Детство опалённое войной



Краснодарский край Калининский район станица Новониколаевская

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение — средняя общеобразовательная школа №12

УРОК МУЖЕСТВА ВО 2 КЛАССЕ

» Детство,
опалённое войной»

Разработку подготовила

учитель начальных классов

МБОУ– СОШ №12

ст. Новониколаевской

Калининского района

Кривенко С.А.

2013 год

Цели: патриотическое воспитание, расширение кругозора учащихся, обогащение словарного запаса.

Оборудование: музыкальный центр, диски с записью песен военных лет,портреты пионеров-героев, рисунки детей.

Вступительное слово учителя.(После пения 1 куплета песни «День Победы») Мы живем под мирным небом. И все эти годы мы вновь и вновь вспоминаем с болью и скорбью о минувшей войне.Почему же не заживает эта рана? Почему мы всегда с таким вниманием слушаем песню, в которой поется:. . . нам нужна одна победа, Одна на всех мы за ценой не постоим.’ Наверное, потому что каждый из нас задумывается над вопросом: какова же цена этой победы? Чем же было уплачено за нашу настоящую, счастливую жизнь, если радость победы всегда смешана со слезами?Война…От Бреста до Москвы 1000 км, от Москвы до Берлина 1600 км. Итого 2600 км, это если считать по прямой, так мало! Если поездом, то 4 сутки, самолетом — примерно 4 часа.Перебежками, по-пластунски, дорогами войны 4 года.4 года! 1418 дней, 34 тысячи часов. И 20 миллионов погибших людей. Вы представляете себе что это такое?Если по каждому погибшему объявить минуту молчания, страна будет молчать 32 года! 20 миллионов могил на 2,5 тысячи километров — это значит 7,5 тысячи убитых на каждый километр, 1 5 человек на каждые 2 метра земли!20 миллионов за 1418 дней — это значит 14 тысяч убитых ежедневно, 600 человек в час, 10 человек в минуту…Вот что такое 20 миллионов!Но разве наша цена ограничивается подсчетом погибших? Это было бы слишком просто.Какова же истинная цена победы? За победу было заплачено дорогой ценой юности. На фронт уходили молодые парни. «Ушли, недолюбив, не докурив последней папиросы».

1-ый чтец.Римма Казакова

На фотографии в газетеНечетко изображеныБойцы, еще почти что дети,Герои мировой войны.

Они снимались перед боем -В обнимку четверо у рва.И было небо голубое,Была зеленая трава.

Никто не знает их фамилий,О них ни песен нет, ни книг.Здесь чей-то сын, и чей-то милый,И чей-то первый ученик.

Они легли на поле боя,Жить начинавшие едва.И было небо голубое,Была зеленая трава.

Забыть тот горький год неблизкийМы никогда бы не смогли.По всей России обелиски,Как души рвутся от земли.

…Они прикрыли жизнь свою,-Жизнь начинавшие едва,Чтоб было небо голубое,Была зеленая трава.

2-ой чтец.И как могли помогали Родине дети: кто — у станка или в поле, кто — на фронте или в партизанском отряде. Многие из них стали героями, многие погибли…

На сцене дети с портретами пионеров-героев в руках.

3-ий чтец читает отрывок из стихотворения «Реквием» Р. Рождественского.

Разве погибнутьТы нам завещала,Родина?Жизнь

Обещала,ЛюбовьОбещала,Родина.

Разве для смертиРождаются дети,Родина?Разве хотела ты

НашейСмерти,Родина?Пламя

Ударило в небо! -Ты помнишь,Родина?Тихо сказала:

«ВставайтеНа помощь…»Родина!Славы

Никто у тебя не выпрашивал,Родина!Просто был выбор у каждого…Дети (хором).

Я или Родина!Они пали за мир, за жизнь, за нас!

4-ый чтец Снова майские звезды в полях зацветают,И вдоль старых окопов плывет тишина.Там когда-то гремела большая,Не по детскому росту, война.

Оформление сцены: на заднике сцены нарисованы взрывы, висят портреты пионеров-героев и рисунки детей на военную тему, сверху — плакат с названием мероприятия «Детство, опаленное войной». Дети, готовившие сообщения о героях, выходят на сцену группами по 2-3 человека, подходят к портретам «своих» героев и по очереди рассказывают о них.

5-ый чтец.Казалось, было холодно цветам,И от росы они слегка поблекли.Зарю, что шла по травам и кустам,Обшарили немецкие бинокли.

Цветок, в росинках весь, к цветку приник,И пограничник протянул к ним рукиА немцы, кончив кофе пить, в тот мигВлезали в танки, закрывали люки.

Такою все дышало тишиной,Что вся земля еще спала, казалось.Кто знал, что между миром и войнойВсего каких-то пять минут осталось!(С. Щипачев)

1-й ведущий. «Тяжкий грохот обрушился на землю. Вмиг погас свет. Вздрогнули стены. И сквозь оглушительный вой и рев все яснее и яснее прорывались раскатистые взрывы тяжелых снарядов. Рвануло где-то совсем рядом. «Война!» — крикнул кто-то. И было это 22 июня 1941 года в 4 часа 15 минут по московскому вре¬мени» (Б. Васильев).

Звучит песня «Священная война».

2-й ведущий. И пошли на смертный бой с врагами нашей Родины ее орлы, ее сыны.

6-ой чтец.Отец твой дерется с врагами — Тяжелая эта работа. Все люди встают, защищая Страну, как родную мать. У нее большие хлопоты, Большие дела и заботы. Ей будет трудно порою — Ты должен ей помогать.



На сцене трое учащихся.

1-й чтец. Что теперь будем делать? Как жить?

2-й чтец. Раньше я хотел быть путешественником, а теперь решил стать моряком. Пойду в морскую школу, выучусь и буду бить фашистов.

1-й чтец Моряком, конечно, хорошо, получше быть танкистом. Сяду в танк, развернусь — и нет немецкого полка!

3-й чтец. Пока мы еще вырастем! А я буду токарем, как мой отец. Буду вытачивать на его станке снаряды.

1-й ведущий. В суровые годы войны рядом со взрослыми встали дети. Школьники зарабатывали деньги в фонд обороны, выступали с концертами перед ранены в госпиталях, собирали теплые вещи.

4-ый чтец.Зачем ты, война, у мальчишек их детство украла?И синее небо, и запах простого цветка?Пришли на заводы работать мальчишки Урала,Подставили ящики, чтобы достать до станка.

2-й ведущий. Тяжелые испытания война принесла детям. Героизм и мужество проявили тысячи ребят. Многие из них отдали свою жизнь за Победу.

1-й ведущий. Фашисты заняли нашу территорию, на которой остались люди, часть жителей ушла в партизаны.

Звучит песня «Шумел сурово брянский лес».

5-ый чтец.Уходит отец в партизаны…Прощаться с отцом нелегко.И вслед, обливаясь слезами,Бежит босоногий Сашко.

Нет детскому горю предела…Отец наклонился в седле:«За стремя хвататься не дело.Ты лучше разведай в селе.

И вот тебе в руки граната -Теперь ты готов ко всему.И дай я тебя обниму…»Скрылись вдали партизаны.

Теперь и отец далеко.Спокойный, с сухими глазамиСтоит на дороге Сашко.Сашко примечает: у хаты,

Где дворик, поросший травой,Фашистские ходят солдаты,фашистский стоит часовой.Тут офицеры из штаба…

В минуту Сашко на крыльце!В сердце недетская храбрость,Решимость на детском лице.«Я видел: в лесу партизаны.

Я шел по опушке вчера.Я видел своими глазами:Кто-то сидел у костра».Медленно, длинно, подробно

Он продолжает рассказ…«Довольно, — кричат ему злобно, -Где партизаны сейчас?»Мальчик стоит среди хаты,

Он все хорошо рассчитал.За пазухой холод гранаты -Гладкий, холодный металл.Быстро метнулась граната

В тех шестерых у стола.Быстро метнулась граната -К ним смерть, как расплата, пришла.Сашко! Мальчуган босоногий!

