Кубанское казачье войско на фронтах Первой мировой войны



Введение.

В 2014 году исполнится сто лет со дня начала Первой мировой войны. История казачества, как и всей нашей страны, имеет ещё много непрочитанных страниц. И среди них встречаются такие, которые могут любому народу составить славу и почёт. В настоящее время мы пытаемся восстановить всё, что было в недавнем прошлом: и трагическое, и героическое. К последнему, несомненно, относится участие кубанских казаков в Первой мировой войне. По своим масштабам эта война не имела себе равных во всей предшествующей истории человечества. В военных действиях участвовали многомиллионные армии, оснащённые по тем временам новейшими техническими средствами борьбы. Первая мировая война занимает особое место в истории человеческого общества. Это была по истине Великая война не только по масштабам боевых действий, но и по ее последствиям. Вовлекая в свою орбиту миллионы людей, война наложила неизгладимый отпечаток на общественное сознание, систему идеалов и ценностей человечества. Она породила целую цепь мировых катастроф, социальных и политических катаклизмов, коренным образом изменивших политическую карту мира. Именно по этому, на протяжении восьмидесяти лет, прошедших после этой войны, ученные неоднократно обращались к ее изучению. В ходе первой мировой войны были впервые применены технические средства массового уничтожения людей, вызывавшие ужас у современников. Это оказало огромное влияние на характер боевых действий, развитие военно-научной мысли. Эта война стала последним крупным вооруженным столкновением, в ходе которого происходило массовое применение кавалерии. Между тем, участие Российской Императорской армии и ее конницы (основу которой составляли казачьи подразделения) в первой мировой войне все еще мало изучены. Поэтому, данное исследование, на наш взгляд, может внести определенный вклад в развитие исторической науки. Актуальность выбранной темы не ограничивается только лишь областью военной истории. В наше непростое время многие люди пытаются разобраться в причинах событий, происходящих сегодня, выявить перспективы дальнейшего развития. Все это неизбежно ведет к поиску истоков корней, обострению интереса к своему прошлому. Изучение участия кубанских казаков в первой мировой войне открывает, практически, неизученную страницу в героической истории нашей малой Родины, нашего края; способствует развитию чувства патриотизма и гордости за свое прошлое.

Изучению проблем истории первой мировой войны ученные уделяли большое внимание. Однако вопрос участия кубанского казачества в этой войне так и не получил достаточного освещения. В немногочисленных работах, касающихся этой проблемы, даются либо общие сведения, либо данные об отдельных частях и подразделениях.

Объектом исследования является участие кубанского казачества в первой мировой войне. Предметом исследования выступает развертывание кубанских казачьих частей на Восточно-Европейском и Кавказском театрах этой войны, их непосредственное участие и роль в военных операциях русской армии на отдельных фронтах и разных этапах войны. Потребность рассмотрения процессов происходивших в Кубанском казачьем войске и в русской армии накануне войны не позволяет четко определить хронологические рамки работы. Основное внимание мы сосредоточили на периоде с 1914 по 1917г.

Целью данного исследования является анализ роли и значения кубанских казачьих подразделений в боевых операциях русской армии в период первой мировой войны.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

— дать характеристику Кубанского казачьего войска накануне войны, показать уровень его подготовленности к войне;

— исследовать процессы мобилизации и боевого развертывания кубанских казачьих частей в ходе войны;

— рассмотреть участие кубанских казаков в основных компаниях первой мировой войны;

— проанализировать значение кубанских подразделений для русской армии.

За эти четыре года было убито или пропало без вести более 20 миллионов солдат и мирных жителей, потери России составили около трех миллионов человек. А после войны перестали существовать четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Германская и Османская.

В советское время славные страницы Великой войны были практически вычеркнуты из истории. Пропагандисты уделяли внимание революции и Гражданской войне, а то, что ей предшествовало называли войной империалистической, несправедливой и захватнической. При этом летом 1914 года Российская империя вступила в мировую схватку с небывалыми патриотическими настроениями.

Подъем духа наблюдался и на Кубани. На фронт Кубанское казачье войско отправило полков гораздо больше, чем того требовала царская армия.

«В первые месяцы войны в 1914 году боевые действия велись на двух фронтах — Западном и Восточном, по сути Французском и Русском. Главной задачей России было отвлекать германские и австро-венгерские войска на себя для того, чтобы армии центральных держав не смогли сосредоточить основные силы на французском фронте. В ноябре к противникам Антанты присоединилась Турция. Возник новый театр боевых действий — Кавказский фронт. Именно здесь сражались кубанские полки.

Казачья конница составляла более 2/3 численности всей русской кавалерии.

Кубанское казачье войско выставило 37 конных полков, 2 гвардейские сотни, Отдельную казачью дивизию, 24 пластунских батальонов, отдельный пластунский дивизион, 51 сотню, 6 батарей – всего свыше 89 тыс. казаков. Они также использовались русским командованием на самых опасных участках, и поэтому состав, например, некоторых кубанских полков за годы войны сменился 3 раза. Кубанские казачьи части проявляли наибольшую степень надёжности и мобильности, а сами казаки- высокий боевой дух и отменную воинскую выручку. Потери среди них были наименьшими. Многие казаки были награждены орденами и медалями.

II. Сарыкамышская оборонительная операция.

У «забытой войны» по-прежнему остаются и забытые сражения. Немногие вспомнят практически вычеркнутое из нашей истории такое блистательное и беспримерное событие, как Сарыкамышская оборонительная операция, которая завершилась убедительной победой русского оружия, полным поражением 3-й турецкой армии генерала Энвер-паши, наступавшей на российское Закавказье, и перенесением русскими войсками боевых действий на территорию Турции. Сарыкамыш- конечная железнодорожная станция и передовая база русской армии в приграничной полосе Закавказья, сейчас это Турция.Все силы России тогда были отвлечены тяжелыми боями на Западном фронте, Россия не придавала большого значения войне с Турцией, в Кавказскую армию не только не посылали подкреплений, но и даже периодически забирали из нее наиболее боеспособные части, заменяя их второочередными формированиями. Даже в снарядах и патронах Кавказская армия была строго лимитирована, ближайшей ее задачей ставилась активная оборона на занятых рубежах. Энвер-паша, пользуясь своим превосходством в силах, предполагал с помощью обходного маневра окружить у Сарыкамыша главные силы русской армии и уничтожить их, затем вторгнуться в пределы России, поднять против России все мусульманское население Кавказа, Поволжья и Средней Азии. План операции был составлен немцами, в «шлиффеновском духе»: из трех турецких корпусов один должен был атаковать русских в лоб, сковывая их, а два других совершали глубокий обход. Турки тогда были сильным и опасным врагом, их войска, обученные и хорошо вооруженные Германией, отбили все атаки высадившихся на Галиполийском полуострове англо-французских войск, вынудив их в конце концов вернуться на корабли. Турецкая армия в отличие, например, от австрийской обладала высоким боевым духом, солдаты зачастую предпочитали смерть плену.Но планам «турецкого Наполеона» сбыться не удалось. Примерно в течение каких-то трех недель, в декабре 1914 года, 15 русских батальонов (чуть больше 50 тысяч) буквально вдребезги разбивают турецкую группировку (до 121 батальона, около 22 эскадронов, 263 орудия, плюс курдские отряды) – от 90-тысячной 3-й турецкой армии уцелела едва седьмая часть – 12400 человек,15 тысяч попали в плен, все остальные погибли. В качестве трофеев воинам-кавказцам достались только одних орудий более 70 единиц. Победа далась Кавказской армии также дорогой ценой, хотя и гораздо меньшими потерями: она лишилась около 20 тысяч убитыми, ранеными и обмороженными. Разгром 3-й турецкой армии в Сарыкамышской операции имел важные последствия, определив неблагоприятный для турок исход всей кампании 1915 года и облегчив действия английских войск в Ираке и зоне Суэцкого канала. Успешная для русской Кавказской армии Сарыкамышская операция породила у англичан беспокойство. В Лондоне всерьез поняли, что их враг №1 не германский кайзер, а русский император, самый страшный для Альбиона кошмар уже почти свершился. Еще один удар, и Россия войдет в Царьград (Стамбул) – колыбель православия и будет господствовать в Средиземном море… Поэтому осенью 1915 г. англичане ликвидируют свой Галиполийский фронт, а турки освободившиеся на этом участке силы перебросят на Кавказский фронт. Вот так помогали нам союзники. Уступая противнику по численности в два раза, оказавшаяся в критическом положении Кавказкая армия с триумфом выиграла это сражение только благодаря выдержке, рассудительности и хладнокровию русских офицеров и героизму, прежде всего, именно казаков. Генералы Н.Н. Юденич, Г. Э. Берхман, Н.А. Букретов, М.А. Пржевальский, И.Е. Гулыга, князь Н.Н. Баратов, Н.М. Истомин проявили исключительное умение управлять войсками в сложных для них условиях и одержали победу по-суворовски – не числом, а умением. Сарыкамышскую операцию теперь изучают почти во всех военных академиях мира как пример грамотно построенной оборонительной операции в тяжелейших горных и зимних условиях. О характере боев в тот период и важности вклада кубанских казаков и особенно пластунов 6-го Кубанского пластунского батальона в общую победу говорит поистине звездопад Георгиевских крестов и медалей, которыми военное руководство наделило пластунов. С 19 октября 1914 года, со дня объявления войны Турцией, по март 1915 года, 6-й Кубанский пластуновский батальон участвовал во всех боях по турецкому фронту. За это время Георгиевские кресты получили: 4-й степени – 357, 3-й степени – 98, 2-й степени – 29, 1-й степени – 5 пластунов. Георгиевские медали «За храбрость» получили: 4-й степени – 80, 3-й степени – 13, 2-й степени – 2 пластуна. Медаль «За усердие» – 25 пластунов. По меркам русской армии во все времена – это запредельная цифра для такого небольшого хронологического периода.

Казаки не посрамили чести своих станиц, бывшего тогда Лабинского отдела, о чем свидетельствуют Приказы по Кубанскому казачьему войску, послужные списки и наградные документы. Собирать это теперь приходится буквально по крупицам. К сожалению, пока известно всего лишь несколько имен людей, награжденных тогда Георгиевскими крестами, из той огромной части наших станичников, что участвовали в Сарыкамышском сражении:

ст. урядник Петр Третьяков, ст. Урупская, 4ст., №103442.

Приказный Роман Рыбалкин, ст. Урупская, 4ст., №103668.

Мл. урядник Дмитрий Лещенко, ст. Урупская, 4ст., №103838.

Приказный Савелий Мацков, ст. Урупская, 4ст., №103686.

Приказный Стефан Нестеренко, ст. Урупская, 4ст., №103870.

Приказный Котляров Иван, ст. Урупская, 4ст., №103856.

Подхорунжий Михаил Щепихин, ст. Урупская, 4ст., №103544.

Казак Петр Чекалин, ст. Бесскорбная, 4ст., №153476.

Мл. урядник Андрей Орлов, ст. Урупская, 4ст., №176903.

Приказной Андрей Дьяков, ст. Урупская, 4ст., №176897.

Приказной Георгий Долматов, ст. Урупская , 4ст., №176895.

Казак Казьма Лысов, ст. Прочноокопская, 4ст №176896.

Казак Александр Дурняткин, ст. Урупская, 4ст., №176910.

Казак Дементий Овчинников, ст. Прочноокопская, 4ст №152224.

Казак Иосиф Серенко, ст. Урупская, 4ст., №152228

Казак Даниил Карачун, ст. Прочноокопская, 4ст., №152234.

Казак Иван Ласкин, ст. Прочноокопская, 4ст., №152239.

Казак Парфентий Вихлянцев, ст. Прочноокопская, 4ст., № 152251.

Казак Радион Выходцев, ст. Бесскорбная, 4ст., №152267( посмертно).

Казак Василий Моцак, ст. Бесскорбная, 4ст., №152284.

Казак Ефрем(Герасим) Гриценко, ст. Бесскорбная , 4ст., №152285.

Казак Стефан Максимченко, ст. Урупская, 4ст., №152252.

Казак Николай Лимарев, ст. Урупская, 4ст., №152238.

Мл. урядник Савелий Мацков, ст. Урупская, 3ст. №10583.

Ст. урядник Петр Третьяков, ст. Урупская, 3ст. №10615.

Приказной Гавриил Буквич, ст. Бесскорбная, 4ст., №211512.

Ст. урядник Дмитрий Колесников, ст. Урупская, 4ст., №211598.

Казак Игнат Бичук, ст. Бесскорбной, 4ст., №296573.

Ст. урядник Андрей Воронин, ст. Урупская Георг.медаль 4ст., №102126.

Казак Иосиф Клычев,, ст. Урупская, Георг. медаль 4ст., №151975.

Все они незаслуженно забытые герои, которые верой и правдой служили Отечеству, и которыми мы вправе сейчас гордиться.

Георгиевские награды вручались исключительно за конкретные боевые подвиги и отличия.Это награды за декабрь месяц 1914 года – за неравные ночные бои, за «молчаливые» штыковые атаки, за взятие в гору сразу трех полос турецких укреплений, за контратаки при 30-градусном морозе, по пояс в снегу, за суточные 80-километровые марши в горных условиях, за то, что не дрогнули, когда в сотне оставалось всего по 30 человек(пластунская сотня-208 пластунов)… Это истинные сыны своего Отечества, они честно исполнили свой долг перед своими станицами и Родиной и навсегда останутся в памяти ее настоящих потомков. Большинство этих наград вручал пластунам тогда лично сам Николай II и Главнокомандующий – Великий князь Николай Николаевич. За проявленное мужество и доблесть на Кавказком фронте 6-й пластунский батальон, с 5.03.1915 года приказом №139, получает шефство от Государя Императора Николая II, с этого момента батальон получает название 6-й Кубанский пластунский батальон Его Императорского Величества, с этого момента на погонах пластунов появляется вензель Николая II.На въезде в Сарыкамыш возведен монумент турецким солдатам, погибшим тогда под Сарыкамышем. Примечательно, что на монументе нет ни слова о том, с кем конкретно воевали турецкие войска. Просто: воевали, герои, мужественно пали… Но с кем воевали и почему – не пишут.

III. Брусиловский прорыв.

Компания 1916 г. занимает особое место в истории первой Мировой войны. Главные событие 1916 г. на Восточноевропейском театре боевых действий происходили на Юго-Западном фронте и кубанские казаки приняли в них активное участие.

Наиболее крупной операцией был Луцкий прорыв, впоследствии получивший название Брусиловский прорыв. Летнее наступление началось с 22 мая. К 31 маю, за 8 дней до наступления, было взято в плен австро-германцев: 1 генерал, 1700 офицеров, 113 тысяч нижних чинов, захвачено 124 орудия, 180 пулеметов, 58 бомбометов, огромные склады огнестрельных припасов, громадное количество оружия, снаряжения и разного имущества. В районе Доброновце (20 верст северо-восточнее г. Черновиц) отличились войска генерала Лечицкого, взявшие в плен 21 тысячу нижних чинов, 1 генерала и 347 офицеров и захватившие 10 крупных орудий. Две армии – 8-я под командованием генерал-лейтенанта А.М. Каледина и 9-я, командующий генерал-от-инфантерии П. А. Лечицкий – имели в наступлении самый значительный успех, а именно после прорыва неприятельской обороны армией Каледина, окончившегося взятием Луцка 25 мая, Этот прорыв вскоре стал называться Брусиловским. На рассвете 22 мая 1916 г. началось наступление Юго-Западного фронта. Четыре армии, атакуя противника одновременно, прорвали фронт и двинулись в направлении Львова и Ковеля. Наступление застало противника врасплох и предопределило его отступление. Кубанские и терские казачьи части входили в состав IV-гo (8-й армии) и III-го (9-й армии) кавалерийских корпусов. 25 мая 1916 года IV-й кавалерийский корпус получил задачу – набег на Ковель. 2-й Сводно-казачьей дивизии было приказано прорвать позицию противника у гати Вулька Галузийская. В течение дня 26 мая линейцы и волгцы накапливались в окопах и вечером, как только смолкла артиллерийская подготовка, терские сотни начали спускаться с бугра и цепями подходить к окопам противника, расположенным в лесу по другую сторону болота. В полной тишине казачьи цепи подползли к проволочным заграждениям и начали ручными ножницами, укрепленными на винтовках, резать проволоку. В это время, сзади цепей, послышался крик «ура» и открылся бешеный огонь со стороны противника: ружейный, пулеметный, бомбометный и артиллерийский. Как потом выяснилось, в конную атаку по гати был брошен 1-й Линейный полк в расчете на то, что волгцы уже взяли австрийские окопы. 1-му Линейному полку в сражении на реке Стоход было приказано увлечь за собой пехоту и своим примером заставить ее переправиться через реку. Под общей командой войскового старшины С.Г. Улагая две сотни линейцев с пулеметной командой подъесаула П. Тутова в черных шапках с красными верхами и в красных башлыках бросились в конном строю лавами в реку. Под яростным огнем противника, по брюхо лошадей в воде, сотни переправились на противоположный берег. Казаки под обрывом спешились, все такою же яркою, пестрою цепью пешком подошли на триста шагов к германским окопам и пулеметным и ружейным огнем очистили дорогу кинувшейся в штыки зачарованной их алыми башлыками пехоте. Неприятель не выдержал натиска и отступил, плацдарм на левом берегу реки Стоход был захвачен.

1 июня 1916 г. 8-й армии генерала Каледина приказано было продолжить наступление на фронте Ковель-Милятин. В ночь на 24 июня пехотный корпус прорвал позицию противника около села Костюхновка и утром 2-я Сводно-казачья дивизия бросилась в преследование отступающего противника в направлении Вулька Галузийская, Гялузна, Красин, Лишневка, Грива, Старое Черевище, ведя бои с арьергардом противника, забирая пленных, обозы. После этой операции, Кавказская бригада расположилась в селе Лишневка. Позиции занимались по берегу реки Стоход. 6 августа дивизия получила задачу захватить снова и удержать Рудка-Черевищенский плацдарм, только что оставленный местной пехотой.Полки 2-й Казачьей Сводной дивизии, в порядке номеров полков, втянулись в лес по дороге на переправу через реку Стоход. Полки быстро шли на сближенных дистанциях. При выезде из леса в долину реки Стоход полки были подвергнуты атаке неприятельских аэропланов. На казаков полетели бомбы, застрочили пулеметы. Донские полки, переправились через реку Стоход в конном строю и восстановили положение. Казаки удерживали позиции у Рудки-Черевище до 9 августа, когда подошли сибирские стрелки. После, 2-я Казачья Сводная дивизия была отведена в тыл и расположилась на отдыхе. В составе армий генерала П.А. Лечицкого, принимавшей участие в Луцком прорыве 22 мая 1916 г. была Лейб-гвардии 1-я Кубанская сотня Собственного Его Императорского Величества конвоя, прибывшая в действующую армию 24 декабря 1915 г. и присоединенная ко 2-му Кизляро-Гребенскому полку

1-й Терской льготной казачьей дивизии 3-го кавалерийского корпуса .

Сотня, начиная с 28 мая по 10 июня 1916 г. включительно, когда она была отозвана обратно, ежедневно участвовала в боях, совместно с полком и самостоятельно выполняла возлагаемые на нее задачи. 29 мая 1916 г. сотня вместе с полком обеспечивала переправу русских войск через реку Прут у деревни Вама, понеся потери, они выполнили поставленную задачу; 5 июня сотня участвовала в отбитии у противника у дер. Кичера неприятельского обоза в 1008 повозок, двух тяжелых орудий и двадцати семи зарядных ящиков; 6 июня – при взятии высоты 412 у деревни Каменка; 7 июня – при взятии переправы через реку Сучаву, у деревни Андросфалд, и при взятии г. Радауц; 8 июня – при взятии г. Гура-Гумора; 10 июня при взятии г. Кимпалунга был взят действующий пулемет. Сотней было взято в плен двенадцать офицеров и более трехсот нижних чинов. 22 июня лейб-гвардии 1-я Кубанская сотня с поредевшими рядами прибыла в ставку командующего армией в г. Могилев, а уже 25 июня прибыла в Царское Село .Боевая деятельность 3-го Хоперского полка проходила большей частью на Западной Украине, где главными соперниками оставались австро-венгерские войска. Хоперцы, входили в состав 3-го Кавказского армейского корпуса 9-й армии, участвовали в Брусиловскм прорыве (май – июнь 1916 г.), достигнув в его результате Яблоницкого перевала на Буковине, где тогда проходила граница с Венгрией .В июле – августе 1916 г., в боях при форсировании реки Серет и на Золочевском направлении, 3-й Уманский полк 7-го армейского корпуса вел энергичную разведку и рекогносцировку позиций противника, чем в значительной степени способствовал блестящему выполнению Серетинской операции. 23 июля 1916 г. полк произвел в конном строю лихую атаку на пехоту противника у Бродского леса, южнее деревни Ратыще, при этом 25 декабря, в момент, когда левофланговый участок (батальон) корпуса, теснимый противником, находился в тяжелом положении, была брошена часть 3-го Уманского полка, смявшая и оттеснившая противника, чем была дана возможность пехоте оправиться, перейти в контратаку и восстановить свое первоначальное положение .В составе 2-й Сводной казачьей дивизии в 1916 г. 1-й Линейный полк участвовал в боях в Полесье, победа под Волькой Галузийской, Маневичами, Лешневкой, Новым Червище и Рудкой Червище, переправа через реку Стоход, послужили толчком к занятию русской пехотой левого берега реки .1 июля 1916 г. 4-я Терская казачья сотня Собственного Его Императорского Величества конвоя в Царском Селе была посажена в поезд и отправлена в действующую армию. По прибытию на фронт 14 июля, она была прикомандирована ко 2-го Волгскому полку 1-й Терской льготной казачьей дивизии. На третий день после своего прибытия, сотня в составе полка вышла на боевые позиции. Сотня участвовала в боях с австрийцами в районе Карпатских гор. 17 июля в пешем строю сотня заняла высоту 1857 около румынской границы. 17 августа был выслан разъезд в 9 лошадей для связи с правым флагом румынской армии, связь была установлена на высоте 1440, где находилась 2-я рота 56-го полка румынской армии. Сотня принимала участие во взятии укрепленных высот 1025 и 1068. Принимала участие в знаменитой Галицийской битве. Также находилась в дивизионном резерве. 14 октября 1916 г. сотня выступила из расположения полка и отправилась для службы в ставку верховного главнокомандующего в г. Могилев, куда и прибыла 31 июля .Успешные действия Юго-Западного фронта летом 1916 г. повлекли за собой большие политические последствия. В начале сентября после долгих колебаний Румыния объявила войну Австро-Венгрии. Первые же бои показали слабость Румынской армии – большая ее часть попала в плен. Оставшиеся боеспособные части отходили к провинции Молдова. С целью прикрытия Бессарабии и оказания помощи румынской армии русскими войсками создается Румынский фронт. В состав фронта вошли 9-я, 4-я и 6-я армии Юго-Западного фронта и 2-я Румынская армия. Среди кавалерии 9-й армии находилась и 3-я Кавказская казачья дивизия. Активного участия в боевых действиях она не приняла. В октябре 1916 г. дивизия была переведена в резерв фронта. Нехватка фуража и усталость личного состава не позволяли применить дивизию на фронте. 1-я, 2-я Кубанская и 2-я Сводно-казачья дивизии в это время несли службу на боевых позициях Западного фронта. Казаки вели разведку и наблюдение за противником, защищали русские позиции, стоя в окопах вместе с пехотой .Казаки внесли большой вклад в дело разгрома неприятеля. В ходе Луцкого (Брусиловского) наступления 1916 г. кубанские казаки проявили героизм и бесстрашие, нередко увлекая за собой в атаку пехоту. Оставаясь самым маневренным родом войск, конные массы брошенные в прорыв могли добиться большего успеха. Однако слабое обеспечение русской кавалерии артиллерией и пехотой не позволяло полностью завершить этот успех. Компания 1916 г. на Восточноевропейском театре боевых действий показала, что действия кавалерии в условиях прорыва обороны противника и применения значительной силы огня становятся малоэффективными.

IV Заключение.

Кубанское казачье войско в начале ХХв. было одним из крупнейших казачьих войск Российской империи. В мирное время оно выставляло на действительную службу 11 конных полков, 6 пластунских батальонов, 5 конно-артиллерийских батарей и 4 гвардейские сотни. Эти части представляли собой хорошо обученные, боеспособные подразделения, которые могли блестяще решать оперативно-тактические задачи. Однако, недостаточно высокий уровень военно-теоретической подготовки казачьих офицеров, слабое обеспечение казачьих частей артиллерией и пулеметами, отсутствие у высшего командования русской армии четкой кавалерийской доктрины значительно ослабляло возможности стратегического применения казачьих подразделений. Это проявилось в ходе Первой мировой войны. С началом первой мировой войны Кубанское казачье войско выставило 33 конных полка, 22 пластунских батальона, 5 конно-артиллерийских батарей и 32 особых сотни, всего около 48 451 чел. К исходу войны в составе русской армии находилось 37 конных полков, 22 пластунских батальона, 6 конно-артиллерийских батарей, 31 особая сотня и 7 конвойных полусотен, 1 отдельный конный дивизион и 2 лейб-гвардии казачьи сотни императорского конвоя Кубанского казачьего войска. Всего в боевых действиях приняло участие более 106 тысяч кубанских казаков. Большинство конных кубанских полков и конно-артиллерийских батарей были сведены в казачьи дивизии. Кубанские казачьи части находились в составе одной Сводно-казачьей, четырех Кубанских и шести Кавказских казачьих дивизий. Пластунские батальоны Кубанского казачьего войска образовывали четыре пластунские бригады. Кубанские казачьи части принимали участие в операциях как на Восточно-Европейском, так и на Кавказском театре военных действий. В период сосредоточения и развертывания русской армии конные полки, действовавшие в составе казачьих дивизий, выполняли задачи по прикрытию основных сил. Главным видом боевых действий казачьих частей в этих условиях была организация кавалерийской завесы. Кубанские полки блестяще справлялись с поставленной перед ними задачей. В период наступления русской армии казачьи дивизии входили в состав авангарда, вели разведку, прикрывали фланги основных сил. В ходе крупномасштабных наступательных операций казачьи дивизии действовали менее удачно. Для них были присущи те же недостатки, что и для всей русской кавалерии начального периода войны: недостаточная решительность, слабое взаимодействие с пехотными частями. Объясняется это не столько слабой профессиональной подготовкой казачьих частей, сколько неумением верховного командования распорядиться на поле боя крупными конными массами. Появление нарезного и автоматического оружия, дальнобойной артиллерии требовало новых подходов к ведению войны. Более удачно на этом этапе войны действовали кубанские конные полки, выполнявшие роль армейской (тактической) конницы. Они были приданы пехотным дивизиям и корпусам и успешно выполняли задачи разведки и боевого охранения, способствовали развитию успеха пехотных частей. В 1915г. на Восточно-Европейском театре военные действия приобретают позиционный характер. Большинство казачьих дивизий предается пехотным частям в качестве армейской кавалерии. Вместе с пехотой казаки ведут оборонительные бои в окопах, совершают разведывательные рейды в тыл противника, не редко действуя при этом в пешем строю. В такой обстановке верховное командование предпринимает попытку создания партизанских отрядов. Основу таких отрядов составляли казачьи части. К исходу 1915 году в русской армии было 5 партизанских отрядов, сформированных из кубанских казаков. Действия этих отрядов нельзя оценить однозначно. Бесспорно одно: командование русской армией не смогло в полной мере использовать их потенциал. Большинство исследователей указывают, что в силу позиционного характера войны конные части с 1915 года на всех фронтах стали превращаться в «ездящую пехоту». На наш взгляд такое утверждение не совсем верно. Наличие огромного пространства позволяло на Восточно Европейском театре военных действий сочетать позиционные и маневренные способы ведения войны. Именно в 1915 году в русской армии появляются крупные кавалерийские соединения — конные корпуса. Кубанские казачьи полки, входившие в состав конных корпусов Володченко и Гилленшмидта успешно действовали на полях сражений летом 1915 года. Они сдерживали натиск противника на Юго-Западном фронте. В то же время, конный корпус генерал-лейтенанта Тюлина, сформированный на базе 1-й и 2-й Кубанских казачьих дивизий потерпел неудачу к северу от Полесья. На его участке была совершена одна из наиболее удачных операций немецкой армии -Свенцянский прорыв. Эта неудача объяснялась плохо организованным взаимодействием кавалерии и пехоты. В ходе Брусиловского наступления 1916г. кубанские казаки проявили чудеса героизма, нередко увлекая за собой в атаку русскую пехоту. Однако выполнить свою основную стратегическую задачу — совершить глубокий рейд по тылам противника казачья кавалерия так и не смогла. Действия конных корпусов не были обеспечены достаточной огневой поддержкой, армейское командование не смогло четко определить задачи для казачьей кавалерии. Несколько иной характер носили военные действия на Кавказском фронте. К исходу войны кубанские казачьи полки составляли здесь основу кавалерии русской армии. Условия горной местности не всегда позволяли применять крупные конные массы. Поэтому казачьи части не редко действовали в составе небольших отрядов: вели разведку, арьергардные бои, прикрывали фланги основных сил. Часто такие отряды самостоятельно решали довольно значительные боевые задачи. Применение небольших кавалерийских отрядов, отнюдь не означало полный отказ от крупных кавалерийских соединений на этом театре военных действий. Примером тому могут служить успешные действия экспедиционного корпуса генерал-лейтенанта Баратова в Персии. Ядро этого корпуса составили кубанские казачьи полки. Особую роль в составе русской армии играли кубанские пластунские батальоны. Пластуны всегда посылались на самые опасные участки фронта. В конце 1914г. 1-я Кубанская пластунская бригада генерал-майора Пржевальского смогла удержать Сарыкамыш и тем самым способствовала успешному завершению операции русских войск. Летом 1915г. две бригады пластунов были переброшены на Юго-Западный фронт. Здесь они были сведены в пластунскую дивизию и сдерживали натиск «железной фаланги» немецкого генерала Маккензена. В 1916г. две бригады пластунов впервые в военной истории совершили крупномасштабную морскую десантную операцию и захватили турецкий город Трапезунд. Правящий дом Романовых высоко оценил заслуги пластунов. Три пластунских батальона получили почетные звания именных: 3-й Кубанский Его императорского Величества Наследника Цесаревича батальон, 4-й Кубанский пластунский Его Императорского Величества Великого Князя Георгия Михайловича батальон и 6-й Кубанский пластунский Ея Величества батальон. За годы войны 30720 кубанских казаков и офицеров были удостоены Георгиевских наград. Кубанские казачьи части понесли следующие потери: 25933 человек убито и ранено, 2504 — пропало без вести и попало в плен. Данные показатели свидетельствуют о высокой моральной стойкости и мужестве кубанских казаков на полях сражений. Таким образом, успехи и неудачи кубанских казачьих частей в первой мировой войне были куплены очень большой кровью. И не вина, а беда их была в том, что верховное командование не всегда находило им достойного применения. Память, к сожалению, не бывает вечной, если ее не хранить бережно, передавая из поколения в поколение, поэтому эта работа также еще является попыткой сохранения памяти, напоминания нашему молодому поколению о своих корнях и истоках и о героическом подвиге наших дедов и прадедов. К дате 100-летия со дня начала Первой мировой войны 1914–1918 гг. которая приходится на 2014 г. актуально увековечивание памяти о кубанских казаках, героях Первой мировой войны.

Список использованной литературы.

1.Куценко И.Я. Кубанское казачество. Краснодар, 1993.

2. Кубанские казаки в первой мировой войне// Ратушняк В.Н. Из исторического прошлого Кубанских казаков. Краснодар .1993

3. Очерки истории Кубани с древнейших времён по 1920 годы. Под общ.ред.В.Н. Ратушняка. Краснодар,1996

4.Бардадым В. Ратная доблесть кубанцев. Краснодар. 1996

5. Воскобойников Г.Л. Казачество в Первой мировой войне. М., 1994

6. Трут В.П. Под стягом России. К 300-летию кубанского казачьего войска// голос минувшего. Краснодар, 1997. № 1



sitemap
sitemap