Опыт составления толково-исторического словаря Гоголь Мертвые души



«EXCELSIOR — 2013»

Опыт составления толково-исторического словаря по произведению

В. Г О Г О Л Я «Мертвые души»

Сапожникова Надежда, 9 класс, МБОУ «Большесундырская СОШ»

Научный руководитель:

Ванюшкина Людмила Валерьевна

Введение

Спасите наши души! Мы бредим от удушья.

                                                                                                                В.Высоцкий

Обоснование актуальности.

Актуальность нашей работы видится в том, что 2013-й год в России объявлен Президентом Путиным Годом охраны окружающей среды. Но понятие «окружающая среда» ( как следует также из послания Главы Чувашии) «включает в себя не только природные, экологические аспекты, оно гораздо шире. Я думаю, что для каждого из нас и общества в целом особенно важным является сохранение «экологии души», основанной на базовых принципах морали и нравственности – сердечной теплоте, доброте, отзывчивости, уважении к другим людям, честности, готовности к самопожертвованию… Чтобы в душе каждого человека свет победил тьму, а добро победило зло, нужно трудиться на благо Родины, жить по закону и по совести. Только в этом залог нашего общего успеха»

Экология природы невозможна без экологии души это напоминание о проблемах охраны природы, ведь защищать природу надо не от мифических пришельцев, а от своих сограждан с деформированной душой. Душу человека надо растить осторожно, внимательно и с любовью. Другого пути у человечества нет, если оно хочет жить по-человечески.

Хочется процитировать слова психолога Т.Н. Троян, впервые употребившей этот термин. «Уважение к своим истинным желаниям и чувствам, чувствам других людей и всему живому я называю экологией души». (2007г)             

Я думаю, что слова Высоцкого, написанные о гибнущей подводной лодке, отражают положение дел на нашей планете, нашей общей подводной лодке. И это мы с вами «гибнем от удушья, и ужас режет души напополам».   Душа гибнет от переполняющего ее страха, от которого не хватает воздуха и который не дает отличить вымысел от реальности.   

Обоснование выбора объекта и предмета исследования.

Важнейшее значение в формировании духовно богатой, гармонически развитой личности с высокими нравственными идеалами и эстетическими потребностями имеет художественная литература. Объект исследования в нашей работе — Поэма Н.В. Гоголя «Мёртвые души» принадлежит к величайшим произведениям русской литературы. Творчеству Н.В. Гоголя и его поэме в частности посвящены многие исследования [ ], но сравнительно мало работ о собственно речевой ткани художественной прозы писателя.

Предмет исследования – особенности языка данной поэмы.

При чтении и изучении на уроках литературы Поэмы Гоголя «Мертвые души» , у нас часто возникали вопросы к учителю о значении того или иного слова или выражения, поэтому мы часто обращались к толковым словарям, справочным материалам, словарю Даля. Но не всегда могли найти ответов на возникшие вопросы, поэтому приняли решение о более детальном изучении произведения. Практическим выходом нашей работы станет небольшой толково-исторический словарь (опыт составления словаря) по данному произведению.

Гипотеза: Изучение особенностей языка поэмы «Мертвые души» Гоголя способствует расширению кругозора школьников, развитию их речи, историческому пониманию эпохи, воспитанию самосознания и саморазвитию личности, впоследствии экологии души (путем приобщения интереса даже слабо успевающего ученика) к наследию мировой культуры.

Курс литературы в школе основывается на принципах связи искусства с жизнью, единства формы и содержания, историзма, традиций и новаторства, осмысления историко-культурных сведений, нравственно-эстетических представлений, усвоения основных понятий теории и истории литературы, формирования умений оценки и анализа художественных произведений, овладения богатейшими выразительными средствами русского литературного языка. Именно поэтому столь важно приобщать школьников к наследию мировой культуры.

Предполагаем, что наш опыт толково-исторического словаря значительно облегчит понимание и восприятие поэмы «Мертвые души».

Таким образом были поставлены цели и задачи исследования:

Цель — изучить особенности языка Гоголя в поэме.

Задачи:

анализ и систематизация литературоведческой и методической литературы, периодики;

Подбор примеров, иллюстрирующих особенности языка.

Попытаться составить толково-исторический словарь к произведению.

Источниковедческая база исследования:



Собрание соч. Гоголя в восьми томах — т.5 – «Мертвые души» и т.7- «Статьи» и записные книжки Гоголя при жизни не напечатанные и незавершенные.

Литературоведческие статьи и монографии, посвященные жизни и творчеству Н.В.Гоголя (Золотусский И. П., Манн Ю.В., Машинский С. И. и др.);

Уучебники и программы по литературе под редакцией В.Я.Коровиной;

Словарь известного собирателя «Живого великорусского языка» Даля в 4-х томах, и

(Основными источниками для исследования послужили: Словарь известного собирателя «Живого великорусского языка» Даля в 4-х томах, и Собрание соч. Гоголя в восьми томах — т.5 – «Мертвые души» и т.7- «Статьи» и записные книжки Гоголя при жизни не напечатанные и незавершенные. )

В работе использовались следующие методы исследования:

изучение, анализ и систематизация литературоведческой и методической литературы, периодики;

систематизация и обобщение полученных результатов и выводов; сравнительно-сопоставительный анализ и синтез.

Этапы исследования и практической работы:

— первый этап – чтение и обсуждение произведения с учителем и сверстниками, изучение научной литературы по проблеме исследования, определение исходных теоретических позиций, формулирование гипотезы, цели и задач исследования;

— второй этап – опрос, сбор и анализ неясных слов и словосочетаний, необходимых для полного понимания текста

— третий этап – обобщение материалов исследования, формулирование выводов, оформление работы.



Практическая значимость исследования:

Освоен опыт составления толково-исторического словаря.

Составлены рекомендации по изучению языка «Мертвых душ» Н.В.Гоголя на уроках литературы в 9 классе.

Материал, выводы и результаты исследования, библиографический список могут быть использованы учителем в практической деятельности.

Гл. 1 . «Язык его до безумия неправильный»

(Исследователи о языке поэмы Гоголя)

Белинский первый понял самое существенное в поэме Гоголя: ее общественно-историческое значение, неотделимое от значения художественного. Белинский первый оценил и обличительное содержание поэмы, неотделимое от любви к родине.

По Белинскому, «Мертвые души» — творение чисто-русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни, столько же истинное, сколько и патриотическое, беспощадно сдергивающее покров с действительности и дышащее страстною, нервистою, кровною любовию к плодовитому зерну русской жизни; творение необъятно-художественное по концепции и выполнению, по характерам действующих лиц и подробностям русского быта, — и, в то же время, глубоко по мысли, социальное, общественное и историческое» («Отечественные записки», 1842, №2).

Семен Иосифович Машинский в книге «Художественный мир Гоголя» подробно рассматривает биографию, творческий путь писателя. Здесь исследователь затрагивает вопрос о творческой истории создания «Мертвых душ», о жанровых особенностях произведения, композиционной структуре, говорит о приемах создания образов помещиков. Исследователь говорит, что произведения Гоголя отличаются замечательным «многоголосьем». Каждый персонаж обладает тем, что сам Гоголь называл «складом речи», то есть тем своеобразием языка, которое создает полную иллюзию живого, звучащего слова, а не обозначенного лишь только знаками на бумаге. Языковая палитра гоголевских героев многоцветна и разнообразна. Стилистика речи очень точно передает их внутренний мир. У каждого из персонажей свой стилистический рисунок речи. Этой стороне писательства Гоголь придавал исключительно важное значение. Машинский отмечает, что гениальное новаторство Гоголя, сказавшееся во всем художественном строе произведений, их стиле и языке, не могло, естественно, вызвать всеобщего одобрения, оно смущало и возмущало многих современников писателя. Со всех сторон сыпались на Гоголя обвинения в засорении языка «варварским слогом», «неправильными», «грязными» выражениями, взятыми из разговорного обихода.

Гоголь ощущал великую живописную, изобразительную и пластическую силу слова. «Дивишься драгоценности нашего языка, — писал он, — что ни звук, то и подарок; все зернисто, крупно, как сам жемчуг, и, право, иное названье еще драгоценней самой вещи» [54]. Имея в виду изумительное богатство русского языка, разнообразие его форм, его красочность и многозначность, Гоголь замечает, что такой язык «сам по себе уже поэт». В метком, бойком и «замашистом» русском слове писатель видел самое яркое отражение живой души народа. На страницы его произведений хлынул мощный поток народного, разностильного разговорно-бытового языка, щедрого в своих лексических средствах, раскованного в своих стилистических формах.

Гоголь широко использует диалектные элементы, краски сословного жаргона. «Мертвые души» написаны языком, неслыханным по изобразительной силе, меткости, живописности, простоте и натуральности. «Вся молодежь, — свидетельствовал современник, — пошла говорить гоголевским языком» [54].

Некрасов очень точно назвал речь Гоголя «живою и одушевленною». Она была одушевлена близостью к разговорному просторечью, к стихии народного языка, она несла на себе отсвет того «разума слов», который Гоголь считал отличительной особенностью русского языка.

Гоголевская проза насыщена тропами и фигурами, его фраза вся переливается метафорами и сравнениями, иногда развертывающимися в широкую картину. «Он не пишет, а рисует, — говорил Белинский, — его фраза, как живая картина, мечется в глаза читателю, поражая его своею яркою верностию природе и действительности» [54].

Не случайно Иван Сергеевич Тургенев писал: “Язык его до безумия неправильный, приводит меня в восторг: живое тело”.

Большой вклад в историю изучения жизни и творчества Н. В. Гоголя внес доктор филологических наук, профессор МГУ им. М. Ю. Ломоносова Владимир Алексеевич Воропаев. Для нашей научно-исследовательской работы наибольший интерес представляют две статьи, впервые опубликованные в журнале «Русская речь»: «Пословицы и притчи в поэме Гоголя «Мертвые души»» (2002 год); «Покойника встретить – к счастью. Народные приметы в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (2008 год). По нашему мнению, эти статьи изложены в доступной форме, способны заинтересовать учащихся, привлечь их внимание к творчеству великого писателя, показать самобытность языка, стиля, поэтики художественных произведений Гоголя.

В самом начале статьи «Пословицы и поговорки в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» В. А. Воропаев напоминает нам, как было задумано произведение, какие цели ставил перед собой автор, начиная работать над поэмой. «Начал писать «Мертвых душ»… — сообщал Гоголь Пушкину 7 октября 1835 года. — Мне хочется в этом романе показать хотя с одного боку всю Русь» [30]. Очевидно, что воплощение такого грандиозного замысла требовало и соответствующих художественных средств. Воропаев подчеркивает, что в эстетике Гоголя народные песни и пословицы — важнейшие источники самобытности, невозможно понять «Мертвые души» без учета фольклорной традиции и в первую очередь пословичной стихии, пронизывающей всю ткань поэмы. Поскольку в русских пословицах и поговорках наиболее полно выразились важнейшие особенности национального характера, в «Мертвых душах» «пословичный» способ обобщения стал одним из важнейших принципов художественной типи Например, характер Манилова объясняется через пословицу: «Один Бог разве мог сказать, какой был характер Манилова. Есть род людей, известных под именем: люди так себе, ни то ни се, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан, по словам пословицы» [30]. Характеры эпизодических персонажей поэмы порою полностью исчерпываются пословицами или пословичными выражениями. «Мижуев был один из тех людей, которые, кажется, никогда не согласятся «плясать по чужой дудке», а кончится всегда тем, что пойдут «поплясывать как нельзя лучше под чужую дудку, словом, начнут гладью, а кончат гадью» [30].



Вводя пословицы в художественную ситуацию «Мертвых душ», Гоголь творчески использует заключенный в них смысл. В десятой главе почтмейстер, сделав предположение, что Чичиков есть «не кто другой, как капитан Копейкин», публично сознался, что совершенно справедлива поговорка: «Русский человек задним умом крепок». В размышлениях Гоголя о судьбах родного народа, его настоящем и историческом будущем «задний ум или ум окончательных выводов, которым преимущественно наделен перед другими русский человек», является тем коренным «свойством русской природы», которое и отличает русских от других народов.

Кроме того, полезно и интересно для учащихся будет рассмотрение статьи И. А. Орловой «Цветовая палитра в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души». Здесь исследовательница доказывает, что Гоголь первым в русской литературе очень умело использовал цвет в изобразительных целях. Орлова говорит, что «цветовая характеристика» присутствует у него почти обязательно, будь то описание какого-либо персонажа или просто предмета. Исследователь приводит слова Набокова, который раньше заметил, что Н. В. Гоголь изменил отношение к цвету, разрушил старые стереотипы и показал, что небо может быть не только голубым, заря алой, листва зеленой, тучи серыми и т.д. Только Гоголь (а за ним Лермонтов и Толстой) увидел желтый и лиловый цвета.

Нужно заметить, что мысль находит непосредственное отражение в слове. Поэтому «метко сказанное русское слово» становится свидетельством живой души простого человека, «живого и бойкого русского ума». Убогость же мысли отражается в скудности речи. Так, при внешнем многословии речь Манилова характеризуется крайней примитивностью, которую подчеркивает однообразие лексики и синтаксических конструкций («Не правда ли, что препочтеннейший и прелюбезнейший человек?; Не правда ли, какой милый человек? Не правда ли, что очень приятный человек?);

В течение многих Гоголь собирал материал для обширного словаря русского языка. Сохранился также составленный Гоголем «Сборник слов простонародных, старинных и малоупотребительных». Эти факты покажут учащимся постоянное направление творческих интересов писателя. Такое отношение писателя к народному языку определялось его отношением к народу.

Очень интересны многочисленные словарные записи Гоголя – в виде специальных материалов для словаря русского языка и отдельных заметок в записных книжках. Гоголь записывает слова, относящиеся к самым различным сторонам жизни общества: термины чиновничьи, торговые, картежные, кулинарные, ботанические, охотничьи, судебные; Гоголь записывает лошадиные и собачьи клички, названия одежды, пород птиц, названия деревьев, цветов и трав. И надо всем преобладают слова простонародные, крестьянские. Именно эти слова прежде всего имел в виду Гоголь, когда в предисловии к неосуществленному изданию словаря высказал давнее свое желание восстановить и показать «истинное значение коренных русских слов».

Дымволок (отверстие для дыма в курной избе), лебезить, чумазый, скулить, промозглый, егоза, верещать, шушера, нахрапом, шарахнуться, ржавец (болото), сквалыга (кулак), поддедюлить (украсть), шмякнуть, вихлять и множество других слов, подчас грубоватых, но на редкость выразительных крестьянских слов попадает в записные книжки писателя.

Гоголь не просто коллекционирует слова и выражения: он вникает в их изначальный смысл, выясняет происхождение, подыскивает синонимы. «Хапуга – хватало, самый сильный взяточник», записывает Гоголь. «Лебезить – ухаживать за кем-нибудь с небольшою подлостью, чтобы получить что-нибудь от него» [100].

Сам Гоголь определил жанр «Мертвых душ» как поэму, подчеркнув равноправие эпического и лирического начал. Эпическая и лирическая части отличаются по целям, которые ставит перед собой писатель. Задача эпической части — показать «хотя с одного боку Русь». В лирической части возникает положительный идеал автора. Язык лирических отступлений в «Мертвых душах» соответствует возвышенной задаче: здесь используется высокий стиль речи; средства, приближающие язык лирических отступлений к поэтическому.

Оценочная лексика, часто контрастные эпитеты (высокое – уничижительное): «…бледно, разбросанно и неприютно в тебе… слышится что-то восторженно чудное».

Высокая образность:

метафоры («Как соблазнительно крадется дремота… Какая ночь совершается в вышине… ничто не обольстит взора…»);

метафорические эпитеты («устремлен пронзительный перст; дерзкие дива природы; небо… так необъятно, звучно и ясно раскинувшееся);

гиперболы («Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?»).

Поэтический синтаксис:

риторические вопросы («И какой же русский не любит быстрой езды?»);

восклицания («Выражается сильно русский народ! Эх, кони, кони, что за кони!»);

обращения («О моя юность! о моя свежесть!.. Русь, куда же несешься ты?»);

анафоры («Что в ней, в этой песне?.. Что пророчит твой необъятный простор? Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли?.. Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?»);

повторы («Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда: «черт побери все!» — его ли душе не любить ее? Ее ли не любить, когда в ней слышится что-то восторженно-чудное?»);

ряды однородных членов («И опять по обеим сторонам столбового пути пошли вновь писать версты, станционные смотрители, колодцы, обозы, серые деревни с самоварами, бабами и бойким бородатым хозяином…»);

градация («Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце?»; «Какое странное, и манящее, и несущее, и чудесное в слове…»);

инверсии («Русь! Русь! вижу тебя из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу…»).

Язык эпической части «Мертвых душ» простой, разговорный.

Речь героев индивидуализирована.

Широко вводятся:

просторечная лексика;

просторечные устойчивые обороты;

пословицы и поговорки.

Поэма «Мёртвые души», по словам самого Гоголя, созданная «не по воображению», а «по соображению» рассчитана на высокую читательскую культуру.

«В продолжение многих лет занимаясь русским языком, поражаясь более и более меткостью и разумом слов его, я убеждался более и более в существенной необходимости такого объяснительного словаря, который бы выставил, так сказать, лицом русское слово в его прямом значении, осветил бы ощутительней его достоинство, так часто незамечаемое, и обнаружил бы отчасти самое происхождение».

Нужно подчеркнуть, что все русские писатели справедливо считали неисчерпаемое богатство русского языка проявлением ясности ума и величия души русского народа. Гоголя отличала особо страстная и нежная любовь к языку, о котором он не мог говорить без восхищения: «Дивишься драгоценности нашего языка: что ни звук, то подарок; все зернисто, крупно, как сам жемчуг, и право, иное название еще драгоценнее самой вещи».

Неустанно заботится Гоголь о предельной точности словоупотребления, ищет и находит у народа выразительные слова, наиболее полно передающие суть предмета или явления. В пример можно привести запись Гоголя о крестьянском хлебопашестве:

«Хорошие всходы – коли взошло все ровно; всходы осеклись, остановились в росте; затонели – когда от бездождья листочки становятся тонки; жохнуть, пожохло – когда еще более от бездождья посохло.

Стебли хорошо разгроздились, когда взошли гроздями, в несколько стеблей; в однобылку, когда от одного зерна однобылый стебель. Всходы укрыли землю – когда все позеленело и не видно земли. Всходы завострились – когда от бездождья верхушки потонели и подсохли… Рожь, ячмень, пшеница колосятся, когда из трубки показывается колос. Овес мечется, а не колосится… Просо не колосится, а кистится».

Гл. 2 . «Язык неслыханный по своей естественности»

Жанр «Мертвых душ»– поэма, а лексика явно снижена, хотя мы знаем, что для поэмы характерен скорее возвышенный стиль с соответствующей лексикой.

Язык лирических отступлений в «Мертвых душах» соответствует возвышенной задаче: здесь используется высокий стиль речи; средства, приближающие язык лирических отступлений к поэтическому.

Оценочная лексика, часто контрастные эпитеты (высокое – уничижительное): «…бледно, разбросанно и неприютно в тебе… слышится что-то восторженно чудное».

Высокая образность:

метафоры («Как соблазнительно крадется дремота… Какая ночь совершается в вышине… ничто не обольстит взора…»);

метафорические эпитеты («устремлен пронзительный перст; дерзкие дива природы; небо… так необъятно, звучно и ясно раскинувшееся);

гиперболы («Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?»).

Поэтический синтаксис:

риторические вопросы («И какой же русский не любит быстрой езды?»);

восклицания («Выражается сильно русский народ! Эх, кони, кони, что за кони!»);

обращения («О моя юность! о моя свежесть!.. Русь, куда же несешься ты?»);

анафоры («Что в ней, в этой песне?.. Что пророчит твой необъятный простор? Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли?.. Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?»);

повторы («Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда: «черт побери все!» — его ли душе не любить ее? Ее ли не любить, когда в ней слышится что-то восторженно-чудное?»);

ряды однородных членов («И опять по обеим сторонам столбового пути пошли вновь писать версты, станционные смотрители, колодцы, обозы, серые деревни с самоварами, бабами и бойким бородатым хозяином…»);

градация («Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце?»; «Какое странное, и манящее, и несущее, и чудесное в слове…»);

инверсии («Русь! Русь! вижу тебя из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу…»).

Язык эпической части «Мертвых душ» простой, разговорный:

Речь героев индивидуализирована. Широко вводятся просторечная лексика; просторечные устойчивые обороты; пословицы и поговорки. В устах гениального писателя все эти слова, разговорные обороты речи, явные грамматические неправильности рождают, как сказал В. В. Стасов, язык “неслыханный по своей естественности”. Некоторые слова, которые мы брали в ходе чтения и обсуждения.

взбутетенить, забранки загинаешь, пришпандорь, скалдырник, повеликатней, корячиться, как корамора, такая потьма, неавантажная, побратима с медом, бочковатость ребр, незачем бабиться, во всю пропалую, субдительный суперфлю, всё из обезьянства и т.д., а затем отмечают, что слова эти, скорее всего, являются яркими авторскими неологизмами – вспомним Лескова! – и относятся к разговорной просторечной лексике).сочный, красочный и убедительный.

Гл. 3 Опыт составления толково-исторического словаря.

ВзбутетенитьВздуть, отколотить, побить (Ушаков)

Забранки ед.забранка — это брань, ругательства. Пригибать забранку, забранки означает — произносить носить какое-либо ругательство.(словарь редких и забытых слов. (Источник: Забранка — Словарь редких и забытых слов русского языка http://www.zabytye-slova.ru/zabranka

Скалдырник — скупердяй, жила, жмот, скопидом, сквалыжник, скаредник, скряжник, скундыжник, скряга, жадюга, скупец, сквалыга, скупой, скаред, скважина, копеечник, жадина, выжига, сквалдырник, скалдыра (словарь русских синонимов)

Скородумки – блины

Гл. 1. Слова

Будочник – сторож, , полицейский нижний чин, живущий в городовой полицейской будке. (толковый словарь Даля)

Бостон – род

Манишка- бельевой нагрудник, под жилет.(толковый словарь Даля)

Сбитенщик- продавец сбитня, горячего напитка на меду с пряностями. Сбитень либо готовили в СА

Форейтор — кучер, сидящий верхом на одной их передних лошадей при запряжке кареты цугом. (М. Г. Качурин) 

Словосочетания Аршавский портной — искаж. Варшавский, такая вывеска- средство привлечения заказчиков. (М. Г. Качурин) 

Демикотоновый сюртук- верхняя мужская одежда (двубортная, с отложным воротником и юлами до колен) из плотной бумажной материи. (толковый словарь Даля)

Канифасовые панталоны – брюки из легкой бумажной материи (канифаса).(М. Г. Качурин)

Коллежский советник- чиновник 6- го класса, по существовавшей в дореволюционной России «Табели о рангах»; чин, как говориться далее, «не слишком большой, но и не слишком маленький»; приравнивался к чину полковника в армии. Всего в «Табели о рангах» было 14 классов. (М. Г. Качурин)Присутственные места- помещения, где находились государственный концелярии, в данном случае – губернские палаты. (М. Г. Качурин)

Сам шест и сам сём – вшестером и всемером. (М. Г. Качурин)

Гл. 2. Слова

Кляч- полка, за которую тянут бредень. (толковый словарь Даля)

Негоция – торговая сделка. (толковый словарь Даля)

Потрафить – угодить. (толковый словарь Даля) Постичь – обнять умом, уразуметь, понять, проникнуть разумом, дойти разумом до чего –то; быть в состоянии объяснить, растолковать. (толковый словарь Даля)

Рогожа- это ткань, плетёнка камышовая, на стулья, ткань волосяная, на сита; сплошная золотая и серебряная ткань на военные погоны и оплечья (эполеты) (толковый словарь Даля)

Чубук – деревянная дудка, на которую насаживают табачную трубку. (толковый словарь Даля)

СловосочетанияКупчая крепость – документ на право владения купленным имуществом.

(М. Г. Качурин)

Фемистоклюс и Алкид – детям Мониловых даны имена, которые должны были напомнить о героях древности – Фемистокле (государственный деятель Афин в V веке до н. э.) и мифическом Геракле (у которого было и другое имя – Алкид) (М. Г. Качурин)

Гл. 3 Слова Армяк — кипорная ткань верблюжьей шерсти, выделываемая большей частью татарами. (толковый словарь Даля)

Варвар – человек необразованный, грубый, невежда и невежа. (толковый словарь Даля) 

Гнедой – красновато – рыжий. (толковый словарь Даля)

Неавантажная – не: выгода, преимущество, перевес и большина. (толковый словарь Даля)

Потьма – тьма, темь, темнота, мрак, потемки. (толковый словарь Даля)

Побратима – деревянный шарообразный сосуд для варенья или меда (из записной книжки Гоголя) (М. Г. Качурин)

Пономарь – служитель в церкви читавший в время служб тексты из религиозный книг и не редко делавший это привычной скороговоркой. (слова Фамусова: «читай не так, как пономарь…») (М. Г. Качурин)

Заключение

В заключение хотелось бы сказать, что поэма Н.В. Гоголя «Мёртвые души» — истинно русское национальное произведение, ставшее олицетворением своей эпохи. Возрождение духовности в современном обществе связано с установлением общечеловеческих нравственных, эстетических, гуманистических и гражданственных ценностей. В этой связи особую значимость приобретают вопросы современного прочтения произведений русской классики и поиск новых эффективных путей их школьного рассмотрения, учитывающих художественную специфику произведений и способствующих духовно-нравственному, интеллектуальному, эмоциональному, литературному развитию современных школьников, повышению их эстетической восприимчивости и интереса к русской классике.

Так, ещё В.Г.Белинский справедливо отмечал: «Мертвые души» не раскрываются вполне с первого прочтения даже для людей мыслящих. «Мертвые души» требуют изучения».

Мы определили основные моменты, на которых обязательно нужно остановиться при анализе языка поэмы (оценочная лексика, часто контрастные эпитеты; высокая образность: поэтический синтаксис; просторечная лексика; просторечные устойчивые обороты; пословицы и поговорки; приметы и др.), в противном случае не получится комплексного и полноценного анализа произведения.

В ходе работы мы сделали вывод, что анализ языка при изучении литературы в школе должен проводиться в процессе углубленного проникновения в текст произведения.

Список использованной литературы

1.Литература. 9 кл. Учеб.-хрестоматия для общеобразоват. учреждений. В 2 ч. Ч. 1 / В. Г. Маранцман, М. А. Бабурина, М. Г. Дорофеева и др.; под ред. В. Г. Маранцмана. – 2-е изд. – М.: Просвещение, 2003. – 352 с.

Литература. 9 кл. В 2 ч. Ч 1: учеб.-хрестоматия для общеобразоват. учреждений / Т. Ф. Курдюмова, С. А. Леонов, О. Б. Марьина; под ред. Т. Ф. Курдюмовой. – 9-е изд., стереотип. – М.: Дрофа, 2006. – 269 с.

Литература. 9 кл.: .-хрестоматия для общеобразоват. учреждений с углуб. изучением лит. / А. Б. Есин, М. Б. Ладыгин и др. – 5-е изд., стереотип. – М.: Дрофа, 2006. – 491 с.

Маранцман В. Г. Литература: 9 кл.: учеб. пособие для общеобразоват. учреждений. – 7-е изд. – М.: Просвещение, 2000. – 444 с.

Айзерман Л. Павел Иванович Чичиков на рубеже веков и тысячелетий // Русская словесность. – 2002. – №3. – С. 21 – 28.

Бахтин М. М. Эстетика словесного искусства. М., 1979. — 423 с.








sitemap
sitemap