Душа моего народа в творчестве ВСанги



I. Введение

Для своего реферата по литературе я выбрала такую тему по нескольким причинам. Во-первых, я старалась выбрать то, что может заинтересовать современного читателя, что было бы интересным и новым для него. Литература малочисленных народов севера и Сахалина сегодня пользуется большой популярностью среди читателей разных возрастов, поэтому я считаю, что данная тема способна заинтересовать людей. Также я отдала предпочтение этой теме потому, что мне самой очень интересно узнать больше о жизни и творчестве писателя, который описывает мой родной край. Я всю жизнь жила на Сахалине, поэтому и Сахалин мне близок. Значит, ещё одна причина моего выбора заключается в личной заинтересованности в этой теме.

Безусловно, тема реферата должна быть актуальной в наши дни. Свою тему я считаю очень интересной и нетрадиционной для школьного реферата. Я уверена, что каждому сахалинцу и северянину будет любопытно узнать что-либо о литературном творчестве его земляка. Знание культуры и литературы своего края формирует национальное самосознание ученика, интеллектуальные и духовные основы личности.

Общечеловеческое легче и глубже воспринимается через национальное и

региональное, через постижение малой Родины, ее истории, культуры; формируется отношение к себе, к другим, к стране и миру в целом. Все это содействует воспитанию духовно развитой личности, способной к созидательной деятельности в современном мире, формированию гуманистического мировоззрения, национального самосознания, гражданской позиции, чувства патриотизма, любви и уважения к литературе и подлинным ценностям культуры. В этом, по моему мнению, и заключается актуальность данной темы в наше время.

В данном реферате передо мной стоит цель: раскрыть понятие о региональной литературе, её своеобразии и неразрывной связи с

литературой России, познакомить с жизнью и творчеством основоположника нивхской литературы, дальневосточного писателя Владимира Санги, мифологическими истоками его творчества.

Поставленные цели требуют решения следующих задач:

Рассмотреть в целом развитие региональной литературы в нашей стране и в Сахалинской области.

Описать жизненный путь В. Санги.

Раскрыть мифологические истоки его творчества.

Проанализировать произведение «Человек Ых – мифа» В. Санги.

При решении поставленных задач в работе я использовала следующие методы исследования:

Изучение теоретических сведений по исследуемому вопросу (статьи Таксами Ч., Пошатаевой А.В., Хазанковича Ю.Г. и др.)

Анализ литературных источников.

Анализ художественного произведения.

Практическая значимость моей работы заключается в том, что предпринятая мною попытка раскрыть литературное творчество народов Дальнего Востока на примере творчества Владимира Санги поможет учащимся школ, гимназий, других учебных заведений систематизировать свои знания в этой области, научиться вдумчиво читать произведения Владимира Санги. Моя работа может быть использована во внеклассной работе, на уроках литературы и краеведения. Библиографический список литературы облегчит поиск нужных пособий и поможет при подготовке и проведении уроков литературы.

II. Вступление

1. Мифология народов Крайнего Севера и Дальнего Востока

В русской литературе происходит синтез творчества всех народов нашей страны, их сближение и расцвет.

Вследствие этого сближения русской литературы с литературой малых народностей, мы сегодня имеем возможность изучать произведения неизвестных нам ранее писателей. Таким образом, мы углубляем свои знания в области литературы, а также формируем в своём сознании более полное представление о нашей поистине богатой родине.

Дальневосточная литература как социокультурный феномен помогает развитию нравственно – ценностных ориентиров личности молодого человека, развитию чувства малой родины, патриотизма.

Разительны успехи, которых достигла литература народностей Крайнего Севера и Дальнего Востока в последние десятилетия. Этому событию предшествовала длительная история развития этих земель и, соответственно, их народов.

Взгляните на карту. Подобно могучему орлу, широко раскинул свои крылья Дальний Восток. На этой земле живут люди, с гордостью называющие себя дальневосточниками.

  Таинственная и величавая красота этого края, холодный и чистый покой Севера, неповторимая игра красок «земли северного сияния», море, зимнее — словно стекло, и летнее — как музыка, — все это было миром, где жили дальневосточные аборигены: нивхи и чукчи, нанайцы и удэгейцы, орочи и эвенки, ительмены и коряки, юкагиры и якуты, эскимосы и айны и многие другие коренные народности.

  Их жизнь в древности во многом зависела от удачной путины и охоты. Запасы мяса и юколы, заготовленные летом, обеспечивали безбедное существование зимой.  С надеждой и тревогой они ожидали с добычей охотников и рыболовов. Не разгневаются ли «хозяин воды» и «хозяин тайги» за непочтительное к ним отношение и не уведут ли зверей и рыбу в другое место? Люди верили, что только от хозяина и духов зависели хорошая рыбалка и большой улов. Поэтому перед началом промысла мужчины совершали жертвоприношение: «кормили хозяина» разными кушаньями, упрашивая пригнать в сети как можно больше рыбы или помочь в добыче зверя.

