Особенности перевода английских пословиц и поговорок



Содержание

Введение2

I. Проблемы перевода пословиц и поговорок3

1.1. Пословично-поговорочный слой лексики, её категориальные признаки. Принадлежность к фразеологии3

1.2. Трудности перевода пословично-поговорочного фонда на русский язык7

1.3. Способы перевода пословиц и поговорок. Идентичность, адекватность, переводимость10

Выводы по первой главе19

II. Лингвистические особенности перевода английских пословиц и поговорок.20

2.1. Практическая реализация теоретического аспекта способов перевода фразеологических единиц на русский язык20

Полный эквивалент21

Частичный эквивалент22

«Обертональный перевод»24

Описательный перевод26

Дословный перевод28

Выводы по второй главе29

Заключение30

Библиография31

Введение

Пословицы и поговорки неотъемлемая часть любого языка, которая имеет свою смысловую, функциональную и стилистическую направленность, и одновременно составляют одну из основных проблем перевода. Особенно это касается устного перевода, поскольку письменным переводчикам в этом отношении значительно легче справиться с пословицей или поговоркой, поскольку у них есть возможность заглянуть в словарь. Пословицы представляют такие сложные проблемы в силу того, что конденсируют некое сложное понятие, облачая его при этом в краткую и очень колоритную форму. Многие пословицы нередко основаны на каламбурах, многие из них являются яркими, эмоционально насыщенными оборотами, принадлежащими к определенному речевому стилю и часто носящими ярко выраженный национальный характер. При переводе устойчивых сочетаний слов следует также учитывать особенности контекста, в котором они употребляются. Для многих английских фразеологических единиц характерны многозначность и стилистическая разноплановость, что осложняет их перевод на другие языки.

В данной работе мы рассмотрим способы перевода в основном устойчивых образных словосочетаний и пословиц с английского языка на русский.

Объектом исследования являются английские пословицы и поговорки, отобранные из англо-русских фразеологических словарей (150 единиц).

Целью данной работы является исследование способов перевода английских пословиц и поговорок на русский язык.

Указанная цель предполагает решение следующих задач:

дать критический анализ литературы по данной проблеме;

рассмотреть стратегию перевода в целом;

дать анализ переводов пословиц и поговорок на русский язык.

I. Проблемы перевода пословиц и поговорок

1.1. Пословично-поговорочный слой лексики, её категориальные признаки. Принадлежность к фразеологии

Изучение “неразложимых сочетаний слов” представляет большой интерес как с точки зрения теории языка, так и в переводоведческом плане. Пословицы и поговорки как фразеологические единицы коммуникативного типа занимают особое место в лексикологии.

В русском языкознании давно бытуют так называемое «узкое» и «широкое» понимание объема единиц этой отрасли науки о языке. Двоякое понимание объекта фразеологии укрепилось в связи с выявлением основных категориальных признаков фразеологизма. В зависимости от того, какой признак считается релевантным, формировались разные точки зрения на границы фразеологии: они то расширялись, то сужались.

В работах академика В.В. Виноградова в разряд ФЕ включается обширный круг словосочетаний, выделяемых по признаку их устойчивости – следствие семантической спаянности и смысловой взаимозависимости компонентов:

1) Фразовые сращения (ср. очертя голову – «безрассудно, не думая о последствиях»; сломя голову – «стремительно, опрометью, стремглав»… нем вар-т.)

2) Фразовые единства (ср. класть зубы на полку – «испытывать нужду, ограничивать себя во всем»; высасывать из пальца – «говорить, утверждать что-л. без каких-л. оснований, не опираясь на факты, выдумавать, придумывать что-л.»)

А.И. Смирницким к ФЕ отнесены сочетания слов, обладающие сдедующими признаками: идиоматичностью, воспроизводимостью и функциональной эквивалентностью слову. По его определению фразеологические сочетания, типа скалитиь зубы, еле ноги носят, не включаются во фразеологический состав языка. Автор считал, что эти сочетания, вследствие своей семантической аналитичности, не являются функциональными эквивалентами слов.

При определении фразеологизма О.С. Ахмановой в качестве основного критерия используется такой признак, как целостность номинации (направленность фразеологического образования в целом на объект номинации) в сочетании с признаком устойчивости (воспроизводимости). Фразеологическими признаются все лексикализованные словосочетания, что позволяет включить во фразеологический состав множество названий, составных терминов и словосочетаний, лишенных какого-то семантического преобразования.