Не жить тебе в тихом селе,Не бегать по теплой дороге.Спокойный лежишь ты и строгий,Величье на детском челе…

Ученики делают доклады о пионерах-героях.1-й ученик. Альберт Купша и Маркс Кротов. Друзья поклялись бороться с захватчиками. Они установили связь с партизанами. Однажды они помогли нашим самолетам разбомбить фашистский аэродром. Скрытно подобрались мальчишки к аэродрому. Вдвоем полезли на сосну. У них было ведро с керосиновой лампой. Мальчики лезли вверх и передавали друг другу ведро. Снизу огня не было видно, а для наших летчиков это был отличный маяк. Фашисты заподозрили друзей в связи с партизанами и схватили их, а позже расстреляли.

2-й ученик. Володя Казначеев. Весной 1941 года закончил он пятый класс, а осенью вместе с сестрой пришел к партизанам. Мать их фашисты расстреляли за то, что она пекла хлеб партизанам. Володя был связным партизан с подпольщиками, расклеивал листовки. Пустил под откос более 10 вражеских эшелонов. За его голову фашисты назначили награду, даже не подозревая, что это еще совсем ребенок.

1-й ведущий. Многие из жителей, оказавшихся в занятых фашистами городах и селах, ушли в подполье: старались незаметно, тайком, всячески навредить захватчикам, помочь партизанам.

На сцене следующая группа учащихся зачитывает сообщения о пионерах-героях.

3-й ученик. Витя Хоменко. В школе по немецкому у Вити была пятерка. Подпольщики поручили ему устроиться в офицерскую столовую для немцев: мальчик подавал обеды и слушал разговоры. Скоро немцы сделали Витю посыльным при штабе. Но они и подумать не могли, что их самые секретные пакеты первыми читали подпольщики.

6-ой чтец.



Я из детства ушел не как все,А шагнул через пламя взрыва…В молодом серебристом овсеМина мягкую землю взрыла.

Вновь засеяли землю весной,От дождей оплыла воронка…Трудно вырасти из ребенка,Искалеченного войной.

4-й ученик. Володя Щербацевич. В занятом немцами городе Минске вместе с мамой у себя на квартире Володя устроил госпиталь. Выхаживали раненых бойцов, доставляли лекарства. Фашисты держали в тюрьме раненых красноармейцев. Володя с другими подпольщиками устроили им побег и помогли пробраться к партизанам. Чтец. Ветры в походные трубы трубили, Дождь отбивал барабанную дробь… Ребята-герои в разведку ходили Сквозь чащу лесов и болотную топь. 5-й ученик. Витя Коробков. Витю война застала в пионерском лагере. Родной его город занял враг, но в городе действовало подполье, и Витя стал его участником. Раз Витя подобрал на улице немецкий пропуск, принес отцу в типографию. По этому образцу были напечатаны пропуска для разведчиков. Витя гонял по улице обруч: вроде бы играл, а сам замечал танки в укрытиях, пулеметы, где и сколько разместилось немецких солдат. И все, что узнавал, передавал партизанам.

6-й ученик. Шура Кобер. Город Николаев — крупный южный порт, железнодорожный узел. Эшелон за эшелоном отправляли фашисты в сторону фронта. Что в них? Какое оружие? Сколько? Наблюдение за железной дорогой поручили Шуре. Мальчишка возился у переезда с велосипедной цепью, а сам считал танки под брезентом, машины, пушки, и по его донесениям летели под откос эшелоны с боевой техникой.

7-й ученик. Саня Колесников. Сане поручили выяснить, куда ведет железнодорожная ветка, которую так усиленно охраняли немцы. Саня проследил весь ее путь, а потом, взбираясь на деревья, обозначил его кусками белой.материи..

7 — ой чтец.