  Пять тысяч лет тому назад народы Дальнего Востока создали свой неповторимый художественный мир.

  Первобытному человеку ничего не давалось легко. В борьбе за выживание древний человек по-своему осмысливал явления природы, различные случаи из своей жизни, жизни племени. Злое он часто объяснял кознями рассерженных сил, доброе — их благонамеренными действиями. Так возникла мифология.

Миф — предшественник сказки и ровесник легенды. В нем воплотилось представление людей об окружающем мире и действительности.

  Есть мифы космогонические — о происхождении мира и Вселенной. Есть антропогонические — о происхождении человека. Есть мифы — пророческие — о «конце света». Очень древними считаются мифы о происхождении людей от животных или животных от человека. Много мифов посвящено добыванию огня, изобретению ремесел. Мифы затрагивают практически все вопросы мироздания.

  В мифах народов мира при всем их многообразии темы и сюжеты часто перекликаются. Это и понятно: люди в общении перенимали их друг у друга и, пересказывая, изменяли, вносили в миф свой национальный характер.

В Египте их начали записывать около шести тысяч лет назад. Мифам и легендам Древней Греции — три тысячелетия. Первым записям русского эпоса — четыре века. Фольклор народов Дальнего Востока стал достоянием письменности лишь в нашем столетии.

  Разграничение мифа, сказки, легенды часто условно, потому что в их основе лежит вымысел.

  Центральной фигурой дальневосточной мифологии является шаман. Он считается посредником между людьми и духами — «хозяевами». В распоряжении шамана — духи — «помощники», которых в своих песнопениях он называет силой, свитой, войском. Нередко духи — «помощники» выступают в образе птиц, рыб или животных.

  По мифологии древних народов-аборигенов дальневосточной земли, мироздание состоит из трех миров, каждый из которых делится в свою очередь на несколько ярусов или слоев. Эти миры соединены мировым древом или космической рекой. Ее исток (южная сторона) соответствует верхнему миру, где обитают добрые духи, устье (находящееся на севере) — нижнему, подземному, населенному душами покойников и вредоносными духами. Средний мир принадлежит многочисленным духам — «хозяевам».

Роль шамана — «добывать» у духов промысловых рыб, выпрашивать удачи для охотника, «усмирять» непогоду, «провожать» души покойников в селение мертвецов, «изгонять» проникших к людям злых духов, наделять жизненной силой амулеты, промысловый инвентарь, оружие и так далее.

  Во время таинства «общения» с духами — камлания — шаман и его «свита» совершают путешествие «в мир духов – хозяев», и при этом они вступают в поединки с духами болезней, «уговаривают и заклинают» их удовлетворить просьбы.

  Обряд шаманского камлания — это инсценировка мифа. А поверья, запреты, обычаи, магические акты воздействия на землю, приносящую урожай, на воду, дающую улов, «кормление» духов — это культовая обрядность.

  Знакомство с мифологией коренных народов Дальнего Востока чрезвычайно интересно. Мы говорим сейчас о народах Севера.

Термин «малые народности Севера» стал применяться в советское время. Основанием для выделения ряда народностей тайги и тундры в эту группу явились такие признаки: малочисленность, общая направленность их хозяйства, особенности быта. К этой группе относятся около тридцати народностей: манси, ханты, чукчи, юкагиры, эскимосы, ительмены, коряки, эвенки, эвены, ненцы, энцы, алеуты, чуваны, долганы, нганасаны, селькупы, саами, кеты, а также жители Дальнего Востока – удэгейцы, орочи, нанайцы, ороки, ульчи, негидальцы, нивхи и некоторые другие.

Таким образом, Крайний Север и Дальний Восток – удивительно своеобразные края.

В наши дни Крайний Север и Дальний Восток – край невиданного расцвета культуры. Решающим событием культурной революции в местах, отдалённых от центральных областей России явилось возникновение письменности и распространение грамотности. Важно отметить, что окончательно письменность у чукчей, коряков ненцев, юкагиров и эвенков сформировалась только в 30-е годы XX века, когда в бывшем Ленинграде, нынешнем Санкт-Петербурге, был создан Институт народов Севера. А в период с 60-х по 80-е годы формировалась письмо у нивхов, долган, саами – самых обездоленных ранее народностей России. В течение первого послевоенного десятилетия неграмотность народов в основном была ликвидирована. Пример из истории: до революции 1918 года в местных газетах только одна страница печаталась на национальном языке, в то время как после введения письменности у этих народов, все страницы тех газет стали печататься на национальных языках.

