Основы конституционной теории.



МИНИСТЕРСТВОВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БАРНАУЛЬСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

Кафедра конституционного и международного права

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО РОССИИ

031001.65. – правоохранительная деятельность

ФОНДОВАЯ ЛЕКЦИЯ

ТЕМА№ 2. Основы конституционной теории.

Время 2 часа

Экземпляр №_____

Автор: начальник кафедры конституционного и международного права, к.и.н., подполковник полиции Д.А. Шапорев

Барнаул

Содержание

1. Понятие конституции 3

2. Форма и структура конституций 16

3. Принятие, изменение и отмена конституций 20

4. Институт конституционного контроля 28

Литература

Авакьян С.А. Конституционное право России: учеб./ С.А. Авакьян.- М.: Юрист,2007.-719с.

Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: учеб.М.В. Баглай.-НОРМА,2008.-816с.

Казанцева О.В. Конституционное право России: курс лекций./ О.В. Казанцева. –Барнаул: БЮИ МВД России, 2010.- 194с.

Козлова О.И. Конституционное право России: учеб./ О.И. Козлова, О.Е. Кутафин.- М.: Проспект. 2009. – 608с.

Колесников Е.В. Конституционное право Российской Федерации: учеб. / Е.В. Колесников. – М: Высшее образование, 2008.-366с.

Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть: учеб. / Отв. Ред. Б.А. Страшун.-М.: НОРМА, 2007. -896с.

Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран / В.Е. Чиркин. – Юрист, 2007- 607с.

Введение

Современная конституция России является пятой в её истории. Нынешней действующей конституции принятой в 1993 году предшествовали советские конституции 1918, 1925. 1937 и 1978 г.г. Принятию Конституции России 1993 года предшествовал долгий подготовительный период Любая конституция является своеобразным итогом, результатом исторического развития государства и общества. Живая, действующая конституция не может быть создана в кабинетной среде без учёта политических, социальных реалий, культурно-психологических особенностей народа населяющего конкретное государство. В противном случае конституция окажется мертворожденной, недействующей. Из действительного регулятора общественных отношений она превратится не более чем в парадную вывеску, сообщающую о демократических намерениях государственной власти.

Что есть живая, действующая конституция? В каких случаях она превращается в фиктивную? По каким причинам принимаются новые конституции взамен старых и многие другие вопросы, связанные с конституцией и конституционным развитием современных государств и конечно России, особенностями конституции России мы должны рассмотреть с вами на этом лекционном занятии.

Таким образом, в качестве цели данного лекционного занятия мы определяем: Уяснить понятие «Конституция», основные факторы, определяющие необходимость её принятия, изменения и прекращения действия. В этой связи задачами темы будет являться:

— уяснить, что понимается по термином «Конституция» какие основные понятия его бывают;

— осмыслить понятие сущности, формы, структуры конституций;

— определить критерии классификации современных конституций, их особенности и виды;

— рассмотреть институт конституционного контроля (надзора).

1. Понятие конституции

1. Определение, конституции. Если определять конституцию самым общим образом, то можно сказать, что это система правовых норм, имеющих, как правило, высшую юридическую силу и регулирующих основы отношений между человеком и обществом, с одной стороны, и государством, — с другой, а также основы организации самого государства. Эти правовые нормы могут быть сосредоточены в одном или нескольких нормативных актах — основных законах, а могут содержаться в неопределенном множестве обычных законов и, кроме того, в судебных прецедентах и конституционных обычаях.

Конституция в так называемом материальном смысле (значении) представляет собой писаный акт, совокупность актов или конституционных обычаев, которые прежде всего провозглашают и гарантируют права и свободы человека и гражданина, а равно определяют основы общественного строя, форму правления и территориального устройства, основы организации центральных и местных органов власти, их компетенцию и взаимоотношения, государственную символику и столицу.

Однако в материальном смысле термин «конституция» употребляется редко. Гораздо чаще мы говорим о конституции в формальном смысле (значении), то есть о законе или группе законов, обладающих высшей юридической силой по отношению ко всем остальным законам. Конституция в данном смысле — это в своем роде закон законов. Она не может быть изменена путем издания обычного закона, и, наоборот, внесение поправок в конституцию требует соответствующего изменения тех законов и подзаконных актов, которые были ранее изданы на основании или в развитие действовавших тогда ее положений, но перестали теперь ей соответствовать.

Материальное и формальное понимание конституции находятся в определенном соотношении. Вероятно, оправданно, чтобы специальная форма выражения соответствовала предмету регулирования — ведь в конституций определяются основы общественного и государственного строя страны. Кроме того, это соотношение проявляется в следующем: все государства обладают конституцией в материальном смысле, но не у всех у них есть конституция в смысле формальном. Британская конституция существует в первом смысле, но не во втором ее нормы могут быть изменены в том же порядке и теми же органами, которые создали действующие нормы. К конституции в материальном смысле относятся лишь те правовые нормы, которые регулируют указанные выше общественные отношения. Напротив, конституции в формальном смысле могут содержать такие нормы, которые, казалось бы, регулируют отношения, не имеющие конституционного характера. Однако сам факт включения тех или иных норм в формальную конституцию свидетельствует, что законодатель преследовал этим важные политические цели, и поэтому такие нормы не стоило бы рассматривать нетипичную случайность.

Различаются также понятия юридической и фактической конституции. Юридическая конституция, в материальном или формальном смысле, — это всегда определенная система правовых норм, регулирующих указанный выше круг общественных отношений. Фактическая же конституция — это сами такие отношения, то есть то, что реально существует.

Расхождение между фактической и юридической конституцией — обычно результат изменения в соотношении политических сил, происшедшего после принятия юридической конституции, особенно когда речь идет о формальной юридической конституции, принятие которой имеет одномоментный характер.

Фиктивность конституций обычно характерна для стран с авторитарными и, особенно, тоталитарными политическими режимами. Юридические конституции в таких странах нередко содержат демократические положения, которые не получают реализации на практике, ибо включаются только для того, чтобы скрыть антидемократическую сущность режима.

Социально-политическая сущность конституции.

Любая конституция наряду со своей юридической сущностью как основного закона, обладающего высшей юридической силой, имеет сущность социально-политическую. Она заключается в том, конституция представляет собой как бы запись соотношения политических сил, существовавшего на момент ее принятия.

Это, можно сказать, общественный договор (разумеется, договор не в юридическом смысле), в котором согласованы политические интересы различных частей общества. Каждая такая часть — общественный класс, социальный слой, территориальная, национальная или -иная общность :— защищает в политической борьбе свои социальные интересы, и степень, в которой их удается согласовать, получает отражение в конституции. Без такого согласования в обществе не мог бы существовать никакой правопорядок.

Конечно, нельзя утверждать, что конституция учитывает все социальные интересы в равной мере. Разумеется, общность более влиятельная по тем или иным причинам (не в последнюю очередь по причинам экономическим) обычно оказывает более сильное, а подчас определяющее влияние на содержание конституции. Однако было бы неправильно утверждать, как это делается авторами, которые считают себя марксистами-ленинцами, что конституция выражает волю экономически- господствующего класса. Если бы она выражала волю только, например, крупного капитала, вряд ли она смогла бы выполнить свое предназначение — служить инструментом гражданского мира, формулировать такие «правила игры» на политической сцене, определять такое устройство общества и власти, которые значительным большинством народа признаются справедливыми. Это запись, отражение баланса социальных интересов.

Весьма ярко это, показывает британская конституция, отразившая во времена Английской революции XVII века компромисс между землевладельческой аристократией и народившейся промышленной буржуазией, который, в частности, выразился в сочетании наследственного принципа формирования Палаты лордов Парламента и выборности Палаты общин. Дальнейшее постепенное ослабление полномочий Палаты лордов свидетельствовало об изменении соотношения сил между обоими общественными классами. Впрочем, по мере роста самосознания рабочих и других групп трудящихся и демократизации в связи с этим избирательного права социальный состав. Палаты общин, точнее ее политический состав, демократизировался, что, в частности, нашло свое выражение в изменении характера двухпартийной системы в первой половине XX века: место либеральной партии, опиравшейся преимущественно на определенные круги предпринимателей, заняли в этой системе лейбористы, опирающиеся на профсоюзы. Сущность современной российской конституции будет определяться тем, что она принималась в условиях широкого демократического подъема общества, преодоления старых коммунистических и социалистических догм. Конституция имеет главу, посвященную правам и свободам человека и гражданина и насчитывает 48 статей.

Социальные функции конституции. Из сказанного мох многое заключить о социальных функциях конституции, то ее общественном предназначении и способах его реализации.

Первая функция конституции, — конечно, юридическая. Как отмечалось, конституция — это закон, притом основной, высь закон, закон законов. Она — главный источник права страны лежащий в основе всей системы правового регулирования общественных отношений.

Вторая функция — политическая. Конституция определяет устройство государства, его отношения с отдельными люды их группами, служит правовой основой политической системы. Все политические силы — партии, движения и др. — взаимодействуют между собой, конкурируют, борются, используют государственную власть на основе правил, определенных в конституции. Конечно, в конституцию эти правила заносятся нередко уже после того, как сложились в реальной жизни, но бывает и так, что первоначально устанавливаются конституцией, а затем уже проводятся в жизнь. В качестве примера можно привести случаи, когда конституционная реформа изменяет избирательную систему.

Третья функция — идеологическая, воспитательная, если угодно. Конституция как наиболее авторитетный закон обращается к признанным в обществе ценностям (права человека, собственность, демократия, семья и др.) и как бы убеждает человека: если тебе дороги эти ценности, следуй тому, что записано в основном законе. И с другой стороны, если уважаешь закон, уважай и отраженные в нем общечеловеческие ценности. Тем же, кто не уважает ни того, ни другого, в случае нарушения конституции грозят соответствующие санкции.

Объекты конституционного регулирования. Первоначально конституции регулировали два-три блока общественных отношений.

Первый блок — это права и свободы человека и гражданина. По существу данный блок представлял собой, как уже отмечалось, главный смысл создания конституций как основных законов. Ведь конституции учреждались прежде всего для того, чтобы гарантировать человека от произвола государства. Их высшая юридическая сила призвана была защитить провозглашенные права и свободы от возможного ущемления путем издания обычных законов и иных правовых актов.

Второй блок — организация высшей власти. Эта организация, основанная на принципе народного суверенитета, призвана реализовать вытекающие из него принципы представительного правления и разделения властей. Принцип представительного правления означает, что власть, по крайней мере законодательная, избирается народом, выражает и формирует его волю. Принцип разделения властей предполагает, что законодательная, исполнительная и судебная власть будет осуществляться различными государственными органами, которые будут друг друга уравновешивать, чтобы тем самым избежать произвола любого из них. Конституции с самого начала устанавливали основные принципы формирования властей государства, их компетенцию и взаимоотношения между ними.

Третий блок обязательно включался в конституции федеративных государств, но нередко и унитарных. Этот блок — политико-территориальное устройство: виды территориальных структур, их отношения с центральной властью и между собой.

Уже с середины прошлого века весьма заметное место в конституциях стали занимать нормы, регулирующие внешнеполитические функции государств, их международно-правовую позицию. Можно выделить несколько крупных проблем, получивших отражение в большинстве конституций. К ним относятся: установление принципов внешнеполитической деятельности государства; регулирование вопросов, связанных с объявлением войны и заключением мира; регулирование соотношения международных и внутригосударственных законоположений; определение полномочий органов государства по заключению, ратификации и денонсации международных договоров; наконец, установление правил, определяющих сотрудничество в области защиты прав человека — гражданство, права и свободы человека, экстрадиция и право убежища и др.

Развитие содержания конституций обусловлено развитием общества в соответствующих странах. Перемены, происходящие в экономической, социальной и политической жизни, находят свое отражение в эволюции конституционного законодательства. Ее тенденции достаточно отчетливо просматриваются во всех блоках регулирования.

В области прав и свобод происходит, прежде всего, расширение их круга путем включения в конституции новых прав и свобод. Так, во многие конституции включались право на охрану окружающей среды, на получение информации, на употребление языков меньшинств, на участие в развитии науки и культуры, на охрану материнства и др. Развитие прав и свобод идет также по пути их детализации, уточнения, более подробного регулирования ранее известных прав и свобод и, наконец, по пути своего: рода их унификации. Появление какой-либо конституционной свободы в одной стране рано или поздно влечет появление такой же или подобной в другой стране. «Старые» конституции, действующие с прошлого или начала текущего столетия, обычно не являются исключением из общего правила; они подравнивают под новые и новейшие основные законы. В то же время некоторые права и свободы, известные на заре конституционализма; (право на восстание, на сопротивление угнетению и т.п.), исчезли из конституционных текстов.

Эволюция во взаимоотношениях высших государственных органов характеризуется тенденцией к усилению исполнительной власти. В конституциях, однако, этот процесс прямолинейно не прослеживается. Он весьма противоречив. Наряду с усилением полномочий правительства конституции стали более четко и определенно регулировать отношения законодательной и исполнительной властей. Устанавливаются детализированные положения об ответственности правительства в условиях парламентарных форм правления, наблюдаются возникновение новых и развитие известных форм этой ответственности. В послевоенных конституциях получают широкое развитие нормы о делегированном законодательстве, о чрезвычайном положении (конституции Франции 1946 и 1958 гг., Италии 1947 г., Германии 1949 г., Испании 1978 г., Португалии 1976 г. России 1993г. и др.).

Появляются нормы, направленные на обеспечение устойчивости правительств. Так, по довоенным конституциям, чтобы заставить правительство уйти в отставку, обычно достаточно было в парламенте (чаще всего в нижней палате) получить негативное голосование большинства членов (присутствующих или избранных — в различных странах по-разному) без выдвижения новой кандидатуры на должность главы правительства, то есть так называемый деструктивный вотум недоверия. А вот Основной закон для Федеративной Республики Германии 1949 года предусмотрел конструктивный вотум: Федеральный канцлер (глава правительства) может быть смещен только путем избрания нового Федерального канцлера (ст. 67). Это существенно ограничивает право парламента смещать главу правительства. Подобного рода положения имеются и в Конституции России. Где в частности говориться о том, что Правительство Российской Федерации назначается Президентом РФ с согласия Государственной Думы ФС РФ (ст.111), а решение об отставке правительства РФ принимает Президент (ст.117). Данное обстоятельство не позволяет исполнительной власти напрямую зависеть от конъюнктурных политических обстоятельств обусловленных сиюминутными общественными симпатиями или антипатиями.

В конституциях XX века, особенно в послевоенных, стали в большей мере, чем раньше, встречаться нормы, регулирующие статус экономических и социальных органов государства, его экономическую и социальную деятельность. Это отражало усиление регулирующей роли государства в общественной жизни, обусловленное отрицательными последствиями стихийного развития на данном этапе, необходимостью борьбы против разрушительных экономических кризисов, чреватых тяжелыми социальными потрясениями. В конституции включались обязательства государства перед обществом в экономической и социальной сферах, чему должны были служить специальные государственные органы и учреждения, в том числе те, которые предназначены для урегулирования возможных социальных конфликтов. Так, Конституция Французской Республики 1946 года содержала специальную главу об Экономическом совете; Конституция 1958 года имеет раздел X «Об Экономическом и социальном совете», а также предусматривает полномочие Парламента принимать программные законы, определяющие цели экономической и социальной деятельности государства. Конституция Италии содержит нормы о Национальном совете экономики и (ст. 99), а Основной закон Германии — положения об участии Федерации в осуществлении общих интересов (ст. 91-а), в частности, и в экономической, и социальной сферах. В Испанскую конституцию 1978 года включена целая глава об основных принципах социальной и экономической политики. Особенно крупный вклад в этом отношении внесли конституции «социалистических» стран.

Следует, однако, иметь в виду, что новая эпоха, в которую вступает общество наиболее развитых стран уже примерно с 70-х годов, — эпоха информатизации — повлечет, судя по всему, определенное сужение общественной роли государства что, надо полагать, отразится и на конституционном регулировании общественных отношений. Поскольку в наиболее развитых странах новые конституции в последнее время не принимались, а действующие существенно не реформировались, сказанное остаётся пока что лишь прогнозом.

Тенденция усиления исполнительной власти, проявившаяся в конституциях ряда стран, влечет подчас искажение при разделения властей, по-прежнему, а порой в большей мере, чем прежде, демонстрируемого в конституционном законодательстве. Это выражается в ограничении полномочий парламента в пользу исполнительной власти. В наибольшей степени названная тенденция нашла отражение во французской Конституции 1958 где точно определен круг вопросов, по которым только и может законодательствовать Парламент (ст. 34). Французскому примеру последовал ряд развивающихся стран, бывших ранее колониями Франции и воспринявших ее конституционную модель. Так, Конституция Марокко 1972 года (ст. 45), перечислив подобно французской Конституции 1958 года области законодательного регулирования, оставила все остальные на усмотрение регламентарной власти, осуществляемой Королем и Правительством. Подобным же образом определила объем законодательной власти и Конституция Республики Сенегал 1963 года, предусмотревшая в качестве главы государства не короля, а Президента (ст.56). По мнению ряда отечественных учёных современная российская конституция также соответствует указанным тенденциям.



Новая тенденция, проявившаяся в конституционном законодательстве относительно недавно, указывает на откровенное подчинение верхних палат интересам правительства. Так, во Французском Парламенте по Конституции 1958 года обе палаты равноправны в законодательной области. В случае расхождения в позициях палат многократное движение законопроекта между ними («челнок») продолжается до тех пор, пока палаты не придут к согласию или пока его не остановит Правительство, которое вправе после проведенной по его инициативе согласительной процедуры потребовать, чтобы нижняя палата — Национальное собрание — приняла по законопроекту окончательное решение. Таким образом, верхняя палата — Сенат — нужна Правительству, ибо она может тормозить принятие нежелательных законопроектов и тем самым служить орудием правительственной политики в Парламенте (разумеется, в случае, если партийное большинство в Сенате совпадает с партийным составом Правительства). В. Германии Федеральное правительство с помощью верхней палаты — Бундесрата — может обеспечивать в некоторых ситуациях принятие законов, минуя нижнюю палату — Бундестаг.

В конституциях многих демократических стран, особенно в послевоенное время, находит место регулирование института конституционного контроля (надзора). В европейских странах постепенно вырабатывается собственная модель этого института, отличающаяся от традиционной американской, при которой надзор осуществляется обычными судами при соблюдении обычных правил судопроизводства. В Европе стало нормой создание специального органа конституционного контроля, отделенного от органов общей и административной юстиции. Причем орган конституционного контроля, как правило, в государственной иерархий стоит выше других судебных органов, будучи единственным в стране. Этот институт получил конституционное оформление во Франции в 1946 и 1958 годах, в Италии в 1947 году, в Германии в 1948 году, Португалии в 1976 году, в Испании в 1978 году, в Польше в 1982 году, в Венгрии в 1989 году, в Болгарии и Румынии в 1991 году и т.д. Его распространение в указанный период объясняется необходимостью обеспечения конституционной законности в условиях весьма широкой правовой урегулированности общественной жизни, что делает систему законодательства, а особенно правительственного правотворчества, труднообозримой, порождая сложные проблемы толкования и применения конституционных принципов и норм.

Получают заметное развитие, как по кругу регулируемых вопросов, так и отчасти по объему, конституционные нормы, связанные с международными отношениями. Это прежде всего касается положений о внешнеполитической деятельности государства. В конституциях, принятых после второй мировой войны, нередки положения, декларирующие миролюбивый внешнеполитический курс. Наиболее заметны в этом отношении сохранившая свое действие преамбула французской Конституции 1946 года, согласно которой «Французская Республика… не предпримет никакой войны с целью завоевания и никогда не употребит своих сил против свободы какого-либо народа», а также ст. 11 итальянской Конституции и ст. 9 японской, где обе страны, потерпевшие во второй мировой войне поражение, отказались от войны как средства политики.

Эта тенденция распространилась и на продолжающие действовать «старые» конституции. В Федеральный конституционный закон Австрии 1920 года в редакции 1929 года наряду с уже существовавшим положением ч. 1 ст. 9 («Общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права») был инкорпорирован в качестве составной части Государственный договор 1955 года о нейтралитете страны. Сходную формулу объявления принципов своей внешней политики избрала и Республика Мальта, провозгласившая свой нейтралитет в Декларации 1981 года и др.

Миролюбивая тенденция в современных конституциях есть несомненный результат прогрессивных сдвигов в общественном сознании, наступивших в XX веке не в последнюю очередь вследствие создания таких средств войны, которые способны обесценить смысл любой военной победы: потери обязательно будут столь велики, что одоление противника не приведет практически к их существенной компенсации, не говоря уже о том, что применение оружия массового уничтожения грозит гибелью всему человечеству.

Развитие сотрудничества между государствами и, как следствие этого, резкое увеличение числа Международных договоров и международных организаций привели к тому, что конституционное право вынуждено реагировать на этот процесс. В конституциях все чаще появляются нормы о соотношении международно-правовых положений и норм внутреннего права. Общая тенденция состоит в признании примата международного права по отношению к внутреннему. Конституция Российской Федерации не является исключением в этой связи ч.4 ст. 15 определённо указывает на то. Что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правили, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

После второй мировой войны обозначилась еще одна тенденция в конституциях стран, участвующих в региональных интеграционных процессах. Так, в конституциях стран Европейского союза и некоторых других предусмотрены возможности передачи национальными органами власти определенных полномочий в пользу наднациональных организаций. Об этом говорят конституции Франции 1946 года (преамбула), Германии (ст. 24—25), Италии (ст.10—11), Дании (§ 20), Греции (ст. 28), Испании (ст. 93) и др.; эти нормы иногда разрешают ограничивать на добровольной основе суверенитет государства в пользу таких организаций.

Таким образом, на основании всего вышесказанного определим понятие конституции. Конституция – основной закон государства, обладающий высшей юридической силой, закрепляющий и регулирующий основы общественного строя и государственного устройства. Права и свободы человека и гражданина, систему формирования и функционирования органов государственной власти и местного самоуправления. Но можно привести и другое, более краткое понятие конституции – это основной закон государства, обладающий высшей юридической силой закрепляющий и регулирующий наиболее важные. Государственно-значимые общественные отношения. Определений в различных учебных и научных изданиях можно встретить множество. Однако, в ходе подготовке к семинарским занятиям вы должны будете определить, что общего имеется во всех определениях конституции и дать собственное понятие.

2. Форма и структура конституций

1. Форма конституций. Это способ организации и выражения конституционных норм. Такое определение представляется наиболее простым и доступным для понимания. В литературе же можно встретить более сложные определения, включающие, в частности, разделение формы на внутреннюю и внешнюю13. Для учебных целей достаточно ограничиться ознакомлением с внешней формой конституции.

Прежде всего форма конституции определяется тем, что конституция, как отмечалось, может состоять из одного или нескольких нормативных актов. В последнем случае общим для актов, составляющих конституцию, является то, что все они в равной мере обладают высшей юридической силой.

Единым и единственным конституционным актом является в соответствующей стране, например, Конституция Российской Федерации, Основной закон Германии, Конституция Испании. Напротив, конституция Швеции состоит из трех нормативных актов — Формы правления 1974 года, в которой урегулированы основы государственного строя, основные свободы и права и система государственных органов; Акта о престолонаследии 1810 года и Акта о свободе печати 1974 года. Содержание последних двух актов ясно из их названий; нельзя не отметить в данной связи то значение, которое законодатель придал свободе печати, подняв регулирующие ее административно- и процессуально-правовые нормы на конституционный уровень. В Чехо -Словакии конституция состояла из множества конституционных законов, из которых лишь один назывался Конституцией. В некоторых других странах конституционные законы, как отмечалось, уступают по своей юридической силе собственно конституции и частью ее не являются (например, в той же Швеции или Италии).

Если конституция есть единый писаный акт, регулирующий все основные вопросы конституционного характера, то ее можно определить как кодифицированную. Если те же вопросы регулируются несколькими писаными актами, мы имеем дело с некодифицированной конституцией. Кодифицированные конституции в зависимости от степени кодификации можно подразделить на развернутые и неразвернутые, хотя надо признать, что границы такого деления весьма расплывчаты. Примеры развернутых конституций дают греческая, португальская, неразвернутых — действующая французская, не говоря уже об американской. Действующую Конституцию России по ряду признаков(объем, количество глав, статей) также можно отнести к числу развёрнутых конституций. Кодифицированные конституции нередко содержат нормы, которые в других странах включены в текущее или органическое законодательство. В настоящее время нередки акты, в которых число положений, несвойственных конституциям, весьма и весьма значительно. Встречаются конституции смешанного типа. Частично они писаные и включают парламентские законы и судебные решения, являющиеся обязательными прецедентами. Частично же состоят из обычаев и доктринальных толкований. Например, конституция Великобритании включает законы (статуты), как, например, Акт о Парламенте 1911 года, Акт о Палате общин (управление делами) 1978 года, далее — судебные прецеденты (так называемое общее право), но также обычаи, именуемые конституционными соглашениями, в которых содержатся конвенционные нормы. Британская конституция эволюционирует в направлении постепенной замены обычаев и судебных прецедентов законами, принимаемыми Парламентом.

Бывают и неписаные конституции, вообще незафиксированные в документах, но они существуют обычно временно — после революций, переворотов ,и т.п., как, например, было в Румынии в первые месяцы после декабрьского восстания 1989 года. В это время, как правило, сохраняют свое действие прежние акты текущего законодательства, если не противоречат сущности и целям нового режима.

Деление конституций на писаные, смешанные и неписаные достаточно условно, поскольку и при наличии писаной конституции в стране действуют конституционные обычаи. Например, французский Премьер-министр по Конституции ответствен только перед нижней палатой Парламента — Национальным собранием, но на практике несет ответственность и перед Президентом Республики.

Структура конституций.

В данном случае речь идет об актах, имеющих кодифицированный характер, то есть, как правило, единых, и единственных — охватывающих в одном документе все нормы высшей юридической силы. Эта структура, за редким исключением, имеет стандартизированный вид: она включает преамбулу (введение), Основную часть (основное содержание), заключительные, переходные и дополнительные положения, изредка также приложения.

В преамбуле обычно излагаются цели конституции, указываются исторические условия ее издания, иногда провозглашаются: права и свободы или руководящие начала государственной политики. В этой связи весьма показательна Конституция России, где мы находим все перечисленные атрибуты. Эта часть конституции наиболее важна в политическом и идеологическом плане. Что же касается нормативной природы и юридической силы преамбул, то обычно признается, что положения преамбул правовыми нормами не являются, но имеют s нормативное значение для толкования и применения остальных положений конституции. Однако в тех случаях, когда преамбулы, содержат провозглашаемые права и свободы (как например, преамбула французской Конституции 1946 г., продолжающая действовать), они могут иметь то же юридическое значение, .что и нормы основной части конституции.

В основную часть конституции входят нормы о правах и свободах, об основах общественного строя, о системе и статусе государственных органов, о государственной символике, о порядке изменения конституции. Нормы о статусе государственных органов обычно помещаются в соответствии с принципом разделения властей: чаще всего сначала идут нормы о парламенте, затем — о главе государства и правительстве, дальше следуют нормы о судебной власти и, наконец, об организации власти на местах. Но нередко встречается иной порядок: сначала — глава государства, а в конце — орган конституционной юстиции (например, в Конституции Испании). Основной частью Конституции России мы признаем Раздел первый Конституции, включающий 9 глав, которые состоят из 137 статей и посвящены указанным выше обстоятельствам.

Заключительные положения содержат различные нормы. Здесь обычно устанавливается порядок вступления конституции в силу. Иногда, если это не урегулировано в основной части, здесь помещают нормы о порядке изменения конституции или о государственных символах.

Переходные положения определяют сроки вступления в действие отдельных конституционных норм, которые не могут быть реализованы сразу, порядок и сроки замены прежних конституционных институтов новыми. Нередко нормы, содержащиеся в переходных положениях, обозначаются не в виде статей; как сделано в основной части конституции, а в виде параграфов или еще как-нибудь, с тем чтобы показать их специфический характер. В то же время они представляют собой неотъемлемую часть конституции и очень важны для правоприменителя (особенно суда) потому, что указывают, с какого времени подлежит применению та или иная конституционная норма. Подчас в переходных положениях устанавливаются сроки для издания законов, к которым отсылает конституция, либо вообще для приведения законодательства в соответствие с конституцией. Весьма показательна в этом плане конституция России, которая в Разделе втором именуемом «Заключительные и переходные положения» в полной мере соответствует современной конституционной теории о построении и содержании данного элемента конституции.

Дополнительные положения конституции также обычно оформляются иначе, чем основная часть, и содержат толковательные нормы, отдельные исключения из общих правил, установленных конституцией, регулирование отдельных частных вопросов.

Приложения к конституциям подчас имеют важное юридическое значение. Например, в некоторых приложениях к Конституции Индии содержится распределение компетенции между Союзом и штатами. Первые, после принятия Конституции 1993г. комментарии определяли Федеративный договор Российской Федерации именно как приложение к действующей конституции России.

Писаные некодифицированные конституции не имеют какой-либо системы изложения материала, и трудно обнаружить логику в их строении. Например, три акта, составляющие конституцию Швеции, регулируют лишь вопросы, указанные в их названиях, тогда как многие вопросы конституционного характера (например, организация местной власти) не получили в них своего регулирования.

Таким образом, форма и структура конституций есть результат правового, политического, социального и др. развития конкретного общества и государства. Говорить о предпочтении вообще той или иной формы конституции представляется не уместным. В данном случае мы должны сопоставлять особенности развития и потребности конкретного общества и государства. Предлагаю самостоятельно провести соответствующий анализ формы и структуры Конституции России и на семинарском занятии озвучить свою точку зрения на сей счёт.

3. Принятие, изменение и отмена конституций

Принятие конституций. Двухсотлетняя история конституционализма выработала несколько способов принятия конституций. Общая тенденция в этом процессе — постепенная демократизация, постоянно возрастающее вовлечение избирательного корпуса. Существуют следующие способы принятия конституций.

Наименее демократический из них — октроироирование, то есть дарование конституции односторонним актом главы государства (монарха). Такие конституции в, начале прошлого века часто именовались хартиями. Такова, например, Хартия 1814 года, которую Людовик XVIII предоставил на основе собственной власти (хотя вряд ли полностью по собственной воле) французскому народу: «Мы добровольно ив силу свободного осуществления нашей королевской власти даровали и Даруем, уступили и пожаловали нашим подданным, как за себя, так и за наших преемников навсегда нижеследующую конституционную Хартию…». В более позднее время октроированными были марокканская Конституция 1911 года, японская 1889 года, абиссинская 1937 года. Монархи октроировали конституции, конечно, не по доброй воле, а опасаясь потери трона в результате народных выступлений (как теперь говорят — социального взрыва).

После второй мировой войны октроированными стали называть (по крайней мере, в советской литературе) конституции, дарованные метрополиями своим колониям при изменении формы колониального господства или при освобождении от него. Вряд ли нужно доказывать, что и эти конституции — не бескорыстный дар, а результат национально-освободительной борьбы колониальных народов.

Октроированный характер конституции внешне выражается в соответствующей — иногда развернутой, иногда весьма краткой — формуле, обычно помещаемой в преамбуле и указывающей на источник происхождения конституционного акта, как было показано в приведенной выше цитате.

Несколько особняком стоят конституции, носящие договорный характер. Такие конституции редко встречались в прошлом и почти не встречаются в настоящее время (Конституция СССР 1924г. об образовании Советского Союза). Обычно это были договоры между монархом и выборным органом, выступающим как выразитель воли всего народа. Они свидетельствовали о таком соотношении политических сил, при котором монарх уже не был в состоянии даровать собственную конституцию. Одним из первых таких договоров был Конституционный акт Вюртемберга 1819 года, в преамбуле которого указывалось, что «он будет в качестве источников иметь нашу резолюцию (короля.) и контрдекларацию земель, образующих решение по следующим вопросам». Конституция была подготовлена смешанной комиссией и одобрена выборным органом и королем. Примерно такой же характер имел и ряд английских писаных актов, принимавшихся Парламентом (Билль о правах 1689 г., Акт об управлении 1709 г.).

Возросшая роль народных масс в политической жизни привела к тому, что по порядку своего принятия большинство ныне действующих конституций являются народными, как их называли в XIX веке. Источником такой конституции является избирательный корпус, который выбирает парламент или учредительное собрание либо непосредственно одобряет конституцию на референдуме.

Чаще всего конституция вырабатывается учредительным собранием выборным органом. который имеет главной или единственной целью создание конституции, и иногда временно также выполняет задачи парламента. Обычно учредительное собрание распускается после выполнения своей задачи и поэтому может быть признано национальным представительством особого рода. Известны, впрочем, случаи, когда учредительное собрание после принятия конституции преобразовывалось в обычный парламент, как было, например, в Греции в 1975 году. В литературе встречается деление учредительных собраний на суверенные — окончательно принимающие конституцию (например, французское Учредительное собрание 1848г.) и несуверенные — вырабатывающие лишь текст конституции, который затем утверждается иным способом, чаще всего референдумом (например, в той же Франции первое и второе Учредительные собрания 1946 г.). Учредительные собрания вырабатывали конституции во Франции, Италии, Югославии в 1945—1947 годах, в Португалии в 1975—1976 годах, в Болгарии и Румынии в 1990—1991 годах и во многих других странах. Обычно такие конституции — наиболее являются наиболее демократическими.

Иногда конституция вырабатывается правительством с последующей передачей на утверждение парламента или народа.

Значение использования референдума при принятии конституции может быть различным. Одно дело, когда референдум проводится для утверждения конституции, гласно разработанной и принятой парламентом или учредительным собранием, и другое — когда народу предлагается высказаться по проекту, подготовленному келейно, в недрах правительственных структур. Очевидно, что освящение на референдуме акта, принятого парламентом или учредительным собранием, отвечает требованиям демократии, если референдум проводится в спокойно обстановке, без одностороннего давления на избирателей. Так были проведены референдумы по двум конституционным проектам во Французской Четвертой Республике в 1946 году (первый проект избиратели отклонили), референдумами были утверждены выработанные учредительными собраниями или парламентами конституции Италии 1947 года, Португалии 1976 года, Испании 1978 гида, Румынии 1991 года и мн. др.

Если же на народное голосование выносится проект, подготовленный правительством помимо парламента, а подчас и вопреки ему, то конституционный референдум зачастую превращается в плебисцит, на котором голосуется по существу доверие правительству (в «социалистических» странах — руководству компартии). Избиратели в таких условиях обычно подвергаются серьезному давлению и часто одобряют реакционные конституционные акты. Например, Конституция Франции 1958 года одобрялась избирателями в условиях острого политического кризиса, Конституция Чили 1980 года — в условиях диктатуры генерала А. Пиночета

Изменение конституций. Каждая конституция в связи с изменениями в общественной жизни, в соотношении политических сил может, а порой и должна быть изменена.

В этом нет проблемы, когда речь идет об изменениях в так называемых гибких конституциях, что достигается путем принятия обычного закона. Каждый последующий закон, содержащий конституционные нормы, изменяет либо замещает предыдущий или устанавливает положения, ранее не регулировавшиеся либо регулировавшиеся Обычным правом. Принятие последующего закона производится в том же порядке, что и предыдущего. Так изменяются частично писаные конституции (Великобритания, Новая Зеландия, Израиль) либо определенные части писаных (Индия).

Гибкие конституции — это обычно неписаные или смешанные, как в Великобритании. Однако есть и писание, кодифицированные конституции, которые не предусматривают особого порядка своего изменения. В качестве примеров можно упомянуть Конституцию Монако 1911 года, конституционные документы Саудовской Аравии (писаная некодифицированная конституция), Конституцию Ганы 1960 года.

Сложнее обстоит дело, когда нужно изменить жесткую конституцию. Жесткость конституций имеет целью обеспечить их стабильность, которая, в свою очередь, способствует укреплению их авторитета и относительному постоянству конституционного строя. Есть разные способы обеспечения жесткости конституций.

Чаще всего для изменения конституции устанавливается требование квалифицированного большинства в палатах парламента. Иногда требуется повторное голосование парламента того же созыва через определенный срок. Для изменения особо жестких конституций предусматривается утверждение поправок на референдуме или определенным большинством субъектов федерации или повторное принятие поправок парламентом Следующего созыва. Например, для изменения Конституции Соединенных Штатов Америки 1787 года необходимо, чтобы поправку одобрили 2/3 общего числа членов каждой палаты Конгресса и законодательные собрания в 3/4 (т.е. в 38) штатов. В Италии для изменения Конституции нужны два последовательных обсуждения в Парламенте с промежутком не менее трех месяцев и одобрение при втором голосовании абсолютным большинством голосов в каждой палате; если же большинство не составило 2/3 в каждой палате, то 1/5 членов любой палаты, 500 тыс. избирателей или пять областных советов могут потребовать референдума по изменению Конституции, на котором необходимо одобрение большинством действительных голосов.

Жесткость, является одной из причин неизменности таких конституций, как Конституция Японии 1946 года, Конституция Дании 1953 года.

Действующая Конституция России, безусловно, относится к числу жестких.. Порядок внесения изменений определяется главой 9 ст.ст.134-137 Конституции где говорится, что положения глав 1,2 и 9 не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием вообще, но в случае необходимости внесения таких изменений следует процедура принятия новой конституции России (ст. 134). Поправки к главам 3 – 8 принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов российской Федерации (ст. 136).

В конституциях смешанного типа различные их части изменяются по-разному. Таких конституций немного. Например, для внесения поправок в большую часть положений Конституции Мальты 1974 года требуется абсолютное большинство голосов всех членов Палаты представителей (для обычного закона нужно простое большинство присутствующих и голосующих членов Палаты). Другая часть Конституции (например, о составе и порядке избрания Парламента, о Президенте Республики) может быть изменена лишь единогласным решением всех членов Палаты. Отдельные же положения Конституции изменяются решением двух третей всех членов Парламента с последующим утверждением на референдуме.

Главная причина внесения изменений в конституции заключается в новом соотношении политических сил в обществе. реформирования жестких конституций это соотношение до измениться в значительной мере, причем изменение должно быть более или менее устойчивым.

Наиболее часто влияние изменившегося соотношения сил заметно при преобразованиях коренных положений конституций — о правах и свободах; о форме правления и т.п. Однако ее поправки, которые носят технический характер и не вызывает острой борьбы в парламенте и обществе.

В ряде конституций содержится запрещение их пересмотра в условиях чрезвычайной ситуации в стране. Конституция Франции 1946 года в ст. 94 запрещала начало или продолжение процедуры пересмотра в случае; оккупации иностранными войсками всей или части страны. Цель этой нормы — избежать повторения практики вишистского режима, во время которого 10 июля 1940 г. была упразднена конституция Третьей республики. Такое же запрещение включено в ст. 89 Конституции Франции 1958 года, а в 1968 году — в Конституцию Бельгии: «Никакой пересмотр не может производиться или продолжаться во время войны или когда Палаты не имеют возможности собраться на национальной территории».

В связи с ограничениями пересмотра интересен вопрос о внесении поправок в те нормы, которые регулируют сам порядок изменения конституции. Эти статьи изменяются, по общему правилу, в том же порядке, что и другие положения.

Однако на порядок изменения Конституции обычно влияет форма политико-территориального устройства государства. В федеративных государствах этот порядок, по общему правилу, боле сложен, поскольку в нем в той или иной степени участвуют субъекты федерации или органы, выражающие интересы субъектов. Это иногда наблюдается и в унитарных государствах, где верхнему уровню местной власти предоставляются широкие права. Об этом свидетельствуют приведенные выше примеры США и Италии. Конституция США предусматривает возможность участие штатов и в инициативе пересмотра: по требованию законодательных собраний 3/4 штатов Конгресс созывает конвент внесения поправок.

Отмена конституций. Речь здесь пойдет о жестких конституциях, ибо в случае гибких какой-либо проблемы не существует.

Чаще всего конституции отменяются в результате революций. Однако иногда послереволюционные акты оставляют в силе некоторые законоположения свергнутого режима. Например, в 178 Веймарской конституции Германии 1919 года указывалось что «прочие законы и указы Империи остаются в силе, поскольку не находятся в противоречии с Конституцией».

Конституция может отменяться в предусмотренном ею порядке в результате коренных изменений в жизни страны, когда складывается новая расстановка политических сил. Иногда в новых основных законах содержится упоминание о юридической отмене предшествующего акта. Так, Конституция Бельгии ст. 137 устанавливает: «Основной закон от 25 августа 1815 отменяется». В Конституции Российской Федерации есть соответствующие указания на этот счёт в разделе втором, где сказано: Конституция Российской Федерации вступает в силу со дня официального её опубликования по результатам всенародного голосования. День всенародного голосования 12 декабря 1993г. считается днем принятия Конституции Российской Федерации. Одновременно прекращается действие Конституции (Основного Закона) Российской Федерации – России, принятой 12 апреля 1977г., с последующими изменениями и дополнениями.

В новые конституции часто переходят многие положения прежних. Сохраняется терминология, подчас структура, фразеология, хотя в последнее время все больше наблюдаются черты схожести конституционных актов различных стран.

Исходя из вышеуказанного следует, что способы принятия, изменения и прекращения действия конституций в современном мире весьма многообразны. Это многообразие определяется, прежде всего, особенностями развития конкретного общества и государства. Каждый из рассмотренных способов в наибольшей степени должен соответствовать целям и задачам, стоящим перед конкретным государством и обществом на определенном этапе их исторического развития. С этой точки зрения предлагаю в ходе самоподготовки провести анализ и охарактеризовать соответствующие институты Конституции российской Федерации.

4. Институт конституционного контроля (надзора)

Понятие конституционного контроля (надзора). Прежде всего остановимся кратко на соотношении понятий контроля и надзора вообще, ибо в зависимости от этого мы можем говорить о конституционном контроле и конституционном надзоре. В юридической литературе по этому вопросу существуют различные взгляды, и не в последнюю очередь это различие обусловлено неодинаковым словоупотреблением в законодательстве разных стран и даже одной и той же страны.

Чаще всего под контролем понимают такую систему отношений между органами публичной власти, при которой контролирующий орган может отменять акты подконтрольного органа. Надзор же при этом понимании — это такая система отношений при которой надзорный орган может лишь обратить внимание поднадзорного органа на его ошибку — и, самое большее, Приостановить действие его акта, но, отменять или исправь акт должен сам поднадзорный орган.

Есть, однако, и другое понимание соотношения между этими двумя терминами. При этом понимании контроль есть проверка деятельности подконтрольного органа, проводимая контролирующим органом либо выборочно по собственной инициативе, по какому-то сигналу, а надзор — постоянное наблюдение деятельностью поднадзорного органа. Во избежание терминологических споров и громоздких оговорок условимся, что будем пользоваться в дальнейшем изложении только термином «конституционный контроль», имея в виду любую форму проверки на соответствие конституции акта.

Следует иметь в виду, что соответствие акта конституции (конституционность акта) — это его непротиворечие ей.. В противном случае мы придем к абсурду, полагая невозможым какое бы то ни было правовое регулирование за пределами которые установливает конституция. Ведь ни одна конституция в состоянии определить все сферы общественной жизни, подлежащие правовому, даже чисто законодательному, регулированию. Мировая практика, как правило, допускает восполнение пробелов в праве обычными законами. Такие законы не могут 6уквально соответствовать конституции, ибо регулируемая материя в конституции не отражена, но они ни в коем случае не должны противоречить конституционным нормам. В то же время неконституционность акта равнозначна его npomивоконституционности.

Считается, что сама идея конституционного контроля появилась в начале XVII века в Великобритании и была связана; деятельностью Тайного совета, который признавал законы легислатур (законодательных собраний) колоний недействительными, если они противоречили законам английского Парламента изданным для этих колоний, или общему праву. Однако конституционный контроль в современном понимании впервые появился в США.

После первой мировой войны в Европе была выработана собственная модель конституционного контроля, которая в настоящее время стала распространяться и на других континентах. Во всяком случае, ее восприняли все или почти все постсоциалистические страны. Идея европейской модели принадлежит ученому с мировым именем — австрийскому юристу Гансу Кельзену (Hans Kelsen), участнику разработки австрийского Федерального конституционного закона 1920, года, а затем члену Конституционного суда этой страны.

Для обоснования конституционного контроля использовались три основных теории. Органическая теория исходила из того, что поскольку конституция — акт учредительной власти, то акты органов, предусмотренных конституцией и обладающих властью, нижестоящей по отношению к учредительной, не должны противоречить акту учредительной власти. Институциональная теория исходит из того, что конституция устанавливает «правила игры» для органов власти, ни один из которых не должен посягать на полномочия другого, а для федеративных государств особенно важно соблюдение сфер компетенции центра и субъектов федерации. Естественно-правовая теория, или теорий общественного договора, считает, что конституция устанавливает правила для управляющих и управляемых, прежде всего гарантии прав человека и гражданина, и конституционный контроль призван следить за их соблюдением.

Естественно, что конституционный контроль возможен толъко там, где действует писаное право, в том числе писаные конституции, положения которых обладают более высшей юридической силой по сравнению с любыми другими национальными и местными правоположениями.

Особенность конституционного контроля в некоторых мусульманских странах (в частности, в Иране) заключается в том, законы и иные акты проверяются на соответствие не только конституции, но и Корану.

При тоталитарных режимах устанавливается порой политико-идеологический конституционный контроль. Впрочем, сами конституции в странах с такого рода режимами можно считать таковыми лишь условно: никакого конституционного строя там разумеемся, быть не может.

Высшим орган судебной власти по защите конституционного строя России является Конституционный Суд Российской Федерации. Конституционно-правовой статус которого определяется действующей Конституцией Российской Федерации, а более подробно статус этого органа определяется Федеральным конституционным законом «О конституционном суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г.

Объекты конституционного контроля. Нижестоящие по отношению к конституции нормативные акты, даже изданные одним и тем же органом, подчас тоже имеют свою иерархи; например, конституционные или органические законы могут обладать более высокой юридической силой, чем законы обыкновенные. Проверка обыкновенных законов на непротиворечие органическим входит в этом случае в понятие конституционного контроля. В то же время законы, принятые путем референдума, проверке на конституционность обычно не подлежат, поскольку представляют собой непосредственное проявление народного суверенитета. Но если для принятия или изменения конституции путем референдума требуется особое большинство (например, абсолютное), то законы, принятые референдумом при отсутствии такого требования, вполне могут проверяться на конституционность.

Очевидно, что на соответствие конституции должны проверяться внутригосударственные договоры. Разумеется, понятием конституционного контроля охватывается и проверка конституционности и законности актов исполнительной власти, актов самоуправления, равно как и проверка соблюдения их внутренней иерархии, вытекающей из конституционных положений. Возможна проверка конституционности правовых актов (например, договоров, завещаний и др.), которыми могут нарушаться конституционные принципы — равноправие религий, запрещение расовой дискриминации и т.д., равно как и судебных решений.

Предметом проверки в отдельных странах служит также конституционность индивидуальных правоприменительных актов.

Как отмечалось, во многих странах конституциями устанавливается примат международного права над национальным. Отсюда следует, что проверка соответствия национальных законов международным договорам также охватывается конституционным контролем. Нередко проверяются подготовленные проекты международных договоров или подписанные международные договоры до их вступления в силу. Однако сложнее обстоит дело в случае, когда имеются расхождения между действующим международным договором и конституцией. Некоторые конституции содержат нормы, направленные на недопущение таких расхождений. Например в ст. 54 французской Конституции сказано:

«Если Конституционный Совет по запросу Президента Республики, Премьер-министра или Председателя одной из палат установит, что международное обязательство содержит положение, противоречащее Конституции, то разрешение на его ратификацию или одобрение может быть дано только после пересмотра Конституции.»

И наконец, необходимо поставить еще один вопрос: может проверяться конституционность отдельных положений ее конституции. Вопрос, казалось бы, нелепый, однако все не так просто. В некоторых конституциях существуют нормы, изменяемые в еще более сложном порядке, чем остальные, или не изменяемые вообще. И предположим, что принят закон об изменении конституции, который включает в нее норму, противоречащую норме, изменяемой в этом более сложном порядке. Так соответствует новая конституционная норма конституции нет?

Можно привести возражение, что усложненный порядок изменения определенной конституционной нормы еще не означает что у этой нормы более высокая юридическая сила, чем у остальных конституционных норм. Это действительно спорная проблема. Однако, если учесть, что конституция в принципе должна содержать противоречий, то норма, принимаемая изменяемая в более сложном порядке, не может не иметь имущества перед нормой, порядок принятия или изменения которой менее сложен. Очевидно, что первая норма для конституции принципиально более важна, чем вторая.

Как вытекает из приведенного выше определения, понятием конституционного контроля охватывается также проверка на соответствие конституции действий должностных лиц. Обычно это относится к высшим должностным лицам государства — президентам, членам правительств, верховным, а порой вообще всем судьям и др. Установление несоответствия влечет обычно лишение должности по процедуре наподобие импичмента, однако следует напомнить, что к США это не относится: основанием импичмента там не служит нарушение Конституции как таковое. Очевидно, что в этом случае может встать вопрос о проверке конституционности действий, скажем, Президента в той или иной ситуации.

Объектом конституционного контроля могут стать акты и действия общественных объединений, на которые государство возложило определенные властные функции. Например, объединяющая производителей определенного рода товаров или услуг палата может быть управомочена на их сертификацию и допускать при этом запрещенную конституцией дискриминацию.

Конституционный контроль часто распространяется на создание и деятельность политических общественных объединений, прежде всего политических партий.

Виды конституционного контроля. Они могут классифицироваться по различным основаниям.

По времени осуществления конституционный контроль может быть предварительным или последующим. При предварительном контроле акт проверяется до его вступления в силу. Последующий контроль распространяется в принципе на действующие, по крайней мере, официально опубликованные, акты.

По месту осуществления конституционный контроль может быть внутренним и внешним. Внутренний контроль проводится самим органом, который издает акт, внешний — иным органом. Внутренний контроль, как правило, предварительный, хотя есть примеры и последующего внутреннего контроля. Нередко такой контроль носит консультативный характер и не исключает внешнего контроля. Внешний контроль в большинстве случаев — последующий. Во всяком случае, не принятые еще проекты актов, как правило, внешнему контролю не подвергаются.

С точки зрения правовых последствий конституционный контроль может быть консультативным или постановляющим. Решение в порядке консультативного контроля обладает моральной, а не юридической силой — юридически оно никого не обязывает и не связывает. Напротив, решение, принимаемое в порядке постановляющего контроля, обязательно, даже общеобязательно: если оно объявляет акт соответствующим конституции никакие претензии к нему в этом плане больше не принимаются если же акт объявлен неконституционным, то теряет юридическую силу. Чаще всего под конституционным контролем понимается именно постановляющий контроль.

По обязательности проведения конституционный контроль может быть обязательным или факультативным. В первом случае акт обязательно подвергается конституционному контролю, обычно предварительному. Факультативный контроль осуществляется только в случае заявленной инициативы управомоченного субъекта. Наиболее часто конституционный контроль бывает факультативным: проводится по требованию управомоченного органа или должностного лица либо же индивида, которого возникли сомнения в конституционности акта.

По форме конституционный контроль может быть абстрактным или конкретным. Абстрактный, контроль означает проверку конституционности акта или нормы вне связи с каким-либо делом. Предварительный контроль может быть только абстрактным (но не наоборот). Конкретный же контроль осуществляется только в связи с каким-то, чаще всего судебным, делом, при разрешении которого подлежат применению определенные норма или акт, оспариваемые с точки зрения конституционности. Он, стало быть, — всегда последующий. Абстрактный контроль имеет, на наш взгляд, определенные преимущества перед конкретным: позволяет шире взглянуть на проблему соотношения оспариваемого акта с конституцией, обеспечивает единство и непротиворечивость контроля и, в конечном счете, лучше отвечает идее разделения властей. Правда, конкретный контроль создает лучшие возможности для более или менее оперативной защиты прав человека.

По объему своему конституционный контроль может быть полным или частичным. Полный контроль охватывает всю систему общественных отношений, урегулированных конституцией. Частичный же контроль распространяется лишь на определенные их сферы, например, на права человека и гражданина, на федеративные отношения и т.д.

По содержанию конституционный контроль бывает формальным или материальным. При формальном контроле проверяется соблюдение конституционных условий и требовании, относящихся к изданию акта, то есть входило ли издание акта в компетенцию издавшего органа, соблюдены ли процедурные требования при этом, в надлежащей ли форме издан акт. Материальный же контроль имеет дело с содержанием акта и означает проверку соответствия этого содержания положениям конституции.

С точки зрения действия во времени, а точнее говоря — обратной силы, также наблюдаются две формы конституционного контроля. Первая форма — означает, что решение о признании неконституционности имеет обратную силу и норма или акт, объявленные неконституционными, считаются недействительными с самого начала: с момента их издания или с момента вступления в силу конституционной нормы, которой они стали противоречить. Отсюда следует, что должны быть восстановлены отношения, существовавшие до этого момента, возмещен ущерб, причиненный их изданием, и т.д. Это порождает большие сложности; а порой просто невозможно, особенно когда неконституционные норма или акт действовали длительное время. Поэтому чаще применяется вторая форма — означающая, что решение о неконституционности действительно только на будущее, а все прежние последствия действия неконституционной нормы или неконституционного акта остаются в силе.

Заключение

Исчерпав, таким образом, все вопросы лекционного занятия и уяснив для себя основные положения, касающиеся основ конституционной теории определим, прежде всего, то, что конституционное развитие Российской Федерации, Конституции России в полной мере соответствует общемировым процессам и явлениям, а содержание и структура российской конституции отвечает современным реалиям и достижениям юридической науки.

Для наиболее эффективного изучения данной темы согласно плана предусматривается проведение 4 часов семинарских занятий, на которых необходимо будет закрепить полученные на лекции и в ходе самоподготовки знания. С этой целью необходимо воспользоваться имеющимися на кафедре и в общей библиотеке института Планами семинарских занятий, где содержится не только перечень вопросов семинарских занятий, тем докладов и сообщений, но и перечень необходимой к изучению литературы и НПА.








sitemap
sitemap