Н М. Шанский считает основным признаком фразеологических единиц их воспроизводимость как составных языковых знаков, которые не производятся, а используются в речи как готовые образования. Это позволяет включить во фразеологический состав любые синтаксические комплексы с постоянным лексическим наполнением. Наряду с традиционными сращениями, единствами, сочетаниями, Н.М. Шанский вводит во фразеологический фонд «фразеологические выражения» — семантически и синтаксически членимые образования, целиком состоящие из слов со свободным значением, но характеризующиеся устойчивым составом и употреблением (ср. в одно ухо впускать, в другое выпускать; имеющий уши да услышит; одной рукой и узла не завяжешь). Кроме свойства воспроизводимости Н.М. Шанский выделяет и такое, по его мнению «словное» свойство, – непроницаемость структуры. Основная масса фразеологизмов выступает в виде таких целостных единиц, вставки в которые обычно не возможны: от мала до велика, во цвете лет, на седьмом небе и т.д. Правда, у многих ФЕ такой непроницаемой структуры не наблюдается, и они выступают как целостные образования, компоненты которых разделены расстоянием: ребята одержали вчера большую победу; ни зги буквально не видно.

Е.А. Добрыднева выделяет целый комплекс категориальных признаков, отражающих специфику ФЕ: смысловая целостность, устойчивость сочетания слов, переносное значение, экспрессивно-эмоциональная выразительность, воспроизводимость, метафоричность, раздельнооформленность, семантическая целостность; фиксированность лексического состава, употребительность; особая семантическая структура, лексическое значение, компонентный состав, особые грамматические категории; расчлененность состава, незамкнутость структуры.

Понимание ФЕ, как производимой в готовом виде языковой единицы предполагает включение во фразеологию большой серии устойчивых образований, извлекаемых из памяти – от идиом эквивалентных словам до пословиц и «крылатых слов».

Таким образом, большинство лингвистов придерживаются точки зрения, что свойства воспроизводимости позволяет относить все фразеологизмы к одному и тому же классу языковых единиц. Например: «Сверхсловность с одной стороны и воспроизводимость – с другой, являются теми основными признаками, которыми ФО ограничиваются от слов и свободных словосочетаний. Поэтому нет оснований выводить устойчивые словосочетания, имеющие характер суждения (пословицы, крылатые слова) за пределы фразеологии».

Деление ФЕ на единицы пословичного и непословичного типа дает основание и с точки зрения перевода рассматривать их особо, как это и сделано в некоторых пособиях по переводу. Рассмотрим отличия пословиц и поговорок от ФЕ непословичного типа.

Пословица – краткое устойчивое в речевом обиходе, как правило, ритмически организованное изречение назидательного характера, в котором зафиксирован многовековой опыт народа, имеет форму законченного предложения.

Поговорка – часть пословицы. Поговорки могут быть предикативными фразеосочетаниями: сыр-бор загорелся, душа в пятки ушла, волосы становятся дыбом. Обычно же они не предикативные.

От остальных устойчивых единиц пословицы, крылатые выражения (не крылатые слова!), афоризмы, сентенции и т. п. отличаются

1) своей синтаксической структурой: пословица — всегда четко оформленное предложение

2) тем, что единицы пословичного типа выражают суждение, обобщенную мысль, мораль (нравоучение) и т. д. в отличие от остальных ФЕ, обозначающих обычно понятие или предмет.

Несмотря на существенные расхождения в плане содержания и плане выражения, этими рубежами почти нельзя руководствоваться в плане перевода. И те ФЕ и другие

1) могут быть образными или необразными, и искать подходящих путей перевода мы будем по этой линии;

2) и те и другие могут обладать большей или меньшей мотивированностыо значения целого значениями компонентов, и опять-таки от этого будет зависеть наш выбор наиболее подходящего перевода. Что же касается формы, то, несмотря на обычное стремление пословицу переводить пословицей, нет никакого препятствия к переводу в контексте единиц одного типа единицами другого.

Итак, перевод пословично-поговорочного фонда с одного языка на другой не является однозначным и сопряжен с определенными трудностями. Так как мы придерживаемся точки зрения большинства лингвистов и считаем пословично-поговорочный фонд частью фразеологии, то в дальнейшем мы будем рассматривать перевод пословиц и поговорок в соответствии с основными принципами и проблемами перевода фразеологизмов.

1.2. Трудности перевода пословично-поговорочного фонда на русский язык

Наибольшие трудности при переводе фразеологических единиц заключается в распознавании этих устойчивых сочетаний в тексте подлинника. Ввиду того, что фразеологизм обладает раздельнооформленностью, и характер компонентов большей частью не отличается от обычных слов, мы принимаем их за свободные сочетания, и это приводит к переводу их на уровне слова, или же, замечая их слитность, приписываем ее индивидуальному стилю автора. Неправильное восприятие идиомы приводит к искажению текста.

Также проблемы при переводе возникают в силу того, что фразеологический образ чаще всего сохраняет национальную специфику фразеологизмов, поскольку он очень часто опирается на реалии, известные только одному народу. Представителю другой нации, который не обладает фоновыми знаниями, весьма трудно догадаться о значении фразеологизма. Но этот зрительный образ, возникающий в нашем сознании, — явление не лингвистическое, оно имеет отношение к психологии. Однако это не позволяет нам сделать вывод о том, что фразеологический образ не может быть объектом языкового исследования. Ю.П. Солодуб придерживается той же точки зрения, что и В.Г. Гак, полагая, что образность фразеологического выражения еще более специфична, чем его лексический и грамматический состав.

Составными частями фразеологического образа являются специфические для определенной нации реалии (топонимы, антропонимы, гидронимы), которые воспринимаются носителями языка очень легко, так как лингвистические маркеры его национальной ограниченности «лежат на поверхности», выявляются без особых трудностей. Но чаще всего национальная специфика образа не осознается так «легко и сразу»: для ее выявления необходим более глубинный анализ, обращенный к исторической этимологии отдельных лексических компонентов и их грамматических структур. Например:

Shake the pagodatree — быстро разбогатеть, нажиться; pagoda (ист.) – старинная индийская золотая или серебряная монета.

In a brown study — в мрачном раздумье, в размышлении, в глубокой задумчивости; brown — в этом выражении сохраняет свое устаревшее значение «мрачный»; study — устаревшее значение «раздумье, размышление».

Читателю перевода, не знающего этимологии этих слов, будет трудно догадаться о значении данных фразеологических единиц.

Также сложность представляют фразеологизмы с именами собственными:

Every Tom, Dick and Harry – всякий встречный.

All my eye and Betty Martin – вздор, чепуха, ахинея.

Aunt Sally – огромная бабуля, у которой длинный язык..

Billy Bunter – прожорливый мальчик.

Эти имена собственные выступают в роли своеобразных реалий с точки зрения перевода, значения их совершенно ясны для читателя оригинала, но для читателя перевода они ничего не говорят. С. Влахов и С. Флорин называют такие имена «аллюзивными». Они ассоциируются у носителя языка с определенным словом из фольклорных литературных и фразеологических источников.

Такая же близкая к нулю структурно-семантическая эквивалентность наблюдается у фразеологических единиц, содержащих некротизмы (т.е. компоненты, не имеющие самостоятельного употребления как лексемы), поскольку некротизму не соответствует никакая определенная лексема в другом языке. Например:

beyond peradventure — несомненно, бесспорно; peradventure — возможно, может быть.

of yore давным давно, yore — древний, былое.

ka me ka thee — услуга за услугу, рука руку моет; ka — уст. глагол claw; thee – тебя, тебе.

moons mineon — ночной сторож, mineon уст. «любовник».

tread a measure танцевать, measure — уст. “танец.

При переводе этих фразеологических единиц возникает масса трудностей, и переводчику нужно обеспечить читателя необходимыми сносками в конце книги, объясняющие значение этих фразеологических единиц, в частности некротизмов.

Итак, основными трудностями при переводе английских фразеологизмов, в том числе пословиц и поговорок, являются: раздельнооформленность фразеологизма, присутствие в его составе реалий, имен собственных, некротизмов, что является причиной национально-культурной специфики фразеологического фонда языка; образность.

1.3. Способы перевода пословиц и поговорок. Идентичность, адекватность, переводимость

Для рассмотрения способов перевода паремиологического фонда языка мы считаем релевантным определение понятий, касающихся теории переводоведения.

