ПАСХА — ГЛАВНЫЙ ХРИСТИАНСКИЙ ПРАЗДНИК



МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЛИЦЕЙ

имени дважды Героя Социалистического Труда В.Ф. Резникова

ПАСХА —

ГЛАВНЫЙ ХРИСТИАНСКИЙ ПРАЗДНИК

Выполнила: Коверзнева Алина

ученица 9 «Б» класса

Научный руководитель:

Дикая Екатерина Николаевна, педагог-психолог.

станица Каневская

2013 год

Пасха — Воскресение Христово 

– это главный христианский праздник. В канун Пасхи большинство людей делает генеральную уборку, красит яйца, а также печёт вкусные куличи. Кто-то выезжает на пикники, а кто-то едет на кладбище  посетить могилы близких для них людей. Однако что означает и символизирует этот праздник, когда возникла Пасха и какая она была – история Пасхи?

В XIII веке до нашей эры в Египте существовала большая еврейская община. Государство же Египет было одно из мощнейших. У власти стоял фараон, который, побаиваясь еврейского народа, стал изнурять его тяжелой работой. Однако евреи не желали ему подчиняться, и тогда фараон стал убивать в день по одному младенцу мужского пола.

В одной из семей родился Моисей. До трёх месяцев мать мальчика как могла, прятала его, но впоследствии положила в корзинку и оставила в зарослях у реки. Одна из пришедших купаться на речку девушек оказалась дочерью фараона. Она заметила корзину и поняла, что перед ней еврейский ребёнок, но, пожалев его, взяла с собой. В это время, наблюдавшая за всем этим старшая сестра Моисея подошла к девушке и предложила привести кормилицу из еврейских женщин, на что фараонская дочь согласилась. Естественно, кормилицей стала мать Моисея. Таким образом, Моисей был вскормлен родной матерью.

С юношеских лет он уже понимал, что он сын еврейского народа и очень любил его. Поэтому однажды увидев, как египтянин ударил еврея, разозлился и случайно в гневе убил его. После этого ему пришлось бежать из Египта. Вдалеке от своей родины он женился и занимался разведением овец. Однажды Моисей увидел горящий куст. Удивлённый, он подошел к нему и стал наблюдать, как куст горит, но не сгорает. И вот тут внезапно Моисей услышал голос Бога, который велел ему возвратиться в Египет. Также Бог пообещал ему, что фараон отпустит евреев.

Моисей так и сделал. Вернувшись, он посоветовался со старшинами своего народа и вместе со своим братом Аароном направился к фараону. Моисей потребовал у него освободить евреев, но фараон остался непреклонен. И тогда Моисей по велению Бога наслал на Египет девять величайших бедствий. Господь наслал казни на Египет -превращение воды в кровь, град, жабы, саранча и т.д.. Однако даже после этого фараон в очередной раз ответил Моисею отказом.

«И сказал Господь Моисею и Аарону в земле Египетской, говоря: Скажите всему обществу Израилевых: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство; а если семейство так мало, что не съест агнца, то пусть возьмет с соседом своим, ближайшим к дому своему, по числу душ: по той мере, сколько каждый съест, расчислитесь на агнца. Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола, однолетний; возьмите его от овец, или от коз, и пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца: тогда пусть заколет его все собрание общества Израильского вечером, и пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его; пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими травами пусть съедят его. Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это — Пасха Господня.

А Я в сию самую ночь пройду по земле Египетской и поражу всякого первенца в земле Египетской, от человека до скота, и над всеми богами Египетскими произведу суд. Я Господь. И будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь, и увижу кровь и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую. И да будет вам день сей памятен, и празднуйте в оный праздник Господу во все роды ваши; как установление вечное празднуйте его».

После того, как в Египте умер каждый первенец, пораженный Богом, фараон не то что отпустил, он выгнал еврейский народ из своей страны, чтобы не навлечь на себя еще большие несчастья. С этого момента и начался длинный путь евреев в землю обетованную. После исхода из Египта, каждый год, в указанный день, весь еврейский народ отмечал свое освобождение из рабства и возносил хвалу Богу за свое освобождение. Церемония повторялась в точности, за исключением того, что кровью косяки не мазали. Всегда это происходило в полнолуние. Даже если день Пасхи выпадал на середину недели, его ни в коем случае не переносили на выходные. Обо всех событиях того времени можно прочесть в Ветхозаветной книге «Исход» главы с 11 по 14. С описания Пасхи начинается 12 глава. Книги ветхого завета есть практически у каждого дома, эту же информацию не составит труда найти в интернете.Современная Пасха и Пасха библейская в корне отличаются друг от друга. Ни яйца, ни дрожжевые или творожные куличи даже не упоминаются в Библии в связи с этим событием. Это был период, когда евреи проводили дни в смирении и молитвах, ни о каких застольях с алкоголем и яствами речи даже не было. Откуда взялась современная традиция печь куличи и красить яйца остается только догадываться.

В честь этих событий и появилась Пасха. Пасха переводится как «избавление». В наше время православные христиане празднуют новозаветную Пасху. Согласно учениям православной церкви, пасхальный ягнёнок был прообразом Иисуса Христа, также называемым Агнцем Божьим. Он взял все грехи мира на себя, а кровь его избавляет верующих от гибели. Кроме того, церковные традиции гласят, что ветхозаветная Пасха является прототипом нашей современной христианской Пасхи. Это сходство праздников объясняется тем, что евреи избежали погибели в рабстве, вышли из Египта и обрели землю обетованную, так же как и Христос своей смертью и своим воскресением освободил людей от греховного рабства и подарил верующим в него людям вечную жизнь. Интересно, что Христос был распят именно в тот вечер, когда евреи по традиции закалывали ягнёнка на праздник Пасху, а воскрес уже после Пасхи. Именно поэтому христианская Пасха — Воскресение Христово- празднуется уже после наступления ветхозаветной еврейской Пасхи.

Еврейское слово пэсах означает в Библии, с одной стороны, праздник Пасхи, а с другой — праздничную жертву, пасхального агнца. Это слово является производным от глагола, первоначально означавшего «хромать», а затем получившего смысл «перескочить через что-то», «оставить нетронутым». Когда Господь в Египте поражал первенцев, Он не затронул дома евреев, «перескочил» через них. Об этом событии и должна напоминать евреям Пасха.

Новозаветная Пасха

Иисуса Христа распяли канун Пасхи. И с тех пор праздник Пасхи приобрел новое значение. Христос был заклан за нас как пасхальный агнец и воскрес как первенец из умерших. И если в Ветхом завете ангел смерти проходил мимо домов, косяки которых были помазаны кровью агнца, то в наше время Бог не будет судить тех, кто принимает жертву Иисуса Христа.

Иисус — агнец Божий. В Ветхом завете кровь агнца давала жизнь первенцам евреев, которые помазали косяки дверей его кровью. В Новом завете мы читаем, что «кровь Иисуса Христа … очищает нас от всякого греха». «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную».

