Концепт дома в творчестве М Цветаевой



XVI районная научно-практическая

конференция учащихся

Секция: Русский язык и литература

Тема: «Концепт дома в творчестве М. Цветаевой»

Выполнил:

Шершнева Ольга Владимировна,

МБОУ «Лицей №34», 10 класс

Руководитель:

Егорова Светлана Николаевна

г. Новокузнецк, 2013

Содержание

Введение

Цель

Задачи

Актуальность

Объект исследования, предмет исследования, методы исследования

Основная часть

Теоретическое понятие определения «концепт»

Семантика слова дом и толкование его внутренней формы

Концепт дома в творчестве Цветаевой

Заключение

Выводы

Библиография

Введение

В рамках современной научной парадигмы особый интерес представляет термин «концепт». В России к изучению концепта вернулись только в конце 20 века. Сейчас в лингвистической науке с этим понятием работают многие исследователи и ученые. Так, например, Н.Д.Арутюнова, А.П.Бабушкин, Н.Н.Болдырев, Г.И.Берестнева, Г.А.Волохина, Е.С.Кубрякова, З.Д.Попова, Б.С.Степанов, Н.А.Стернин, В.Н.Телия, Е.А.Тырышкина, А.П.Кострикина и др. Каждый из них рассматривает проблему разных видов концепта.

В последнее время обсуждается вопрос о количестве концептов. Если А.Вержбицкая фундаментальными для русской культуры считала всего три концепта («Судьба», «Тоска» и «Воля»), то Ю.С.Степанов пять — «Вечность», «Закон», «Беззаконие», «Любовь», «Вера». Тырышкина Е.А. в статье «Концептуальная диада «жизнь-смерть» и её языковое воплощение в художественном дискурсе» рассматривает культурные базовые концепты сознания «жизнь» и «смерть», в которых показывает динамику изменения семантического объема концепта от словаря до дискурса. В общем же счете мы встретим число концептов до несколько сотен.

Все концепты можно разделить на следующие группы:

1. Мир — пространство, время, число, родина, туманное утро, зимний вечер;

2. Стихии и природа- вода, огонь, дерево, цветы;

3. Представления о человеке – новый русский, интеллигент, гений, дурак, юродивый, странник;

4. Нравственные – совесть, стыд, грех, правда, искренность;

5. Социальные понятия и отношения – свобода, воля, дружба, война;

6. Эмоциональные – счастье, радость;

7. Мир артефактов- храм, дом, геральдика, сакральные предметы (колокол, свеча);

8. Концептосфера научного знания – философия, математика;

9. Концептосфера искусства- архитектура, живопись, музыка, танец.

К настоящему времени исследователями разработано несколько методик описания и изучения концептов: это и теория профилирования, предложенная Е.Бартминским, и теория вертикальных синтаксических ролей, разработанная С.М.Прохоровой, и теория концептуального анализа для выявления глубинных, эксплицитно не выраженных характеристик имени — гештальтов, предложенная Л.О.Чернейко и В.А.Долинским, и теория вертикального контекста О.С.Ахмановой и И.В.Гюббенет.

Цель данной исследовательской работы заключается в изучении системы концепта дома в творчестве М. Цветаевой.

Задачи: 1. 2.Выделить и раскрыть концепт дома в лирике М. Цветаевой; 3.Систематизировать найденные образы домов с целью составления полной картины видения; 4. Проанализировать концепт дома в творчестве М. Цветаевой и определить, из каких элементов и при помощи каких выразительных художественных средств поэту удалось акцентировать в своей поэзии данные образы, которые непросто застывший пейзажный фон, а живые, действующие, горячо реагирующие на судьбы людей, события истории, образы.

Актуальность настоящего исследования обусловлена устойчивым интересом лингвистов к лингвокогнитивному и лингвокультуролоческому анализу концептов человеческого сознания, занимающих особое место в научной парадигме.

Объект исследования: концепт дома.

Предмет исследования: моделирование мотивов дома с помощью концепта.

Методы исследования: наблюдение, анализ, сопоставление

Основная часть

Теоретическое понятие определения «концепт»

Прежде чем, рассматривать концепт дома в поэзии Цветаевой, давайте выясним, что же такое «концепт»?

Концепты – это ментальные сущности, которые имеют имя в языке и отражают культурно-национальное представление человека о мире. Это концентрат культуры и опыта народа, по словам Ю.М. Лотмана, «как бы сгустки культурной среды в сознании человека». Но, с другой стороны, концепт- это то, посредством чего человек сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее.

Концепты возникают для обеспечения операций этого рода. Для выделения концепта необходима и выделяемость некоторых признаков, и предметные действия с объектами, и их конечные цели, и оценка таких действий. Но, зная роль всех этих факторов, когнитологи тем не менее еще не могут ответить на вопрос о том, как возникают концепты.

Концепты сводят разнообразие наблюдаемых и воображаемых явлений к чему-то единому, подводя их под одну рубрику; они позволяют хранить знания о мире и оказываются строительными элементами концептуальной системы.

Изучению природы концепта в когнитивной лингвистике уделяется первостепенное значение. Любая попытка постичь природу концепта приводит к осознанию факта существования целого ряда смежных понятий и терминов.

Концепт окружен эмоциональным, экспрессивным, оценочным ореолом; это тот «пучок» представлений, понятий, знаний, ассоциаций, переживаний, который сопровождает слово и выражаемое им понятие. Концепты – предмет эмоций, симпатий и антипатий, а иногда и столкновений различных мнений.

Кроме того, число лексических единиц, являющихся концептами, ограниченно, потому что не всякое имя – обозначение явления есть концепт. Концептом становятся только те явления действительности, которые актуальны и ценны для данной культуры, имеют большое количество языковых единиц для своей фиксации, являются темой пословиц и поговорок, поэтических и прозаических текстов. Они своего рода являются символами, эмблемами, определенно указывающими на породивший их текст, ситуацию, знания. Они являются носителями культурной памяти народа.

К пониманию концепта, базирующегося на общем положении: концепт – это то, что называет содержание понятия, синоним смысла.

Первый подход, представителем которого является Ю.С.Степанов, при рассмотрении концепта большое внимание уделяет культурологическому аспекту, когда вся культура понимается как совокупность концептов и отношений между ними. Следовательно, концепт- это основная ячейка культуры в ментальном мире человека. Он представляет концепты как часть европейской культуры «в момент их ответвления от европейского культурного фонда и фона». Они занимают ядерное положение в коллективном языковом сознании, а потому их исследование становится чрезвычайно актуальным. При таком понимании термина «концепт» роль языка второстепенна, он является лишь вспомогательным средством – формой оязыковления сгустка культуры, концепта [Степанов, 1997, с.40]. Ю. С. Степанов утверждает, что «концепты не только мыслятся, они переживаются. Они – предмет эмоций, симпатий и антипатий, а иногда и столкновений» [Степанов, 1997, с.42].

Второй подход (Н.Д.Арутюнова и её школа, Т.В.Булыгина, А.Д.Шмелев и другие) к пониманию концепта представляет семантику языкового знака единственным средством формирования содержания концепта.

Сторонники третьего подхода-Д.С.Лихачев, Е.С.Кубрякова и другие, считают, что концепт не непосредственно возникает из знания слова, а является результатом столкновения знания слова с личным и народным опытом человека, то есть концепт является посредником между словами и действительностью. «… Многие филологи разделяют точку зрения, что «концепты возникают в процессе построения информации об объектах и их свойствах… концепты сводят разнообразие наблюдаемых и воображаемых явлений к чему-то единому… способствуют обработке субъективного опыта путем подведения информации под определенные выработанные обществом категории и классы» [Кубрякова, с.90].

Интересная теория концепта предложена Ю.Д.Апресяном. Он основывается на следующих положениях:

1.

Каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и организации мира; выражаемые в нем значения складываются в некую единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается языком всем носителям;

2.

Свойственный языку способ концептуализации мира отчасти универсален, отчасти национально специфичен;

3.

Взгляд на мир «наивен» в том смысле, что он отличается от научной картины мира, но это не примитивные предложения.

Р.Джекендорфф понимал концепт как семантическую часть речи — концепт объекта и его частей, движения, действия, места или пространства, времени, признака.

В.И.Карасик и Г.Г.Слышкин исследовали концепт и утвердили, что он — условная ментальная единица, направленная на комплексное изучение языка, сознания и культуры.

Таким образом, в своей совокупности концепт – это семантическое образование, отмеченное лингвокультурной спецификой и тем или иным образом характеризующее носителей определенной этнокультуры. Он окружен эмоциональным, экспрессивным, оценочным ореолом.

Семантика слова дом и толкование его внутренней формы

В русском языке лексема дом не только обозначает постоянное, а не временное жилье, но и материализует идею родства по месту «сидения», которое с некоторых пор становится столь же важным во взаимных отношениях между людьми, как прежде род.

Именно дом стал исходной точкой общности, то есть близости по роду (в пространстве, а не во времени). Отсюда возникло и дальнейшее развитие семантики слова дом.

В словаре В. Даля представлены такие значения: 1) ‘строение для житья‘; в городе, жилое строение; хоромы; в деревне, изба со всеми ухожами и хозяйством, крестьянский дом, изба; южное хата; княжеский и вообще большой, вельможеский, палаты, дворец; помещичий в деревне, усадьба; маленький и плохой, хижина, лачуга; врытый в землю, землянка, уменьшительно домец, домик, домок, домочек; домишка, домишечка; увеличительно домина, домища. Держать дом ‘вести хозяйство‘, распорядок. Открытый дом ‘хлебосольный‘… 2) ‘семейство, семья, хозяева с домочадцами‘; 3) ‘род, поколение‘, говоря о владетельных или высоких особах; 4)кстр., твр дом говорят вместо домовина, домовище, ‘гроб‘ [Даль, 1, с. 465-467].

В СРЯ слово дом зафиксировано в следующих значениях: 1)‘здание, строение, предназначенное для жилья, для размещения различных учреждений и предприятий‘; 2)‘жилое помещение, квартира, жилье‘; 3)‘семья, люди, живущие вместе одним хозяйством‘; 4)‘династия, царствующий род‘; 5) чего или какой ‘культурно-просветительское, научное, бытовое государственное учреждение, а также здание, в котором оно находится‘; 6) устар ‘заведение, предприятие‘ [ССРЯ, 1, с.425].

Главный семантический признак, характерный для основного значения лексемы дом– ‘постоянное, а не временное жилье‘– словарями не отмечается.

Однако, Л. А. Капанадзе отмечает, что в противоположность лексеме времянка, общее значение которой ‘нечто временное‘ (одно из конкретных – ‘временный дом‘), которая требует конкретизации в семантическом плане, лексема дом в такой конкретизации не нуждается [Капанадзе, с.453-454]. Это связано с тем, что признак ‘постоянный‘ уже заложен в семантике слова дом.

В Колесов отмечает, что слово дом «ничего и не значит, как просто ‘дом‘, и потому сложно определить исконный смысл корня. Так как дом – жилье вообще, всякое жилье, то слово дом и стало родовым обозначением жилья, а также всего, что в нем находится» [Колесов, 1986,с.194].

Н.М. Шанский по поводу этимологии слова дом замечает, что «основное и первичное значение слова дом– ‘здание, строение‘. По своему происхождению это слово такое же отглагольное. Как и указанные синонимы (строение– от строити, здание– от зъдати ‘строить, создавать‘). Правда образовано оно от исчезнувшего глагола и без помощи суффикса.

Дом – жилое пространство человека, символ семейного благополучия и богатства, локус многих календарных и семейных обрядов. Дом противопоставлен внешнему миру, входя в бинарную оппозицию ‘свой – чужой‘ [СД, с.116]. «Отношение к «чужому» может быть настороженно-ожидающим, требующим проверки, размышления, неторопливого вырабатывания правильного решения, и, пока оно не достигнуто, к «чужому» присматриваются, его учитывают, но с ним сознательно не хотят сближаться» [Топоров, 1989, с.13].

Общее пространственное противопоставление ‘своего‘ ‘чужому‘ выступает в разных частных оппозициях, основной из которых является противопоставление между домом и не домом (лесом – в широком смысле). При этом само пространство дома получает явно мифологическое осмысление [Байбурин, с.112]. последнее является одним из проявлений концепта.

Концепт дома в творчестве М. Цветаевой

Интерес к литературе первой волны русской эмиграции, усилившийся в последние десятилетия, вполне закономерен: с утратой нравственных и духовных ориентиров, многочисленными случаями отъезда наших соотечественников за рубеж вопросы родины и изгнания, дома и бездомья оказываются в центре внимания как исследователей, так и широкой читательской аудитории: в словах давно ушедшего поколения, во взгляде из эмиграции чувствуется та правда об истории, в которой так нуждается современное общество.

Несомненный интерес с этой точки зрения представляет особый художественный мир М. Цветаевой, одной из самых противоречивых и самобытных поэтесс, оставившей яркий след в русской литературе начала ХХ века.

Литературное наследие М. Цветаевой стало предметом изучения в ряде фундаментальных и исследовательских работ как в лингвистическом (Н.Г. Бабенко, И.Ю. Белякова, Н.Г. Гольцова, В.В. Жильцова, Л.В. Зубова, И.П. Оловянникова, О.Г. Ревзина, О.И. Северская, Д. Таубман, К.Э. Штайн и др.), так и в литературоведческом аспекте (В.Ю. Александров, С.А. Безменова, С.А. Гаспаров, Т.Н. Гурьева, С. Ельницкая, О.А. Клинг, Е.Б. Коркина, Г.Т. Петкова, А.А. Саакянц, М.В. Серова, Е.К. Соболевская и др.).

Вместе с тем, несмотря на неугасающий интерес ученых к творческому наследию этого автора, когнитивный аспект поэтического наследия М. Цветаевой в литературоведении остается на периферии исследовательских интересов. Разделяя мнение доктора филологических наук, профессора О.В. Резник, считаем, что использование концепт-анализа в литературоведении позволяет не только определить индивидуальную мировоззренческую позицию автора, но и «структурировать самый разнообразный материал, описать специфику индивидуально-авторского мироощущения, реализованного в тексте» [1: 93].

Цель статьи – исследование контекста реализации концепта «дом», выявление ключевых субконцептов в поэзии Марины Цветаевой.

Данный концепт включает в себя следующие микрополя:

1) ДОМ-жилище:

а) ДОМ — жилое пространство, воспринимаемое как целый мир

б) части ДОМА

в) пространство вокруг ДОМА, включаемое М. Цветаевой в ДОМ

г) мебель и атрибуты ДОМА

д) бытие, жизнь в ДОМЕ; любовь; одиночество; творчество

2) ДОМ-семья:

а) термины родства и лексемы, номинирующие процесс породнения

б) имена

в) обитатели ДОМА

3) ДОМ-здание

4) ДОМ-антидом

Дом в значении «жилище», «защищенное, укромное пространство» в творчестве М. Цветаевой раннего периода (1906-1914) эксплицитно реализуется в стихотворениях «Наши царства» (1909-1910), «Книги в красном переплете» (1908-1910), «Домики старой Москвы» (1911), поэме «Чародей» (1914) и др.

Родительский дом для лирической героини – «рай детского житья», «золотые времена», где царит атмосфера любви и понимания, где верные друзья-книги открывают девочке-подростку целый мир. В стихотворении «Книги в красном переплете» читаем:

Дрожат на люстрах огоньки…

Как хорошо за книгой Дома!

— О, почему средь красных книг

Опять за лампой не уснуть бы?

О золотые времена,

Где взор смелей и сердце чище!

О золотые имена:

Гекк Финн, Том Сойер, Принц и Нищий

Мир детства – это не только царство «вечных» книг «в потертом, красном пререплете», но и чарующие звуки музыки, с детства окружающие лирическую героиню: Шуман, Григ, Кюи. Книги и музыка — две важные духовные составляющие концепта «дом» в значении «защищенное, закрытое, обжитое пространство». Родительский дом для юной поэтессы – это детская, передняя, гостиная, кабинет, «манящий зал» (зала), мезонин «всегда весенний, золотой».

Поет огнями манящий зал,

Поет и зовет, сверкая

«Душа и имя» (1911-1912)

Прыжками через три ступени

Взбегаем лесенкой крутой

В наш мезонин — всегда весенний

И золотой.

«Чародей» (1914)

Несущие яркую эмоциональную окраску эпитеты «весенний», «золотой» создают атмосферу покоя, безмятежного счастья, романтического мировосприятия. Границы этого защищенного пространства четко очерчены: ворота, дверь, «синие окна», ставни, свой порог. Притяжательные местоимения «свой», «наш» («наш старый дом», «свой порог») актуализирует оппозицию «свой — чужой». «Чужое» находится вне границ родительского дома.

Иль кто-то держит путь обратный

— Уж наши руки стали льдом —

В завороженный, невозвратный

Наш старый дом.

Вещный мир родного дома как обжитого пространства – это люстры, лампа, стул, кровать, диван, шкаф, чучело филина «с лицом кота», зеркала. Такие предметы, как книги, клавесин, рояль свидетельствуют о насыщенной духовной жизни его обитателей:

Где клавесина аккорды,

Темные шторы в цветах,

Великолепные морды

На вековых воротах.

С реализацией концепта «дом» как пространства, населенного людьми, встречаемся в стихотворениях «Маме» (1907-1910), «Мама за книгой» (1910), «Мама на даче» (1910), «Мама в саду», «После гостей» (без даты), «За книгами» (1909-1910), «Колыбельная песня Асе», «В сонном царстве» (без даты), «В пятнадцать лет» (1911) и др. Это люди, живущие одной семьей, — мать, сестра, отец, родители, старшие (няня, экономка).

Спи, царевна! Уж в долине

Колокол затих,

Уж коснулся сумрак синий

Башмачков твоих.

«Колыбельная песня Асе»

«Мама, милая, не мучь же!

Мы поедем или нет?»

Я большая,- мне семь лет,

Я упряма,- это лучше.

Удивительно упряма:

Скажут нет, а будет да.

Не поддамся никогда,

Это ясно знает мама.

«За книгами»

Мама сережки сняла, — почему?

И отстегнула браслеты,

Спрятала в шкафчик конфеты,

Точно в тюрьму.

«После гостей»

Родительский дом детства и отрочества двух сестер Цветаевых – это место внутренней свободы, своеобразный мир со своими ценностями, традициями, понятными только обитателям этого дома. Вряд ли для кого-то из посторонних может быть интересен «ворох тетрадок», «полчище шарманок, картонных кукол и зверей, полуобгрызанных баранок, календарей, неописуемых коробок, с вещами не на всякий вкус, пустых флакончиков без пробок, стеклянных бус» (поэма «Чародей», 1914).

Где невозможный беспорядок —

Где точно разразился гром

Над этим ворохом тетрадок

Еще с пером.

Над этим полчищем шарманок,

Картонных кукол и зверей,

Полуобгрызанных баранок,

Календарей,

Неописуемых коробок,

С вещами не на всякий вкус,

Пустых флакончиков без пробок,

Стеклянных бус

Дом детства – это и чувство первой влюбленности:

Он был наш ангел, был наш демон,

Наш гувернер — наш чародей,

Наш принц и рыцарь. — Был нам всем он

Среди людей!

В нем было столько изобилий,

Что и не знаю, как начну!

Мы пламенно его любили —

Одну весну.

И чтение стихов за чаем под уютные звуки «мурлыкающего» самовара, и прогулки по Тверскому бульвару с его удивительным «запахом от тополей», пестрой толпой, для описания которой юная поэтесса находит яркие характерные детали:

Бульвар сверкает. По дорожке

Косые длинные лучи.

Бегут серсо, за ними ножки,

Летят мячи,

Другие остаются в сетках.

Вот мальчик в шапочке «Варяг»

На платьице в шотландских клетках

Направил шаг.

Сияют кудри, щечки, глазки,

Ревун надулся и охрип.

Скрипят колесами коляски,

— Протяжный скрип. —

Там мама наблюдает зорко

За девочкой с косой, как медь.

В одной руке ее — ведерко,

В другой — медведь.

Какой-то мальчик просит кашки.

Ох, как он, бедный, не дорос

До гимназической фуражки

И папирос!

О вейтесь, кудри, вейтесь, ленты!

Увы, обратно нет путей!

Проходят парами студенты

Среди детей.

«Чародей» (1914)

Лирическая героиня и ее сестра («четырнадцать – шестнадцать лет!») восторженно воспринимают жизнь во всем ее многообразии:

Как жизнь прелестна и проста!

– Нам ровно тридцать лет обеим.

Хорошо и уютно чувствует себя лирическая героиня и в домиках старой Москвы, которым посвящено одноименное стихотворение, написанное в 1911 г. Субконцепт «Москва» как важная составляющая главного концепта дом реализуется в значении «обжитое пространство (родной, близкий)». Домики, стоящие в скромных переулочках старой Москвы, – это «домики с знаком породы», «слава бабушек томных», доживающих свой век среди расписных потолков, «темных штор в цветах». Непременный атрибут этих домиков — зеркала до потолков, «великолепные морды на вековых воротах», «клавесина аккорды», «взгляды портретов в упор». Они так же стары, как и их хозяйки. Поэтесса сожалеет о том, что на место этих уютных домиков, свидетелей славного прошлого, приходят «уроды», грузные, в шесть этажей»:

…И погибаете вы,

Томных прабабушек слава,



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap