О душе моего народа



«Душа моего народа»… Эти слова заставили меня задуматься. И, правда, какая «душа» у «моего» народа? Слово «душа», что же оно обозначает? Я открыл Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова. В словаре есть много толкований слова «душа». Одно из значений этого слова звучит так: внутренний, психический мир человека, его сознание, а другое — то или иное свойство характера, человек с теми или иными свойствами.

Я считаю, что слова «душа моего народа» означают внутреннее психологическое настроение народа, и так как я нивха, то «душа моего народа» для меня – это душа нивхского народа. Мне так и хочется воскликнуть: «Народ мой! Я часть тебя, потому что я взращен на твоих преданиях, на твоих думах и песнях. Я часть души моего народа, находящегося в поисках счастья и любви, спасённого остатком своим ради жизни и благополучия детей своих, будущих поколений, на которых возложена миссия возрождения души нивхского народа».

Народ  тогда ощущает себя единым, когда его объединяет нечто общее, что мы именуем  душой  народа. На мой взгляд,  душой   народа  некогда было особое бытие с устоявшимся укладом жизни, способом ведения хозяйства, традициями и культурой, которая включает в себя своеобразную народную одежду, игры, песни, обряды.

Есть ли что ценнее в народе, чем его душа?

Самая большая ценность народа — язык, на котором он говорит и думает. Вся сознательная жизнь, вся история народа проходит через него. Как только возникает угроза родному языку (его осквернение), реальной становится и угроза существованию народа. Долгое время у нивхов не было письменности. Сейчас же мы можем увидеть в нашем школьном музее букварь и арифметику, выпущенные в 1932-33 гг. на основе латиницы. Современные учебники по нивхскому языку представлены двумя диалектами.

Поражает, насколько необычен фонетический строй одного из удивительнейших языков планеты. Языка, который в целях сохранения уже давно изучают студенты-этнографы соседней Японии, Голландии и некоторых других стран.   Уже в детских садах дети говорят по-русски, потому что людей коренных национальностей среди воспитателей совсем мало, и в основе своей они работают нянями, уборщицами. В школе родной язык преподают лишь в начальных классах. В результате дети начинают стесняться своего происхождения. А у нас родного языка не знает даже молодежь. И не понимает такой простой истины, что даже малочисленный народ с его языком, культурой, традициями является частью мировой цивилизации. Потеря всего этого будет невосполнимой для всего человечества. Малые народы погибнут, если не сохранят родной язык, традиционную культуру и традиционный промысел. Что же наблюдается у малочисленных народностей Дальнего Востока? Быстро утрачивается родной язык, как главный признак принадлежности к определенному этносу. Потеря языка — это трагедия народа, и процесс этот идет.

Нивхи – народ, обладающий самобытной музыкальной культурой, уходящей своими корнями в глубокую древность. Предки нивхов населяли северный Сахалин еще в эпоху неолита. К концу Х1Х века, когда началось активное освоение русскими Дальнего Востока, его коренные жители находились на стадии родового строя и имели богатую духовную культуру.

В ХХ веке происходило постепенное ослабление и угасание традиционной культуры, что связано с изменением социальных условий, влияние инородных культур. В последние десятилетия ощущался всплеск национального самосознания, усиление интереса к народным традициям. К великому сожалению, многое уже утеряно безвозвратно. Пока не поздно, надо сохранить те крупицы уникальной культуры, которые еще можно восстановить.

Как это сделать?

Национальная культура нивхов — самого многочисленного на Сахалине из коренных народов — сохранилась наиболее полно. Те, кому за пятьдесят, знают родной язык, хорошо помнят традиции, бытовавшие когда-то у предков.

Духовная жизнь нивхов разнообразна и интересна. Нивхи в процессе длительного исторического развития создали своё изобразительное искусство, сохранив первоначальные взгляды на природу. Они стали творцами различных жанров устного народного творчества, красочного орнаментального искусства. На первом месте в нивхском фольклоре стоит природа. Вся природа — деревья, реки, птицы, животные обладают человеческими чертами, чувствами, действиями, обычаями.

В фольклоре нивхов выделяют 12 самостоятельных жанров: сказки, предания, лирические песни и т.п. Фольклорный герой нивхов — безымянный, он борется со злыми духами, выступает на защиту обиженных как поборник добра и справедливости. В давние времена нивхский фольклор был хорошо развит, сочинялись мифы, легенды, сказки — фольклор нивхов процветал! В данное время нивхская молодежь не верит в чудеса, и потому, наверное, этот вид творчества пришел в упадок. А ведь созданные народом творения так красивы! Об этом говорит и первый нивхский писатель.

Владимир Сангиосновоположник нивхской литературы. Это имя известно каждому нивху. Трудно было представить, что этот еще очень молодой, высокий, стройный, с шапкой густых волос, стремительно ворвавшийся на литературный небосклон 60-х годов человек, сразу войдёт в число самых интересных и читаемых писателей.

Имя Владимира Санги входило в мою жизнь с детскими книжками, в которых поэтичные нивхские легенды обрели плоть. Потом я узнала о его рассказах, повестях, романах. Описания одежды, особенностей быта и других этнографических признаков нивхов присутствуют в его произведениях, но В.М. Санги, не пренебрегая и такими подробностями, основное внимание переключает на иные моменты, связанные с духовным миром людей, их манерой понимать и истолковывать явления жизни, строем их речи. В творчестве писателя мы можем увидеть всю широту его души, все его жизненные интересы и ценности. Конечно, в эти ценности входит его родной народ – нивхи, литература, активная политическая и культурная деятельность. Ради этого он жил, творил, стремился к благосостоянию и процветанию малочисленных народов Севера.

Передо мной три фотографии этого писателя. Одна из них помещена в его книге «У истока». Обращает на себя внимание взгляд Владимира Санги. Он притягивает, как магнит, пронизывает насквозь и будто пытается проникнуть в душу. От него трудно оторваться – в нем затаилась мудрость. Такое ощущение, что эти глаза смотрят на тебя сквозь глубину веков. В них чувствуется упорство и сила воли.

Именно эти качества помогли, по моему мнению, Владимиру Санги записать исключительно редкие образцы мифов, в том числе тотемных, исторические и родовые предания, лирические песни и другие жанры. Возможно, это неслучайно… В его произведениях живёт душа нивхского народа.

Где ещё живёт душа народа?   В бесценных музейных экспонатах ещё живёт частица прежней  души  народа. Если это исчезнет, то уж навсегда. Конечно же, необходимо проводить сбор материалов.

В Некрасовской школе-интернате есть небольшой этнографический музей, вмещающий 400 единиц хранения. Материальная культура северян, представлена различными орудиями труда и быта есть образцы национальной вышивки мастериц, разнообразная посуда, выполненная из бересты и дерева, украшенная определенным орнаментом, два макета летнего и зимнего жилища нивхов. Эти два макета всегда привлекают внимание посетителей: люди старшего поколения, глядя на них, вспоминают детство, а молодые получают представление о жизни предков в далекие времена. П.С.Большаков подарил музею чучела птиц и нерпы.

Музей представлен культурой не только нивхов, но и эвенков. Декоративно-прикладное искусство нивхов — особая история. Мастера, получившие в детстве уникальный опыт, сегодня развивают его и передают молодым. Ребята пополняют и сохраняют фонды музея, привлекают к участию в работе кружка других; считают, что они повышают интерес к истории народа, способствуют сохранению наследия, развитию самосознания; занимаются сбором и обработкой фото, видео, аудиоматериалов.

Не менее важно пропагандировать народное творчество, в том числе песенное и музыкальное.