2.Литература народов Крайнего Севера и Дальнего Востока

Не менее интересна история появления первых произведений писателей дальневосточников, наших земляков.

Первые произведения (сказки, рассказы, повести, автобиографии) появились после разработки письменности в начале 1930-х гг. Художественная литература на нивхском языке представлена книгами для чтения, переводами двух сказок А.С. Пушкина, осуществленных Е.А. Крейновичем еще в 1930-е гг., и несколькими произведениями В.М. Санги (всего около 20 произведений). Фольклорное творчество представлено мифами, легендами, песнями, которые были собраны и опубликованы В.М. Санги, Ч. Таксами и Л. Тывус.

После того, как письменность распространилась среди малочисленных народов Севера и Дальнего Востока, и люди стали более образованными, началось развитие их национальной культуры, литературы и искусства.

На Крайнем Севере и Дальнем Востоке издавна была богатая и разнообразная культура, которая бережно передавалась из поколения в поколение.

Сегодня литература малых народов Крайнего Севера и Дальнего Востока вышла на широкий простор. В нашей стране и за рубежом хорошо известны произведения нивха Владимира Санги, нанайца Григория Ходжера, чукчи Юрия Рытхэу, манси Ювана Шесталова, эвенкийца Ивана Истомина, юкагира Семёна Курилова. Творчество этих людей не возникло просто так, им предшествовали многочисленные предания, сказки, легенды, местный фольклор этих народов.

Писатели Дальнего Востока и Крайнего Севера имеют между собой много общего. Прежде всего, их объединяет близость тематики и решения сходных социально-политических, нравственно-психологических проблем, настойчивое овладение идейно-художественными традициями русской литературы, специфическое использование народнопоэтических форм литературы и искусства.

Не все народы Севера и Дальнего Востока выдвинули из своей среды талантливых писателей, но все они живут насыщенной, полнокровной жизнью людей единого русского общества, имеют свой богатый, прекрасный фольклор. Можно не сомневаться, что к уже известным именам писателей «северян» и «дальневосточников» будущее прибавит немало новых одарённых поэтов и прозаиков из других малых народностей Крайнего Севера и Дальнего Востока.

III. Литература народов Дальнего Востока

1. Владимир Санги – представитель литературного творчества народов Дальнего Востока.

Рассмотрим жизненный путь В. Санги.

«Владимир Михайлович Санги – основоположник нивхской литературы, лауреат Государственной премии Российской Федерации, член Международной лиги защиты прав и свобод человека при экономическом и социальном совете ООН (Организации Объединённых Наций), заслуженный работник культуры Республики САХА (Якутия), видный общественный деятель»1.

Этот всесторонне развитый писатель, наш соотечественник, родился 18 марта 1935 года в стойбище Набиль Ногликского района.

Владимир начинал учёбу в школе для нивхских детей, потом учился в русской средней школе. В 1952 году уехал в Ленинград и поступил на подготовительные курсы педагогического института им. Герцена. Через три года он уже студент первого курса географического факультета этого же института, одновременно учился на факультете физической культуры и спорта.

Именно в это время Владимир Санги начал заниматься литературным творчеством: писал свои первые стихи и рассказы, часть которых печаталась в журналах «Костёр», «Охота и охотничье хозяйство».

«После окончания института Санги в 1959 году вернулся на Сахалин, преподавал в нивхской школе, затем был назначен инспектором по делам народов Севера Ногликского райисполкома»1. По роду своей деятельности посещал отдалённые стойбища, встречался с нивхами и ороками, эвенками и нанайцами, что давало ему возможность записывать нивхские легенды и предания, которые вошли в его первую книгу «Нивхские легенды», изданную в Южно-Сахалинске в 1961 году. «Нивхские легенды» принесли В. Санги настоящую писательскую известность. С тех пор он стал узнаваемым литератором.

Следом за первой книгой выходят из печати сборник рассказов Санги «Голубые горы» и стихи «Солёные брызги» (1962 г.). В этом же знаменательном году В.М. Санги был принят в члены Союза писателей СССР.

«В 1963 году, во время создания в родном посёлке писателя – в Ногликах – народного университета культуры (восьмого по счёту на острове) Санги был единодушно избран на пост ректора»2.

А в 1960-70-е годы читателей порадовали новые крупные произведения писателя: повести «Изгин» (1969 г.) и «Тынграй» (1970 г.); романы «Ложный гон» (1965 г.), «Женитьба Кевонгов» (1971 г.), «Время добыч» (1977 г.). «Женитьба Кевонгов» — одно из лучших произведений Владимира Санги, в нём ярко проявилось увлечение писателя историей своего народа, фольклором»3. Также на материалах нивхского фольклора построен не менее известный сборник под названием «Легенды Ых – мифа4» (1967 г.).

