Памятники деревянного зодчества



Региональная научно-практическая конференция учащихся

«Путь к возрождению»

Секция: Искусствоведение

«Памятники деревянного зодчества».

Автор работы: Петрийчук Полина Олеговна, 9 А класс, МОУ СОШ № 13, г. Пугачев ул. Октябрьская 109 кв.8 , телефон 89378063914

Научный руководитель: Попонов Александр Владимирович, учитель изобразительного искусства, МОУ СОШ № 13, г. Пугачев ул. Топорковская 99 и телефон школы 27053

Пугачев 2013

Оглавление:

Введение 3

Жилые дома 4

Крепостные сооружения 6

Культовые постройки 7

Заключение 11

Список используемой литературы 13

Приложение 14

Введение

В этой работе рассмотрена культура деревянного зодчества на Руси, виды сооружений, их назначение, эволюция форм. Также затронуто устройство безгвоздевых построек, приведены некоторые термины и их значение

Архитектура является материальной частью культуры любого народа. Очень часто мы оцениваем уровень развития культуры общества в целом по его архитектуре. Мы едем в далекие страны, чтобы посмотреть старинные здания и города, восторгаемся ими, удивляемся, но при этом забываем что в нашей стране тоже были созданы замечательные образцы архитектуры. Особенно, надо обратить внимание на памятники деревянного зодчества, которым требуется наше внимание и заботливое отношение.

Целью данной исследовательской работы является изучение памятников народного деревянного зодчества и конструктивных особенностей строительства, создание творческой живописной работы «Часовня Успения в деревне Васильево».

Актуальность изучения русского деревянного зодчества России бесспорна. Во-первых, она обусловлена богатством, красотой и разнообразием памятников деревянной архитектуры. Деревянная архитектура свидетельствует об очень важном аспекте русской художественной культуры, которая сохраняет свой высочайший уровень, даже будучи самого низкого «социального происхождения».

— они были функциональны, прочны и отличались особенной суровой и простой красотой.

Во-вторых, следует осознать то угрожающее положение, в котором русская деревянная архитектура оказалось в последние десятилетия. С конца XIX в. наблюдается курс на уничтожение деревянных памятников: сначала отсутствие понимания их ценности, повлекшее за собой разборку старинных храмов; затем целенаправленное их уничтожение в годы советской антирелигиозной кампании и вымирания деревни.

Учитывая, что еще со времен Средневековья и по настоящее время именно деревянная архитектура становится одной из самых важных граней всего русского национального зодчества (о чем свидетельствует, например, включение Кижского погоста в список всемирного наследия ЮНЕСКО), в складывающемся положении Россия теряет свое «лицо», а отечественная культура — одно из наиболее самобытных своих проявлений. Все это делает задачи преподавания и изучения русской деревянной архитектуры весьма востребованными в сфере профессионального искусствоведческого и общего гуманитарного образования.

Уже в Х веке на Руси возводились великолепные жилые постройки из дерева с резными наличниками и украшениями. Есть упоминание Саксона Грамматики о храме Святовита, построенном весьма искусно и изящно и окруженном забором с тщательно отделанными резными изображениями. В летописных свидетельствах и зарубежных путевых заметках сохранилось достаточно много сведений о живописных ансамблях рубленых хором, с золотыми вышками теремов, которые являлись подлинными произведениями самобытного русского искусства. К таковым отнесен двор княгини Ольги, получивший название «теремного» из-за своих вышек. Терем этот имел вид высокой квадратной двухэтажной башни с шатровым верхом. В Новгороде славилась дубовая соборная церковь Софии, построенная в Х веке. В Вышгороде по указу Ярослава Мудрого в 1020-1026 гг. был сооружен удивительный по красоте пятиверхий храм.

На протяжении столетий искусство деревянного строительства развивалось, достигнув своей вершины в ХV111 веке. К этому времени относятся великолепные православные храмы в Кижах

К сожалению, деревянные памятники архитектуры хрупки и не долговечны. Они требуют к себе особого внимания и заботы. Это самобытное наследие России, которое может и должно не только связывать нас с прошлым, не дать оторвать нас от родной культуры, но и может приносить значительный доход государству.

Жилые дома

Жилые дома – это первичный тип построек у любого народа, служившие от защиты от непогоды. Жилище постепенно развивалось от шалаша к землянке, а от нее к наземному срубу. Но полностью старые формы не исчезали, а меняли свое назначение. К примеру, деревянные черные бани, которые, по мнению исследователей, представляют ранний тип жилища

Дома имели достаточно сложную систему безгвоздевого крепления конструкции. Гвозди неприменяли по двум причинам: во-первых, это его дороговизна железа и его дефицитность, а второе это сокращение срока службы древесины.

Сруб — это скрепленные (связанные) между собой в четырехугольник бревна. Ряд бревен называли «венцом». Первый, нижний венец часто ставили на каменное основание – «ряж», который складывали из мощных валунов. Так и теплее, и гниет меньше.

По типу скрепления бревен между собой различались и виды срубов. Для хозяйственных построек применялся сруб «в режь» (редко положенные). Бревна здесь укладывались не плотно, с просветом между ними, и часто не скреплялись вовсе. При скреплении бревен «в лапу» концы их, действительно напоминающие лапы, не выходили за пределы стены снаружи. Венцы здесь уже плотно прилегали друг к другу, но в углах могло все же задувать зимой. Самым надежным, теплым, считалось скрепление бревен «в обло», при котором концы бревен немного выходили за пределы стены. Сами ряды бревен /венцы/ связывались между собой при помощи внутренних шипов. Между венцами в срубе прокладывали мох и после окончательной сборки сруба конопатили льняной паклей щели. Тем же мхом часто закладывали и чердаки для сохранения тепла зимой.

Простой прямоугольный сруб без всяких пристроек назывался «клетью» Обычно сруб ставился на «подклете»- нижнем вспомогательном этаже, который использовали для хранения запасов и хозяйственного инвентаря. верхние венцы сруба на Руси, обычно расширялись кверху, образуя карниз — «повал». Он имел не только эстетическое значение, но практическое. При помощи него создавался больший навес крыши, для защиты сруба от осадков.

Кровля — самая важная часть деревянной постройки. Кровлю над срубом устраивали в древности безгвоздевую – «самцовую». Для этого завершения двух торцовых стен делали из уменьшающихся по длине бревен, которые и называли «самцами». На них ступеньками клали длинные продольные жерди – «дольники», «слеги» (от слов лечь, слечь). Иногда, правда, самцами называли и концы слег, врубленные в стены. Так или иначе, но вся кровля получила от них свое название.

Сверху вниз поперек в слеги врезали тонкие стволы дерева, срубленные с одним из ответвлений корня. Такие стволы с корнями называли «курицами» (видимо за сходство оставленного корня с куриной лапой). Эти ответвления корней, направленные вверх, поддерживали выдолбленное бревно – «поток». В него собиралась, стекавшая с крыши, вода. И уже сверху на курицы и слеги укладывали широкие доски крыши, упирающиеся нижними краями в выдолбленный паз потока, а сверху стык досок, словно шапкой, прикрывали выдолбленным снизу бревном – «шеломом» или «черепом». Впрочем, чаще бревно это называли «охлупнем» — то, что охватывает. Покрытие для крыш было довольно разнообразным, и зависело от местности. Крыли соломой связанной в снопы, щепили осиновые поленья по типу черепицы, а в глубокой древности даже дерном крыли, переворачивая его корнями вверх и подстилая бересту. Самым же дорогим покрытием считался «тес» (доски). Само слово «тес» хорошо отражает процесс его изготовления. Ровное, без сучков бревно в нескольких местах надкалывалось вдоль и в щели забивались клинья. Расколотое таким образом бревно еще несколько раз кололось вдоль. Неровности получившихся широких досок подтесывались специальным топором с очень широким лезвием.

Существовало несколько форм крыши. Наиболее простым и естественно самым распространенным был «клетский» верх — простая двускатная крыша. Для теремов применяли затейливый «кубоватый верх», напоминающий массивную четырехгранную луковицу. Довольно сложной в работе была «бочка» — двускатное покрытие с плавными криволинейными очертаниями, завершающаяся острым гребнем. А ведь делали еще и «крещатую бочку» две пересекающиеся простые бочки.

Издревле на Руси деревянные дома украшали резьбой, превращая дома в настоящее произведение искусства. Резьба на причелинах, подзорах кровель и оконных наличниках сочеталась с росписью, подчеркивая индивидуальность каждого дома. Мотивами резьбы служили цветы, злаки, животные и птицы, среди которых особым уважением пользовался петух, как вестник восхода солнца. Основные украшения сосредотачивали на фронтонах, коньках, оконных наличниках и ставнях, резьбой украшали крыльцо. Резьба использовалась не только для украшения наружной части дома, но и в его интерьере. Столбы трапезных оснащали порезками в виде жгутов и «дынек», подчеркивая красоту древесины и ее уникальные свойства. Искусство резчика передавалось из поколения в поколение и сохранило до наших дней традиции русской деревянной архитектуры.

Крепостные сооружения

Крепостные сооружения Древней Руси не только играли огромную роль в истории страны, но и представляли собой великолепные произведения архитектуры. Все наши представления о крепостном деревянном зодчестве сложились благодаря археологическим раскопкам, летописным источникам и редким сохранившимся образцам сооружений сохранившихся до наших дней. Наиболее известные из них – башни сибирских острогов и проездная башня Николо-Карельского монастыря, относящаяся к 17 веку.

Деревянные крепости на Руси начали строить давно. Во времена Киевской Руси укрепленные города на степных окраинах, объединялись в оборонительную систему называвшуюся « Змиевы валы».

Уже к 13 веку искусство строительства крепостей достигло таких высот, что вызывало восхищение у современников, однако дальнейшее их развитие было надолго приостановлено монголо-татарским нашествием и началось возрождаться в 15 веке.

Во времена Ивана Грозного деревянные укрепления применялись очень широко. При требовании к быстрому сооружению укреплений в стратегических районах альтернативы деревянной крепости не было. Интересна для нас история города Свияжска. После двух неудачных попыток взятия Казани, причиной которых было отсутствие опорных пунктов вблизи, была принята остроумная идея, срубить крепость, в отдалении от Казани, и тайно сплавив её по реке, собрать в непосредственной близости от города. Сборка стен, башен, амбаров, домов и церквей заняло всего четыре недели, а ведь крепость Свияжск по размеру была больше чем укрепления Пскова, Новгорода Великого и также Московского Кремля. В стенах Свияжска было восемнадцать башен и устроено семь ворот, внутри находилось десять церквей, пятьсот дворов и административных зданий. Хотя сам метод сборного строительства был не нов, но современников поражал масштаб и скорость возведения города.

Для оборонного зодчества Древней Руси, вплоть до XIII века, было характерным отсутствие в крепостях башен. Иногда одиночные башни, «вежи», стояли внутри тыновых крепостей, исполняя роль сторожевых и дозорных вышек и, как правило, в обороне активного участия не принимали.

Непосредственно в крепостных стенах башни стали устраивать с появлением артиллерии. Наиболее употребительными терминами, означавшими башню, были «стрельница», «костер», «столп».

Причем эти термины не были одинаково распространенными по всей Руси. Так, в псковской и новгородской землях башню называли словом «костер», а в московской — «стрельница». Все они также выполняли функцию наблюдательных пунктов. Чаще встречались проездные башни, но они почти всегда назывались «воротными». Термин «башня» появился позднее, лишь в XVI веке, и с этого времени встречается повсеместно. С конца XVI века летописные источники не только фиксируют сам термин, но и дают описание конструктивного устройства башен различного типа, их размеры и количество в системе оборонительных сооружений крепости.

В XVII веке термин «башня» стал настолько распространенным, что уже не охватывал всего многообразия этих сооружений, отличавшихся друг от друга конструктивным устройством, функциональным назначением и местом расположения в системе оборонительных укреплений. Именно по таким признакам и стали называть башни в росписных списках: проезжая, воротная, наугольная, глухая, круглая, четвероугольная, двухъярусная, караульная, брусяная и так далее. Среди разнообразных названий совершенно четко прослеживаются отдельные группы, из которых вырисовываются типы башен, отличающихся друг от друга основными признаками: формой плана, назначением, способом рубки, количеством ярусов.

Культовые постройки

Пожалуй, этот тип построек является самым интересным в связи со своим многообразием, красотой. Деревянные церкви строили по всей Руси, но сохранились в основном храмы на севере России. Здесь, на стыке двух культур русской и карельской, взаимно обогативших друг друга, были созданы величайшие произведения русского крестьянского зодчества. Благоприятные условия для этого создала некоторая отдаленность этих земель от центра России. В северном крае не было распространено крепостничество, которое в центральной России привело к обнищанию крестьян и общему упадку крестьянской культуры. К тому же церковь ревностно относилась к соблюдению канонов при строительстве каменных церквей, но снисходительно смотрела на деревянные храмы, что позволило зодчим привносить свои элементы. Так в 18 веке были созданы самые известные на сегодня памятники русского деревянного зодчества, Покровская церковь в селе Анхимово (сгорела в 1962 г.) и архитектурный ансамбль из двух церквей, Преображенской и Покровской, и колокольни в Кижах.

Но предшествовал этому долгий этап эволюции в строительстве храмов. Начиналось все с клетских часовен и церквей. Это наиболее древние культовые сооружения, которые произошли по всей вероятности от языческих храмов.

Самая древняя, из сохранившихся сооружений клетского типа, церковь Лазаря из Муромского монастыря, (сейчас перевезена в музей деревянного зодчества в Кижах) по преданию построена новгородцами во второй половине 14 века. Её древность подтверждается рядом технологических приемов, которые отличают ее от более поздних построек. Так паз в бревнах был выбран сверху, такая припазовка встречалась при раскопках в Новгороде на срубах 11-12 века. В известных церквях 15-16 веков такой способ уже не применялся, пазы выбирали с нижней стороны бревна. Памятник столь мал, что его можно назвать архитектурной миниатюрой.

В 1867 году, при перестройке Муромского монастыря, Лазаревская церковь была заключена внутрь нового большого храма, утратив при этом свой западный придел. В Кижском музее-заповеднике памятник полностью воссоздан. Самыми распространенными сооружениями клетского типа являются многочисленные часовни, мало поменявшие облик с древних времен.

Позднее, в следствии развития деревянной архитектуры, формы зданий усложнялись, зодчие стремясь добиться большего величия храмов, стали добавлять на четверик (четырехугольный сруб) восьмерик (восьмиугольная форма сруба), ещё одна цель этого нововведения подвести сруб под купол. В результате увеличилась высота храма, его монументальность, формы стали более утонченными, проработанными.

Следущим этапом развития храмов были шатровые храмы. Их прообразом служили древние «вежи»– дозорные крепостные башни. В Псковском летописном уставе 12 века содержится изображения церкви такого типа, а летописные источники конца 11 века указывают что, к тому времени восьмериковые с четырьмя прирубами церкви считались освященными традициями. В 17 веке, в связи с искоренением раскола на Руси, церковь начала гонения на исконно русские традиций, одним из таких объектов стал шатер. Но, не смотря на это, шатровые храмы продолжали строить вплоть до конца 18 века.

Примером полностью сформировавшегося храма восьмерик на четверике может служить Варваринская церковь из села Яндомозеро. Варваринская церковь, это древний тип шатрового храма «восьмерик на четверике с трапезной». Построенная в 1650 году, она четыре раза перестраивалась.

Конструкция храма традиционна: нижняя часть шатра рублена «в режь», верхняя стропильная. Алтарная бочка рублена из бревна и сверху покрыта досками, с дугообразной контурной прорезкой. Крыша над трапезной выполнена по слегам, врубленным через самец.

На примере этого памятника можно проследить эволюцию построения шатровых храмов и развитие их форм в русле общерусских архитектурных преобразований.

В конце XVIII века рядом с церковью была сооружена монументальная колокольня, а позднее, где-то в конце XVIII—начале XIX века, первоначальное крыльцо и сени церкви были разобраны и вместо них сделаны ныне существующие сени и крытый переход на колокольню, совмещенный с новым, более парадным крыльцом-галереей. Эти, сравнительно поздние части памятника, были выполнены в устойчивых традиционных формах и органично включались в образный строй уже существовавших церкви и колокольни, обогащая их объемно-пространственную композицию.

Нарушение образной целостности памятника произошло лишь после последней, четвертой по счету его перестройки, когда он стал жертвой формалистических искажений, типичных для конца XIX века.

Еще один замечательный образец шатрового зодчества Успенский собор в Кеми, построенный в период с 1711 по 1717 год, состоящий из трех храмов башен, группирующихся вокруг обширного помещения трапезной. По своему назначению трапезная при северных церквах была гражданским помещением и служила главным образом для нужд населения погоста. Была местом встречи, на котором жители погоста и входящих в его состав сел и деревень решали свои насущные житейские дела. Здесь происходили судебные разбирательства, оглашались царские и воеводские указы, принимали подати, заключали торговые сделки, выбирали должностных лиц и т. п. Здесь же, у крыльца церкви, публично наказывали провинившихся.

Собор монументален и при этом достаточно высотен. Абсолютная высота храма Успения, главного в соборе составляет 35 метров. А два рядом стоящих, Зосимо – Савватиевский и Никольский храм имеют высоту 23,5 метра. Несмотря на то, что Успенский собор состоит из трех башен храмов, он производит целостное впечатление. Это достигается однотипностью форм и общим горизонтальным членением.

До середины 17 века каменное и деревянное зодчество в России развивалось параллельно, но уже к концу этого века, в центральной России деревянное строительство попадает под влияние каменной, теряя свою самобытность. Иная ситуация сложилась на севере, где при сохранении традиций, деревянное зодчество продолжало развиваться, что привело к созданию таких замечательных памятников архитектуры как Покровская и Преображенская церкви.

Прообразом Покровской церкви послужила Предтеченская церковь в селе Шуя, ныне утраченная. Она состояла из двух восьмериков на четверике, на углах четверика при переходе на восьмерик стояли бочки увенчанные главами. Второй ярус глав располагался на крестчатой бочке, перекрывающий нижний восьмерик. Венчала все сооружение центральная самая большая глава. Таким образом, три яруса главок вписанные в пирамиду, создавали своеобразное навершие храма. Композиционные принципы, использованные в Предтеченской церкви, получили развитие в Покровской церкви села Анхимово. Она также состояла из двух восьмериков, к нижнему восьмерику примыкали четыре прируба. Таким образом, основной объем храма представлял собой, традиционное для русского севера сооружение.. Западную часть сооружения охватывала пятистенная трапезная с парадным крыльцом. Прирубы по высоте образовывали два уступа, перекрытые бочками с главками. Поднимавшиеся выше верхнего уступа грани восьмерика венчались третьим ярусом главок на бочках. Последний, в свою очередь венчался крестчатой бочкой и центральной главой. Кроме того, три главки стояли на алтарных бочках, так что в итоге было всего двадцать глав.

Покровская церковь одна из немногих, имена строителей которых известны. На доске возле алтаря была прикреплена табличка с именами 75 плотников, из них 12 женщин. Особо были выделены два мастера, руководившие строительством, Петр Невзоров и Буняк. Покровская церковь производила сильное впечатление, но все же в её облике чувствовалась незавершенность. В Преображенской церкви, построенной через шесть лет в 1714 году строители, те же Невзоров и Буняк, исправили свои недочеты. Был добавлен третий восьмерик в качестве основании для центральной главы. Если в анхимовской церкви главки топорщились, как перья взъерошенной птицы, то в Преображенской церкви сокращение выноса бочек позволило сблизить главки между собой. Преображенская церковь наполнена внутренней динамикой взбегающих вверх главок, подчеркнутая монументальность органично соединилась с яркой высотностью, а почти сказочная нарядность многоглавия с четкостью силуэта.

Но Преображенская церковь еще более ценна в архитектурном ансамбле, где она играет роль первой скрипки. Самое удивительное в этой композиции то, что она создавалась разновременно, не по воле одного зодчего, а на протяжении более чем ста пятидесяти лет! Рядом с Преображенской церковью, как обычно на северных погостах, стоит зимняя теплая Покровская церковь. Она более утилитарна, менее величава в сравнении с летней. Построенная на полвека позже Преображенской церкви, она несет в своей архитектуре первые черты стилистического изменения народного деревянного зодчества. Все ее помещения-сени, трапезная, четверик и алтарь, имеют одинаковую ширину и в плане образуют вытянутый прямоугольник с двумя срезанными углами. Уже сам по себе план выявляет канонизацию всех частей церковного здания и подчинение их задачам культа.

Многоглавие этого памятника уникально. Его купола отличаются особой выразительностью, тонкими изысканными профилями всех контуров, в то же время они достаточно скромны, чтобы не затенять величие церкви Преображения. Покровская церковь прочно вошла в архитектурный ансамбль погоста, хотя образный лад ее звучания совсем иной в сравнении с Преображенской.

Архитектурный ансамбль Кижского погоста был бы неполным без шатровой колокольни, стоящей отдельно между Преображенской и Покровской церквами. Это самое позднее сооружение ансамбля, возведенное в 1874 году, когда пора расцвета народного деревянного зодчества уже миновала. Новая колокольня была поставлена на месте старой шатровой колокольни и в какой-то мере создавалась по ее подобию. Архитектура нынешней колокольни далека от традиций народного зодчества. Но постройка ценна тем, что хотя бы приближенно воспроизводит формы старой шатровой колокольни и восполняет традиционную часть ансамбля, типичную для архитектуры северных погостов.

Заключение

Деревянное зодчество неотделимо от истории архитектуры, как последнее неотделимо от общерусской культуры. Время безжалостно стерло с лица земли эту наиболее хрупкую часть архитектурного наследия. Нет сегодня деревянных крепостей, малочисленны религиозные памятники, разрушаются бытовые деревянные памятники, кое-где даже целенаправленно. Но память поколений сохранила о них свидетельства. Летописные источники и архивные документы прошлых веков оставили их описания, которые время от времени дополняются археологическими находками. На основе исторических документов художники и архитекторы разных поколений предпринимали попытки представить изобразительными средствами образ крепостных сооружений древнерусских городов. Это стремление хоть как-то восполнить безвозвратно утраченные временем образы, характерно и для современных исследователей. Понимание того, что история зодчества — часть общечеловеческой культуры, часть истории народа, его героических и трудовых подвигов, заставляет исследователей искать и изучать, чтоб заполнить пробелы в истории русской архитектуры, ее недостающие звенья.

Деревянное зодчество в своем развитии прошло огромный путь — от примитивных сооружений, до великолепных, сложнейших в изготовлении храмов, деревянных дворцов и усадеб.

А крепости?, как мало мы знаем о них, но как много они значат для Руси, без них немыслимо само существование России, история которой наполнена постоянной борьбой и войнами. Оборонное зодчество прошло огромный путь в своем развитии, от земляного вала, до мощной крепости, созданной по последнему слову техники, в соответствии с достижениями военного искусства своего времени. Цепь крепостей, опоясавших северо-западные, южные и юго-восточные границы Русского государства, отражала достижения Руси в области фортификационного искусства. Многочисленные крепости разных типов, прекрасно проявившие себя в многочисленных войнах, свидетельствовали о передовом характере русской военно-технической мысли, выразившемся в достижениях в области сборного строительства. Деревянные крепости отражали также все достижения и в области архитектурно-художественной мысли, являясь концентрированным выражением многообразия форм и конструктивных приемов древнерусского деревянного зодчества. Они оказали большое влияние на процесс возникновения русских городов на новых местах, в новых условиях, где из небольших крепостей в дальнейшем развились крупные населенные пункты, а их планировка легла в основу планировочной структуры городов.

Из-за малочисленности, памятников деревянного зодчества (а некоторых типов, например, дворцы, нет и вовсе) и недостаточной их изученности невозможно пока представить полной картины его развития и выявить особенности. Но даже исследования, показанных в этом реферате зданий, убедительно свидетельствуют, что деревянное зодчество, представляет собой значительную, самобытную часть русской архитектуры. Деревянные крепости, с их эпической мощью и величественные храмы, небольшие, но сделанные с душою, и от того не менее ценные часовни — примеры яркого воплощения в архитектуре прогрессивных идей русского народа, его мастерства, мудрого понимания и чувства красоты.

Список используемой литературы:

Н.П.Крадин Русское деревянное оборонное зодчество. Москва «Исскуство». 1988г.142стр.

В.П.Орфинский Деревянное зодчество Карелии. Ленинград «Стройиздат». 1972г. 120 стр.

С.Я.Шинаев Деревянное зодчество. Толковый словарь терминов и понятий. Институт Спецпроектреставрация. 1992г. 40 стр.

П.А.Раппопорт Зодчество Древней Руси. Ленинград «Наука» 1986г. 153 стр.

В.И. Пилявский, А.А. Тиц, Ю.С. Ушаков История русской архитектуры: Учебник для вузов. – М.: Архитектура-С, 2007. Стр. 7-27.

Приложение.

Устройство кровли.

Фрагмент срубной стены

Николо — Карельского монастыря .

Оборонительные стены русских крепостей.

церковь Лазаря из Муромского монастыря.

Преображенская церковь.

Работа над живописной композицией.



sitemap
sitemap