Таким своеобразным транслятором, светочем, пропагандистом культуры, истории и быта нивхского народа стал ансамбль «Пила к ‘ен» («Большое солнце»). Оно взошло из глубин национальных традиций малочисленных народов Севера благодаря людям, глубоко неравнодушным к вопросу: быть или бесследно исчезнуть самобытной культуре такого небольшого северного народа, как нивхи. Танец, как ничто другое, способен передать красоту народа, его своеобразие, его дух. Недаром говорят, что танец — это душа народа. Народный ансамбль «Пила к ‘ен»- гордость Сахалинской области-приобрел мировую известность. История «Пила к’ ен» хранит калейдоскоп великолепных театрализованных представлений, поездки на ВДНХ, встречи иностранных гостей, гастрольные поездки. Под своеобразные звуки национальных музыкальных инструментов плетут участники ансамбля красочный узор танца.   И музыка, и красочные костюмы, и танцевальные движения завораживают, рождают сказку. Большое солнце греет нашу землю, одинаково ласково освещая и крупные города, и маленькие села, дарит жизнь людям. Здесь поют, танцуют, играют на музыкальных инструментах около пятидесяти человек: и убеленные сединами, и совсем юные. Поистине золотой фонд – бабушки: Л.П. Эдуско, В.Е.Хейн, А.П. Котан, К.Н.Чирик, О.А. Няван, З.И. Агнюн. По 10-20 лет отдали они ансамблю, показывая нивхские танцы и обряды, исполняя их вместе с молодежью. Они были хранительницами и исполнительницами фольклора. Их сейчас нет с нами, но живы в памяти людей воспоминания о них. На смену бабушкам, старшему поколению ансамбля приходит молодежь. Настоящее ансамбля нельзя считать безоблачным. Занятия коллектива проходят в помещении, не приспособленном для этого; не хватает костюмов (почти все сгорело при пожаре), но пока ансамблем руководят неравнодушные люди, он живет. «Пила к ‘ен», по-прежнему, активный участник праздников, фестивалей, выполняющий свою миссию: развитие и пропаганда, сохранение культуры КМНС и традиций.

Когда-то выдающийся русский драматург А.Н. Островский точно подметил, что песня — душа народа. Сахалинским областным краеведческим музеем и Центром народного творчества собран богатый архив фотографий, аудио- и видеозаписей, на которых зафиксированы старинные обряды и ритуалы. Созданы и нотные сборники с нивхскими ритмами и мелодиями. Словом, молодежи есть на чем учиться. Другое дело, что современному человеку далеко не просто влиться в древнюю культуру, почувствовать себя с ней единым целым. К примеру, ритуальный танец тигдь — подражание медведю — могут исполнить только старики. Этой особой пластике не научишь, она должна быть в крови. Так же как и не научишь горловому пению, требующему особого чутья.

Даже собравшись на семейный праздник, мы уже редко-редко вспоминаем старые нивхские песни. Зачастую просто не знаем, не помним их, а ведь именно в них частица нашей  души. Наверное, каждый, кто хоть раз слышал нивхскую песню, чувствовал полноту  души, всеобщее единение, когда всё окружающее становилось удивительно родным и близким. Лариса Лукинична Иванова — одна из немногих исполнителей, владеющих секретом импровизации, создатель народных песен. Когда умерла последняя нивхская шаманка Зоя Агнюн (национальное имя Шойгук), Лариса Лукинична написала удивительную песню-плач. Исследователи говорят, что это своего рода шедевр народного музыкального искусства. Когда же слышишь песни в её невероятно прекрасном исполнении, душа замирает, скорбит, радуется и уносится в заоблачную высь…Только некоторые более выдающиеся люди оставляют после себя след в жизни человечества. Так хочется, чтобы в моём народе было больше таких людей.

Что же такое душа народа? Душа народа, по – моему, это прежде всего его вера, его язык, его образование, его творчество, вообще все те его духовые способности, которыми он себя обнаруживает, все те его духовные сокровища, которые он себе приобретает и вкладывает их в казну духовной жизни всего человечества. Душа народа светла, в ней таится сила, способная справиться с любыми невзгодами, способная возродить любовь и сострадание, способная принести мир всем. Понимая важность сохранения наследия прошлого, что мы можем сделать сегодня?   Собирать песни, сказки, легенды. Принять все меры к их изданию, углубить работу с фольклорными ансамблями. В национальных поселках создать этнографические музеи.

У нашего Севера есть своя история. Всякая история жива памятью. Памятью, которая не только в учебниках, но и в самом народе, его песнях, легендах, национальных промыслах, в музыкальных инструментах, искусстве и быте, в деревянных строениях-избах, лабазах, своеобразных избушках на курьих ножках.Под морозными звездами, в ледяной стуже, в комарином звоне наши северные народы создали уникальные памятники культуры, возраст которых — четыре-пять тысячелетий. Корни этого искусства живы и сегодня, живы и мастера. Этих мастеров мы знаем в лицо, работаем с ними, чтобы передать их искусство будущим поколениям. А говорить о наших проблемах нужно. Думать, что искусство народностей Севера отжило свой век противоестественно. Хочется надеяться, что оно не умрет, а найдет в своем развитии новые формы, имеющие историческую перспективу, как и Север, имеющий свою историю.Я думаю, что необходимо сделать всё, чтобы молодежь не забывала своих корней, своего языка, чтобы песни моего  народа  продолжали жить в будущих поколениях.   Нельзя потерять душу!

Чем можно заменить душу народа? Действительно ничем. Тот народ наиболее несчастен, который не знает, не понимает свою душу, не заботится о ней.

Мы же стали забывать, кто мы и откуда. Только сейчас кое-кто спохватился, стали составлять свои родословные, узнавать, кто были деды и прадеды, чем они занимались.

Коренные люди Севера — народ выносливый, мужественный, терпеливый. Им всегда были присущи такие качества, как честность, открытость, искренность.

Древность культуры моего народа корнями уходит в глубину веков. Все это время коренной малочисленный народ существовал в гармонии с природой. Непроходимая, могучая тайга, долины рек были своеобразной экологической нишей, определявшей быт, уклад, традиционные занятия аборигенов.

Не было им равных и в рыболовном промысле. Вся жизнь народа Севера была сопряжена с древними традициями предков.

Приход цивилизации в наши края открыл перед малочисленным народом Севера невиданный и стремительный мир индустриализации, дал возможность стать равными созидателями достижений людей всей Земли.

Но вместе с тем, цивилизация отняла и самое дорогое — национальный колорит жизни аборигенов Дальнего Востока. Народный эпос стал бесценным кладом для самих коренных народов. Исчезает живость и красота языковой культуры, уходят из жизни последние шаманы, выражавшие мировоззренческую философию. Все меньше аборигенов посвящают свою жизнь занятию традиционными промыслами. Невидимая нить, соединяющая природу с народами Севера, может в любое время оборваться.

Быть ли малочисленным народам Севера, национальная самобытность, язык и культура которых не выдерживает «натиска цивилизации»? Можно ли сохранить богатства родной земли, многовековые обычаи предков, этнические особенности?

Нивхи, один из малочисленных народов Сахалина, постепенно растворяются в современной цивилизации. Молодое поколение в массе своей практически не знает родного языка. На этом жизненном витке у нивхов все по-другому: и реки мельче, и животных меньше. Появляется много смешанных браков, в которых не всегда хранятся добрые традиции и самобытность народа, ценность которого заключается в том, что деды и прадеды всегда жили в согласии с природой, понимали ее законы и старались не нарушать их. У нивхов уже перевелись шаманы, которые лечили людей и умели общаться с духами природы. Многое из того, чем раньше жили наши предки, можно восстановить лишь в памяти. Но, думаю, что все наши беды временные. Трудности текущей жизни пройдут, и все, что вокруг, изменится, как это бывало на протяжении веков. Главное – за житейскими заботами не погасить огонь души.



Душа моего народа – это его песня, танец, язык, творчество, духовные сокровища.

МОШИ школа – интернат

среднего полного (общего) образования

с. Некрасовка

Эссе

О «душе моего народа»

Выполнил:

ученик 9 класса

Лемчин Михаил

Руководитель:

Дранкина Татьяна

Николаевна,

учитель русского

языка и литературы

с. Некрасовка

2009г.








sitemap
sitemap