Иногда речь идет о принципиальной возможности перевода с одного языка на другой. Понятия «переводимость» и «непереводимость» трактуются в литературе по-разному. Переводимость – это объективно существующая возможность передать сообщение в условиях коммуникации с использованием двух языков. Имеется в виду возможность нахождения эквивалента языковой единицы исходного языка в языке перевода. Вопрос о возможности перевода является в своей основе вопросом философским, методологическим, в значительной мере производным от трактовки проблемы соотношения языка и мышления. Известна резко отрицательная позиция по вопросу о переводимости В. фон Гумбольдта, который утверждал, что перевод представляет собой невыполнимую задачу. Подобный взгляд на переводимость самым непосредственным образом связан с одним из важнейших постулатов Гумбольдта о языке как форме выражения народного духа, об индивидуальном своеобразии языков, определяемом духовным своеобразием народа, о несводимости языков друг к другу.

Выразительные возможности системы любого языка весьма ограничены, но это не является препятствием для познавательной деятельности людей, потому что познание, стимулируемое задачами, которые ставит перед человеком практика, осуществляется не на базе закрепленной системы языка, а на базе бесконечно многообразной, гибкой и подвижной речи, использующей средства языковой системы и обладающей безграничными возможностями комбинирования ее единиц. Отсюда делается вывод, имеющий самое непосредственное отношение к проблеме переводи-мости: чем больше укрепляются связи между народами, чем больше нивелируются различия в их практической деятельности и условиях жизни, тем большее единство приобретают их познавательные интересы, тем большую роль начинает играть процесс преодоления семантических расхождений в речи.

Именно эта общность логического строя мысли, общечеловеческий характер логических форм, а также наличие семантических универсалий, характеризующих язык вообще, составляют ту основу, на которой возникает

принципиальная возможность переводимости.

Понимание переводимости в конечном счете обусловливается трактовкой таких ключевых понятий переводоведения, как «эквивалентность», «адекватность», «идентичность».

Исследование переводческой эквивалентности повлекло за собой создание типологии и формирование различных подходов к рассмотрению этого явления, а также к возникновению термина «адекватность».



В работах современных переводоведов имеет место отождествление или неустойчивость употребления терминов «эквивалентность» и «адекватность». Если граница между понятиями и проводится, то по-разному.

Понятие эквивалентности всегда связано с воспроизведением коммуникативного эффекта исходного текста, который детерминируется первичной коммуникативной ситуацией и ее компонентами (коммуникативной установкой первичного отправителя, установкой на первичную аудиторию). Что же касается понятия адекватности, то оно ориентировано на соответствие перевода, в частности, тем модифицирующим его результат факторам, которые привносит вторичная коммуникативная ситуация (установка на другого адресата, на другую культуру, в частности на иную норму перевода и литературную традицию, специфическая коммуникативная цель перевода и др.). Отсюда следует, что адекватность — относительное понятие.

Адекватный перевод — перевод, обеспечивающий прагматические задачи переводческого акта на максимально возможном для достижения этой цели уровне эквивалентности, не допуская нарушения норм и узуса ПЯ, соблюдая жанрово-стилистические требования к текстам данного типа и соответствия конвенциональной норме перевода. В нестрогом употреблении адекватный перевод — это «правильный» перевод.

Эквивалентность провозглашается у Комиссарова более широким понятием, но он же предлагает избавиться от этого термина ставшего ненужным при оценочной трактовке в пользу термина “адекватность”. Требования адекватности носят оптимальный характер, она нацелена на лучшее из того, что возможно в данных условиях. Перевод может быть адекватным даже тогда, когда он не отвечает (или отвечает лишь частично) критериям эквивалентности. Более того, неэквивалентность отдельных фрагментов текста вполне совместима с адекватностью перевода текста в целом.

Итак, адекватный перевод, основывающийся на балансе всех нормативных требований, является необходимым и достаточным в большинстве случаев осуществления перевода. Целесообразным является рассмотрение эквивалентного перевода как эталона, в максимальной степени воплощающего всевозможные нормативные требования и прагматические установки.

Идентичность – это полное тождество, равенство, эквивалентность. Полная идентичность перевода первоисточнику возможна лишь в случае, если каждое переводимое слово имеет всего одно значение в родном языке и единственный полный эквивалент в другом языке. Таких ситуаций практически не бывает. В случае перевода пословиц и поговорок идентичность, т. е. полная эквивалентность предполагает идентичность всех показателей, в том числе и национальной окраски, а это практически невозможно.

