Конкурсное сочинение Защитники Отечества в моей семье Памяти моего прадеда Бабина Иван



Сочинение ученицы 10 класса Путько Анжелы Учитель: Никонова Л.В.

Защитники Отечества в моей семье

Памяти моего прадеда, Бабина Ивана Николаевича, посвящается

И славят их путь

Всех племен языки

В легендах,

Стихах и молитвах.

Борис Филиппов

Мой прадед не любил вспоминать о войне то ли потому, что вернулся домой без правой руки и с осколком под сердцем, то ли оттого, что в одном из боев потерял закадычного друга Егоршу, с которым провел свое босоногое детство в деревне Секисовка, что в Восточном Казахстане; с ним учился в школе, закончил ФЗУ, работал на тракторе, пахал колхозные поля. Все бы шло своим чередом, но началась война.

Дед с Егором добровольцами ушли на фронт. Войну начали мод Москвой. Воевали сначала в пехоте, а потом попали в дивизионную разведку. О своих вылазках в тыл врага дед редко говорил. Только бабушка иногда рассказывала мне о его фронтовых дорогах.

Эх, дороги…

Пыль да туман,

Холода, тревоги

Да степной бурьян..

Растягивая меха гармошки, поет дед. Перед ним на столе стоит жестяная кружка с водкой и куском черного хлеба.

Сколько себя помню, дед всегда доставал ее 9 мая, в День Победы, и пел военные песни. О чем думал дед в эти минуты, я не знаю, но думаю, что вспоминал своих боевых товарищей, оставшихся на полях войны. И своего друга Егора, и тысячи других, с кем пришлось идти в атаку, строить укрепления, лежать под одной шинелью на промерзшей земле, форсировать реки, идти в тыл за «языком».

Бабушка рассказывала мне, что самым тяжелым воспоминанием для деда была встреча с мальчиком Колей.

Был конец августа 1942 года. Шли бои за Курск. Дед и еще двое бойцов пошли в разведку. Моросил дождь. Мелкий, холодный он сеялся, как сквозь сито. Шли всю ночь. На рассвете вдалеке показались печные трубы. Бойцы вошли в деревню, которой уже не было. Ее сожгли немцы. Мельчайшая водяная пыль висела в воздухе, потому что отопаленной пожаром земли, от тлеющих головешек шел такой жар, что дождевые капли испарялись, не долетев до земли. Бойцы стояли как вкопанные. Дым щипал глаза, лез в нос, щемил сердце, вызывая нестерпимую боль.

Вокруг одной из сгоревших хат, опустив голову и что-то бормоча, ходил мальчишка лет шести. Это был его дом, там жили его родные, а теперь он остался один. Мальчик рассказал, что за связь с партизанами каратели согнали всех жителей в колхозный амбар и подожгли, запалили и все дома в деревне, а его мамка толкнула в овраг, когда их гнали мимо. Он там просидел до темноты.

Дед не знал, что делать с мальчуганом, ведь он остался один из всех жителей деревни, но потом решил взять его с собой. Коля, так звали мальчика, всю осень прожил у разведчиков, а потом его отправили в тыл, в детский дом.

Выстрел грянет,

Ворон кружит –

Твой дружок в бурьяне

Неживой лежит…-

Поет дед. Я сижу возле него и плачу, уж больно жалко дружка, который убит.

— Перестань ты «рвать душу», старый, — говорит бабушка, отбирая гармонь у деда.

В свои восемь лет я не могу понять, что такое «рвать душу».

Теперь, когда нет деда и бабушки, а мне уже семнадцать, я понимаю, сколько слез и смертей видел дед за годы войны, что он пережил и выстрадал.

Снег ли, ветер

Вспомним, друзья.

…Нам дороги эти

Позабыть нельзя.



sitemap
sitemap