В 1980-е годы в центральных издательствах выходит несколько сборников произведений В. Санги, в том числе «Избранное», включивших лучшие романы и повести, рассказы, сказки и очерки нивхского писателя. В серии «Новинки «Современника» издана эпическая поэма «Человек Ых-мифа» (1986 г.), написанная по мотивам народных сказаний.

Многие произведения В.М. Санги переведены на языки бывших союзных республик и зарубежных стран.

Важно отметить, что «другие писатели 30-х годов (да и некоторые современные) национальные отличия своих героев показывали, главным образом, посредством описания их одежды, особенностей быта и других этнографических признаков (то есть, выдвигая на первый план внешнее). Но В.М. Санги, не пренебрегая и такими подробностями, основное внимание переключает на иные моменты, связанные с духовным миром людей, их манерой понимать и истолковывать явления жизни, строем их речи»1.

Будучи председателем комиссии по литературе и фольклору народностей Севера Союза писателей России, Санги много времени уделял составлению и редактированию сборников произведений национальных авторов, переводил на нивхский язык русскую и мировую классику. Поэтому его с уверенностью можно называть не только писателем, но и переводчиком.

В 1966 году писатель возвращается из Москвы на родовые земли в Ногликский район. «А в 2000 году издан двухтомник избранных его произведений, включивший лучшие романы и повести, рассказы, сказки и очерки, получившие широкое признание в нашей стране, рисующие широкую панораму жизни нивхского народа»2. В течение ряда лет В. Санги неоднократно избирался секретарём правления Союза писателей России, был первым президентом Общероссийской ассоциации народов Севера.

1 июня 2000 года карьера нивхского писателя резко изменилась. Владимир Михайлович Санги был назначен советником губернатора Сахалинской области по вопросам малочисленных народностей севера Сахалина. «Задача, которая на него возлагалась, состояла в том, чтобы отслеживать реализацию федеральных региональных программ, направленных на экономическое и социальное развитие малочисленных народов Севера, использование бюджетных и небюджетных средств, направляемых на эти цели»3. Кроме того, он принимал участие в подготовке проектов распоряжений, постановлений губернатора области, законов Сахалинской области по вопросам развития малочисленных народов Севера.

В 2002 году Владимир Санги становится лауреатом премии губернатора Сахалинской области, а в 2004 – он лауреат премии Сахалинского фонда культуры. В марте-мае 2004 года по гранту министерства образования Японии успешно переведены на цифровые носители произведения нивхского фольклора, собранные и сохранённые лично Санги. Записаны также исключительно редкие образцы мифов, в том числе тотемных, исторические и родовые предания, лирические песни и другие жанры. Это первый случай записи в более чем столетней истории исследования нивхского языка и фольклора, и он выпал на долю Владимира Санги. Возможно, это неслучайно…

– Лет тридцать назад, – пишет он, – когда меня, как обухом, ударило страшное открытие – в лице немощных стариков, вслед за моей матерью неотвратимо уходивших в другой мир, мой древний народ теряет последних носителей своей многотысячелетней культуры, – их оставалось немногим более десяти. И тогда я, разом прозревший и охваченный чувством, в котором смешались страх и обеспокоенность, что культура моего народа погибает на глазах у бездеятельного моего поколения, – где пешком, а где на лошадях или собачьих упряжках – обошел все нивхские села и стойбища, чтобы послушать-записать сказителей и песнопевцев.

«Владимир Санги, наш соотечественник, награждён медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина». Это произошло в 1970 году. Также писатель награждён орденом «Знак почёта» (1977 г.)»1.

Сложно в скупых биографических данных осветить всю полноту и многогранность личности Владимира Михайловича Санги. Тем не менее, даже в них мы можем увидеть всю широту его души, его жизненные интересы и ценности. Конечно, в эти ценности входит его родной народ – нивхи, литература, активная политическая и культурная деятельность. Ради этого он жил, творил, стремился к благосостоянию и процветанию малочисленных народов Севера, к которым он и принадлежит. И в этом его чувство патриотизма, веры своему Отечеству. А каждый писатель своей страны должен быть верен ему.

2. Мифологические истоки творчества писателя.

Сам писатель объясняет свой интерес к мифологии в предисловии к книге «Легенды Ых — мифа» так: «Сейчас я не помню, что родилось раньше: голод, сказки или я. Но, сколько помню себя, помню голод и помню сказки… Мать, чтобы как-то отвлечь мои мысли от еды, рассказывала чудесные сказки о таких же маленьких детях, как я, но живших так давно, когда еще не было нашей бабушки…»²Бабушка тоже рассказывала маленькому Владимиру чудесные сказки и необыкновенные тылгуры.

Потом «я пошел в школу. Жили мы в большом, двухэтажном старом здании интерната. Много дров требовалось, чтобы натопить его. А в бураны его продувало насквозь. Мы очень мерзли и спасались тем, что ложились рано — сдвигали кровати, накрывались четырьмя-пятью одеялами. И всегда ссорились за места посередине. Такие вечера мы отдавали сказкам.   В интернат съезжались дети из разных селений и стойбищ. И каждый

привозил свои родовые тылгуры. Я же рассказывал мамины и бабушкины сказки».

«…Прошло много лет. А любовь к тылгурам¹ и нгастурам не угасла. Наоборот, я только и жду, чтобы наступил тиф, запрягаю собачью упряжку, и звонкая длинная песнь полозьев и бодрый ритм соскучившейся по бегу упряжки обещают мне новые предания и легенды моего народа. В течение нескольких лет я разъезжаю по местам расселения моих сородичей. Пожалуй, нет на Ых-мифе (Ых-миф — так нивхи называли Сахалин.) селения или стойбища, куда бы я ни заезжал. Если соединить все мои поездки — это обернется в тысячи километров пути и полные рюкзаки записей наблюдений.Едва ли не самым прекрасным в духовной жизни моего четырехтысячного народа являются сказки, тылгуры и нгастуры. В них раскрываются его думы, чаяния, устремления, прошлое и настоящее. В них можно найти многое из того, что безвозвратно кануло в Лету.    Первобытному человеку ничего не давалось легко. На каждом шагу его подстерегали трудности, опасности, часто стоившие жизни. А он боролся за свое существование, изобретал новые орудия промысла, приручал животных, обращая их в своих помощников.    Древний человек по-своему осмысливал явления природы, различные случаи из жизни племени. Все злое относил к козням милков и кинров — злых сил, все доброе — к воле курнга  или разных ызнгов.  Длинными зимними вечерами под завывание пурги в одном из то-рафов кто-то из местных или приезжих тылгуков повествует тылгур о человеке из какого-нибудь рода, о его необыкновенных похождениях. В нем много таинственного. В трудных для объяснения моментах рассказчика выручают воображение, фантазия, соответствующие его первобытному мышлению.

В тылгурах легко прослеживается действительное начало. Не зря  сказители говорят: «Тылгур.— правда. Сочинять от себя — грех».   В тылгурах воспевается ум человека, его стремление к добру; зло высмеивается и наказывается. Во многих тылгурах можно найти попытку объяснить мир.  Когда жители стойбища узнают, что к ним приехал нгастук, они на время оставляют сопки и распадки, реки или заливы, чтобы собраться в просторном то-рафе и послушать нгастур.      Излюбленным мотивом нгастуров являются долгие походы героя в отдаленные края, чаще всего за невестами. В древней поэме причудливо переплетаются быль и небыль, действительное начало и выдумка. Сказитель — нгастук прибегает к невероятным преувеличениям, фантазии. И это делается преднамеренно, что недопустимо в тылгурах. Нгастур исполняется пением и речитативом. И от нгастука требуется не только захватить слушателя необычностью рассказа о похождении героя, но и поласкать его слух приятным красивым голосом.     Мне сейчас трудно вспомнить какое-нибудь селение или стойбище, где бы не рассказали тылгур или нгастур. В любом селении, в любом стойбище, в любом месте, где живет нивх, и сегодня можно услышать старинные тылгуры и нгастуры. И не только сказители могут поведать свои чудесные тайны. Пройдитесь по нивхским урочищам, всмотритесь в лиственничные рощи, оцепеневшие от какого-то страха, изогнутые какой-то злой силой, распростершие к небу искривленные руки — ветви; прислушайтесь к ночному разговору струй нерестовых рек; осмотрите обомшелые останки древних стойбищ — они поведают вам свои таинственные истории. Только умейте слушать»¹. 

По словам Владимира Михайловича Санги, Сахалин — это древнейшая земля. Именно его предки первыми населили Ых — миф (нивхское название Сахалина) и сквозь тысячелетия пронесли свои первобытно-родовые отношения, а с ними и свою культуру.

У Владимира Санги есть своя версия появления острова.

Сперва была одна вода

И не было земли —

Ни берегов, ни островов,

Ни камня над водой.

В те времена лишь утка лувр

Скользила по волнам.

И время ей пришло нестись,

Но на воду – нельзя,

Ведь яйца тяжелей воды –

Потонут в тот же миг.

Тут выщипала утка лувр

Из грудки мягкий пух,

Прибавив перышек пучок,

Свила себе гнездо.

Снесла яички утка лувр

В плавучее гнездо.

И вылупились из яиц

Пушистые птенцы.

¹Владимир Санги. Легенды Ых-мифа. Издательство «Советская Россия», Москва,1967 год. Немного о себе и об этой книге.

Когда птенцы превратились в больших и сильных птиц, то начали, как мать, щипать из грудок мягкий пух и перышки для гнезд. Затем гнезда срослись, и остров на воде возник. На острове взошла трава, деревья в рост пошли. Год от года остров становился все больше и больше. И выросла на том острове высокая лиственница. По ее коре стала струиться смола, и как только капля той смолы добралась до земли, то из нее вышел человек. И человек тот был нивх. От пихты орок (маленькая дальневосточная народность) произошел. «Так говорит народ», – этой строчкой Владимир Михайлович Санги закончил свой экскурс в далекую историю возникновения островной земли Ых — мифа.

На основе эпического сказания о Человеке Ых — мифа Санги создал эпическую поэму. Следует отметить, что эпическая поэма В. Санги еще является малоисследованной. Только в работе известного североведа А.В. Пошатаевой мы находим обращение к ней. В частности исследователь подчеркивал, что автор использует «раннеэпическую поэтику» для «раскрытия чувственного мира, психологии превопредков, переводя ее из подсознания в духовный опыт современников»¹.

Эпическую песню о Человеке Ых — мифа В. Санги записал в 1974 году в своей первой научной экспедиции от старой сказительницы Хыткук. Текст песни на русском языке представляет собой литературную версию: присутствует авторская реконструкция сюжета и общая “литературизация”, выражающаяся в многочисленных описаниях, изобилующих избыточными подробностями, эпитетами.

Внутренняя ритмичность текста достигается многократными и многоплановыми повторами. Язык, на котором создал свою поэму Владимир Санги, соответствовал в оригинале архаической мифологии, им используемой. Сюжет поэмы Санги выстраивает по принципу однолинейного фольклорного сказания с циклической композицией. Древнейшие космогонические мифы нивхским автором дополняются раннеэпическими сюжетами – сиротства, сватовства, борьбой с противником, кровной местью. Нравственнопсихологическое состояние героев поэмы описано через мотивированное использование нивхской мифологии. Поэма «Человек Ых — мифа» структурно четко организована и включает следующие ключевые блоки:

I. Предыстория героя (его рождение, чудесный рост, родословная).

II. История героя (история рода Трех братьев)

а) «Чудесное» рождение культурного героя.

Б) Обретение семьи.

В) Испытание героя.

1) испытание в ритуальных испытаниях на медвежьем празднике.

2) Борьба с милки.

III. Концовка. Женитьба. Возвращение на землю.

¹ Пошатаева А.В. В.Санги и Юрий Рытхэу. Эстетика переходных эпох // История национальных литератур. М., Наука, 1998. с.237

Можно предположить, что сказание о человеке Ых — мифа имеет черты архаического варианта сказки – мифологической сказки. Автор

делает акцент на моменте борьбы и победы героя над противником – злым духом. Человек Ых – мифа – главный герой сказания. Его можно рассматривать именно как архаический тип эпического героя («чудесное» появление на свет, борьба с врагами, обретение семьи, женитьба). Герой наделен сверхъестественными «чудесными» способностями («чудесный герой»). Подчеркивается и недюжинная сила Ыхнивнга в состязаниях на

медвежьем празднике. Вот как описывается толкание валуна:

«Тяжел валун, не каждый муж поднимет его на плечо, чтобы толкнуть. Дальше всех, на семь шагов, толкнул Средний брат. Ыхнивнг подошел к валуну, обхватил его двумя руками, поднял до пояса, перенес на плечо, чуть присел, отведя плечо назад, выпрямился и толкнул. Валун пролетел над головами стариков, ударился в лиственницу. Дерево будто срубили». Такое описание соответствует универсальной логике построения эпического образа.

Эпические традиции нивхов в сказании теснейшим образом переплетаются с их мифологическими и религиозными представлениями. Во-первых, отнесение действия сказания к мифическим временам является характерным признаком эпического. К представлению о мифическом времени и первопредках восходит эпический зачин сказания: «Я расскажу давний нгастур. Об Ыхнивнге человеке необыкновенном, праотце людей Ых — мифа.

Говорят, что они по сей день покровительствует живущим. А сам он жил

много-много лет назад, когда на нашей земле и на других землях было много всяких… злых духов.

Где-то на берегу большого и сердитого моря в окружении густой тайги вдали от человеческих поселений стоял полузасыпанный землёй старый то-раф — деревянный зимник». Во-вторых, в сказании об Ых — мифе имеют место мифологические мотивы – прослежено происхождение первопредка или предков первого человека, спуск с неба через отверстие, в том числе этиологические мотив происхождения народа нивхов и множество черт, сближающих текст со сказочным повествовательным фольклором. В- третьих, герой причастен к миру духов по происхождению (от матери и отца – духов). Так описывается история семьи Человека Ыхнивнга, поведанная ему «чудесной помощницей» девицей-мухой:

«…У тебя есть отец и мать. Когда ты родился, мать дала тебе из левой груди один глоток, в левую щеку – два глотка. Положили тебя в тякк, подвесили к поперечной жердине. Отец ушел в самый дальний Девятый земной мир богом, а мать в самый дальний, Восьмой мирской мир богиней. А тебя оставили в Первом земном мире. Живи, как можешь – сказала муха и взлетела…». Архаический характер сказания, его мифологичность, проявляется и в том, что жены Человека Ых — мифа имеют «божественные»

корни. Так девица – муха затем превращается в Луноликую и ее сватает

¹ Предисловие / В. Санги. Песнь о нивхах. М., Современник, 1989. с. 5 – 6

Человек Ыхнивнг, а позднее его невестой, а затем женой становится добрый дух моря, дочь хозяина моря Тайхнада. Могущество Человека Ых — мифа

исходит от мира добрых духов, его предназначение истребить злых духов — милки, которые поедают людей и угрожают самому существованию рода человеческого. Надо отметить, что противник богатыря (шаман людоедов) описан «сказочно литературно». Хотя он и придает шаману черты близкие и понятные нивхам, но есть в нем и черты из русской волшебной сказки. Так, шаман в черных одеждах откармливает брата в железной клетке, и когда он теряет способность самостоятельно передвигаться, то приказывает его поджарить на костре и съесть.

Нередко в сказании встречаются числовые универсалии. Так, наиболее употребимыми являются числа «семь» и «восемь». Количественные эпитеты — это составляющие национального образа мира. «… Проснулся Ыхнивнг, позвал Железного ястреба. Только сомкнулись губы Ыхнивнга, просвистело в воздухе что-то. Глянул Ыхнивнг в небо, видит: гонит Ватнгайхылк большого лебедя к Ыхнивнгу. Сел Ыхнивнг на лебедя, полетел в отверстие. А ястреб за ними. Пролетели одно небо, потом второе. Летят дальше. На четвертом небе и остановил большой железный волк на девяти железных цепях. Привязан к девяти железным столбам. Кидается волк, цепи звенят, столбы гнутся, вот- вот сломаются. Кидается волк, не пускает Ыхнивнга дальше… Это не просто волк. Это живое жилье милков. Сами милки в брюхе волка прячутся… Железный ястреб выклевал им глаза. Милки тут же издохли. Издох и железный волк – он не живет без хозяев. Сел на лебедя Ыхнивнг, полетел дальше. Долго летел он. Прилетел на седьмое небо. И там, в селении милков, увидел: сидят люди, привязанные цепями. Среди них три брата. С трудом узнал их Ыхнивнг: милки откармливают людей… чтобы потом убить и съесть их…».

В архаических эпосах традиционно число «восемь» соотнесено с женским началом (мать героя сказания «ушла богиней в Восьмой мирской мир»), а «девять» — с мужским (отец Ыхнивнга стал богом Девятого земного мира). Эти числовые константы – универсальные числа — символы. С одной стороны они отражают «космическую модель мира»: у народов северной и центральной Азии именно «девять небес», «девять миров». С другой – число «восемь», например, есть выражение космического равновесия, циклического обновления и возрождения (что соотносится с женским началом), а число «девять» связывали обычно с мужской храбростью и выносливостью. Нетрудно обнаружить в сказании о Человеке Ых — мифа элементы фольклорно-мифологического, эпического стиля: песнопения героев, описание коварств милки и путевых препятствий Ыхнивнга, речь бога Девятого неба и т.д. Вот, например, песня Старшего брата, изобилующая «формульностью», всякого рода повторами, инверсией и т.д.

«Издавна славен род Трех братьев,

Славен мужьями, мужьями храбрыми.

Род наш издавна бьется с милками.

Битву ведем мы издавна с кинрами.

Слушай о подвиге сына Трех братьев,

Младшего сына, Пулкином что звали.

Был босоног он и ходил он в лохмотьях,

Был неумыт, непричесан, голодный,

И на охоте добычей не радовкал,

И на рыбалке он не был удачлив…»

Необходимо сказать, что в оригинале язык поэмы, по словам ее переводчика Н. Грудининой, очень близок к «нивхскому реликтовому языку». Особую роль при этом сыграли звуки. Знатоку нивхского языка, длительное время занимавшемуся сбором и обработкой нивхского фольклора, В. Санги удалось реконструировать и расшифровать архаическую мифологию, взяв за основу сюжета древнейшее сказание.

Итак, В. Санги переработал сказание о Человеке Ых — мифа. Нивхское мифологизированное сказание превратилось в эпическую поэму, в основе которой история богатыря от рождения до победы над страшным, всесильным врагом – семиглавым шаманом-людоедом. Попутно с раскрытием основного сюжета В.Санги освещает и особенности веры, обрядов и ритуалов с целью раскрытия внутреннего национально-чувственного мира, познания нравственности и психологии своих сородичей. В заключение следует сказать, что фольклорные образы и мотивы оттеняют смысловую наполненность художественных произведений. Но привлечение раннеэпических образов, фольклорных мотивов у В. Санги происходит на качественно новом уровне, с учетом художественного опыта самой северной литературы и индивидуального авторского видения мира.

Я думаю, что эпическая поэма нашего земляка захватывает, потому что каждая строчка, каждое слово наполнены любовью к своему народу, его истории, которую еще предстоит основательно изучать. Совсем не случайно автор говорит: «Я хочу о твоей чудодейной судьбе написать для земель и народностей всех».

Ты гудишь, Сахалин, от подземных толчков,

И вгрызается море в твои берега…

Доберется ль наука до тех тайников,

Где отважные предки крушили врага?

Те холмы и распадки найду ли когда?

Под названием гор подведу ли черту,

Если вечно меняют огонь и вода

Неразгаданной древней страны красоту?

IV. Заключение

В начале работы я поставила перед собой цель: раскрыть понятие о региональной литературе, её своеобразии и неразрывной связи с

литературой России, познакомить с жизнью и творчеством основоположника нивхской литературы, дальневосточного писателя Владимира Санги, мифологическими истоками его творчества.

Данной цели я рассчитывала достичь с помощью следующих задач:

Рассмотреть в целом развитие региональной литературы в нашей стране и в Сахалинской области.

Описать жизненный путь В. Санги.

Раскрыть мифологические истоки его творчества.

Проанализировать произведение «Человек Ых – мифа» В. Санги.

Я считаю, что при работе над рефератом я справилась со всеми поставленными задачами.

Я столкнулась с некоторыми небольшими трудностями. Например, всегда не просто разделять большой объём информации на чёткие части и увязывать текст из разных источников в единый стилевой блок.

Я довольна проделанной мной работой, её результатом.

V. Литература

Вуколов Л.И. Владимир Санги. – М.: Советская Россия, 1990.

Комановский Б.Л. Пути развития литератур народов Крайнего Севера и Дальнего Востока СССР. – Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1977.

Краткий словарь литературоведческих терминов./ ред.- сост. Л.И. Тимофеев, С.В. Тураев. – М.: Просвещение, 1985.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: ОНИКС, Мир и Образование, 2005.

Писателю Владимиру Санги – 70 лет./ сост. А. Сафонова. – Сах. кн. изд-во, 2005.

Пошатаева А.В. В. Санги и Юрий Рытхэу. Эстетика переходных эпох // История национальных литератур. М., Наука, 1998.

Романенко Д.И. Продолжение следует: о литературе народов Крайнего Севера и Дальнего Востока. – М.: Знание, 1967.

Санги В.М. Избранное. – Л.: Художественная литература, 1983.

Санги В.М. Неслышная любовь: стихи, поэмы. – М.: Советский писатель, 1990.

Санги В.М. Песнь о нивхах: эпическая поэма в мифах, сказаниях, исторических и родовых преданиях. – М.: Современник, 1989.

Санги В.М. Человек Ых — мифа: эпическая поэма по мотивам народных сказаний. – М.: Современник, 1986.

Смольников И.Ф. Современные легенды: о литературе малых народов Крайнего Севера и Дальнего Востока. – М.: Современник, 1975.



В. Санги. Песнь о нивхах. М., Современник, 1989.

Владимир Санги. Легенды Ых-мифа. – М.: Издательство «Советская Россия»,1967 год.

Таксами Ч. Сказки народов Севера: на нивхском и русском языках. – Южно-Сахалинск: Сах. обл. кн. изд-во, 1996.

Хазанкович Ю.Г. «Человек Ых — мифа» Владимира Санги и устная эпическая традиция». // Научный журнал «Современные проблемы науки и образования» №3, 2007 год. Якутский государственный университет имени М.К. Аммосова.

МОШИ школа – интернат

среднего полного (общего) образования

с. Некрасовка

Реферат по литературе

на тему:

«Душа моего народа» в творчестве

Владимира Санги

Выполнила:

ученица 9 класса

Пак Вера

Руководитель:

Дранкина Татьяна

Николаевна,

учитель русского

языка и литературы



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap