Предания Восточной Сибири



МБОУ «Хоринская средняя общеобразовательная школа №1

имени Д.Ж. Жанаева»

Тема «Русские традиции и обычаи.

Предания Восточной Сибири»

Автор: Масленченко Анастасия Станиславовна,

ученица 8 «в» класса

адрес: с. Хоринск, ул. Пионерская, 37

телефон: (301-48) 23-3-29

Руководитель: Подобашина М.Н.,

учитель русского языка и литературы

адрес: с. Хоринск, ул. Фадеева, 66-2

телефон: 8-914-636-3810

2012 год

Оглавление:

Вступление………………………………………………….2

Основное содержание………………………………………3

Взаимная выручка Пугачева и Разина…………………..…6

Дружба Разина с Пугачевым………………………….….…7

Как солдаты Суворова в Сибирь попали……………………8

О каторжной жизни несчастных дворян……………………9

За что пострадал Чернышевский………………………..…10

Молва о Чернышевском………………………………….…11

Заключение……………………………………………….….13

Список литературы……………………………………….…14

Вступление

Предания являются одним из тех жанров устного народного поэтического творчества, которые пользуются большой популярностью среди всех слоев населения. Как правило, предания носят локальный характер, то есть бытуют только в определенном районе. То, о чем повествуют предания в одной местности, того они не рассказывают в другом крае. За исключением небольшого количества «общих» сюжетов, в каждой области свои предания, отражающие локальные исторические условия жизни.

Предания по праву считаются старинным жанром, они испокон веков передаются из уст в уста, из поколения в поколение, они постоянно на протяжении многих столетий используются историками и писателями в качестве свидетельства «старины глубокой».

Основное содержание

Было время, когда предания являлись почти единственным источником познания исторической действительности, они заменяли неписаную народную летопись истории народов, племен и родов. Разумеется, к преданиям мы не должны подходить как к историческим архивным документам, так как в данном случае мы имеем дело, прежде всего с устным народным поэтическим творчеством, только основанном на весьма вероятных и правдоподобных фактах и событиях. Как и в любом другом жанре фольклора, в преданиях широко используются разные художественные приемы и формы повествования. От этого они не теряют своей ценности, и их познавательное значение неоспоримо, о чем свидетельствуют всё ученые, обращавшиеся к данному жанру.

Предания по своей тематике весьма разнообразны, они отражают все многогранные стороны деятельности людей, их отношения к природе, к общественной жизни и социальному строю. Когда-то посредством преданий народ пытался объяснить многие явления в обществе и природе. И это было вполне естественно, потому что простые люди тогда еще не владели научными методами познания, а грамота была уделом немногих.

Как известно, предания берут свое начало в глубокой старине, но они продолжали складываться и в более позднее время. Когда бы ни возникло то или иное произведение фольклора, на нем всегда видна печать того времени, в котором оно бытует и рассказывается.

Многие из них возникли давным-давно, несколько сот лет назад, но в них остро чувствуется не только мировоззрение людей далеких эпох, но и взгляды на явления природы и общественную жизнь наших современников. Народ не ждал, когда наука объяснит происхождение морей и озер, рек и гор, отдельных племен и родов, он сам старался объяснить все, в частности и свою собственную историю. У народа был свой взгляд на жизнь. От деда к внуку, от отца к сыну передавались предания о том, как на земле жизнь появилась, откуда род людской идет, почему так много разных названий существует на белом свете, почему одни люди не хотели подчиняться царю, а другие за него горой стояли.

Пусть предания во многих отношениях наивно объясняют явления, но в них есть одна примечательная черта: они вызывают у слушателей интерес к предмету; народ любит предания потому, что он узнает из них то, что не всегда может узнать из книг. Правдоподобность преданий, на основе которой рассказчик делает ставку на то, что его поймут, откуда произошло то или иное название, как происходили события, какую роль в них играли исторические лица, делает предания увлекательным и познавательным жанром устной народной поэзии. Предания бытуют в иной обстановке, чем сказки и песни, они рассказываются чаще всего тогда, когда заходит речь о насущных и важных вопросах.

Жанр преданий является наиболее подвижной формой устной поэзии, у него нет канонически сложившихся текстов, каждый рассказчик может по-своему воспроизвести слышанное от других, для него важно лишь сохранить основу сюжета повествования. Так появляются многочисленные варианты преданий на одну и ту же тему, а со временем изменяется коренным образом и содержание вариантов, возникают новые версии, иногда с взаимоисключающими доводами. Смещение хронологии событий, объединение многих явлений в одно — обычные приемы повествования, применяемые рассказчиками с целью развития занимательности сюжета. Иногда эти приемы служат средством объяснения исторических фактов с позиции народной молвы, то есть так, как об этом думали и говорили в большей своей части простые люди.

Несомненно, в результате доброго отношения со стороны народа к крестьянским вождям Степану Разину и Емельяну Пугачеву появились предания об их взаимной личной дружбе, хотя всем известно, что Разин жил на целое столетие раньше Пугачева. С течением времени смещенные даты событий для исторических преданий особой роли не играют, они становятся как бы незаметными, содержание рассказа воспринимается как правдоподобный исторический факт в результате логического изложения сюжета повествования.

Многие события и факты, о которых рассказывается в преданиях, не соответствуют действительности, в них явно виден след вымысла. Сказители на это неизменно отвечали: «Может, что и не так в народе сказывают, а может, про то в книгах неверно прописано». Такого мнения придерживался и известный сказитель Егор Иванович Сороковиков-Магай, человек, который любил книгу, верил в силу науки и в то же время был убежден, что предания отражают подлинные факты истории. Его земляк, тоже известный сказитель Дмитрий Степанович Асламов, знавший бессчетное количество народных произведений, в частности несколько десятков преданий, характеризовал последние как «рассказы народа, которые передают правду о том, что раньше на самом деле было». Носители преданий очень хорошо знают, что к некоторым их рассказам «примешаны» мотивы из сказок, древних легенд, в них даже встречаются мотивы из мифологических повествований.

Взаимная выручка Пугачева и Разина

Поначалу Пугачев не мог много войск набрать, оружия у него не было, да и помощники не были обучены. А слыхал он, что на Дону гуляет вольный казак по прозвищу Разин, войск у него хоть отбавляй, а войны он не ведет. Послал Пугачев своего казака к Разину с просьбой, что, мол, вот так-то и так, нуждаюсь в оружии, помощниках верных, обученных, хочу твое же дело здесь, на Урале, продолжить, а сейчас ты, дескать, стоишь, безмолвствуешь, так дай мне, что я прошу, придет время, так я с тобой расквитаюсь, в долгу не останусь.

Разин был человек — душа нараспашку. Видит, что Пугачев хорошее дело затеял, и отправил он в войско Пугачева своих помощников, атаманов верных, дал им на дорогу харчей, оружия навалил столько, сколько казаки увезти сумели. Получил все это Пугачев и отписал Разину большой поклон, что, мол, по гроб тебя не забуду, век помнить буду и что с твоей помощью я теперь тут, на Урале, холода нагоню всем, кто раньше нашего брата прижимал.

Тут и начал действовать Пугачев. Вышел он со своим войском в поход, один город забрал, потом другой, третий обложил и его забрал. Пугачев фартовый был человек, смерти не боялся и к тому всех своих казаков и мужиков приучил. Вот когда Пугачев много городов забрал, народу к его войскам прибавилось сразу тысяч десять, а может, и больше. С такой армией и на Москву, на самого царя идти можно было. Но тут не повезло немного Пугачеву: в бою за один город он много войск своих потерял и сам занемог. Услыхал о том Разин и без просьбы Пугачева послал ему на выручку своих верных казаков. Те помогли ему дела поправить, царские войска побить. После этого Пугачева никто не мог одолеть, сила у него такая была, кого захочет побить, обязательно с победой придет.

Так и действовал Пугачев, может быть, он и Москву бы под свою руку привел, да услыхал, что у Разина беда стряслась: царь напал на него и много у Разина войск перебил, а самого атамана чуть в полон не взял. Затужил Пугачев о беде своего спасителя Разина, и захотелось его горю помочь. Долго не думал Пугачев, взял да и послал половину своих войск к Разину. Видит Разин, что войск ему привалило несколько тысяч сразу, он обрадовался и повел их через Волгу да через Дон на Москву, где злой ирод-царь сидел. Услыхал царь, что Москву Разин обложил, взял да убежал. Разин зашел в Москву, осмотрел ее, видит, что царя нету, значит, своего добился, без царя люди по-хорошему заживут. После того атаман распустил свои войска по домам. Потом уж как дело с Разиным и Пугачевым кончилось, не знаю, ведь давно они жили, может быть, и Иркутска в то время в помине не было.

Дружба Разина с Пугачевым

Разин всю жизнь горе мыкал. Задумался он, почему одни живут хорошо, а другие черного куска хлеба на зуб не могут положить, одни в собольих шубах ходят, а другие — почти нагишом. Крепко запала эта дума в его голову, и начал Разин среди своих казаков такие разговоры вести: «Давайте, казаки, свою долю искать, от государя проку мало, самим надо волю добывать». Послушали казаки добрые слова Разина, один из них приподнялся и молвит: «Верно говоришь, Разин, тебе и атаманом быть, а за тобой мы в огонь и в воду пойдем, волю себе сыщем». По нраву пришлись эти слова Разину, и он сказал: «Коли мне в атаманах ходить, то тебе у меня в помощниках быть. Как звать-то тебя?» «Емельяном Пугачевым, сыном Ивановым». Назвал тут Разин его Емельяном Ивановичем, и пошли они вместе бражничать.

Подошло лето красное, снарядили Разин с Пугачевым флот и давай по Волге и Дону ходить, царских слуг и прислужников умирять, добрым людям волю добывать.

Как солдаты Суворова в Сибирь попали

Мой дед около половины своей жизни служил вместе со знаменитым Суворовым. Он у него в солдатах был, вместе с ним в поход в Италию ходил, добирался и до Турции. Но про те войны все знают, а вот какой был у солдат командир — сам Суворов, про то мало кто знает. Ходил мой дед с Суворовым, ходил, много войн провел, за царя-батюшку дрался, русскую землю в обиду не хотел давать, да только толку из того мало получилось. Как состарился Суворов, царь его как последнюю собаку от себя отогнал и смотреть на него не мог. А дед мой еще в ту пору в силе был, молодец-молодцом.

Поставили вместо Суворова другого генерала. В бою-то он не был, а солдат по морде бить большим мастером слыл. Как что не то, сразу по зубам давал. Невзлюбили его солдаты, а пуще всех дед мой, ведь он к Суворову-батюшке привык, как к отцу родному. Хоть еще и не стар был дед, а попросился, чтобы его домой отпустили, невмоготу ему стало при таком генеральском обхождении служить. Вот и получилось дело так: приходит к ним, к солдатам, тот новый генерал и, говорит: «Скоро в поход на ученье пойдем, а сегодня маршем будем заниматься».

Дед тут и подумал, для чего снова маршем ходить, когда он им уже пятнадцать лет ходит. Не выдержал дед и попросился в отставку. «А кто еще в отставку хочет? — спросил генерал и скомандовал: — Три шага вперед!» Сначала вышел дед мой, а за ним еще человек двадцать. Генерал смекнул, что дело неладно, видать, это все те, которые им недовольны, и сказал: «Собирайтесь, пойдете!», а не досказал, куда.

Через день опять генерал перед солдатами появился, всех выстроил, зачитал царский указ. Солдат, что на три шага вперед выходили, по фамилии перечислял, деда моего самым первым назвали. В конце царского указа писалось, чтобы всех этих смутьянов в Сибирь сослать.

Так мой дед и попал маршем на самый край света — в Сибирь, на реку Джиду. Тут он женился, а та невеста, что где-то в России была, не захотела в наши места приехать.

Дед толковый мужик был, сразу на новой земле хлебопашеством занялся, глядя на него, хозяйством помаленьку обзавелись и другие его товарищи по службе. С тех пор и пошел наш род Козловых по всей Сибири. Меня и теперь старики зовут суворовским внуком.

О каторжной жизни несчастных дворян

Лет так сто назад здесь, около Нерчинска, на каторге работали разные князья и графы. Их сюда привезли из Петербурга. Они против царя восстали, за то и на каторгу попали. Жили они все в одном старом бараке. Зимой у них головы к подушкам примерзали, а летом их дождь обливал. Несчастным графам и князьям после петербургских хоромов этот каторжный барак хуже смерти казался. Вот утром выгонят их на работу, построят около барака; кандалы на руках и ногах звенят, а они стоят, смеются. Стражники говорили промеж собой, какую же им кару придумать, чтобы они перестали смеяться.

Сколько лет они в этих бараках жили, каждый день перед бараком, откуда их выгоняли, народ собирался, чтобы на них посмотреть. Глядит на них, бывало, народ и говорит: «За что же этих родимых сюда пригнали? Раз они против царя поднялись, значит, тот заслужил. Такие люди зря не поднимутся, голова у них на месте».

А при народе им веселее было: одному-то в горе труднёхонько. Погонят князей в шахту, а люди за ними валом валят. Стража их отгоняет, палками бьет, а они все за ними идут. Вечером, когда работа кончалась, народ снова к шахтам шел и провожал несчастных до барака. Каторжное начальство боялось, как бы их народ не освободил, и стало оно людей с того места переселять подальше от каторги политических. Но и это не помогло. Люди из дальних мест к тем князьям-каторжникам на поклон приходили.

А когда к ним жены, сестры да невесты приехали, народу и того больше около каторжных собиралось. Тогда начальство испугалось, донесло царю обо всем, и царь приказал перевести князей в Петровский Завод. Там для них темную тюрьму построили, и прожили они в этой тюрьме, как затворники, до самой смерти.

За что пострадал Чернышевский

Раньше старики хорошо помнили о Чернышевском — заклятом враге царя. Он, Чернышевский, при своей жизни в Петербурге первейший человек в России был. Он все время царю советы давал, чтобы освободить крестьян от помещиков. Царь послушался Чернышевского, издал манифест, и все мужики волю получили. Помещики обозлились на царя и давай его на всю матушку Россию ругать да конфузить.

Видит царь, что его дела плохо складываются. Он созвал сенат и говорит; «По вашему совету даровал всем мужикам свободу? По вашему. Теперь помещики изжить меня хотят. Держите ответ перед ними сами».

Сенаторы все встали и закричали на весь дворец: «Не мы тебе такой совет давали, а он!» Сенаторы все показали на Чернышевского. Царь подбежал к нему и во все горло заорал на него: «Значит, ты, злодей, подкузьмил!» «Нет, не я, ваше величество, сам на себя ты петлю расставил».

Как только помянул Чернышевский про петлю, царь глаза закатил и как дурной закричал: «В кандалы его, пешком в Сибирь!» Так и попал Чернышевский к нам на Байкал. Тут без малого двадцать лет прожил. Говорят, он и в Тунке был, к нашему поселенцу Михайловичу в гости заезжал.

Молва о Чернышевском

Отец мой еще при Муравьеве-Амурском в конной команде служил, по провиантской части. Он-то и рассказывал, как тут годов пять после байкальского провала особо важного политического преступника Чернышевского на каторгу везли.

Молва, что его везут на каторгу, верст за сто вперед шла, а местами так за тысячу уходила. Конвой у Чернышевского был такой, что можно было с полтысячи головорезов-разбойников в смирении держать. А за что ему такая строгость пришлась, никто не знал. Кто рассказывал, что он самовольно хотел царю топором голову отрубить, кто говорил, что никакого топора у него не было, а просто своими руками чуть было его насмерть не задушил, третьи просто разное плели, будто он всем мужикам топоры раздал и хотел их всех вести против всего царского самодержавия.

До нас, сибиряков, истинная правда редко доходила. Пока она шла, молва ее так разукрашивала, что не отличишь, где бело, а где черно. Но про того Чернышевского, видать, правдой она была: не хотел он, чтобы Россией царь правил.

Заключение

Богата Восточная Сибирь преданиями. Здесь можно услышать подробные повествования о Степане Разине, о Емельяне Пугачеве, об Александре Суворове, о Н. Г. Чернышевском и многочисленные предания самого разнообразного характера о декабристах.

В Восточной Сибири живут потомки участников крестьянского движения под руководством Пугачева, живут потомки суворовских солдат, сосланных в свое время самодержавием в Забайкалье. О них местное население рассказывает разные предания, потому что исторические события, которые они отражают, непосредственно коснулись сибирской деревни. Свободолюбивым сибирякам очень приходились по душе предания о вождях крестьянского движения, стремившихся избавить народ от угнетателей.

Список литературы

Байкальские легенды и предания. Фольклорные записи, предисл., коммент. Л.Е. Элиасова. Художники В. Дианов, А. Дианов. – 2-е доп. и перераб. изд. – Улан-Удэ, Бурят. кн. изд-во, 1984. – 256 с., с ил.



sitemap
sitemap