Конституция РФ путь к правовому государству



Конституция России —
путь
к
правовому государству

Номинация: проект

Автор:

Гришин Антон Игоревич

Руководитель:

учитель истории и обществознания

муниципального бюджетного

общеобразовательного учреждения

средней общеобразовательной школы

села Верхняя Матренка

Крутских Л. Л.

2013 г.

В работе над данным проектом было использовано издание Н. А. Богдановой под названием «Красная книга. Конституция Российской Федерации», вышедшее в свет в 2004 году. В нем недействующие нормы Основного Закона, а также нормы, смысл и содержание которых были существенно изменены в ходе их практического применения, выделены жирным курсивом. Тогда это выделение охватило около трети от всего конституционного текста. Сейчас оно составляет менее половины. Кроме того на данный момент действуют 12 толкований Конституции, значительно трансформирующих толкуемые нормы, а в официальный научный лексикон введен термин «живая Конституция».

Все это свидетельствует о наличии целого комплекса проблем современной российской Конституции. И, как всякий комплекс, они требуют комплексного подхода, исследования и решения.

История конституции в любой стране неотъемлема от истории общества и государства. Каждый очередной этап их развития характеризуется новыми моментами в социально-экономических и политических отношениях, осуществлении функций государства, изменении формы правления и т.д. Принятие конституций имеет задачей отразить все качественно новые явления. Конституция Российской Федерации 1993 года по существу подводит черту под прошлым и означает принципиально новый этап истории России. Она отражает изменения в механизме народовластия, федеративном устройстве, системе управления обществом; служит гарантом государственного единства и политической стабильности.

В XX в. в России сменилось пять Конституций. Для большинства демократических стран это слишком часто, ведь там конституция призвана определять стратегическое развитие страны на десятилетия, а то и на века. Но для России оказалась нужной именно такая непостоянная конституция. Основной закон у нас менялся тогда, когда руководителям государства становился нужен новый инструмент борьбы со своими политическими противниками.

В этом смысле ленинская Конституция 1918г. была самой откровенной. Эта Конституция отвергала демократию, в частности принцип тайного голосования и разделения власти на ветви как “пережитки буржуазного парламентаризма”. В таких условиях редко кто отважился выступать против властей, а кто высказывал свое несогласие с ними, того объявляли “контрой”, с которой поступали по законам революционного времени. Последующие Конституции закрепляли некоторые элементы демократии в нашем обществе, только они носили чисто формальный характер.

12 декабря 1993 года в России была принята ныне действующая Конституция. По замыслу разработчиков Конституция является Основным Законом государства, а следовательно, и вершиной системы законодательства.  Стоит ли акцентировать на этом внимание? Много ли зависит от названия? Но ведь речь идет не столько о названии, сколько о месте Конституции в иерархии нормативных актов, во всей системе законодательства, ядром и вершиной которой она является. Речь здесь идет о системообразующей и формообразующей функциях Конституции, потому что законодательство (в широком ли, узком ли смысле) — это система иерархическая. Каждый вид нормативных актов, входящих в нее, должен занимать свою собственную ступеньку, положение которой в ряду других определяется его юридической силой. Естественно, что у такой системы должна быть вершина, которую занимает Основной Закон – Конституция. И хотя в ее основе были заложены такие международные документы, как Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Декларация прав ребенка (1959 г.), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1960 г.), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.), Конвенция о правах ребенка (1989 г.), современное российское общество выглядит на столько социально разобщенным, и прежде всего по базовым ценностям, что идеи демократии данной Конституции для многих россиян стали в настоящее время синонимами всего плохого, поэтому Основной Закон не может служить консолидирующим фактором. Таким образом, данная действующая Конституция вызывает огромное количество нареканий. Даже представители тех слоев населения, чье привилегированное положение закреплено данной Конституцией, считают, что оценка данного закона как «по-настоящему хорошего» явно преувеличена и его в любом случае придется обновлять, а затем и менять. Каковы наиболее бросающиеся в глаза недостатки современной Конституции?

Негативным фактором восприятия Конституции является попытка ее внешней «деидеологизации». Понимая, что «деидеологизированная», чисто юридическая Конституция — пусть и несбыточная (потому что так никогда не бывает), но все же мечта любого юриста, нельзя не отдавать себе отчет в том, что эта мечта гораздо дальше от реальности своего воплощения в такой стране, как Россия. Деидеологизированная Конституция вряд ли нужна стране с устойчивыми и уникальными традициями государственности, со сложившейся многовековой культурно-исторической основой и огромным значением державности как фундамента национальной идеи и движущей силы развития. В такой стране Конституция просто не может не быть идеологическим в мировоззренческом смысле документом. В противном случае она утратит свое основное предназначение и не будет эффективной. Другой вопрос — должна ли быть эта идея идеологией одной отдельно взятой партии или группы лидеров. Хотя это тоже вопрос спорный. Ведь идеология нового общественного строя аккуратно и малозаметно, но очень четко и органично встроена в контекст Основного Закона. Все зависит от того, насколько эта идеология близка традициям отечественной государственности. Формула действующей Конституции Российской Федерации о недопустимости установления какой-либо идеологии в качестве государственной или общеобязательной (ч. 2 ст. 13) не только вступает в противоречие со многими положениями ее собственной первой главы, но и сводит на нет значение Основного Закона как мощного идеологического документа. Пусть даже идеологической основой этого документа были бы уже провозглашенные в нем самом ценности — идеи гуманизма, демократии, социальной защищенности, мира и согласия, законности, правового государства.    Хотя следует еще раз подчеркнуть, что государственно-правовая система такого масштаба, как российская, не может жить без осмысленной идеологии. Причем это особенно актуально именно сейчас, когда отечественная правовая культура находится на этапном рубеже поиска собственной целостности и для продолжения в XXI в. «нуждается в системной идентификации с отечественной духовной культурой, сопряжении со всем контекстом жизнедеятельности российского общества. Только в этом случае правовая система может обрести твердую почву для решения задач своего развития».

Еще одна проблема заключается в том, что действующая Конституция Российской Федерации внутренне противоречива. И это вполне закономерно. Поскольку невозможно идеально и непротиворечиво обеспечить правовое регулирование не соответствующих ей общественных отношений. Ведь на самом деле определение юридической противоречивости гораздо шире, нежели конкретная несопоставимость положений разных нормативных актов или норм внутри одного отдельно взятого акта. Юридическая противоречивость – это не соответствие не только между существующими правовыми актами и институтами, но и между правопорядком, притязаниями и действиями по их изменению, признанию и отторжению. Классическое противостояние между «сущим» и «должным» здесь приобретает классические правовые признаки. Именно из этого проистекают многочисленные внутренние противоречия Конституции (такие, например, как между ч. 2 и 3 ст. 5, где сначала устанавливается различный статус субъектов Федерации, а затем провозглашается принцип их равноправия, или между ст. 10 и ч. 1 ст. 11, в которых определяются три ветви государственной власти, осуществляемой четырьмя независимыми системами органов). Эти противоречия, в свою очередь, порождают коллизии иных нормативных актов с Конституцией и друг с другом.

Конституция пробельна. Целый ряд отношений и процедур, которые могут и должны регулироваться Конституцией, в ней либо не урегулированы вообще, либо урегулированы таким образом, что без дополнительных разъяснений и уточнений эти положения не могут быть реализованы. Подобных изъянов в Конституции немало. Например, статьи Конституции утверждающие частную собственность на жилище не срабатывают в Жилищном Кодексе, где рассмотрена процедура продажи частной жилплощади в коммунальной квартире. В итоге Конституционный Суд Российской Федерации был вынужден устранять неопределенности, разъяснять положения, а порой даже выяснять смысл конституционных норм и давать им собственную интерпретацию. При этом в подавляющем большинстве случаев Суд шел намного дальше простой интерпретации. Фактически он формировал новую конституционно-правовую доктрину и предлагал свое, зачастую существенно отличавшееся от изначального, понимание тех или иных положений Основного Закона, выполняя несвойственную ему правотворческую функцию.    Помимо всего, Конституция конфликтна. Многие ее положения, вместо того чтобы являться стабилизирующим фактором и регулировать наиболее значимые, типичные и устойчивые отношения в обществе, на деле сами по себе порождают правовые, политические, национальные и иные конфликты.

Но по моему мнению наиболее проблематично выглядит процедура внесения изменений в Конституцию РФ, что приводит к впечатлению ее «нерушимости». Ведь, несмотря на единодушное мнение большинства ученых и политиков о необходимости реформирования Конституции Российской Федерации 1993 г., осуществить его на деле практически невозможно, поскольку эта Конституция является одной из самых жестких в мире по процедуре внесения в нее изменений и дополнений. Что же касается принятия новой Конституции, то сделать это в условиях существующего правового регулирования вообще нельзя.    Конечно же, усложненный порядок пересмотра Конституции считается залогом ее стабильности и одним из способов охраны, но все же не абсолютной нерушимости. Тем более нелогична абсолютная нерушимость правовых основ для государств, находящихся в процессе реформирования, в которых вновь складывающиеся общественные отношения нестабильны и чрезвычайно подвижны. В такой ситуации абсолютно применимы слова третьего Президента США Томаса Джефферсона. Он писал: «Есть люди, которые смотрят на конституции со священным благоговением и считают их подобием ковчега священного завета — слишком большой святыней, чтобы к ним можно было прикасаться. Они приписывают людям предшествующих времен мудрость, превышающую человеческую, и полагают, что все ими созданное уже не может быть как-либо исправлено или дополнено… Я, разумеется, отнюдь не сторонник частых и неоправданных опытом изменений в законах и конституциях. Я полагаю, что лучше терпеть сравнительно малые их несовершенства. Но я также знаю, что законы и человеческие институты должны идти рука об руку с прогрессом человеческого разума… По мере того, как совершаются новые открытия, как открываются новые институты, а обычаи и мнения меняются с изменением обстоятельств, должны развиваться также и институты государства и общества, они также должны идти в ногу со временем».    

У нас же демократическая ширма «народного» Основного Закона, в котором провозглашены замечательные, но неисполняемые принципы, используется властью как один из важнейших элементов самообороны. За ней она чувствует себя чуть-чуть уверенней. Поэтому властями тупиковость проблемы нерушимости российской Конституции несколько преувеличена. Для решения не требуется ни специальных юридических изысканий, ни дополнительного правового регулирования. Нужна лишь соответствующая политическая воля, которая сметет ущербную юридическую преграду с той же скоростью, с какой другая политическая воля вызвала ее к жизни.    Безусловное подтверждение верности этого вывода было получено после публичного размышления В.В. Путина перед журналистами стран «восьмерки» о возможной целесообразности увеличения срока президентских полномочий. Было объявлено о создании комиссии по подготовке изменений в Конституцию. Значит, есть такая политическая сила, которая может аннулировать все гордые и красивые слова о нерушимости и стабильности Конституции, и привести в действие механизм упрощения внесения поправок.

Мне кажется, что решение проблемы «нерушимости» российской Конституции является неким толчком, своеобразным вторым дыханием для того чтобы наш закон стал отражать все аспекты нашей жизни в полной мере, способствовал формированию правового государства. Преодоление «нерушимости» приведет к решению выше указанных в данном проекте проблем. Усовершенствованная Конституция выведет наше общество на совершенно новую качественную ступень развития, которая будет характеризоваться как по-настоящему демократическая и социально ориентированная.



sitemap
sitemap