Я никогда героем не была.Не жаждала ни славы, ни награды.Дыша одним дыханьем с Ленинградом,Я не геройствовала, а жила…(О. Берггольц)

8-й ученик. Нина Куковерова. С первых дней приход; фашистов стала Нина партизанской разведчицей. Не обращали внимания немцы на усталую девочку с торбой ,а она видела все: и штаб, и склад горючего, и часовых.

8-ой чтец.

…Школьным вечером,Хмурым летом,Бросив книги и карандаш,Встала девочка с парты этойИ шагнула в сырой блиндаж.(Ю Друнина)

9-й ученик. Зина Портнова. Война застала ленинградскую девочку в деревне, куда она приехала на каникулы Там была создана подпольная группа «Юные мстители», Зина стала ее участником. Она вела разведку, распространяла листовки. В декабре 1943 года фашисты схвати ли ее, пытали и допрашивали. Во время одного из допросов Зина схватила со стола пистолет и выстрелила в гестаповца, пыталась бежать, но фашисты настигли ее…

1-й ведущий. Победа! Этого праздника люди ждали 1418 дней. Именно столько дней продолжалась Великая Отечественная война.

2-й ведущий. И как могли помогали Родине дети: кто — у станка или в поле, кто — на фронте или в партизанском отряде. Многие из них стали героями, многие погибли.

11-ый чтец. Лариса Щасная. «Детство».

Мы были серыми, как сольА соль на золото ценилась.В людских глазах застыла больЗемля дрожала и дымилась.

Просили плача: «Мама, хлеба!»А мама плакала в ответ.И смерть обрушивалась с неба,Раскалывая белый свет.

Да, мало было хлеба, света,Игрушек, праздников, конфет.Мы рано выучили этоБезжалостное слово -»Нет!».

Так жили мы, не зная сами,Что обделила нас война.И материнскими глазамиВ глаза смотрела нам страна.

Мы были бережно хранимойЕе надеждой в горький час-И свет ,и соль земли родимой,И золотой ее запас.

12-ый чтец. Глеб Еремеев. «Из детства».

Я из детства ушел не как все,А шагнул через пламя взрыва…В молодом серебристом овсеМина мягкую землю взрыла…



Вновь засеяли землю весной,От дождей оплыла воронка…Трудно вырасти из ребенка,Искалеченного войной.

2-ой ведущий. Алия Молдагулова и Маншук МаметоваВпереди у Алии и Маншук, как ну многих тысяч их сверстниц, открывалась большая счастливая жизнь. Маншук могла бы стать врачом: она училась в медицинском институте. Алие еще только предстояло решить, кем быть. Она восхищалась советскими летчиками и мечтала сесть за штурвал самолета. Могла бы стань инженером или учи¬тельницей… А стала солдатом. Как и Маншук.«Видели бы вы сейчас меня, Бисембай! С немцами встречаемся лицом к лицу. У меня на голове каска, за поясом — граната, в руках винтовка. Я думала, что буду трусливой, но что-то этого не замечаю. Рядом свистят пули, и на каждом шагу взрываются гранаты. l-сли бы мы видели сейчас меня, не поверили бы своим глазам…» (Из письма Алии с фронта).

1-ый ведущий. Валя Котик11 февраля 1944 года Вале Котику исполнилось 14 лет. В этот день его ждала большая радость: Советская Армия освободила Шепетовку!Командир отряда предложил Валентину вернуться домой, но тот отказался. Отряду предстояло новое задание, и он хотел быть вместе со своими боевыми друзьями.17 февраля партизаны бесшумно подошли к окраине Изяслава. Залп огня расколол тишину: атака! Партизаны ворвались в город. Захвачен оружейный склад. Вале и еще нескольким партизанам командир приказал его охранять. А отряд пошел дальше, в центр города, на воссоединение с подразделениями Советской Армии.Вдруг совсем рядом просвистело несколько пуль. Валик почувствовал тупой удар в живот. Ноги сразу ослабли. На белом маскхалате показалась кровь. Валик упал.Санитары бережно уложили его на подводу. Слабеющим голосом Валик попросил:«Поднимите меня. Хочу видеть… Вот так… Хорошо… Танки! Наши танки!..»Мертвое тело мальчика обвисло на руках санитара…