История возникновения Пасхи и Пурим Духовная сущность каждого народа проявляется с особенной яркостью в наиболее чтимых им национально-религиозных праздниках. Центрами национально-религиозной жизни русалимов-иудаистов, их наиболее чтимыми праздниками, являются Пасха и Пурим. Вернемся к народному эпосу Израиля. Возьмем в руки Библию и познакомимся с древними законами этих празднеств.Библейские книги, «Бытие» и «Исход», подробно излагают историю происхождения праздника Пасхи. Напомним вкратце описанные в этих книгах события. Один из сыновей праотца Иакова-Израиля, по имени Иосиф, был продан своими братьями в неволю. Очутившись в Египте и попав в тюрьму на почве недоразумений со своим первым хозяином, Иосиф, благодаря таланту разгадывать сны, входит в доверие к Фараону и делается своего рода хозяйственным диктатором над всем Египтом: «И поставил его (фараон) над всею землею Египетскою».В предвидении неурожайных лет Иосиф закупает в огромном количестве хлеб, складывая его в государственных житницах. Наконец наступает предвиденный голод: «и отворил Иосиф все житницы и стал продавать хлеб Египтянам. Голод же усиливался в земле Египетской. Из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа, ибо голод усилился по всей земле». За хлебом в Египет прибывают и братья Иосифа, некогда продавшие его в неволю. Иосиф узнает братьев, прощает их, и, в конце концов, к сделавшемуся могучим египетским царедворцем еврею переселяется в Египет рее его родство. Фараон принимает сородичей Иосифа с необычайным радушием и гостеприимством. Еврейским пришельцам отводится во владение лучшая часть страны: «И поселил Иосиф отца своего и братьев своих, и дал им владение в земле Египетской, в лучшей части земли, в земле Гесем, как повелел Фараон «. Тем временем голод в стране не прекращался. Когда у голодающего народа не стало больше серебра, чтобы платить за хлеб из казенных складов, «все Египтяне пришли к Иосифу и говорили: «Дай нам хлеба, зачем нам умирать пред тобою, потому что серебро вышло у нас». Иосиф сказал: «Пригоняйте скот ваш, и я буду давать вам за скот ваш, если серебро вышло у вас (там же 47,15)». Но неурожай продолжал свирепствовать, и по истечении еще одного голодного года пришли к Иосифу египтяне и сказали: «Не скроем от господина нашего, что серебро истощилось и стада скота нашего… ничего не осталось у нас пред господином нашим, кроме тел наших и земель наших (там же, 47,18)». Пользуясь создавшимся положением, Иосиф скупает в казну всю находившуюся в частной собственности землю и самих египтян: «И народ сделал он рабами от одного конца Египта до другого (там же 47, 21)». В то время как Иосиф, путем этой удачной спекуляции, превратил весь Египет, выражаясь современным языком, в грандиозный совхоз, обрабатываемый рабским трудом коренного населения страны, еврейские пришельцы, как это явствует из текста, пользовались положением привилегированным: «И жил Израиль в земле Египетской, в земле Гесем, и владели они ею, и плодились и весьма умножились (там же, 47, 27)». То, что еврейские пришельцы заняли еще при жизни Иосифа особо привилегированное положение в Египте, подтверждается и описанием «государственных» похорон, устроенных дожившему до 147-летнего возраста Иакову: «И пошел Иосиф хоронить отца своего. И пошли с ним все слуги Фараона, старейшины дома его и все старейшины земли Египетской… С ним отправились также колесницы и всадники, так что сонм был весьма велик (там же, 49,7- 9)».Проходит много лет. И вот в Египте разыгрывается драма, которой суждено было в последующей истории неоднократно повториться: «А сыны Израилевы расплодились, и размножились, и возросли, и усилились чрезвычайно, и наполнилась ими земля та (Исход, 1,7)». Чтобы спасти народ от этого засилия, египетская национальная власть в лице нового фараона принуждена принять административные меры — евреев пробуют принудить к физическому труду: «Египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам, и делали жизнь горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами, и от всякой работы, к которой принуждали их жестокостью» (там же, 1, 14). Исследователи древнейших судеб еврейского народа, в том числе и еврейский ученый С. Лурье, утверждают, что главным занятием Израиля уже на заре его истории было ростовщичество, и что он уже в древнем мире играл могущественную роль, благодаря своим денежным операциям. По-видимому, то же самое имело место и в Египте. Доведенные до отчаяния за-силием «усилившихся чрезвычайно» и «заполнивших землю ту еврейских финансистов, ростовщиков и спекулянтов, египтяне прибегают в своих национальных интересах к «антисемитским» мероприятиям и пытаются разрешить еврейский вопрос, принуждая их к продуктивному физическому труду и поставив над ними особых комиссаров — «и поставили над ним (Израилем) начальников работ (там же, 1.11)».Поначалу евреи пытаются бороться против мероприятий египетской власти уклонением от возложенных на них работ1. Но когда выясняется бесполезность сопротивления, евреи во главе со своими вождями Моисеем и Аароном организованно эмигрируют из Египта в богатую Палестину. Но, покидая страну, некогда столь радушно их приютившую, евреи ниспосылают на головы ее народа неисчислимые бедствия и подвергают его полному ограблению. Воспоминание о последнем проведенном в Египте вечере и составляет иудаистский праздник Пасхи.Посмотрим теперь, каким духовно-психологическим содержанием насыщено предание об этом священном для иудеев вечере. Вождю иудейской колонии в Египте, Моисею, является Иегова. Племенной бог евреев говорит, что увидел страдания народа своего в Египте, обещает вывести его из сей негостеприимной страны в другую страну, «в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед, в землю Ханеев, Хетеев, Амореев, Ферезеев, Евеев и Иеву-сеев, (там же, 3, 8) и преподает ряд весьма ценных и глубоко «нравственных» наставлений. Иегова рекомендует своему народу: во-первых, покинуть страну при помощи обмана, попросив фараона освободить их на три дня от работ для принесения жертвы в пустыне, а во-вторых, обобрать на прощание египетских друзей, попросив себе взаймы на праздник драгоценностей и одежд: «…когда пойдете, то пойдете не с пустыми руками. Каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных и вещей золотых, и одежд: и вы нарядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и оберете Египтян (там же, 3, 21-22 )». Иегова исполняет данное Моисею обещание, предварительно удовлетворив свою и своего народа кровожадную мстительность ниспосланием на Египет целого ряда придуманных казней; помогает евреям обобрать на прощание доверчивых египтян и учреждает в память всех этих славных деяний праздник Пасхи, окружив его таинственным кровавым ритуалом и ознаменовав кровавым избиением египетских первенцев. Но вот подлинные тексты: «Агнец у вас должен быть без порока, мужского пола, однолетний… И пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца: тогда пусть заколет его все собрание общества Израильского вечером. И пусть возьмут от крови его и помажут на своих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его. Пусть съедят мясо его в сию самую ночь… Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью; это Пасха Господня. А я в сию самую ночь пройду по земле Египетской и поражу всякого первенца в земле Египетской, от человека до скота, и над всеми богами Египетскими произведу суд Я, Господь. И будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь, и увижу кровь, и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую. И да будет вам день сей памятен, и празднуйте в оный праздник Господу, во всех роды ваши; как установления вечное празднуйте его (Исход, 12, 5-14)2.Далее идет повествование о том, как выполнен был этот план. «В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской, от первенца фараона, сидевшего на престоле своем, до первенца узника, находившегося в темнице, и все первородное от скота (там же, 12, 29)». Тем временем евреи уже приготовлялись в дорогу «и просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежды. Господь же дал милость народу своему в глазах Египтян; и они давали ему, и обобрал он Египтян» (там же, 12,36).Таково происхождение иудаистского праздника Пасхи.Прежде чем перейти к рассмотрению другого великого праздника иудаизма, рассмотрим на основании тех же древних текстов другую ложь о бедствиях евреев в Египте. Жалобами на угнетение евреев египтянами полны писания евреев и еврействующих богословов. Посмотрим, что говорит еврейский эпос, С праотцем Иаковым пришли в Египет, по приглашению Иосифа, 70 мужских душ (Исход, 1, 5). Обитали евреи в Египте 430 лег (там же, 12, 40). Вышло же сынов Израилевых из Египта в ту страшную пасхальную ночь «до шестисот тысяч пеших мужчин, кроме детей (там же, 12, 37)». Если за 400 лет евреи умножились в этой огромной пропорции, то это значит, что жилось им в Египте не так уж плохо. Мы уже приводили текст, где говорится: «А сыны Израилевы расплодились и размножились, и возросли и усилились чрезвычайно». Это ясно указывает на то, что евреям не только жилось не плохо, но что они захватили лучшие места в стране, нажили большое имущество и большое влияние. Ведь отпор народившейся под влиянием этого засилия партии египетских антисемитов начался только под самый конец четырехсотлетнего пребывания евреев в Египте. Но даже и в период возложенных на евреев государственных работ им жилось неплохо, чему свидетельствуют жалобы выведенных Моисеем в пустыню израильтян: «О, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта. (Исход, 16,3). Или: «Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок. (Числа, 11, 5)». Отплатили иудаисты за эту жизнь Египту кровавой резней и грабежом пасхальной ночи, а память об этом подвиге возвели в национально-религиозный праздник, справляемый ежегодно и поныне иудаистами всего мира.Это ясно чувствуется из всего содержания главы пятой «Исхода». Пасха — Песах — от «проходить мимо».Духу и смыслу этого праздника человеконенавистничества и мести, как нельзя лучше, отвечает содержание молитвы Шепхох, произносимой в вечер Пасхи и составленной из библейских текстов: «Пролей гнев Твой на язычников, которые не признают Тебя, и на царства, которые имени Твоего не признают. Ибо они пожрали Иакова и жилище его опустошили. (Пс. 79, 6- 7). Излей на них ярость Твою, и пламень гнева Твоего да обымет их (Пс. 69,25). Преследуй их во гневе и истреби их из-под небес Господних (Плач Еремии, 3,66)»…Но если глубоко порочная духовная сущность иудаизма проявляется с достаточной определенностью в празднике Пасхи, то другой и больший праздник иудаизма, Пурим, еще характернее для расовой психологии иудаизма. В этот день иудеи празднуют воспоминание о кровавом погроме, учиненном их предками над приютившими их в своей стране персами. Свитки с описанием этого подвига украшаются иудейскими писцами с особой любовью и называются «Мегила». Мегила вошла в Библию под названием Книги Есфирь. Вот краткое содержание этой книги.Красивая русалимка, Есфирь, которой руководит своими наставлениями ее воспитатель Мардохей, завоевывает сердце персидского царя Артаксеркса и добивается от него исполнения пожеланий иудейского населения в приютившей его Персии. А пожелания эти сводились к тому, чтобы в 127 областях персидского царства были бы, по заранее заготовленному списку, истреблены представители персидского национального течения, которое не желало мириться с нашествием на страну сионистов. Добившись от слабого царя при помощи подосланной к нему красавицы Есфири соответствующих полномочий, Мардохей пишет от царского имени указ «о том, что царь позволяет иудеям, которые во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей, истребить, убить и погубить всех сильных в народе и в области, которые притесняют их, детей и жен, и имение их разграбить (Есфирь, 8,11)». Далее идет рассказ о том, как иудеи «истребляли, убивали и губили» хозяев приютившей их страны, и какая по этому поводу царила у них радость. «В тот же день пришел счет умерщвленным в Сузах, городе престольном, к царю (там же, 9, 11)». И царь обращается к Есфири с вопросом, довольна ли она и каковы ее дальнейшие пожелания. Но кровожадной Есфирь мало. «И сказала Есфирь: если царю благоугодно, то пусть бы позволено было и завтра иудеям, которые в Сузах, делать то же, что и сегодня, и десятерых сыновей Амановых пусть бы повесили на дереве (Есфирь, 9,13)». Обвороженный царь удовлетворяет и это желание. И вот собираются иудеи, «умерщвляют в Сузах еще триста человек, в прочих областях еще семьдесят пять тысяч человек». На следующий день удовлетворенные иудеи отдыхали и «сделали его днем пиршества и веселия (там же. 9,18)». Чтобы увековечить память об этом кровавом преступлении, «постановили иудеи и приняли на себя и на детей своих, и на всех, присоединяющихся к ним, неотменно праздновать два сии дня, по предписанному о них, в свое для них время, всякий год. И дни эти должны быть памятны и празднованы во все роды, во всяком племени, во всякой области и во всяком городе, и дни эти Пурим не должны отменяться у иудеев, и память о них не должна исчезнуть у детей их (там же, 9, 27-28)». Итак, этот второй величайший праздник иудаизма так же, как и праздник Пасхи, насыщен кровью, насыщен жестокостью и местью по отношению к населению страны, терпевшей их в своих пределах. На попытку партии персидских антисемитов, под предводительством первого министра страны Амана, провести против еврейского «национального меньшинства» ряд административных мер, иудеи отвечают погромом персов в огромном масштабе. Из текста ясно, что это было настоящей чисткой страны, причем вырезаны были лучшие, наиболее влиятельные люди, цвет персидской интеллигенции-«все, сильные в народе и в области». А сколько жестокого сладострастья сквозит в этих повторениях «истребить, убить и погубить»?! Ежегодно празднуется сионистами память об этом, по их понятию, героическом и священном деянии. 13 и 14 адара (марта) справляется иудеями Пурим. В эти дни правоверному иудею надлежит, по формулированному в Талмуде повелению Иеговы, напиться настолько, чтобы не быть в состоянии различить слов «Аман и Мардохей». Дяя участия в пуримском пире польские и галицийские сионисты нанимают специально какого-нибудь опустившегося пропойцу из гоев-иноверцев. За право напиться вдоволь и небольшую подачку такой иноверец символически изображает на еврейском пиршестве Амана, он должен позволять евреям бить его по лицу, плевать на него и всячески унижать. В то время, как празднующие Пурим буйно веселятся и пьянствуют, вспоминая о кровавых деяниях своих предков, в синагогах произносится жуткое заклинание, призывающее проклятие на головы всего нееврейского мира: «Проклята будь Зерешь (жена Амана), благословенна Есфирь! Проклят будь Аман, благословен Мардохей! Прокляты да будут все гои, благословенны все иудеи!».Защитники современного сионизма пытаются утверждать, что Пурим, празднуемый сегодня, «европеизированными» и «ассимилированными» сионистами, совершенно утратил свои первоначальный смысл и является лишь символом упования иудея на Иегову, веры в то, что Иегова не оставляет его в трудные минуты его национального бытия. Посмотрим, что говорят по этому поводу сами иудеи на страницах своих религиозно-просветительских изданий. Возьмем для примера хотя бы статью одного из совсем недавних духовных руководителей берлинского, т. е. как раз наиболее «европеизированного» и «ассимилированного» иудейства, раввина д-ра Манфреда Сварсенского, напечатанную в 1933 году в официальном журнале иудейской общины города Берлина: «Ни в одном другом празднике не принимает как верующий, так и «безбожный» иудей такого горячего участия, как в Пуриме. Ибо этот праздник является, в подлинном смысле слова, праздником без Бога… И внутреннее содержание его составляют не религиозные или культурные мотивы, но чисто политические». (Gemeindeblatt der judischen. Gemeinde zu Berlin, 23 Jahrgang. Mara, 1933).Необходимо твердо запомнить это компетентное поучение берлинского раввина: «Пурим является праздником прежде всего политическим». Ежегодно подновляется в этот день извечная сионистская ненависть к нееврейскому человечеству, и напоминаются неизменные политические методы еврейства, протянувшие по истории нашей планеты свой кровавый след — от избиения первенцев в земле Египетской до всероссийской ритуальной бойни, учиненной в двадцатом веке.Из всего вышеизложенного вырисовывается с исчерпывающей ясностью вся глубина обмана, пытающегося внушить неосведомленным христианам, что вся их жизнь «освящается историей евреев, их поэзией, их законами…» Иу-даизм есть религия ненависти и мести. Жестокий, кровожадный и лживый образ еврейского племенного бога Яхве несовместим с пониманием любвеобильного Бога истины. И пусть те христиане, которые продолжают верить преступному обману евреев и одурманенных ими христианских богословов, вдумаются в слова Христа, обращенные к иудеям: «Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы меня… Ваш отец дьявол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего: он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины; когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи. (Евангелие от Иоанна, 8,42-44)»… В настоящей части мы сделали попытку в возможно более сжатой форме охарактеризовать племенные духовно-психологические свойства сионизма, определившие содержание его религиозного творчества. Существует некая таинственная и нерушимая связь между кровью и духом, другими словами, между расой (породой) данного племени и всем его внутренним духовно-психологическим обликом. Эта связь издревне сознавалась самим еврейством, и вряд ли существует другой народ, который ощущал бы эту связь с такой трагической непреодолимостью, как народ еврейский. «Не подлежит сомнению, писал еврейский писатель Лео И. Леви, что у евреев раса и религия настолько между собою спаяны, что никто не может сказать, где кончается одна и где начинается другая. Вся жизнь еврея, весь его быт определены до мельчайших подробностей национально-религиозным законодательством раввинизма. Каждый шаг его, от колыбели до гроба, нормирован законом. В этих законах вылилась душа еврейского племени, столь исключительная, столь непохожая и столь враждебная психологии других племен и народов, эта исполненная страстной ненависти душа, не разгадав тайны которой, невозможно разгадать и тайны исторической судьбы иудейства и той роли, которую оно играло и играет в истории народов, среди которых оно живет. Не познав духа иудаизма, невозможно понять ожесточенного взаимного отталкивания, неизменно возникающего при соприкосновении сионизма с нееврейскими народами.»Антисемитизму, т.е. ненависти к иудаизму, противостоит с еврейской стороны великая ненависть ко всему нееврейскому», — писал в 1912 году в № 2 журнала «Янус» X. Ц. Клецель: «Подобно тому, как мы про каждого нееврея знаем, что он где-то, в каком-то уголке своего сердца является антисемитом, так и каждый еврей является в сокровенной глубине своего сердца ненавистником всего не еврейского… Ничто во мне так не живо, как убеждение, что если существует что-то объединяющее всех евреев мира, то это именно эта великая ненависть».А теперь несколько слов о том, как иудаизм из Израиля пришел и обосновался на прародине великого русско-еврейского народа — на исконных русско-еврейских землях в Северном Причерноморье, в Крыму, на Северном Кавказе, в Нижнем Поволжье и Бухаре.Наиболее крупные еврейские общины существовали в Северном Причерноморье в городах южнорусского Бос-порского царства — Пантикапее, Фанагории и Танаисе. В столице Боспорского государства Пантикапее имелась главная синагога, первые сведения о которой относятся к 80-м годам н.э. Во 2 в. н.э. в Крыму осели евреи, переселенные из Иудеи после подавления антиримского восстания 132-135 гг. под предводительством Бар-Кохбы. Поток еврейских переселенцев в Русскую Империю не прекращался и позже в связи с антиеврейскими гонениями в Римской и Византийской империях. Влияние иудаизма в этот период было столь значительным, что в городах Танаисе и Фанагории, помимо еврейских общин, имелись также общины обращенных в иудаизм неевреев из местного населения, так называемых себоме-ной («чтущих Бога Высочайшего»). Иудаисты Крыма и Северного Причерноморья, пережив падение Боспорского государства от нашествия гуннов в 370 г., впоследствии образовали особую этническую подгруппу еврейского народа -евреев-крымчаков.К первым векам н.э. относятся свидетельства и о появлении иудаизма на Северном Кавказе. В V-VI вв., из-за междоусобиц в иранском государстве Сасанидов, оттуда на Кавказ переселяются группы иранских евреев. Об иранском происхождении евреев Северного Кавказа свидетельствует язык современных горских евреев, относящийся к западно-иранской подгруппе иранской группы древнерусского языка.Вместе с тем существуют легендарные свидетельства о гораздо более раннем происхождении кавказских евреев, возводимых к еврейскому населению, переселенному в Закавказье ассирийским царем Саргоном II после разгрома Израильского царства в 722 г. до нашей эры. Иранские евреи, переселившиеся на Кавказ, положили начало современным горским и грузинским евреям. Наибольшее влияние иудаизм получил в Козраиле это южнорусское государственное образование, сложившееся в середине VII века, охватывало обширную территорию от Каспийского моря до среднего течения Днепра, включая Северный Кавказ и степной Крым. Ко времени образования хазарского государства на этих землях проживало многочисленное южнорусское еврейское население. Оно значительно возросло после того, как в 723 г. при императоре Льве III Исавре евреи были изгнаны из Византийской империи. Будучи наиболее активными среди многоплеменного населения Хазарского каганата, евреи заняли видное место при дворе хазарских правителей. Вооруженная конфронтация с мусульманским Арабским халифатом и православной Византийской империей не могла не вызывать у хазарских владык интереса к религии вновь прибывших израильтян.Около 740 г. один из хазарских беков (князей), Булан, под влиянием кавказских евреев принял иудаизм, взяв себе еврейское имя Сабриэль. Вместе с ним в иудаизм перешло примерно 4 тысячи хазар. Внук Булана-Сабриэля Оба-дия, став в 799 г. хазарским царем, объявил иудаизм государственной религией Хазарского Каганата. Он приказал выстроить в хазарских городах синагоги и пригласил в страну авторитетных раввинов — знатоков Талмуда. Принятие иудаизма покончило с притязаниями Византии и Арабского халифата на религиозное подчинение Хазарин. Однако иудаизм не стал религией большинства населения Хазарского каганата. Он охватил лишь высшие слои знати, а талмудическая образованность оставалась привилегией немногих. Впоследствии религиозная рознь в значительной мере обусловила внутреннюю слабость Хазарского Каганата, приведшую к гибели государства. Примечательный факт — попытка установления связей между Хазарским каганатом и иудейским духовным центром в Испании, сложившимся под властью мусульманских правителей страны. В середине X века авторитетный испанский раввин Хасдай ибн Шафрут, глава дипломатического ведомства при дворе кордовского халифа Абдуррахма-на III, узнав от византийских купцов о существовании в восточных русских степях иудейского государства, направил его владыке послание. В нем содержалась просьба рассказать о хазарах, их стране и обстоятельствах принятия ими иудаизма.Несмотря на огромное расстояние и противодействие Византийской империи сближению Хазарии с европейскими евреями, около 960 г. Хасдай ибн Шафрут получил ответ на свое послание от хазарского правителя Иосифа. В нем было дано подробное описание страны и народа, происхождение которого возводилось к библейским патриархам. Тем не менее, установить постоянные связи хазар-иудаистов с испанским центром еврейства не удалось. В 965 г. Правитель Русской Империи Святослав I Игоревич совершил поход на Волгу и Дон, разгромив хазарские города Итиль, Саркел, Семендер. Вслед за этим хазарские поселения Нижнего Поволжья были заняты войсками Хорезма, а оставшиеся хазары обратились в ислам. В 1016 г. Тмутараканский Князь Мстислав Владимирович уничтожил остатки хазарского государства в Крыму. После гибели Хазарского Каганата часть хазар-иудеев, включая видных раввинов, нашла себе прибежище в мусульманской Испании.В период еврейской гегемонии в Причерноморье евреи расселяются в Поднепровье, где к 8-му веку резко укрепляется самая древняя группа древнерусских евреев- «кенаним». В Киеве (первом и втором) евреи жили практически многие тысячи лет. В I веке Киев был уже значительным центром еврейской духовной культуры: в городе существовала большая синагога. Известны имена «великих раввинов» Киева, Ошера ха-Когена и Калмана Ашкенази. В последующие века среди евреев сохранилось предание о Киеве той поры, как центре талмудической образованности («Из Киева исходит учение и свет»). Еврейское население было сосредоточено в северо-восточной части Киева, где находились «жидовские ворота». В XI веке в Киеве поселяются богатые евреи из Германии, в которой в то время прокатилась волна еврейских погромов.Ситуация стала меняться с утверждением в Русской империи христианства в форме византийского православия с его резко отрицательным отношением к иноверию. Даже выдающийся деятель раннего русского православия Феодосии Печерский в своих проповедях призывал к миру с врагами, но только «со своими врагами, а не с Божиими» -еретиками и иудеями. В «Житии» Феодосия Печерского рассказано, что он имел обыкновение приходить на еврейские молитвенные собрания и спорить с раввинами о Христе. Нарастание религиозной нетерпимости не осталось без последствий. Когда в 1113 г. скончался Правитель Свято-полк II Изяславич, покровительствовавший еврейской общине, но очень непопулярный у киевлян, в городе произошло восстание. В ходе восстания были разгромлены не только двор воеводы Святополка II, киевского тысяцкого Путя-ты и других «княжиих людей», но и еврейские дома. Это событие считается первым в Империи еврейским погромом.Новый правитель Русской империи, Владимир II Мономах, довольно быстро подавил мятеж, приказав иноземным евреям покинуть пределы Империи. Данный приказ не распространялся на значительную часть еврейского населения, продолжавшего жить в русских городах. Стойкого антисемитизма на религиозной или политической почве, господствовавшего в Западной Европе, в Империи не было. В Киеве действовала синагога. Крупные иудейские общины с синагогами имелись также в городах Чернигове, Любече, Перемышле и др.В XII в. получили известность видные раввины Исаак Черниговский и Моисей Киевский, обращавшийся для разрешения талмудических вопросов к багдадскому гаону Самуилу бен-Али. В конце XII века иудаисты появляются в Северо-Восточной Руси. Они были, в частности, среди приближенных Владимиро-Суздальского Князя Андрея Бо-голюбского (правил в 1157-1174 гг.), прозванного в народе Андреем Подлым.Еврейские общины продолжала существовать в русских городах вплоть до казачьей войны в 1237-1242 гг., Йо даже после нее часть еврейского населения уцелела. В 1259 г. Данила Романович, восстанавливая разрушенные казаками города Юго-Западной Руси, селил в них евреев. Западнорусские земли. История формирования еврейской общины в данном регионе представляется особенно важной, поскольку именно эта община составила наиболее мощный цивилизационный очаг европейского еврейства и его религиозный центр.Начавшееся в X веке переселение в Польшу из Германии в XIV веке приняло массовый характер. В это время по германским городам прокатилась очередная волна погромов, в которых было уничтожено около 300 еврейских общин (евреев обвиняли в распространении чумы).В 1334 г. король Казимир III Великий своей грамотой официально пригласил германских евреев поселиться в Польше, предоставив им полную свободу выбора места жительства, рода занятий, вероисповедания и общинного самоуправления. Евреи не были приписаны ни к одному из существовавших сословий, считаясь «людьми короля». Они составляли самостоятельную сословную группу, находящуюся под королевской юрисдикцией и изъятую из ведения местной администрации.После присоединения в 1349 г. к Польше земель Карпатской Руси с г. Львовом (так называемая Галиция) в ней также образуется многочисленное еврейское население. Еврейская община Львова уже в 1356 г. была признана официально, а королевская «Еврейская привилегия» 1367 г. распространила на евреев Галиции весь объем прав, которыми обладали польские евреи. Помимо Львова, еврейские общины возникают в галицийских городах Дрогобыче, Самборе и Жидачове. Тогда же польские евреи начинают переселяться в соседнее с Польшей Великое княжество Литовское, в том числе на входившие в его состав белорусские и украинские земли. Уже в конце XIV века еврейские общины существовали в городах Тракае (Литва), Гродно, Пинске, Бресте, Луцке, Владимире-Волынском.В 1388-1389 гг. Витовт Великий даровал литовским евреям самоуправление. В дальнейшем права еврейских общин Польши и Литвы неоднократно подтверждались королями объединенной Речи Посполитой. Еврейское население в городах и селах Польши и Литвы представляло собой не однородный экономический класс, как в Германии, а крупную общественную единицу, деятельность которой проявилась в различных сферах социально-экономической жизни.Польско-литовские евреи имели развитую систему общинного самоуправления на основе Магдебургского права. Еврейская община представляла собою не только национально-духовную, но и гражданскую единицу; то был еврейский город внутри христианского города, имевший свой особый порядок жизни, свои религиозные, административные, судебные и благотворительные учреждения.Первичной единицей общинного самоуправления являлся кагал (по-древнееврейски — «собрание», «сход») — выборный орган общины, формируемый на основе двухступенчатой системы, выборов. Катальные выборщики, определенные по жребию из числа прихожан всех синагог города или села, избирали членов кагала, в числе которых были катальные старшины (роши), судьи (даяны), попечители (габаи) синагог, школ, благотворительных учреждений. Раввины нанимались кагалом и находились в зависимости от катальных руководителей, но в религиозных делах были самостоятельны. Главный раввин кагала считался духовным предстоятелем катальной общины. Все постановления кагала вступали в силу лишь после его подписи. Кагалы являлись не только религиозно-общинными, но и административно-хозяйственными органами. Главных раввинов административных областей утверждал сам король. Указом Польского Короля Сигизмунда II Августа от 1551 г. кагалам были переданы значительные судебные полномочия: право решения религиозных, гражданских и уголовных дел на основе Торы и Талмуда, а также наложения херема (отлучения от синагоги и изгнания из еврейства). Кроме того, кагалы проводили раскладку и сбор податей, представляли перед властям» гражданские интересы еврейского населения.Постепенно сложились катальные области во главе с кагалами крупных городов, которых первоначально насчитывалось пять: Великая Польша (Познань), Малая Польша (Люблин), Подолия и Галиция (Львов), Волынь (Острог, Кременец), Литва (Брест, Гродно). Верхушку катальной иерархии составляли ваады — съезды раввинов и кагальных старост. Они проводились дважды в год — весной (между Пуримом и Пасхой) и перед началом осенних праздников и приурочивались к большим ярмаркам. Местами проведения ваадов обычно были города Люблин и Ярослав-Галиц-кий.Первоначально ваады организовывались раввинами для разрешения спорных вопросов применения талмудического законодательства. Но вскоре они стали рассматривать также проблемы внутренней жизни еврейских общин, причем постановления ваадов санкционировались польским правительством.В 1623 г. кагалы литовских и белорусских земель учредили самостоятельный «Ваад главных общин Литовского края», объединивший канальные области Вильно, Бреста, Гродно, Пинска и Слуцка. После этого ваад, объединявший кагалы собственно польских и украинских земель, получил наименование «Ваад четырех областей» (Великой и Малой Польши, Волыни и Подолии).В XV — первой половине XVII века еврейские общины Польши и Литвы переживали расцвет религиозной жизни и духовной культуры. Активно шло строительство синагог. До нашего времени сохранились синагоги, возведенные в XVI-XVII веках в городах Подгайцы (Галиция), Шаргород, Рашков (Подолия), Луцк (Волынь), Шклов (Белоруссия), Покроюс (Литва). В условиях постоянной угрозы казачьих набегов широкое распространение получил крепостной тип синагоги. Такая синагога была построена в г. Луцке в 1626 г. Польские короли, давая еврейским общинам разрешение на строительство новых синагог, требовали непременного возведения синагоги-крепости со сторожевыми башнями. Кроме того, кагал на свои средства должен был приобрести пушчи.Значительное развитие получила система духовного образования, что для иудаизма, «религии писания», имело решающее значение. Все еврейские мальчики, от 6 до 13 лет, были обязаны посещать начальную религиозную школу — хедер. Помимо частных хедеров, за обучение в которых платили родители, создавались хедеры для детей бедноты, содержащиеся за счет общинных средств. Последние носили название талмуд-тора.Наиболее способные юноши продолжали обучение в йешивах — высших талмудических школах, существовавших во всех городах Речи Посполитой. Студенты йешив (йешиве-бохеры), как и ученики талмуд-торы, содержались за счет общины. При этом, согласно обычаю, каждая еврейская семья в определенный день недели приглашала йешиве-бохера к обеду. Кагальное самоуправление подняло авторитет раввина и ученого-талмудиста на небывалую высоту: когда молодой талмудист женился на дочке богатого еврея, считалось, что не богач оказывал ему милость, а он сам оказывал честь богачу, поднимая его социальный статус. Поэтому выдать замуж богатую невесту за бедного, но способного йе-шиве-бохера являлось мечтой многих зажиточных еврейских семей.Польско-литовские йешивы сделались центрами талмудической образованности для европейской и восточной еврейской диаспоры, привлекая учащуюся молодежь из других стран. Современники сравнивали западнорусское государство с Вавилонией времен гаонов.В связи с тем, что предписания Талмуда поощряли благотворительность, обязательной составной частью катальных общин являлись благотворительные братства (хевра). Они оказывали финансовую и материальную помощь на погребение усопших, прием путешествующих евреев, снабжение неимущих, поддержку нетрудоспособных стариков, сирот и бедных невест, вступающим в брак также предоставляли беспроцентные ссуды. Благодаря развитой системе благотворительных братств, еврейские общины смогли выжить в самые тяжелые времена, последовавшие после казацкой резни.Положение евреев, как особого сословия, непосредственно зависимого от короля, было прочным лишь при сильной королевской власти. С ее ослаблением, а затем утверждением на рубеже XVI-XVII веков системы «элекции» — выборности королей, положение еврейских общин начинает ухудшаться. Христианское население городов при поддержке римско-католического духовенства активно использует антисемитизм для подавления евреев как экономических конкурентов.Городские магистраты принимают решения об ограничении евреев в выборе места жительства и рода занятий. В сельской местности евреи попадают в зависимость от князей-магнатов. Еврейский капитал все более вытесняется из производства и торговли в сферу аренды и откупов. Широкое распространение получает «пропинация» — откуп евреями государственной винной монополии, после чего их стали обвинять в спаивании христиан. Во владениях магнатов начала развиваться аренда, особенно в юго-восточной части Речи Посполитой, где преобладало православное население (Киевское, Черниговское, Переяславское, Полтавское воеводства, составившие впоследствии Левобережную Украину). Магнаты-католики отдавали богатым евреям в аренду не только мельницы и питейные заведения, но и расположенные на их землях православные храмы, которые открывались арендатором для совершения богослужений лишь за определенную плату.Если добавить к этому бесправие православного населения Речи Посполитой как по сравнению с католиками, так и в сопоставлении с представителями нехристианских конфессий, то проясняются истоки волны антисемитизма, поднимавшейся во время межнациональных и межконфессиональных конфликтов.Особой ненавистью к евреям отличалось казачество, свою враждебность к полякам-католикам переносившее на евреев, как пособников в угнетении православного населения и глумлении над Церковью. В итоге украинский еврей очутился между молотом и наковальней: с одной стороны, между паном и холопом; с другой — между католиком и православным; с третьей — между поляком и русским.Само польское дворянство (шляхта) — главный виновник притеснения православного населения, превратив часть евреев в своих соучастников в этом деле, дружеских чувств к евреям не испытывало и не собиралось их защищать. Во время сеймиков (местных съездов шляхты, избиравших делегатов на сейм) у шляхты утвердился обычай грабить синагоги. Королевская власть, под чьим покровительством находились евреи, была теперь настолько слаба, что не имела сил защищать права своих еврейских подданных.Результатом названных факторов явилась кровавая трагедия украинского еврейства в период Хмельнитчины -начавшейся в 1648 г. войны казачества под руководством Гетмана Богдана Хмельницкого против польской короны. В ходе наступления войск Правителя Русской Империи Хмельницкого еврейское население занимаемых казаками областей подверглось массовому геноциду. Убийства сопровождались жесточайшими истязаниями. Захватив город Немиров, казаки вырезали 6 тысяч евреев, после чего в знак торжества развесили по заборам окровавленные талесы (молитвенные покрывала). Были перебиты учащиеся и преподаватели немировской йешивы во главе с видным ученым-талмудистом рабби Бен-Элиезером; полностью истреблено еврейское население таких городов, как Киев, Чернигов, Стародуб, Гомель, Тульчин, Лубны.В составе общепольского ополчения, собранного по приказанию короля Яна II Казимира находилось многочисленное еврейское войско, и это было трагической ошибкой евреев. Второй раз (после Песаха) в Истории евреи выступили против Киева и за это жестоко поплатились.После вступления в 1653 г. Московии на стороне Киева при взятии в 1654 г. Могилева, а в 1655 г. — Витебска и Вильны, в избиении евреев принимали участие и московские войска. Всего за период 1648-1659 гг. было уничтожено более полумиллиона евреев (60% всех еврейских жителей Речи Посполитой), а также прекратило существование свыше 700 еврейских общин. Полностью истребили еврейское население Киевского, Полтавского, Черниговского, Переяславского воеводств. На территории Волыни и Подолии (Западная Украина, которую Польша сохранила за собой) оставалось лишь 10% прежнего еврейского населения.Главный раввин г. Вильно Саббатай Коген оповестил о катастрофе, постигшей евреев польско-литовского государства, еврейские общины стран Европы и Азии в особом траурном послании, к которому прилагались составленные им молитвы в память новых мучеников. День немировской резни 20 сивана (иющ> 1648 г.) был признан днем траура.Избиения еврейского населения казаками, хотя и в меньших масштабах, происходили в Правобережной Украине и в XVIII веке, во время восстаний гайдамаков (участников крестьянско-казачьих повстанческих отрядов в польской части Украины). Руководители наиболее крупного восстания гайдамаков, известного под именем «колиивщина» (1768 г.) — Иван Гонта и Максим Зализняк (Железняк) — распространяли «Золотую грамоту», полученную от российской Императрицы Екатерины II, в которой гайдамакам давалось право уничтожить всех евреев. После взятия войском Гонты и Зализняка г. Умани в 1768 г. гайдамаками было вырезано 20 тыс. евреев.Бедствия времен казачьих антиеврейских войн вызвали в среде восточноевропейского и азиатского еврейства усиление мессианских настроений. Мистически настроенные проповедники рассматривали происходившие события как предвестие скорого прихода Мессии. Непосредственным откликом на казацкий геноцид 1648-1658 гг. стало мессианское движение саббатианства, охватившее в 60-е годы XVII в. еврейские общины Восточной Европы и Ближнего Востока.Название движения связано с именем его вождя Саббатая Цви (1626-1676) — мистика-каббалиста из г. Смирны (Турция). Он провозгласил себя Мессией, призванным восстановить Израильское царство и собрать в него рассеянный по земле еврейский народ. Саббатаанство обрело многочисленных сторонников в еврейских общинах от Палестины до Нидерландов. После 1666 г., когда Саббатай Цви был арестован в Константинополе турецкими властями и под угрозой смерти перешел в ислам, саббатианское движение пошло на убыль, превратившись в XVIII в. в незначительную секту.В Речи Посполитой носителями саббатианского мессианизма выступали странствующие проповедники, пользовавшиеся популярностью среди социальных низов еврейских общин. Наиболее известным из них в начале XVIII в. был Нехемия Хайнон, пытавшийся объединить разрозненные группы саббатианцев. Раввинские авторитеты, возглавлявшие «Ваад четырех областей», отнеслись к саббатианству крайне враждебно. В 1722 г. во Львове его сторонники в Речи Посполитой были преданы херему.Радикальное саббатианство в польско-литовских землях в XVIII в. пытался также возродить галицийский проповедник Яков Франк (1726-1791), положивший начало течению франкизма. Характерной чертой франкизма было не только отрицание талмудических предписаний, но и разрыв связи между мессианством и восстановлением Израильского царства. В конце концов, сам Франк и большинство его последователей склонились к переходу в католицизм.Современные еврейские историки рассматривают мессианские движения XVII-XVIII вв. как отказ еврейской национально-религиозной мысли от пассивного ожидания Мессии и первые попытки приблизить наступление мессианского царства собственными человеческими силами. Тем самым был подготовлен переход к светской концепции воссоздания еврейского государства.Несмотря на тяжелый удар, нанесенный геноцидом Хмельнитчины, еврейский цивилизационный очаг на территории польско-литовского государства сохранился, сместившись к северо-востоку, на белорусские и литовские земли. В XVIII в. здесь происходит новый расцвет общинной жизни и духовной культуры иудаизма.Город Вильно (Вильнюс) сделался центром талмудической учености. Во второй половине XVIII в. в нем протекала деятельность Виленского Гаона — выдающегося представителя талмудической науки и раввинского авторитета евреев всей Европы — Элияху бен Шломо, известного под именем Илии Виленского. В еврейском мире Литву стали именовать «Страной Израиля в изгнании», а Вильно — «Литовским Иерусалимом».В Московской Руси отдельные иудаисты появляются в числе других не ранее XV в., в правление Князя Ивана III (1462-1505 гг.). Можно назвать богатого крымского еврея Хозю (Охозию) Кокоса, который был дипломатическим посредником между московским князем и крымским ханом Менгли-Гиреем, а также врача Леона Жидовина, поплатившегося головой за неудачное лечение сына Ивана III, Князя Ивана Молодого.Почти 250 лет непрерывных бедствий, нашествий, войн со всех направлений породили у народа религиозно-политический изоляционизм. Большую роль в формировании такого изоляционизма сыграла Русская православная церковь. Иноземцев в XV в. принимали с большим подозрением, заглазно полагая их всех еретиками и лазутчиками.Об иноверных евреях, изредка прибывавших в Империю в качестве купцов, дипломатов и переводчиков при миссиях, достоверно было известно лишь, что они — рассеянный по земле народ, враги Христовы, занимающиеся такими презираемыми делами, как ростовщичество и торговля спиртным. Определенное значение в формировании антиеврейских настроений имела также история с так называемой ересью «жидовствующих» — распространением идейного течения иудеохристианского толка.В 1563 г., во время Ливонской войны, после взятия московитами г.Полоцка, царь Иван IV Грозный приказал утопить тех евреев, которые не пожелают креститься. То же самое он проделал в 1570 г. в Новгороде, но на этот раз безо всяких условий, поголовно. Торговый договор с Польшей 1678 г. и договор о «вечном мире» 1686 г. специально предусматривали запрет западным еврейским купцам на приезд в Русскую Империю.Лишь в годы правления Петра I (1682-1725), который иудаистов не притеснял, хотя и не позволял им селиться во внутренних губерниях, иудейское население вновь появилось в Левобережной Украине и окрестностях Смоленска. В 1723 г. богатый купец Борох Лейбов построил в селе Зверовичи (близ Смоленска) первую синагогу. Она была разрушена уже в 1727 г., когда российское правительство, возглавляемое при номинальной Императрице Екатерине I фактическим правителем страны светлейшим князем Александром Меншиковым, объявило о запрете евреям жить в пределах России. Данный указ практически не был выполнен; большая часть еврейского населения тогда осталась в России.Бывая по торговым делам в Москве, Лейбов сблизился с отставным морским офицером Александром Воз-ницыным, который под его влиянием обратился в иудаизм, совершив обряд обрезания. Дело раскрылось; Лейбов и Возницын были арестованы и по приказу императрицы Анны Иоановны сожжены в Санкт-Петербурге в июне 1738 г.Резко ухудшилось положение иудаистов после вступления на престол дочери Петра I Императрицы Елизаветы Петровны (правила в 1741-1761 гг.), отличавшейся крайней нетерпимостью к неправославным вероисповеданиям. В 1742 г. был выпушен указ об удалении иудеев из пределов Российской Империи. Ввиду того, что изгнание иудеев грозило экономическим ущербом казне, Генеральная войсковая канцелярия Украинского казачьего войска и магистрат г. Риги обратились к Императрице с просьбой приостановить выполнение указа. В ответ на это Елизавета заявила: «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли».Антииудейские гонения затронули даже верхи русского общества. Выдающийся ученый-медик Антонио Санчес, работавший в Санкт-Петербурге и происходивший из семьи испанских марранов (евреев-христиан), в 1749 г. был изобличен в тайной приверженности иудаизму и изгнан из Российской Академии наук. Всего в период царствования Елизаветы Петровны из России было выселено 35 тысяч евреев-сионистов.Вступившая в 1762 г. на престол императрица Екатерина II (правила в 1762-1796 гг.) официально не отменила антиеврейский указ своей предшественницы, но на его выполнении не настаивала. В итоге на западных окраинах Империи вновь начали складываться иудейские общины. Ситуация резко изменилась около 1772 г., когда после раздела Речи Посполитой в состав Империи вошли земли с многочисленным сионистским населением.



Пасха

Происхождение праздника

Пасха (др.-евр. pesah — исход) — название праздника в память избавления евреев от египетского рабства. Главный христианский праздник, отмечаемый как день чудесного воскресения из мёртвых Иисуса Христа. Первый Вселенский собор установил, что Пасха должна отмечаться в первое воскресенье после весеннего равноденствия и полнолуния и проходить после еврейской Пасхи. Связь с древними обычаями прослеживается во многих обрядах современных христиан (раскрашивание яиц, приготовление творожной «пасхи» и т. д.). Пасха — подвижный праздник и «кочует» в разные годы в период с марта по 25 апреля по ст. ст.

Пасха – это один из трех великих еврейских праздников, установленный в память избавления евреев от рабства египетского; празднуется с 14 по 21 число месяца нисана.

Главный христианский праздник в честь воскресения Иисуса Христа, первоначально был посвящен воспоминанию о смерти Иисуса Христа, и только с V века название Пасха стало усвояться исключительно празднику воскресения Христова. По постановлению Никейского собора Пасха празднуется обязательно отдельно от еврейского праздника Пасхи и непременно в первый воскресный день после первого осеннего полнолуния между 22 марта и 25 апреля.

Главный христианский праздник

ПАСХА — Воскресение Христа, главный праздник Православной Церкви, установленный апостолами в честь Воскресения Христа. Христиане, празднуя Пасху, торжествуют избавление через Христа всего человечества от рабства диаволу и дарование нам жизни и вечного блаженства. По важности благодеяний, полученных нами через Воскресение Христово, Пасха является “Праздником праздников и Торжеством из торжеств”, почему и богослужение сего Праздника отличается величием и необычайной торжественностью.

Задолго до полуночи верующие, в светлых одеждах, стекаются в храм и благоговейно ожидают наступающего Пасхального Торжества. Священнослужители облачаются во весь светлейший сан. Перед самой полуночью торжественный благовест возвещает о наступлении великой минуты Светоносного Праздника Воскресения Христова. Священнослужители с крестом, светильниками и фимиамом исходят из алтаря и вместе с народом, подобно мироносицам, ходившим “ело рано ко гробу”, обходят вокруг церкви с пением: “Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити”. В это время с высоты колокольни, как с небес, льется ликующий пасхальный трезвон. Все молящиеся идут с возжженными свечами, выражая тем духовную радость Светоносного Праздника.

Шествие останавливается у затворенных западных ворот храма, как бы у дверей гроба Христова. И здесь, по обычном возгласе, священник, подобно ангелу, возвестившему мироносицам у гроба о Воскресении Христовом, первый возглашает радостную песнь: “Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав”. Эта песнь троекратно повторяется священнослужителями и хором.

После утрени сразу совершаются часы и литургия, при отверстых Царских вратах, которые открыты с начала заутрени и не затворяются целую неделю в знак того, что Иисус Христос навсегда отверз нам врата Небесного Царствия. На литургии читается первое зачало Евангелия от Иоанна.

В следующие дни Пасхи, после литургии, при колокольном звоне, бывают крестные ходы около церкви, в которых, как победный трофей, носится крест Христов. Этим верующие выражают свою радость и торжество о победе Иисуса Христа над смертью и адом.

Пасхальные песнопения поются в церкви до Праздника Вознесения Господня, который празднуется в сороковой день после первого дня Пасхи.

Во многих местах России день Воскресения Христова назывался Великим днем, так как существовало поверье, доказывающее величие и святость этого праздника, что после Воскресения Христова солнце не заходит в продолжение всей святой недели, и день великого праздника поэтому равняется семи обыкновенным дням. Ночь Великой субботы представляла чудное, величественное зрелище как в столицах, так и всюду на Руси, где только есть православные храмы. Сюда спешили через поля, через леса, по тропинкам, по дорогам православные, и опоздавшие попасть в переполненный уже народом храм располагались вокруг церквей в ожидании крестного хода. В Малороссии вокруг церквей разводились костры, в столицах все было иллюминировано, а на вышке колоколен церквей блестели зажженные факелы. Как только раздавался первый благовест большого колокола, в руках православных зажигались свечи. Духовенство шло в светлых ризах с крестами, хоругвями, иконами, и голос церковного хора возвещал радость великую: “Воскресение Твое, Христе Спасе, ангели поют на небесех”. В Новгороде, после того как, войдя крестным ходом в северные двери и пройдя против солнечного течения, архиерей знаменовал корсунские врата кадилом и отверзал их крестом, певчие пели: “Христос воскресе из мертвых, смертию на смерть наступи и гробным живот дарова”, сохраняемое и доселе в церковном обиходе старообрядцев. Точно так же, по старому уставу, после 3-й песни канона протопоп читал толковое Евангелие, сам святитель в алтаре во время христосования подходил к каждому священнику, прикладывался к иконам, которые они держали, лобызал их и давал по два яйца. По выходе из алтаря сам в свою очередь получал от боярина, властей и народа по яйцу. С мирянами он не христосовался в уста, а давал целовать крест и митру. После утрени был молебен Пасхи, и по окончании его все расходились по домам. В начале 2-го часа, по рассвете был благовест к литургии, за которою пред Евангелием протодиакону давалось благословение, также согласно со старопечатными служебными книгами, т.е. “Бог за молитв святого славного и всехвального вселенского благовестника и апостола евангелиста Иоанна Богослова, и дать ти глагол, во еже благовестити силу многу”. Евангелие читали только святители и протодиакон, по статьям, и при каждом окончании ударяли железным молоточком в “кандию” — небольшой металлический беловатый сосуд (до сих пор хранящийся в ризнице Софийского собора). После каждого удара в эту кандию и вестовой колокольчик на звоннице делали перебор во все колокола. Освящал пасху, сыр и масло, разделяя их на три части, лишь под конец литургии неслужащий ключарь, а по заамвонной молитве святитель сам освящал артос. По отпуске ему подносили пасху, сыр и яйца, а он давал их боярину, воеводе, дьякам и всем, прилучившимся в церкви. Провожали его со славою и звоном (о последнем в другие праздники не упоминается в уставе). Чин над артосом также исполнялся своеобразно: по возношении его над головою святитель целовал его, а прочие целовали лишь покров над артосом, который с пением был переносим из кельи в домовую церковь.

Новгородский архиепископ приходил в храм в белом клобуке, представлявшем из себя вязанную из шелка шапочку с тремя воскрылиями (рясами), унизанными жемчугом. Клобук этот прислан был цареградским патриархом Филофеем архиеп. Василию Калеке. Во время служения владыка надевал митру, которая отличалась от нынешней прямою формою, без выемок, и горностаевою опушкою. В ризнице Софийского собора можно было видеть эти принадлежности патриаршего сана.

В Москве торжественное богослужение в пасхальную ночь совершалось в Успенском соборе, в присутствии Царя, придававшего своим величием внушительность и торжественность церковным обрядам, в общем сходным с настоящими. У дверей собора приставлены были стрелецкие подполковники, которые обязаны были следить за тем, чтобы в собор проникали только те, кто был одет в золотые кафтаны. После хвалитных стихир государь прикладывался к образам, подносимым ему духовенством, и творил целование во уста со старшими, а младших жаловал к руке и оделял красными или золочеными яичками либо куриными и гусиными, либо деревянными, точеными, расписанными по золоту яркими красками с изображением цветов, птиц и зверей. Затем к целованию царской руки подходили бояре по чинам, сначала старшие. После утрени государь шел вАрхангельский собор “христосоваться с родителями”, т.е. поклониться их праху. В придворном Благовещенском соборе он христосовался “в уста” со своим духовником и также жаловал его и прочих яйцами. Равным образом делал он то же и у себя наверху, т.е. во дворце, христосовался с боярами, оставшимися “для бережения” царской семьи во время государева выхода в соборы. В Золотой палате славили Христа духовные власти особо, после чего Царь шествовал поздравлять царицу с детьми. С ними обычно он слушал обедню в одной из дворцовых церквей, а к поздней обедне выходил в Успенский собор во всех регалиях. После этой обедни всех придворных, не исключая всякого рода мастеров, осчастливливал Царь своим высоким вниманием, допуская их к руке.

В первый же день св. Пасхи Царь отправлялся по тюрьмам и, показывая собою лучший пример христианского смирения и милосердия, сказывал заключенным: “Христос воскрес и для вас” — и одарял каждого либо новой шубкой, либо рубашкой и т.п. и присылал яства для разговенья: “лучшим по части жаркой, да им же и достальным всем по части вареной, по части баранье, по части вечины; а каша из круп грешневых и пироги с яйцы или мясом, что пристойне. Да на человека же купить по хлебу да по калачу двуденежному”. Более смирным и менее виновным преступникам давали по три чарки, а остальным по две, да по две и по одной кружке меду. А в Золотой палате царицыной в это время кормили нищую братию.

Московский патриарх, следуя священным обычаям старины, устраивал обильный яствами пасхальный стол для духовенства, сослужащего ему, подобно тому как новгородский архиепископ — всему освященному Софийскому собору.

Празднование “Велика дня” на матушке-Руси начиналось троекратным лобызаньем и приветствием друг друга словами “Христос воскресе” и ответным “Воистину воскресе”, причем отдаривали друг друга яйцами. Обычай этот вел свое начало со времени римского имп. Тиверия, которому св. Мария Магдалина, придя в Рим для проповеди Евангелия, поднесла в дар красное яйцо. Обыкновенно эти яйца окрашивали в красный цвет — символ крови Господней, но встречаются покрытия и другими цветами с затейливыми и причудливыми узорами, называемые в Малороссии в отличие от “крашенок” “писанками”. Особенным уважением пользовалось в народе “пасхальное яйцо”, полученное первым: оно обладало способностью открывать нечистую силу, оно никогда не испортится до следующего года. С самим христосованьем в Малороссии соединено много суеверий, вроде, напр., того, что если на первое приветствие “Христос воскресе” не ответить “Воистину воскресе”, а задумать какое-либо желание, то оно непременно исполнится. Возвращаясь после пасхальной заутрени домой, народ любовался восходящим солнцем, играющим на небе и разделяющим всеобщее ликование и природы, и людей в возродившейся жизни. В средней полосе России дети поют песенку, обращенную к солнцу:

Солнышко, ведрышко, Выгляни в окошечко! Солнышко, покатись, Красное, нарядись!

А старики расчесывали волосы с пожеланием, чтобы у них было столько внуков, сколько волос на голове; старухи умывались с золота, серебра и красного яичка в надежде разбогатеть, а молодые взбирались на крыши, чтобы лучше разглядеть, как будет играть и веселиться красное солнышко.

В домах и хатах ко времени возвращения семьи из церкви от заутрени был накрыт стол, уставленный всевозможными яствами для разговенья, особенным обилием отличающегося в Малороссии, где плохой хозяин не уставит стол поросенком, колбасою, пасхою и крашенками, а о зажиточных помещиках и говорить нечего — нет возможности перечислить все яства и пития, которые украшают пасхальный стол. Как в Рождество, так и в пасхальную неделю духовенство ходило по домам славить Христа. Мирские люди — парни партиями человек по 10-15 с запевалою или “починальщиками” во главе — ходили по деревням с волочебными песнями, напоминающими рождественские коляды, и распевали их под окнами, а иногда заходили и в избу с целью угоститься. От хозяев обыкновенно волочебники получали и жареным, и вареным или даже деньгами и делили все между участниками хора. Иногда партию волочебников сопровождал музыкант со скрипкою и дудою.

Однако святость Пасхи в глазах русского народа была такова, что развлекательная сторона проходила приглушенно. В конце Страстной неделихозяйки пекли куличи в обстановке строжайшего поста и молитв — нельзя было попробовать даже крупицу скоромного теста. В полночь на Крестный ход ходили, как правило, все. Никто не мог остаться без церковной службы в пасхальную ночь. Иногда семья была вынуждена разделиться: одни шли на “полунощницу”, другие — на рассвете. Стихиру “Воскресение Твое, Христе Спасе, ангели поют на небесех” и тропарь “Христос воскресе из мертвых” пели в церкви все прихожане, а не одни только певчие.

“На Пасхе, как и теперь, христосовались, дарили друг другу яйца, священник с причетом ходил славить Христа по домам”, — отмечал В.И. Семевский, обобщая описания разных губерний и уездов 2-й пол. XVIII и первых лет XIX в., на которых основывалось его исследование быта и нравов крестьян. В некоторых местах служили молебен в поле на средства общин. В.И. Семевский подчеркивает также угощение, катание яиц, хороводы, катание на качелях, горелки и другие игры как непременные принадлежности этого праздника.

В “Записках” АЛ. Болотова изображено, по его впечатлениям 2-й пол. XVII в., участие в играх с крашеными яйцами крестьян всех возрастов. Речь идет о помещичьих крестьянах Тульской губ.: “Повсюду видимы были небольшие кучки и круговенки и малых, и взрослых, катающих яйца или бьющихся ими. Самые такие, которые пережили уже большую половину века своего и приближались уже к старости, делали сообщество с ними и занимались с малолетними делом, которое не иным чем, как невинною игрушкою почесть можно”.

По описанию 1860-х, в Вязниковском у. на пасхальной неделе почти у каждого дома устраивались качели на козлах, или на веревках, или на “дубцах”. Примечательно, что качели, как горки на Масленице, делали на определенный срок, как принадлежность данного конкретного праздника. Качались девушки и парни вместе.

Здесь, как и повсеместно, было принято “катать яйца”. Играющий ставил яйцо “на кон”, то есть выкладывал на землю, где крашеные яички выстраивали в одну линию с промежутками в 4-5 вершков. Шагах примерно в ста от середины кона отмечали место, откуда игроки катили мяч, сделанный из льняных хлопьев или ваты, обшитый тряпицею (вершка 3 в диаметре). Вышибленное яйцо считалось выигранным. В катании яиц здесь, в отличие от описания Болотова, участвовала только молодежь — девушки и парни, молодые женщины и мужчины. В это же время в вязниковских деревнях женская молодежь водила хороводы.

Описанное Семевским хождение церковного причта на Пасху по домам встречаем и во многих более поздних сообщениях. На Вологодчине, в Вельском у., священник и псаломщик ходили по деревням с иконами в сопровождении “богоносцев” — крестьян, которые несли иконы и хоругви. В пути иконы покрывали вышитыми полотенцами. На ночь их ставили в часовне, если она была в деревне, или в чьей-то избе. Пришедшие за иконами крестьяне из других деревень располагались, как и причт, на ночь в этой деревне. После славления священнику и псаломщику, а также церковному сторожу и просвирне “христосовали” яйца и пряники в каждом доме.

В Орловской губ. (описание из Талызинской вол.) такой обход с иконами на Пасху всех домов делился в большой деревне на две части. Обойдут половину деревни — 50 домов — и несут иконы на ночь в помещение училища. Там ночуют и некоторые из “оброшников” — так называли тех, кто носил образа. Туда же приходили старухи, приносили свечи, пели всю ночь, просили кого-нибудь из грамотных читать акафист. Принято было приносить туда кувшинчики с медом и свечкой (“кануннички”). Свечки в них горели всю ночь — “для помину умерших”.

Вообще поминальная традиция, очень выраженная у русского крестьянства, заметно проявлялась на Пасху. На “Велик день” (Светлое воскресенье) шли с куличами (пасхами) прямо из церкви на погост — христосоваться с умершими на могилах, потом только возвращались домой разговляться.

Если в деревне был причт с иконами, то веселье начиналось только после их ухода, когда кончались все молебны. До этого считалось грехом петь песни и водить хороводы. В иных местах крестьяне считали, что в течение всей Святой недели забавы, шутки и пляски — грех. Тогда хороводы на Пасху совсем не водили либо хоровод был только в самом строгом стиле.








sitemap
sitemap