На всех уровнях языковой структуры описание соответствий в рамках частной теории перевода не сводится к перечислению возможных способов передачи в ПЯ значения какой-либо конкретной единицы ИЯ (как это, например, делается в любом двуязычном словаре), а ставит перед собой задачу раскрыть типовые особенности создания и выбора соответствий для достаточно большой группы языковых единиц. Описание системы соответствий сопровождается выявлением условий, определяющих возможность использования соответствий того или иного вида. Таким образом, понятие системы переводческих соответствий имеет не статический, а динамический характер. Это не просто пары соотнесенных единиц в двух языках, а и система отношений между коммуникативно равноценными единицами, от которых зависит реальная взаимозаменяемость таких единиц в процессе перевода, а также набор способов создания окказиональных соответствий в тех случаях, когда условия контекста препятствуют использованию стандартных способов перевода. Описание соответствий осуществляется на основе изучения результатов переводческого процесса, и, в свою очередь, знание типов соответствий и правил их применения способствует успешному решению переводческих задач в многочисленных реальных актах перевода.

Рассмотрим возможные типы соответствий. Комиссаров В.Н. выделяет три основных типа соответствий образным фразеологическим единицам оригинала.

В первом типе соответствий сохраняется весь комплекс значений переводимой единицы. В этом случае в языке перевода имеется образный фразеологизм, совпадающий с фразеологической единицей оригинала как по прямому, так и по переносному значению (основанный на том же самом образе). Как правило, такие соответствия обнаруживаются у так называемых интернациональных фразеологизмов, заимствованных обоими языками из какого-нибудь третьего языка, древнего или современного: The game is not worth the candles — Игра не стоит свеч, The sword of Damocles — Дамоклов меч, to play into somebody’s hands — играть кому-либо на руку и т.п. Использование подобного соответствия наиболее полно воспроизводит иноязычный фразеологизм.

Во втором типе соответствий одинаковый переносный смысл передается в ПЯ с помощью иного образа при сохранении всех прочих компонентов семантики фразеологизма: to get up on the wrong side of the bedвстать с постели не с той ноги, to ton back the clock — повернуть вспять колесо истории, А bird in the hand is worth two in the bush-Лучше синицу в руки, чем журавля в небе и т.п. Использование соответствий этого типа обеспечивает достаточно высокую степень эквивалентности при условии, что русский фразеологизм не обладает ярко выраженной национальной окраской.

Третий тип соответствий создается путем калькирования иноязычной образной единицы: Не was not fit to carry water for her — Он был недостоин и воду таскать для нее, to put the cart before the horse — ставить телегу впереди лошади, Necessity is the mother of invention. — Необходимость — мать изобретательности. Соответствия этого типа применимы лишь в том случае, если образ в исходной единице достаточно «прозрачен», и его воспроизведение в переводе позволит Рецептору перевода понять передаваемое переносное значение (по-русски понятно, что ставить телегу перед лошадью означает нарушить правильную последовательность действий). Если же в оригинале употреблено фразеологическое сращение, где связь между переносным и прямым значением недостаточно ясна, то калькирование образа приведет к разрушению смысла фразеологической единицы. В таких случаях нередко приходится вообще отказываться от применения фразеологического соответствия и довольствоваться описанием основного (т.е. переносного) смысла переводимого сочетания: to mind ones Ps and Qs — соблюдать осторожность, to dine with Duke Humphrey — ходить голодным, остаться без обеда, to grin Шее a Cheshire cat — широко улыбаться. Калькирование образа широко используется для передачи национально-этнического компонента значения фразеологизма: to carry coals to Newcastle — возить уголь в Ньюкастл, Rome was not built in a day — Рим не был построен за один день (не сразу Рим строился), Не will not set the Thames on fire — Он Темзы не подожжет. При этом, однако, переводчику приходится заботиться о том, чтобы образ был понятен Рецепторам перевода (а для этого необходимо, например, знать, что Ньюкастл — это центр угледобычи в Англии), и в случае необходимости обеспечивать полноценность понимания с помощью соответствующих сносок и примечаний.

Помимо данного деления, мы вслед за Куниным можем классифицировать эквиваленты следующим образом:

I Полные эквиваленты – это русские эквиваленты, в большинстве своем являющиеся моноэквивалентами английских фразеологизмов, совпадающие с ними по значению, по лексическому составу, образности стилистической направленности и грамматической структуре. Это то, что А.Д.Райхштейн называет тождеством, т.е. полное совпадение аспектной организации и совокупного значения.

Число подобных соответствий немногочисленно, к этой группе относятся фразеологические единицы интернационального характера, основанные на мифологических преданиях, библейских легендах и исторических фактаах. Например: англ. Augean stables – Авгиевы конюшни

Pyrrhic victory – Пиррова победа

Achilles’ heels – Ахиллесова пята

Также пословицы: extremes meet – «крайности сходятся»;

habit is a second nature — «привычкавторая натура».

