Особенности коми-язьвинских сказок



Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №22

Реферативно-исследовательская

Особенности коми-язьвинских сказок

Работу подготовила:

Хавкунова Анастасия

ученица 5а класса

Руководитель:

Колычева Екатерина Ивановна

учитель истории

г. Березники, 2013 год

Содержание

Введение……………………………………………………………………… 3

Коми-язьвинцы – уникальный народ северного Прикамья……………….. 5

Особенности коми-язьвинского языка……………………………………… 7

Заключение…………………………………………………………………… 12

Список литературы…………………………………………………………… 13

Приложение…………………………………………………………………… 14

Введение

С давних пор на уральской земле селились народы, разные по языку и уровню культурно-бытового развития. Некоторые из них имели длительные связи с ближними и дальними народами. Например, уже в V-X вв. жители земель на Верхней Каме торговали с городами Средней Азии, Ирана, Византии, население Средней Камы общалось с волжскими булгарами. Расположение Урала на рубеже Европы и Азии предопределило сложную этнокультурную историю.

Мы – жители многонациональной страны, где наравне с русскими приживает большое множество других народностей, со своей культурой, языком, традициями. И нам нужно чтить и уважать культуру других народов.

Знакомясь с историей Пермского края на уроках краеведения меня очень заинтересовали рассказы о народе, который проживает на севере Пермского края. Это уникальный народ – коми-язьвинцы, которые, несмотря, на сильное влияние русского народа, смогли сохранить свою уникальность. Мне захотелось побольше узнать о истории и жизни этих людей, увидеть влияние русского народа на традиционную культуру коми-язьвинцев, анализируя их сказки.

Ценнейшим материалом для понимания истории коми-язьвинцев и возрождения культурной самобытности являются произведения устного народного творчества. В них отразились знания окружающего мира, верования, черты нравственности и духовности народа.

Получить представления о народной культуре можно, если обратиться к описаниям современников на разных этапах жизни народов, документам, запечатлевшим знание и осмысление окружающей действительности, если побывать в музеях, в которых сосредоточены вещественные и изобразительные памятники культурной деятельности людей. О многих чертах традиционно-бытовой культуры можно получить существенные сведения из рассказов сторожил.

Целью данной работы является изучение коми-язьвинских сказок и определение их особенностей.

Задачи:

Выделить характерные, отличительные черты коми-язьвинских сказок;

Рассмотреть влияние русской культуры на фольклорные традиции коми-язьвинцев;

Увидеть взаимосвязь героев сказок с сверхъестественными верованиями народа.

Методы исследования. Основными методами исследования являются описательный и сравнительно-исторический.

При написании работы я использовала различные виды источников и литературы: работы Чагина Г.Н. «Коми-язьвинские пермяки – древний народ северного Урала» (Красновишерск, 2002), «Язьвинские пермяки: история и традиции» (Пермь, 1993), «На земле-то было той, да на язьвинской…» (Пермь, 1997); работы Паршаковой А.Л. «Сборник коми-язьвинских сказок»; материалы районной газеты «Красная Вишера», в которой ведется рубрика «Традиции народа», посвященная жизни коми-язьвинцев.

Коми-язьвинцы – уникальный народ северного Прикамья

Коми-язьвинцы — народ финно-угорской языковой семьи, имеющий свой уникальный язык и самобытную культуру, исконная территория проживания которого находится на северо-востоке Пермского края.

Коми-язьвинцы, компактно проживающие в Красновишерском районе Пермского края, являются прямыми потомками коми этнической общности, которая в X-XV вв. занимала обширную территорию междуречья Камы, Вишеры, Колвы. В середине XVII века предки коми-язвинцев переселились в верховья реки Язьва. [6]

Территорией достаточно плотного расселения современных коми-язьвинцев является Верх-Язьвинское сельское поселение. Здесь проживает около двух тысяч человек, знающих родной язык, обычаи и традиции предков.

Однако на протяжении своей истории коми-язьвинцы не раз подвергались дискриминации со стороны властей: и как последователи старообрядчества, и позднее — в ходе реализации советской национальной политики. После 1926 года все коми-язьвинцы в официальных документах назывались русскими. Существовавший долгое время запрет на использование родного языка на официальном уровне, отсутствие государственной поддержки в сохранении и развитии оригинальной культуры привели в частности к тому, что до нас не дошло множество интереснейших сведений о коми-язьвинских пермяках. [5]

Коми-язьвинцы никогда не получали образование на родном языке. Было время, как вспоминают старожилы, за каждое родное слово, произнесенное в школе, ученика ставили в угол, а иногда он получал по лбу линейкой. [4]

Язык заслуженно признается важнейшей частью истории и культуры народа. Родной язык коми-язьвинцев отличается от языка коми-пермяков, имеет свой диалект. Необычна и устная речь коми-язьвинцев, т.к. на нее оказали большое влияние русские.

Физико-географические условия и специфика хозяйственной деятельности коми-язьвинцев предопределили особенности размещения поселений.

Значительное место в жизни народа занимали обряды и праздники, издавна проводившиеся в определенные даты и сроки календаря.

В современное время много внимания уделяется тому, чтоб пермский народ не забыл своей культуры, языка, традиций и обычаев. Ведется сбор фольклорного материала, изучая который можно многое узнать о жизни и религиозных верованиях коми-язьвинцев. При Паршаковской школе создан музей коми-язьвинской культуры. С большими усилиями Паршаковой А.Л. удалось создать первый букварь коми-язьвинского языка. Она же собрала большой багаж фольклорного материала: сказок, быличек, пословиц, частушек. [4]

Традиционная культура отдельной народности, наряду с общими явлениями, характерными для народа в целом либо для его этнографической группы, сохраняет и множество локальных вариантов, которые не мене интересны и заслуживают не меньшего внимания.

Особенности коми-язьвинских сказок

В фольклоре коми-язьвинцев известны предания, сказки, былички, повествующие о демонологических персонажах – леших, шуликиных, домовых, а также о колдунах, животных. В устной прозе еще не произошло отделение от низшей мифологии, как это наблюдается в русской сказочной традиции. Нам известно, что русские народные сказки выросли из мифологии, но давно потеряли с ней связь. В русских сказках редко фигурируют лешие, водяные, овинники, полевики. Популярный образ Бабы-Яги является исключительно сказочным, с ним не связаны какие-либо верования. А у коми-язьвинцев герои сказок одновременно духи мифологии и сказочные персонажи. [7] Часто в сказках коми-язьвинцев встречаются такие персонажи как Лешачиха, Оборениха, Суседка, Леший и другие. Эти герои сказок в народных верованиях коми-язьвинцев представляются как мифологические существа, живущие рядом с людьми и влияющие на их жизнь. Например, леший – это хозяин леса. Лешего коми-язьвинцы называли по разному: лесным царем, лесным человеком, лешаком, шайтаном, лесным дедушкой, лесным дядюшкой. Разные названия лесного духа отражают представление людей о его многочисленной иерархии: были старшие и младшие духи, у каждого имелись родители и дети, все выполняли свои обязанности. Например, в таких сказках как «Лешачиха и ребенок», «Леший и его дети», «Леший на дороге» и др. Здесь можно увидеть смешивание реальной жизни и мифологических представлений коми-язьвинцев. Леший вмешивается в жизнь людей и может причинить им успехи и неудачи. В сказке «Лешачиха и ребенок» Лешачиха крадет ребенка у родителей, причем мать ребенка сама невзначай зазывает Лешачиху в дом, говоря плачущему ребенку: «Когда ребенок начинал плакать, а матери было некогда, то она в сердцах говорила: «Лешачиха бы взяла тебя, чего кричишь?» [2]

В самих сказках коми-язьвинцы описывают, как выглядела Лешачиха, где жила и чем занималась: «Лешачиха унесла девочку в темный, высокий лес, где была ее пещера, и стала ее растить и своим премудростям обучать: вихрь поднимать, елки и другие деревья до земли гнуть, предсказывать несчастье людям.» (отрывок из сказки «Лешачиха и ребенок»). [2] В сказках видны следы древних народных воззрений, прослеживается связь человека и природы, особенности быта и занятий. Из сюжета сказок можно узнать о том, что жизнь коми-язьвинцев напрямую зависела от природы, люди верили в сверхъестественные существа, в то, что они воздействуют на их жизнь, слабое влияние православной жизни. Во многих сказках описывается встреча людей с мифологическими существами, коми-язьвинцы верили в то, что встреча с ними ведет к несчастью: «В августе прошлого года гребли сено, около стожья копешка «сидит». Я говорю: «Посмотри, Наталья, как треплет копешку-то у тебя. Посмотри. Рубаха клетчатая, шапки нету, коренастый. «Я ничего не вижу», — говорит Наталья. И Васька не видит, я вижу. И ушел по грядкам в этот дом, гряды не копаны были. Исчез куда-то. Три дня не смогла выходить в огород боялась, вдруг покажется. Это был Леший, он и был. И Наталья-то скоро умерла, а я все живая». [2]

Несмотря на грустные, а порой и трагические концовки, сказки проникнуты жизнелюбием.

Во многих сказках появляется другой герой – Оборениха. Оборениха – это злая женщина, разными способами причиняющая несчастья. Часто Оборенихой коми-язьвинцы называли дух поля, женское существо.

Она живет в ржаном поле и помогает созреванию хлеба. Полевые духи своими таинственными силами способствовали цветению и созреванию хлебов. Просматривающаяся связь духов полей с образом женщины была направлена на усиление магических действий в целях получения хорошего урожая. Оборениху можно сравнить с Бабой-Ягой из русских народных сказок. Оборенихой часто пугали детей: «Вот отдам тебя Оборенихе. Она жила во ржи. Представляли ее страшной. Она могла куда-то унести…» ( из сборника воспоминаний коми-язьвинцев). [ 3]

Познакомившись с некоторыми коми-язьвинскими сказками можно сделать вывод о их неповторимости, самобытности, явно прослеживающейся связи героев сказок с сверхъестественными верованиями народа, но если глубже проанализировать содержание сказок, можно рассмотреть некоторое сходство с русскими народными сказками. Скорее всего, это связано с активным заселением севера Прикамья русскими, которые внесли в жизнь и культуру коми-язьвинцев определенные изменения. Тесная связь коми-язьвинцев с русским населением отразилась и на их традиционной культуре. Посмотрим отрывок из сказки «Леший и Оборениха»:

«…А Толисся сидит в избушке у Оборенихи и плачет:

— Меня Оборениха поймала,

В своей избушке закрыла.

Мне бы к матушке,

Мне бы к матушке,

Мне бы к батюшке,

Домой хочу!

Бежит мимо заяц, спрашивает:

— О чем, девочка, плачешь?

Ответила Толисся:

Меня Оборениха поймала,

В своей избушке закрыла,

Мне бы к матушке,

Мне бы к батюшке,

Домой хочу!

— Не плачь, девочка, я тебя выручу.

Подпрыгнул заяц к окну, да не допрыгнул.

— Ой, высоко! Побегу, еще кого-нибудь приведу.

Побежал заяц, привел медведя…

В этом отрывке явно чувствуется сходство с русскими народными сказками. Например, русской сказкой «Заюшкина избушка».

Превращение животных в человека, тоже, скорее всего влияние русского фольклора на коми-язьвинский: «…поцеловала медведя-то. А он тут же в доброго молодца и превратился…» (отрывок из сказки «Леший и Оборениха») [2]

Читая коми-язьвинскую сказку «Толисся» сразу представляешь себе русскую сказку «Сестрица Аленушка и братец Иванушка». В сказке говориться о сестре и братьях, которые ее не послушались: « Я сюда поднимусь, на осину-то, тебе побросаю игрушек, листочки!

— Не поднимайся! Поднимешься и опять не слезешь!

Не послушался братец, взобрался на дерево, бросал, бросал игрушки и не смог спуститься с дерева…»[2]

Потом осталась сестрица одна и ее Оборениха забрала. А братья большие выросли, и пошел один брат к реке и слышит голос сестрицы:

«Братья мои, вы, братья мои,

Ничего вы не знаете.

Я сижу в пещере

На горячем котле,

На голове горячая плита,

На ногах горячие гвозди,

На руках горячие иголки,

В ушах горячие серьги,

В глазах горячее олово»

Только сказка коми-язьвинцев заканчивается очень обрывисто, как бы требуя продолжения: «…Пришел он дамой и говорит: «Правда, правда, голос Толисси, я слыхал тоже». Вот и сказке конец, щука да елец» [2]

В коми-язьвинских сказках не только перемешались традиционный мифологический сюжет, верования народа и влияние русской культуры, но и влияние религии и старообрядческой церкви. Например, в сказке «Сусачок» ребенок появляется из части тела мужчины: «Пошел мужик в лес, там отрубил себе нечаянно палец. Положил его и стал заматывать руку. А палец-то хотел выбросить. Посмотрел, а он шевелится. И стал рассматривать палец. А там ребеночек появился…» [2] Здесь прослеживается явное влияние религии, т.к. мы видим сходство с тем, как церковь объясняет появление первых людей (Ева произошла из ребра Адама). Кроме того коми-язьвинцы верили в то, что церковь защищает от нечистой силы: «…перекрестил ребенка в колыбели, вместо него стало обугленное полено, которое шипело. И это звук вылетел в окно.» [2] Крестить родившегося ребенка, считалось обязательным, а иначе его могла забрать Лешачиха или Оборениха. В сказке «Лешачиха и ребенок» так и говориться: «…вовремя не окрестили и забрала его Лешачиха…» [2 ]

Таким образом, из анализа прочитанных коми-язьвинских сказок можно сделать выводы, о том, что устное народное творчество коми-язьвинцев подверглось влиянию русского народа, но при этом сохранило свою неповторимость, самобытность. Герои их сказок отличаются смелостью и хитростью, побеждают злые силы, добиваются справедливости. Даже из небольшого числа прочитанных сказок можно увидеть отличительные черты фольклорной традиции коми-язьвинцев, где явно прослеживается связь героев сказок с сверхъестественными верованиями народа. Церковь так же оказывала влияние на мировоззрение людей. В коми-язьвинских сказках перемешалось все: языческие верования и православная религия, традиционные сюжеты коми-язьвинских сказок и элементы русской народной культуры, мифологические представления народа, их занятия и быт.

Заключение

Сказки занимают важное место в фольклоре коми-язьвинцев, в них действующими лицами выступают лешие, водяные, суседки и т.д. Они содержат много сведений о поверьях, приметах и всевозможных запретах, которые издавна живут у сознании людей. Это самая главная отличительная черта коми-язьвинских сказок от русских народных произведений, т.к. только в них мы встречаем сюжеты с участием низших мифологических персонажей.

В некоторых сказках можно проследить социальное и имущественное положение людей. В них действуют богатые и бедные, купцы, торговцы, пахари и т.д.

Содержание многих коми-язьвинских сказок наполнено большим бытовым материалом. В них оживают картины охоты, ухода за посевами, уборка урожая, сбора ягод и грибов и др. В сказках встречаются местные названия предметов домашнего обихода, орудий труда.

Анализируя содержание устного народного творчества коми-язьвинцев можно сделать вывод о том, что на их развитие большое влияние оказала русская культура, но она не смогла лишить коми-язьвинские сказки их необычности, уникальности, неповторимости.

В настоящее время среди коми-пермяков наблюдается активизация общественных сил, выступающих за сохранение и развитие национальной культуры Основным ядром этих сил стала национальная интеллигенция, усилиями которой создаются различные общества возрождающие культуру, традиции и язык коми-пермяков.

Список литературы:

Климов В. В. Круглый год праздников, обрядов и обычаев коми-пермяков / В. В. Климов, Г. Н. Чагин. Кудымкар. 2005.

Паршакова А.Л. Сборник коми-язьвинских сказок. – Пермь, 2000.

Старикова А.Ф. Фольклорные традиции коми-язвинцев. – Красновишерск, 2005.

Чагин Г.Н. // На земле-то было той, да на язьвинской. — Пермь, 1997.

ЧагинГ.Н. Коми-язьвинские премяки – древний народ северного Урала. – Красновишерск, 2002.

Чагин Г.Н. Язьвинские пермяки: история и традиции. — Пермь, 1993.

Этнический мир Прикамья: Библиографический указатель/ Сост. Т.И.Быстрых. – Пермь: Реал., 2003.

Районная газета «Красная Вишера», № 19 от 14 сентября 2011 г., № 13 от 8 сентября 2010г., №15 от 9 ноября 2011г., № 18 от 29 июня 2011 г.

Приложение 1

Лешачиха и ребенок.

Жили были муж с женой. Хорошо жили, да только не было у них детей. А когда счастье им улыбнулось – родилась девочка, родители были уже не очень молодые. Вовремя не окрестили. Так как помощников у них не было, когда хозяйка выполняла работу, то девочка оставалась в зыбке одна.

Когда она начинала плакать, а матери было некогда, то она в сердцах говорила:

— Лешачиха бы взяла тебя, чего кричишь?

Как-то вышла хозяйка крову доить, а дитя оставила одного в избе. Муж был на работе.

В это время в окно показалась лешачиха. Очень высокая, волосы до пят, глаза недобрым огнем сверкают. Протянула она руку через окно и не входя в дом забрала ребенка со словами:

— Мне было обещано.

А вместо ребенка положила подобие, которое только ело да пило, кричало, да не росло. Мать ребенка ничего не заметила.

Лешачиха унесла девочку в темный, высокий лес, где была ее пещера, и стала ее растить и своим премудростям обучать: вихрь поднимать, елки и другие деревья до земли гнуть, предсказывать несчастье людям. Хоть и росла девочка, а не хотела учиться премудростям. Спорила с лешачихой, обрезала ей волосы, чтобы потеряла она свое колдовство. Лешачиха злилась и наказывала ее: сажала в пещеру, закрывала вход камнем, привязывала к дереву, пугала горячими углями…

А родители тем временем кормили девочку, ухаживали за ней, но она только ела, кричала, но нисколько не росла. Из сил выбились родители, горевали, что так у них плохо все.

А девочка у лешачихи жила, и некому было ей голову приклонить, пожаловаться. Один ветер ее в поле утешал, когда брала ее лешачиха в поле ветер делать.

Шел как-то человек после сенокоса. А лешачиха решила над ним подшутить, подняла в вихре косаря. А он не растерялся, да по вихрю – косой, и исчезла сила лешачихи от металлического предмета.

Опустились руки, разметались волосы, едва в лес утащилась лешачиха, забыв про девочку. Когда ветер утихомирился, косарь нашел девочку, глянул на нее, и что то знакомое показалось в ее лице.

А был косарь из той деревни, где жили родители девочки. Сел он на траву, рядом посадил девочку, стал думать.

Вдруг показалась сухонькая старушка и говорит:

— Поднимись на гору, там у подножия стоит деревня, зайдешь в крайний дом слева, там живут муж с женой, и все время кричит ребенок. Войди в этот дом, перекрести ребенка в зыбке, после всего отдай девочку родителям. Это была их дочка, а та, что в зыбке, — это проделки лешачихи.

Так и сделал косарь. А когда он перекрестил ребенка в колыбели, вместо него стало обугленное полено, которое шипело. И этот звук вылетел в окно.

Обрадовались муж с женой своей дочери, стали с ней ласковые и на следующий же день окрестили.

А лешачиху в тех местах больше никто не видел, хоть нет-нет да и видели ее раньше: то в стаде коров, то в лесу в глубокой чаще, если кто заблудиться.

(Из сборника коми-язьвинских сказок Паршаковой А.Л.)

Приложение 2

Сусачок.

Пошел мужик в лес, там отрубил себе нечаянно палец. Положил его и стал заматывать руку. А палец-то хотел выкинуть. Посмотрел, а он шевелится, палец-то. И стал рассматривать палец. А там ребенок появился. Он его замотал и привез домой. И говорит своей хозяйке жене:

— Мне Бог ребеночка дал.

А жена говорит:

— Откуда, что?

— Да вот палец я отрубил и от пальца получился такой ребенок.

Вот они радуются на него, растят, назвали Сусачком. Немного подрос Сусачок, стал помощником: в избе подметает, посуду моет, корове выносит. И в одно прекрасное время надо его уже одеть, в люди вывести. Они поехали на базар покупать ему одежду: рубашку, штанишки, на ноги что-то. А ему говорят:

— Ты, Сусачок, никуда не уходи далеко, сиди дома.

Вот он вышел к завалинке, сидит на ней, ножками поматывает. Вот и мечтает:

— Куда бы улететь?

И к нему явилась Оборениха, забрала его, привела домой и говорит:

— Я тебя съем.

А Сусачок говорит:

— Как ты меня съешь?

— Да вот поджарю на сковородке и так съем.

А он говорит:

— Не знаю, как садиться на сковородку, ты мне покажи и потом жарь.

Она взяла уселась на сковородку, а он по-быстренькому взял ее на лопате в печку толкнул. Она там сгорела.

Надо домой попадать, а не знает дороги. Шел, шел, залез на большую елку, на самую вершинку. Но не какую дорогу не увидел, а увидел солнышко. И пошел на солнышко. Еще шел, все домой не выходит. На вторую елку залез, и все равно дорогу не видит.

Откуда-то прилетели большие птицы, взяли его и домой принесли. А у него уже мать с отцом сидят на завалинке, плачут, его потеряли. А он пришел, извиняется: больше я никогда отходить от дома не буду.

— Не плачьте. Меня принесли птицы.

И вот сейчас они его уже вырастили. У него уже дети, и он им помощник. Радуются и живут.

(Из сборника коми-язьвинских сказок Паршаковой А.Л)



Приложение 3

Толисся.

Жили-были старик да старуха. У них было два сына и дочка Толисся. Старик и старуха умерли. Осталось трое детей: осталось троедетей: два мальчика и одна дочка Толисся.

Они взяли санки и побежали из дома. Бежали, бежали – стоит осина одна, с красными листочками. Один братик залезает на осину: «Я поднимусь и побросаю вам игрушек!» Залез, побросал красные листочки, затем спуститься не смог.

Братец и сестрица положили игрушки на саночки и побежали дальше. Бежали, бежали, близколи, далеко ли – опять осина стоит у дороги. Опять братик говорит: «Я сюда поднимусь, на осину-то, тебе побросаю игрушек, листочки!» «Не поднимайся! Поднимешься и опять не слезешь!» но братец не послушался и взобрался на осину. Бросал, бросал игрушки и не смог спуститься.

Сестрица осталась одна. Затем опять бежит сестренка вперед. Бежала, бежала сестренка, навстречу попалась Оборениха. Оборениха девочку поймала и в пещеру повела, на горячий котел посадила, а на голову горячую плиту надела, а в ноги горячие гвозди вбила, в руки горячие иголки воткнула, в уши горячие серьги засунула и в глаза горячее олово вылила.

Долги ли не долго ли она там сидела, а братья уж большие выросли и дома живут. Один брат спустился к реке поить лошадей и слышит:

«Братья мои, вы, братья мои,

Ничего вы не знаете.

Я сижу в пещере

На горячем котле,

На голове горячая плита,

На ногах горячие гвозди,

На руках горячие иголки,

В ушах горячие серьги,

В глазах горячее олово»

Брат пришел домой, рассказывает: «Я сегодня слышал голос Толисси!». Брат не верит, говорит: «Откуда ты слышал голос Толисси?!» «Правда, правда. Слышал!». Другой брат не верит: «Завтра я пойду лошадей поить, не услышу ли».

На другой день вечеромвторой брат пошел лошадей поить. Он слышит:

«Братья мои, вы, братья мои,

Ничего вы не знаете.

Я сижу в пещере

На горячем котле,

На голове горячая плита,

На ногах горячие гвозди,

На руках горячие иголки,

В ушах горячие серьги,

В глазах горячее олово»

Пришел он домой и говорит: «Правда, правда, голос Толисси, я слыхал тоже». Вот и сказке конец, щука да елец.

(Из сборника коми-язьвинских сказок Паршакоовой А.Л.)








sitemap
sitemap