3-ий ведущий. Леня Голиков24 января 1943 года в неравном бою под селом Острая Лука, что лежит в Дедовичском районе Новгородской области, погиб отважный разведчик. На груди его блестела боевая медаль. А где-то в штабах уже несколько месяцев ходило посланное командиром представление: «Достоин звания Героя Советского Союза».Было разведчику шестнадцать лет. В списках отряда числился он Леонидом Александровичем, а бойцы звали проще -Ленькой. Леней Голиковым.Партизаны поклялись отомстить фашистам за гибель своего товарища. Здесь же, над могилой, в мыслях каждого пронеслась недолгая, но яркая боевая жизнь Лёни Голикова…

4-ый ведущий. Марат КазейКогда началась война, ученику Станьковской школы Дзержинского района Минской области Марату Казею было двенадцать лет. В первый же день оккупации мальчик своими глазами увидел, что несет советским людям фашизм. Гитлеровцы грабили и убивали, устраивали пытки и издевались. Многие из земляков Марата уходили в леса, в •партизанские отряды. Вся семья Казея стала помогать им. Вскоре гитлеровцы схватили мать Марата. Пытали ее, но она не выдала партизан. Тогда фашисты повесили ее в родном селе. Сын уже не мог более оставаться в Станькове. Он ушел к партизанам.Марат стал разведчиком отряда имени 25-летия Великого Октября бригады имени К. К. Рокоссовского.

1 -и ведущий. Давайте почтим всех погибших минутой молчания.

После нее звучит песня «Пусть всегдабудет солнце!».

10 чтец (на фоне песни).

Снова майские звезды в полях зацветают,И вдоль старых окопов плывет тишина.Там когда-то гремела большая,Не по детскому росту, война.

Песня звучит громче.








Детство опаленное войной



Сочинение «Детство, опалённое войной»

Мое отношение к Великой Отечественной войне особенное. И, прежде всего, потому, что в жизни моей семьи она занимает заметное место. О ней говорили, о ней вспоминали, о ней помнят и сейчас. Помнят мои родители. Я помню.… Даже несмотря на то, что моих прадедов, которые были простыми солдатами Великой Победы, уже давно нет в живых. Их не стало еще до моего рождения. Но я очень хорошо знаю боевой путь моего прадеда по материнской линии – Семена Петровича Шевченко: от украинского села Мироновки, что на Харьковщине, до самого логова фашистов – Берлина. Знаю и боевой путь, который прошел мой прадед по отцовской линии – Никанор Семенович Джебко. Он воевал на Дальнем Востоке. Но накануне 67-й годовщины Победы я хочу вспомнить о тете своей мамы Галины Павловны Шевченко – Анастасии Семеновне Сивоконь (в девичестве Шевченко). Её рассказы о военном детстве навсегда запали мне в душу. Они говорят о той страшной трагедии, которую пережил советский народ, намного красноречивее всех учебников истории. Это было детство, опаленное войной…

Какова она, война глазами ребенка? Я записал рассказ Анастасии Семеновны, чтобы память о войне жила как можно дольше в памяти её внуков, будущих правнуков и праправнуков. Это еще одна глава из нашей семейной истории, которая пишется уже не одним поколением моих предков. Вот её рассказ…

Рассказ Анастасии Семеновны

Первая бомбежка

Когда началась война, мне было четырнадцать лет, в сентябре 1941 – го исполнилось пятнадцать. Поэтому события тех лет я помню очень хорошо. Помню, что после того, как объявили о начале войны, в душе поселилась какая- то щемящая тревога, которая ни на минуту душу не отпускала… А через три дня (25-го июня) нашу Мироновку уже бомбили. Я никогда не забуду первую бомбежку… Прибежала к нам соседская ребятня, сообщили, что на поле сел наш самолет. Конечно, мы все туда побежали, нам- то он в диковинку был. Всем охота посмотреть вблизи. Я тоже побежала. За мной Нинка увязалась, сестра моя младшая, ей четыре года было. Много детворы собралось, да и взрослые сбежались. И вдруг, откуда не возьмись, налетели немецкие самолеты, и давай бомбить. Взрывы, пыль, страх… Боже, как мы оттуда бежали… А Нинка маленькая, наравне с нами бежать не может, отстаёт, плачет… Добежали до дома, да скорей в погреб… Многих убило в тот день… А к Покрову (14 октября) уже и немцы в село пришли…

Погреб

Погреб у нас был большой. Оно и понятно: семья большая, огород большой, запасов много надо. Вот он и стал для нас жилищем. Мы жили как раз в центре села. А хата у нас большая была. Немцы как пришли – сразу нас выгнали. Госпиталь там организовали. А маму нашу, Евдокию Матвеевну, куховарить заставили, вернее немцу-повару помогать. Хозяйство у нас большое было: куры, утки, гуси, корова была. Люди в Мироновке года за три до начала войны разжились: скот, птицу держали. Немцы это всё и поели…

В погребе кроме нашей семьи ещё соседи – Кофаны – ютились. Не знаю, почему. Может, у них погреб небольшой был… Мама прибежит, быстро нам еды какой даст и снова немцам раненым готовить. Помню, однажды мама принесла нам супу горохового – немцы не доели. Мяса в нём много, густой, очень вкусный. Больше я никогда такого вкусного супа не ела… Сидим, прижмемся друг к другу, чтоб теплее было… Погреб и есть погреб — сыро, холодно. Закашляли все. Врач немецкий детей маленьких пожалел — разрешил в хате на печи ночевать. Однажды, когда в очередной раз бомбили наше село, бомба упала во дворе, метрах в шести от погреба. Но нас, слава Богу, дома не было…

А следы от воронки ещё долго после войны были, годов до шестидесятых. Потом папа это место разровнял и красные тюльпаны посадил…



Немцы

Сначала мы сильно немцев боялись – не высовывались из погреба без лишней надобности. Ну а потом осмелели… Немцы, конечно, разные были. Кто на тебя, как на щенка смотрит, норовит пнуть, а кто заговаривает, пытается конфетами угощать. Мне один немец даёт конфеты, а я не беру… А малышня угощалась, конечно. Всё больше они леденцы детям давали. Помню, у Нинки подружка была Тамара Кузьменко. Тоже года четыре ей было. Угостил её один немец хлебом. Так она придет к нам и канючит у того немца: «Дай ей хлеба! Дай ей хлеба!». Ну, дал ещё раз, а потом она ему надоела, он взял и как шморгонул её, так и покатилась кубарем Тамарка…

У немцев хор был. Перед войной в Мироновке выстроили больницу двухэтажную, там тоже много немцев стояло. Как клуб она у них была. Так вот те, которые в нашей хате жили, намажут сапоги и идут на спевки, то есть на репетицию. Запах той ваксы я, кажется, никогда не забуду…

Наши



Мироновка несколько раз переходила из рук в руки. Сколько здесь людей полегло…Первый раз наши войска, когда прорвались в село, открыли огонь. Дядю моего Александра Петровича сильно ранило. Свои же и ранили. Он от этой раны потом и умер. Что поделаешь, война… Немцы, конечно, забегали, паника началась. Пули кругом свистят… Мы в погреб побыстрее спрятались… Ну, а потом наши в село зашли. В нашей хате теперь русское начальство стояло. В спальне – полковник, а в передней комнате (так обычно на Украине называют комнату, где находится печь) – лейтенант. Мама и им еду готовила. Полковник очень любил картофельное пюре. Он требовал, чтобы оно было обязательно жидким и чтоб подавали его только в стакане… Так что пришлось маме готовить и немцам, и нашим. Она выучилась так куховарить, что потом всю её жизнь, до самой старости, звали готовить на сельских свадьбах или на поминках…

Но русские недолго в селе стояли. Стало известно, что со стороны села Тимченки идут эсесовцы. Мы сильно боялись, потому что слышали про их нечеловеческую жестокость. Но никого не тронули…

Эвакуация

В эвакуацию мы, мироновские, отправились под Красноград. Сначала были в селе Карловка. Помню, что там нас, детей, собрала пионервожатая Полина Тимофеевна. Ходили мы ночью проволоку резать… Потом нас отправили дальше – в село Тишенковку. Пришли, а женщина, к которой нас определили, не хочет нас пускать к себе и всё тут. Потом, правда, начальник пришёл, накричал на неё, приказал пустить. Потом мы к другой женщине жить перешли. Та хорошая, добрая была. Фамилия – Кухлий. Огород мы там садили…

Прежде чем уходить в эвакуацию, мы кое-что из пожитков закопали. Но всё с собой не унесешь… Поэтому те люди, которые возвращались в родное село с эвакуации раньше, ходили по хатам, забирали чужое, что в хатах осталось. Вот и мы потом подушки свои, мешки со стриженой овечьей шерстью у людей отбирали. Конфликты, конечно, возникали…

А в Мироновке всего 11 хат осталось, вернее только стены от хат. У нашей хаты тоже стены уцелели. Сначала мы в землянке жили. Потом постепенно восстановили своё жилище. Сначала соломой дом крыли, а когда разжились – железную крышу сделали. Красной краской красили, а стены глиной обмазывали, связками из камыша на зиму утепляли. А белили мелом. Куски мела растворяли в воде – получалось «молоко». Хату нужно обязательно белить и внутри, и снаружи. А если хата не беленая, то хозяйка в ней плохая…Пол был глиняный. Каждую неделю глину смешивали с водой, чтоб было жидко, а затем мазали пол «глиняной» тряпочкой…

Папа

Моего отца, Семена Петровича Шевченко, призвали только в 1942 г. У него была бронь. А потом забрали… И почти сразу же папа оказался в окружении.

Немцы окружили наших в районе городка Изюма Харьковской области. 240 тысяч бойцов оказались в окружении. Потом папа рассказывал мне, что солдаты спешно топили в реке мешки с сахаром и мукой, чтобы только всё это не досталось фашистам, а сами плакали, ведь многим из них пришлось пережить страшный голод 1933 года. С трудом удалось вырваться из окружения. Куда идти, где свои – солдаты не знали. С двумя своими односельчанами прадед решил пробираться к дому. Дом был недалеко. Шли только ночью, голодные, обовшивевшие. Однажды решились постучать в окно хаты, стоявшей на окраине села, попросить хлеба. Хозяин – пожилой украинец – накормил солдат, дал одежду, указал безопасную дорогу. А на прощание сказал: « А вы знаете, у кого были? Вы у старосты этого села были…» Папа домой пришел, а нас нет – мы в эвакуацию ушли. А потом папу снова забрали в действующую армию. Он два раза был в окружении. Во второй раз мы узнали, что наших пленных немцы держат под Лозовой, Харьковской области. Там были некоторые солдаты из Мироновки. Люди говорили, что и наш папа там. Меня мама отправляет, как самую старшую: «Иди, посмотри, там ли он». Я ходила пешком в Лозовую. Виделись с папой. Щеки обмороженные, худой…



А потом нам пришлось встретиться только после войны. Но папа нам всегда письма писал, в конце войны даже открытки присылал. Он прошел фронтовыми дорогами не только по своей стране, но и по Румынии, Болгарии, Венгрии, Югославии. В составе 2-го и 3-го Украинского фронта он участвовал в форсировании Днепра, в Корсунь-Шевченковской и Ясско-Кишинёвской операциях, освобождал Вену, Белград и Будапешт.

Домой вернулся в 1945 г. Привез одеяло хорошее из Германии, несколько десятков пар шелковых чулок. Ох, как они нас выручили, когда голод после войны начался. Я ездили на Благовещенский базар в Харькове и меняла эти чулки на продукты. Выжили…»

У каждого своя война. Для одних – это рассказы о героях и подвигах, для других – изучение истории войны. А для меня война навсегда связана с воспоминаниями о ней Анастасии Семеновны Сивоконь.








sitemap
sitemap