иного

Ещё не может быть … и нет…

ПЕРВЫЙ ВЕДУЩИЙ: В памяти народной и поныне живы безмерные страдания военных лет, безмерное мужество и доблесть народа.

День 9 мая 1945 года знает весь мир. Наша страна шла к этому дню 4 года.

ВТОРОЙ ВЕДУЩИЙ: 4 года шла война – это 1418 дней!

34 тысячи часов и 20 миллионов погибших людей!

Вы представляете, что это такое?

Если по каждому погибшему из 20 миллионов, в стране объявить минуту молчания, страна будет молчать…32 года!

20 миллионов за 1418 дней – это значит, 14 тысяч убитых ежедневно, 600 тысяч человек в час, 10 человек в каждую минуту.

Вот что такое 20 миллионов!

ПЕРВЫЙ ВЕДУЩИЙ: 1941 год. 22 июня был выходной. В 4 часа утра, войска фашистской Германии перешли границу нашей Родины, в Москве, Бресте, Киеве и других городах люди еще спали, многие были вдали от дома, в отпусках, на отдыхе. Война застала их всех внезапно.

Звучит песня «Вставай страна огромная» после куплета песня становится тише.

ВТОРОЙ ВЕДУЩИЙ: Враг был силен, шли ожесточенные бои, наши войска отступали с большими потерями, оставляя врагу города, села, деревни. Фронт все ближе и ближе подвигался к Москве.

ПЕРВЫЙ ВЕДУЩИЙ: Всю зиму 1941 г. шла битва за Москву. Наши воины отстояли столицу ценой многих жизней.

Победа под Москвой – была только началом разгрома фашистов на территории нашей страны.

Победа под Ленинградом, (сейчас это Санкт-Петербург).

Вокруг города сомкнулось кольцо вражеского окружения. Город остался без продовольствия, топлива и сообщения с другими городами. Около девятисот дней длилась блокада Ленинграда. Каждый день сотни и тысячи людей умирали от голода, замерзали на улицах и в неотапливаемых домах, погибали под бомбежками. Но ленинградцы, несмотря на голод, холод, болезни продолжали не пускать врага в родной город. Работали заводы, выпускающие снаряды, дежурили бригады добровольцев, спасавшие памятники, дворцы, дома от зажигательных бомб, которые фашистские самолеты тысячами сбрасывали на город. Блокада Ленинграда была прорвана, но впереди было еще много тяжелых боев.

……. Девочка читает дневник Тани Савичевой:

«Женя умерла 28 декабря в 12.30 ч. утра 1941г.

Бабушка умерла 25 января в 3 часа дня 1942г.

Лека умер 17 марта в 5 часов утра 1942г.

Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи 1942г.

Дядя Леша умер 10 мая в 4 часа дня 1942г.

Мама 13 мая в 7.30 ч. утра 1942г.

Савичевы умерли. Умерли все.

Осталась одна Таня…»

Под звук метронома младший ребенок выносит на подносе 250гр хлеба.

Мал.: 250 блокадных грамм. Для кого-то они стали единственной ниточкой, соединяющей с жизнью. Для кого-то эта ниточка оказалась слишком тонкой.

Средняя девочка и младший мальчик исполняют сцену «Воспоминания о блокаде».

Дев.: Смеркается. Мы лежим с Вовкой на диване в стылой комнате одетые и накрытые всем, что нашлось в квартире. Мы ждем маму, когда она придет с завода, мы будем есть. Лежать лучше всего неподвижно, чтобы не тратить на движение последние капельки сил. Но Вовка маленький, он не может долго лежать спокойно.

Мал.: Галь, а Галь! Расскажи сказку. Ну, пожалуйста, расскажи.

Дев.: Ладно, расскажу, если ты разрешишь мне подобрать твои крошки со стола после ужина.

Вовка долго молчит, он думает. Ему очень жалко крошек, которых у него почти что и не остается после еды. Но он маленький и ему очень хочется послушать сказку.

Мал.: Ладно, так уж и быть, подбирай. Давай рассказывай.

Дев.: И я уж ему за эти крошки!… Я уж ему такую сказку!…

И про царевичей, и про Кощея, и про Бабу-Ягу, и про Красную Армию, и про победу. И все пируют, едят-едят, сытно, много, долго, потом спят, потом совершают подвиги и опять едят, едят…

Очень-очень нравится, мне самой очень нравится эта сказка, и я увлекаюсь, все больше и больше, но вдруг вспоминаю, что Вовка слишком уж давно молчит.

Вовка, ты что молчишь, заснул что ли? Вов, Вовка, ну чего ты? Ну, скажи что-нибудь. Вовочка, ты, что так шутишь, не молчи, ты что, с ума сошел?! Миленький, ну ответь, сейчас мама придет, мы будем кушать… Вовочка, очнись, мне не нужны твои крошки, я тебе еще свои отдам! Вовочка, Вовочка! Я тебе полпайки своей отдам, хочешь? Всю отдам, не молчи, родной! Вова!…

Мал.: Ты чего кричишь, Галь? Я ничего, я слышу…

Дев.: Ну и ладно. Вот и хороший мальчик. Ты живи, понял? Не умирай. Это тебе такое важное военное задание. Понял?

Мал.: Да, Галя, я понял, я живу. ……. Дети средней группы исполняют танец под фонограмму песни Л. Утесова «На Берлин». На сцене мальчик и девочка средней группы.

Война оставила след почт в каждой семье. 27 миллионов своих сыновей и дочерей не досчиталась наша страна. Они не пощадили своей жизни ради нашей победы.

Разрушено 1710 городов и поселков, свыше 70 тысяч сел и деревень. Взорвано около 32 тысяч промышленных предприятий, 65 тысяч километров железнодорожных путей. Уничтожено то, что было создано трудом нашего народа. Выведены из строя заводы, фабрики. Затоплены шахты, истоптаны плодородные нивы.

Тяжелую войну вынес на своих плечах наш народ. Он проливал кровь, голодал, отдавал

Хатынь

Ни на одной самой подробной географической карте вы не найдете сегодня этой белорусской деревни. Она была уничтожена фашистами весной 1943 года.

Ванда Яскевич — одна из 149 сожженных жителей (единственная сохранившаяся фотография

Это произошло 22 марта 1943 года. Озверевшие фашисты ворвались в деревню Хатынь и окружили ее. Жители деревни ничего не знали о том, что утром в 6 км от Хатыни партизанами была обстреляна автоколонна фашистов и в результате нападения убит немецкий офицер. Но ни в чем не повинным людям фашисты уже вынесли смертный приговор. Все население Хатыни от мала до велика — стариков, женщин, детей выгоняли из домов и гнали в колхозный сарай. Прикладами автоматов поднимали с постели больных, стариков, не щадили женщин с маленькими и грудными детьми. Сюда привели семьи Иосифа и Анны Барановских с 9 детьми, Александра и Александры Новицких с 7 детьми; столько же детей было в семье Казимира и Елены Иотко, самому маленькому исполнился только один год. В сарай пригнали Веру Яскевич с семинедельным сыном Толиком. Леночка Яскевич вначале спряталась во дворе, а затем решила надежно укрыться в лесу. Пули фашистов не смогли догнать бегущую девочку. Тогда один из фашистов бросился за ней, догнав, расстрелял ее на глазах у обезумевшего от горя отца. Вместе с жителями Хатыни в сарай пригнали жителя деревни Юрковичи Антона Кункевича и жительницу деревни Камено Кристину Слонскую, которые оказались в это время в деревне Хатынь.

Ни один взрослый не смог остаться незамеченным. Только троим детям — Володе Яскевичу, его сестре Соне и Саше Желобковичу — удалось скрыться от гитлеровцев. Когда все население деревни было в сарае, фашисты заперли двери сарая, обложили его соломой, облили бензином и подожгли. Деревянный сарай мгновенно загорелся. В дыму задыхались и плакали дети. Взрослые пытались спасти детей. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом, люди бросились бежать, но тех, кто вырывался из пламени, фашисты хладнокровно расстреливали из автоматов и пулеметов. В огне заживо сгорели 149 жителей деревни, из них 75 детей до 16-тилетнего возраста. Деревня была разграблена и сожжена дотла.

Две девушки из семей Климовичей и Федоровичей — Мария Федорович и Юлия Климович — чудом смогли выбраться из горящего сарая и доползти до леса. Обгоревших, чуть живых их подобрали жители деревни Хворостени Каменского сельсовета. Но и эта деревня вскоре была сожжена фашистами и обе девушки погибли.

Лишь двое детей, из находившихся в сарае, остались живы — семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. Когда в горящей одежде, охваченные ужасом люди выбегали из горящего сарая, вместе с другими жителями деревни выбежала Анна Желобкович. Она крепко держала за руку семилетнего сына Витю. Смертельно раненая женщина, падая, прикрыла сына собой. Раненый в руку ребенок пролежал под трупом матери до ухода фашистов из деревни. Антон Барановский был ранен в ногу разрывной пулей. Гитлеровцы приняли его за мертвого.

Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень. После войны дети воспитывались в детском доме г.п. Плещеницы.

Единственный взрослый свидетель хатынской трагедии 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский, обгоревший и израненный пришел в сознание поздно ночью, когда фашистов уже не было в деревне. Ему пришлось пережить еще один тяжкий удар: среди трупов односельчан он нашел своего израненного сына. Мальчик был смертельно ранен в живот, получил сильные ожоги. Он скончался на руках у отца.

И.И. КаминскийА. БарановскийВ. Желобкович

Этот трагический момент из жизни Иосифа Каминского положен в основу создания единственной скульптуры мемориального комплекса «Хатынь»— «Непокоренный человек».

Трагедия Хатыни — один из тысяч фактов, свидетельствующих о целенаправленной политике геноцида по отношению к населению Белоруссии, которую осуществляли нацисты на протяжении всего периода оккупации. Сотни подобных трагедий произошли за три года оккупации (1941-1944гг) на белорусской земле.

А как поступал советский солдат, оказавшись на немецкой земле, по отношению к детям своего врага?

Это было в мае на рассвете,

Нарастал у стен рейхстага бой.

Девочку немецкую заметил

Наш солдат на пыльной мостовой.

У столба, дрожа, она стояла,

В голубых глазах застыл испуг,

А куски свистящего металла

Смерть и муку сеяли вокруг…



Тут он вспомнил, как, прощаясь летом,

Он свою дочурку целовал,

Может быть отец девчонки этой

Дочь его родную расстрелял…

Но сейчас в Берлине, под обстрелом,

Полз боец и, телом заслоня,

Девочку в коротком платье белом

Осторожно вынес из огня.

2 ведущий. — Отечественная война — это не только кровь, страдания и смерть, но ещё и взлёты человеческого духа, высшее мерило мужества, благородства верности.

1 ведущий- После тяжёлых боёв солдатам необходим был отдых, хотя бы и короткий, иначе невозможно выдержать чудовищное напряжение.

(исп. Песня “На безымянной высоте”).

2 ведущий.- Солдаты знали, что многих ожидает смерть — может быть, уже завтра. Но все же звучали на войне шутки, пелись веселые песни.

1 ведущий — Чувство юмора на фронте создавало хорошее настроение, облегчало трудности походов, поднимало дух солдат. Юмор рождался вопреки и наперекор опасности.

2 ведущий. — Каких только курьёзов не происходило с русским солдатом на войне, из каких переплётов выбирались. Аж дух захватывало!

(На сцену выходят все участники сценок и располагаются по своим местам).

1 сценка (два солдата сидят возле костра и ведут беседу).

1 солдат — А я расскажу, как я однажды за “языком” ходил.

Вот сижу я, значит, братцы.

Под покровом темноты.

Слышу шорох. Вижу братцы,

Немец лезет,

2 солдат — Но, а ты?

1 солдат.

— Но, а я конечным делом,

Притаился меж сосён,



Белый снег, и я, весь в белом.

Жду бандита…

2 солдат — Но, а он?

1 солдат.

— Ну а он. Ползёт по лесу.

Только вижу, я братцы.

Много, в том фашисте весу,

Как бугай он…

2 солдат — ну а ты?

1 солдат.

– Ну, а я по весу муха, как полезешь на рожон?

Ах ты, думаю, поруха,

Как с ним сладить?

2 солдат — Ну, а он?

1 солдат.

– Ну, а он всё ближе, ближе… вижу только я браты,

Брюхом он лежит на ложе,

Снег глубокий…

2 солдат Ну, а ты?

1 солдат.

— Ну, а я решил упрямо;

Взять живым его должен,

Автомат наставил прямо.

Будь что будет…

2 солдат — Ну, а он?

1 солдат.

— Ну, а он совсем уж рядом,

Норовит вильнут в кусты.

Водит, вижу, волчьим взглядом.

Подползает…

2 солдат — Ну, а ты?

1 солдат — Тут меня и осенило!

Взял я в бок одним прыжком.

И на фрица, на верзилу,

Прямо с маху сел верхом.

“Хальт”, — кричу, — не то стреляю!

Ходу, чертова душа!

И к затылку приставляю,

Свой заветный “пэ-пэ-ша”.

2 солдат — Ну, а он?

1 солдат — Куда ж деваться?

Подчинился мне, подлец,

И повёз меня он, братцы,

Как хороший жеребец.

Ох, уж утром было смеху!

Из лесочка под уклон

Так на пленном я и въехал

В свой гвардейский батальон.

Девочка: Милый папа!

Вот и кончилась война.

Все, что можно,

Из нас выжала она.

Очень страшно было,

Папа, тяжело.

Наше вчетверо

Уменьшилось село.

Только вот смотри –

Весна пришла опять.

Жизнь спокойную

Пора нам начинать.

Мальчик: Милый папа!

Приходи скорей домой.

Очень мама

Заждалась тебя, родной.

Плачет часто,

Но не явно, а тайком.

Все рубашку твою

Гладит утюгом.

Дев.: Папа милый!

Возвращайся поскорей.

Коль работать ты не можешь –

Не жалей!

Мы же сами уж давно

Не детвора,

Обучила нас

Военная пора.

Мал.: Мы и пашем, мы и сеем,

Мы и жнем.

За бригаду мы

работаем вдвоем.

Дев.: Я стирать могу, готовить,

Мыть и шить,

Братик может все,

Что хочешь починить.

Мал.: Возвращайся, милый папа,

Дорогой!

Пусть безрукий, пусть безногий,

Но живой! (О. Козлова)

Помните!

Через века, через года,-

Помните, о тех,



Кто уже не придет

Никогда-помните!

В горле сдержите стоны,

Горькие стоны.

Памяти павших,

Будьте достойны!

Вечно достойны!








sitemap
sitemap