II Частичные эквиваленты – это не означает какой-либо неполноты в передаче значения, а лишь содержит лексические, грамматические или лексико-грамматические расхождения при наличии одинакового значения одной и той же стилистической направленности. Поэтому частичный эквивалент по степени адекватности перевода следует считать равноценным полному эквиваленту.

Частичные эквиваленты в свою очередь делятся на следующие группы:

частичный лексический эквивалент.

Например, пословицы: hawks will not pick hawkseyes out – «ворон ворону глаз не выклюет»; dont count your chicken before they are hatched – «цыплят по осени считают».

частичный грамматический эквивалент.

К этой группе относятся русские эквиваленты английских фразеологизмов, совпадающие с ними по значению, по стилистической окраске и образности, но отличающиеся числом, в котором стоит существительное, или порядком слов, например: catch old birds with chaffпровести старого воробья на мякине; a hungry fox dreams about chicken – голодной лисе все куры снятся.

III Калькирование или дословный перевод фразеологизмов при наличии полного или частичного эквивалента.

Несмотря на наличие полного или частичного эквивалента, устойчивые сочетания слов иногда приходится переводить дословно. Такой перевод особенно важен, когда образ, заключающийся во фразеологизме, небезразличен для понимания текста, а замена его другим образом не дает достаточного эффекта. Например: the lions shareльвиная доля; love melove my dog — любишь меня – люби и мою собачку (т.е. все, что со мной связано).

Согласимся с точкой зрения С.Влахова и С.Флорина, утверждающих, что предпосылкой для калькирования является достаточная мотивированность значения фразеологической единицы значениями ее компонентов. Т.е. калькирование возможно только тогда, когда дословный перевод может довести до читателя истинное содержание всего фразеологизма (а не значения составляющих его частей).

IV Буквализм. Калькирование принципиально отличается от буквализма тем, что калькирование – оправданный дословный перевод, буквализм же – дословный перевод, искажающий смысл переводимого высказывания. Например: see the elephantприобрести жизненный опыт; to eat crowпризнавать свои ошибки. Если перевести данные фразеологические единицы дословно, то получится бессмыслица, так как буквализм нарушает языковую форму, т.е. стремится к линейному построчному механическому замещению элементов исходного текста.

V «Обертональный» перевод – это своего рода окказиональный эквивалент, используемый для перевода фразеологизма только в данном контексте. To have a bee in one’s bonnet обозначает «носиться с какой-то идеей», «быть с причудой», но этот перевод должен быть заменен «обертональным» в следующем примере:

Everybody knew that “young Mont” had a bee in his bonnet about children immigration Все хорошо знали, что иммиграция детейконек «Молодого Монта».

VI Описательный перевод фразеологической единицы сводится, по существу дела, к переводу не самого фразеологизма, а его толкования, как это часто бывает с единицами, не имеющими эквивалентов в ПЯ. Это могут быть объяснения, сравнения, описания, толкования – все средства, передающие в максимально ясной и краткой форме содержание фразеологической единицы. Этот вид перевода применим к пословицам и поговоркам. Например: to be on high horse — «высокомерно держаться»;

to have butterflies in stomach — «нервничать от страха»;

Анализ лингвистической литературы позволяет нам сделать вывод:

для каждой пары языков частная теория перевода описывает систему фразеологических единиц в ИЯ и их соответствие в ПЯ и формулирует рекомендации переводчику о возможности и целесообразности использования соответствий каждого типа в условиях конкретного контекста.

Существует много способов перевода фразеологических единиц, однако мы должны помнить, что реальный процесс перевода фразеологических единиц не сводится к подбору эквивалентных языковых соответствий, а представляет собой сложный процесс, в котором помимо собственного мастерства переводчика играют роль и заказчик перевода, и набор культурных знаний потенциальных реципиентов, на которые ориентируется переводчик, и характер взаимоотношения контактирующих культур, и многие другие факторы, влияющие на приемлемость перевода.

Выводы по первой главе

Большинство лингвистов придерживаются точки зрения, что свойства воспроизводимости позволяет относить все фразеологизмы к одному и тому же классу языковых единиц.

Основными трудностями при переводе английских фразеологизмов, в том числе пословиц и поговорок, являются: раздельнооформленность фразеологизма, присутствие в его составе реалий, имен собственных, некротизмов, что является причиной национально-культурной специфики фразеологического фонда языка; образность.

Существует много способов перевода фразеологических единиц, однако реальный процесс перевода фразеологических единиц не сводится к подбору эквивалентных языковых соответствий, а представляет собой сложный процесс, в котором помимо собственного мастерства переводчика играют роль и заказчик перевода, и набор культурных знаний потенциальных реципиентов.

II. Лингвистические особенности перевода английских пословиц и поговорок.

2.1. Практическая реализация теоретического аспекта способов перевода фразеологических единиц на русский язык

Объектом исследования послужили более 150 фразеологических единиц, отобранные методом сплошной выборки из Англо-русского фразеологического словаря А.В.Кунина а также аутентичной художественной литературы и переводов. При рассмотрении особенностей перевода фразеологических единиц за основу была взята точка зрения А.В.Кунина, которая в дальнейшем была поддержена В.Н. Комиссоровым, а именно: выделяются следующие способы перевода фразеологизмов

полный эквивалент;

частичный эквивалент;

частичный лексический эквивалент;

частичный грамматический эквивалент;

обертональный перевод;

описательный перевод;

дословный перевод (калька).

Полный эквивалент

1) “Let’s get to this damned shelter, I’m scared stiff.” I don’t believe a word of it. You were always as brave as a lion.

Пошли скорее в это проклятое убежище. Я боюсь до смерти.

Не верю ни одному твоему слову. Ты всегда был храбр как лев.

В данном случае мы сталкиваемся с полным эквивалентом, а точнее с моноэквивалентом английской фразеологической единицы, поскольку совпадение с ним по значению, по лексическому составу, образности, стилистической направленности и грамматической структуре очевидно.

2) “She looks as quiet as a mouse. There’s something rather striking about her. Она тиха как мышь. Но все же в ее наружности есть что-то привлекательное.

Пример перевода данной фразеологической единицы также иллюстрирует наличие полного эквивалента при полноте в передаче значения, лексического состава, грамматической структуры, образности.

3) Feelim is a man of forty-five years, wiry, slender, and as cunning as a fox “

Филипп мужчина сорок пяти лет, стройный, жилистый, и хитрый как лиса.

В данном примере мы также сталкиваемся с полным эквивалентом, наблюдается совпадение по значению, лексическому составу, стилистической направленности и грамматической структуре.

4) “I wouldnt rest my main dependence on the Hielandmenhawks will not pick out hawks eyes. They may quarrel among themselves but they are sure to join against a civilized talk.”

На вашем месте я не стал бы в своих расчетах полагаться на горцев: ворон ворону глаз не выклюет. Они могут ссориться между собой, но рано или поздно они непременно объединятся против всех цивилизованных людей.

Не возникло трудностей у переводчиков при переводе этих фразеологических единиц, полные эквиваленты которых в русском языке соответствуют по смыслу английским фразеологизмам, и которые также основаны на одних с ними образах.

Частичный эквивалент

частичный лексический эквивалент

1) “Id have you to know, I scorn your words.”

“Well, but scornful dogs will eat dirty puddings (J.Swift, “Polite Conversation”).

Я вам прямо скажу: плевать я хотела на ваши слова.

Ну что ж, не плюй в колодец, пригодится воды напиться.

При сопоставлении фразеологизмов английских и русских текстов интересны случаи, отличающиеся разной образностью. Следующий пример является прекрасным образцом, иллюстрирующим данное утверждение.

2) “To put it blantly, it doesn’t do to cry stinking fish, but as one old friend to another I don’t give a snap of the fingers for Lawrie’s opinion. He’s a pompous ass!”

— Откровенно говоря, не стал бы я вам сор из избы выносить, но скажу вам как друг другу, мнение Лори для меня выеденного яйца не стоит. Он чванливый осел.

3) I can marry the person I want, I guess. And if I can’t do it here, well there are more ways than one to kill a cat.”

Надо полагать, я смогу выйти замуж за кого захочу. А если не смогу сделать этого здесь, что ж, свет клином не сошелся.

В вышеперечисленных переводах переводчики использовали частичные лексические эквиваленты по отношению к английским фразеологизмам. Наблюдается совпадение по значению, стилистической направленности, но отличающиеся разной образностью.

4) When the dance ended, they stopped just by the spot where miss Cecwick was sitting. Florence and Dorothy were both dancing, but Jeremy who did not dance was standing by her looking surly as a bear with a sore head.”

Когда танец окончился, они остановились, как раз у того места, где сидела мисс Чесуик, Флорена и Дороти, обе танцевали, а Джереми, который не танцевал, а стоял около нее, надувшись, как сыч.

Переводчики употребили частичные эквиваленты по отношению к английским фразеологизмам, совпадающие по значению, стилистической направленности и близкие по образности, но несколько расходящиеся по лексическому составу.

частичный грамматический эквивалент

1) He said he… didn’t believe in punishing a man for his activities on behalf of the workers,, and that if I would show up at the traving dock he would give me a job. I never looked a gift horse in the mouth, and jumped at this chance of getting back into the shipyard again.”

Он сказал мне, что… осуждает наказание людей за их деятельность в защиту рабочих, добавив при этом, что если я зайду в док Грэйвинга, то он устроит меня на работу. Дареному коню в зубы не смотрят, и я сразу же ухватился за эту возможность на судоверфь.

Здесь наблюдается совпадение по значению, стилистической направленности, образности, но отличаются эти фразеологические единицы по своей грамматической структуре (замена Past Simple на Present Simple, также замена фразеологической единицы ИЯ в ПЯ на безличное предложение).

2) “Therefore T proposed to the children that they should come in and be very good at my table, and I’d tell them the story of little Red Riding Hood while I dressed; which they did, and were as quiet as a mouse, including Peepy, who awoke opportunely before the appearance of the wolf.”

Поэтому я предложил детям войти ко мне в комнату и посидеть смирно за моим столом, пока я буду переодеваться и рассказывать сказку о красной шапочке, на что они согласились и, войдя, вели себя тихо, как мышки, все до единого, даже Пищик, который проснулся во время – еще до появления волка.

Этот пример привлекает внимание тем, что переводчик смело употребил в русском тексте частичный грамматический эквивалент. Наблюдается совпадение английского фразеологизма с русским по значению, образности, стилистической направленности, но отличающийся расхождением в числе.

«Обертональный перевод»

1) “You ought to know the best” he said, “but if you want to divorce it’s not very wise to go seeing her, is it? One can’t run with the hare and hunt with the hounds.”

Вам лучше знать, — сказал он, — но если вы хотите развода, вряд ли разумно бывать у нее. Нельзя быть и охотником и дичью сразу.

2) “If you worry or excite your brain. You’ll cook your own goose by a quick fire.”

Если вы будете нервничать или волноваться вы сгорите, как свеча.

3) “First, I thought I’d leave France. But the governor would say, “Hello, here – didn’t see anything in France?! That cat won’t fight, you know”

Сперва я думал уехать из Франции, но отец мне говорил – послушай, ты так ничего и не увидел во Франции, это, знаешь, никуда не годится.

4) The had come at a good bat up the slope and were a little out of breath.

-На вершине холма они поднялись почти бегом и немного запыхались.

5) I dont bear you malice. Come up and have a cup of tea with us.

Я не злопамятен. Приходите к нам на чашку чая.

6) I confidently expected that he would be acquitted, but since he hasnt –“he shook his head significantly: “Quite right”, replied the other, who was also a financier “give a dog a bad name.

Я искренне надеялся, то его оправдают, но так как его не оправдали…- и он многозначительно покачал головой.

Совершено справедливо, — заметил его собеседник, который был также финансистом. — Туда ему и дорога.

7) He toyed with the idea of staying pemahen with the occupation army- better to be a big fish in a small pond than a minnow in the ocean.

-Он подумывал даже, не остаться ли навсегда в оккупационной армии. Лучше быть щукой в пруду, чем карасем в океане.

Фразеологическая единица cook your own goose переводится погубить себя, That cat wont fight — этот номер не пройдет, не в этом дело.

Run with the have and hunt with the hounds — занимать двойственную позицию

Cook your own goose — погубить себя

At a good bat — очень быстро

Bear you malice — иметь злые намерения, злобствовать

Give a dog a bad name – оклеветать кого-либо, с тем чтобы погубить его.

A big fish in a little pond – рыба велика от того, что пруд мал.

8) He is quite wellable to take care of himself he has seen the elephant.

-Но вполне может постоять за себя. Он человек, видавший виды.

Обязательность употребления «обертонального» перевода ярко прослеживается на следующем примере:

9) Ill warrant we’ll never see him sell his hen on a rainy day.

Могу поручиться, что он свое не упустит.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap