Небесный шпиль



Краева Мария,16 лет

Г.Богородск Нижегородская обл. Россия

Руководитель Наталья Владимировна Чернова

Небесный шпиль

«- Звездолёт «Кастра» приближается к нам! – крикнул Бил Вимерс, сидя на кресле около пульта управления. Он напряженно смотрел на монитор и никак не мог поверить, что их засекли так далеко от радаров. На экране мигало красное пятно, которое неумолимо приближалось.

— Бил, включить невидимое поле! – скомандовал мужчина в кожаной шляпе.

— Это невозможно, сэр! – ответил парень. – Нас заблокировали. Заблокирована так же аварийная система и главный реактор. Не знаю, сэр, как мы ещё летим! Разумней всего совершить прыжок…

— Прыжок? – выдохнул мужчина и посмотрел в окно, где биллионы звёзд горели не жёлтым, не оранжевым, а ярко-синим пламенем. Они словно утопали в беспроглядной мгле. Неужели за этими звёздами нет ничего, кроме отчаяния..?

— Я знаю, сэр, — почти прошептал Бил. – Это… катастрофа!

И он усмехнулся. Слишком комическая ситуация: никто не думал, что раксоны смогут засечь их даже при защитном поле!

— Но если мы не сделаем этого – мы умрём, — твёрдо сказал парень и сжал челюсть, будто сдерживался от внутреннего крика.

— Мы все когда-нибудь умрём, — сказал мужчина и улыбнулся. – Но не сейчас.

Лицо Била стало более живым от его широкой улыбки – надежда есть, раз капитан корабля – Лизберн Дроут – решил жить.

Капитан подошёл к пульту управления и сел на кресло, будто за ними не гнался корабль.

— Но сначала мы угостим наших гостей, — злобно пробормотал Дроут. – Всем приготовиться к атакующему режиму! Майк!

Он крикнул куда-то назад.

— Да, сэр! – из кабины выглянул молодой парень в кепке, весь чем-то перемазанный.

— Майк! Подготовь к запуску ракеты, — приказал капитан и что-то нажал.

— Есть, — Майк трусцой побежал к другому пульту, сел на кресло и вытер нос грязным рукавом – Сейчас всё будет сэр. Поджарим их крылышки…

Пока Майк, как мотор, нажимал кнопки, Бил смотрел на радар. Красное пятно странно стало себя вести, оно будто торжествовало.

— Капитан! Кажется, «Кастра» хочет тоже нас немного поджарить.

Дроут нажал на большую синюю кнопку, и прямо перед его носом появилась голограмма вражеского корабля. Корабль запустил ракеты. Ракеты, сооруженные раксонами на Земле – «умные» ракеты, ракеты-убийцы.

— Ах так, хорошо, букашки, будем играть по вашим правилам, — процедил капитан и крикнул, что есть силы, хотя все его прекрасно слышали. — Запустить защитное поле! Выпустить ракеты! Пусть у них повылезают все глаза, не знаю, сколько там у них! Покажите им, что значит «люди»!

Дроут весь покраснел от злости. Он вскочил с кресла и выбежал из кабины. Он побежал по коридору, чтобы предупредить остальных членов команды. Из-за отключения главного реактора, все спутниковые чипы перестали работать, поэтому капитану пришлось самому навестить остальных.

— Ри-и-ик! – кричал капитан. В моменты, когда решается судьба, Дроут удивительно кричит. – Джо-о-ордж! Все сюда!

Из отсека с продуктами стали слышны недовольное чавканье и шаркающие шаги.

— Чего? – из кабины появилось недовольное лицо крупного загорелого мужчины – Джордж. Просто Джордж.

— Ты вообще в курсе, что в нас летят ракеты? – спокойно спросил Дроут, прислоняясь к стенке. Глаза Джорджа расширились. По логике вещей, он должен был потом ахнуть или закричать, броситься к главному отсеку или просто не жевать в этот момент, но ведь это Джордж…

— Когда? – тупо спросил он и откусил бутерброд. Терпение капитана заканчивалось. Внутри у него всё уже кипело и было готово вот-вот вылиться наружу.

— Сейчас, — последние капельки самообладания. Дроут сжал кулаки.

— И… – протянул Джордж. – Кто это сделал?

Капитан нервно засмеялся.

— Через 4 минуты мы умрём, но если ты хочешь доесть бутерброд – я подожду!!!

Джордж залез обратно в кабину и начал нервно одеваться, при этом весело шепча:

— Мы опять умрём! Как давно этого не было!

Дроут оставил Джорджа и побежал к другой кабине. Сердце учащённо билось. Он старался показывать своё безразличие ко всему происходящему, но внутри у него всё «танцевало сальса».

— Рик! Скорее к главному пульту управления! «Кастра» перешёл к активным действи…



Но он не успел договорить, так как в него врезался Рик. Его очки упали, и он резко нагнулся за ними.

— Только не наступи! – сказал Рик и начал беспомощно хлопать по полу в поисках своих очков. Дроут увидел два огромных стекла около своих ног – очки Рика. Он их поднял и отдал парню. Нет, правильней всего, его надо назвать врачом. Просто Рик и «парень» никак друг к другу не подходят. Он просто натуральный врач. И никак больше.



— Быстрее, Томпсон, — прорычал Дроут, отдавая очки. Рик нацепил их, похлопал глазами и спросил:

— А откуда «Кастра» вообще здесь? Как они нас нашли?

Эта детская невинность до того разозлила капитана, что он просто вцепился себе в руку, только бы не сорваться. Нет, всё-таки сорвался.

— Да что вы, чёрт возьми, вообще на корабле делаете? – возмущенно закричал Дроут. – Где вы шляетесь!? Мы умрём вот-вот, уже через 3 минуты, а вы даже не в курсе!

— Да я это… читал книгу 25 века. Между прочим – расцвет книг! – с вызовом сказал Рик, и его лицо стало похожим мел: он хоть и был храбрым, но боялся Дроута до ужаса. Глаза капитана же метали молнии. Он схватил Рика за рукав и потащил за собой.

— Эй-эй-эй! – только и мог сказать Томпсон. Говорить что-либо ещё он не решался.

Дроут и Рик вошли в главный отсек. Здесь уже все собрались.

— Капитан, защитное поле отказало, — сказал Бил упавшим голосом. На мониторе мигал красный восклицательный знак.

Дроут резко остановился. Всё. Последняя надежда исчезла как мираж. Всё, что можно, заблокировано.

— «Нас ждёт отчаяние небес…», — процитировал кого-то Рик, смотря в иллюминатор.

Все замолчали. Был слышен лишь гул двигателя и монотонный равнодушный отсчет до полного уничтожения. Минута. Одна минута. Всего одна минута. Но именно эта минута решит всё.

Дроут медленно подошёл к своему пульту, ничего не видя перед собой, осторожно сел в кресло и замер.

— Сэр? – тихо позвал его Майк. – Сэр, что нам делать?

Но Дроут молчал. Надежда. Она есть. Где-то, но не здесь. Казалось, вся его жизнь была посвящена космосу, вселенной, побегам из тюрем, погоней за раксонами или от них, и вот так вот всё закончится. Хотя, умереть от рук врагов, на своём родном корабле, со своей странной, но любимой командой – это всё, что нужно для достойной смерти. Но вдали от дома. От дома, которого нет.

— От дома, которого нет, — прошептал Дроут, и все встрепенулись.

30 секунд.

— Чего? – удивлённо спросил Джордж. Дроут медленно поднял голову, и в его глазах что-то мелькнуло, что-то неуловимое, безумное.

— Сэр, — сказал Бил, восхищённо глядя на капитана. Он понял. Надежда есть!

— Я не знаю, что будет, — сказал Дроут, всё ещё смотря куда-то вдаль. – Возможно, мы попадём прямо к красному гиганту, или нас разорвёт что-нибудь ещё, но… Чёрт возьми! Это надо сделать! Умереть? Сейчас? Я ещё не пробовал новые орешки у меня в курточке! Поэтому… Прыжок, господа. Прыжок».

Иногда нам кажется, что весь мир против нас. И временами так и есть, что очень печально.

Сейчас 4993 год. Страшное тысячелетие для людей. Для всех людей: и для чистых и для мутированных. Вселенная стала меньше, она объявила войну. Страшную войну без возможности выиграть. Непредсказуемое будущее. Сладкое прошлое. И жестокое настоящее.

Сколько было радости, когда ближайшую планету Земли– Марс – в 3256 году сделали пригодной для жизни. Работы велись 86 лет. Кто-то считал, что это ужасно долго, а кто-то думал, что неимоверно мало. Но первый день, когда люди высадились на Марс, селились в новых домах, смотрели на новые звёзды и восхищённо озирались вокруг, запомнился надолго. Красная планета стала новым домом. Название не стали менять.

А когда умы исследователей придумывали всё новые и новые идеи, казалось, четвертое тысячелетие должно было стать «золотым веком» человечества. Но если бы некоторые события не произошли, прогресс в науке и технике был бы намного раньше, примерно где-то в середине 32 века.

В 26 веке началась третья мировая война. Но если быть точнее, то первая атомная война, которая навсегда застряла в памяти людей. Вместо 8 миллиардов человек на Земле стало 3 миллиарда. Тогда, Антарктида ушла на дно от бесчисленных взрывов атомных бомб. Каждая страна стремилась заполучить этот неизведанный континент из-за новых неизвестных ранее ископаемых. Этот период назвали «Ледяной лихорадкой». Уровень океана резко поднялся – затопило Австралию, восток Южной Америки, Юг Северной Америки, почти всю Евразию и Африку. Это было самое страшное событие в жизни человечества, которое можно только представить.

Но со временем, вода начала опускаться, и былые континенты вновь появились на карте. К сожалению, они изменились, изменился и климат Земли. Радиация заставила мутировать людей. Да, чего только не изменилось после этой войны!

С того времени такого понятия, как цивилизация просто не существовало. Люди деградировали, доисторическое время возвращалось. И пришлось начинать всё с нуля.

В 33 веке Земля вновь стала обитаемой. Открытия, исследования – началось «серебреное время» человечества. Появился новый дом для людей, так как численность населения превысило 10 миллиардов человек. На Марс отправили половину людей, остальная часть осталась на Земле. Через полтора века, учёные решили высадиться на Юпитере, но бушующий в то время ураган, который бы поглотил три Земли, не давал такой возможности. И, о, чудо! Людям объявили, что ураган устранён специальной техникой. Чем действительно был устранён ураган, людям не говорили. Эта информация была конфедициальна. Ещё через пару десятилетий люди начали путешествовать в другие галактики. Далее было ещё много всяких открытий, встреч с другими цивилизациями и тому подобное – так, вплоть до 4975 года…

Всё резко изменилось. Прямо на глазах у испуганных людей гасли звёзды, падали корабли, были слышны взрывы. И люди спрашивали: «Что это? Неужели конец света?». Нет, это не конец света – это война. Жестокая, беспощадная война, где не щадили никого, где проливалась кровь, где погибали люди, где умирали последние надежды…

Так и произошло в одну октябрьскую ночь, когда на Земле царил покой и тишина. Люди спокойно спали, ничто не предвещало этого ужасного события, которого никто не забудет. Никто и не подозревал, что Марс, Юпитер, Сатурн, Нептун, Уран, Венера и Меркурий были уже уничтожены. В космосе одиноко висела одна Земля.

Было 2 часа 35 минут, 16 октября, 4975 год. В Новом Нью-Йорке всё было спокойно. В Научном Институте готовили новый проект, который должен был перевернуть весь мир: новый космический корабль, у которого была цель – достичь самую отдаленную галактику. Если земляне достигнут её и изучат её строение, свойства, то это даст очень многое! Ведь за это время огромное количество звёзд, солнц, планет, галактик и созвездий было изучено людьми. Поэтому, если верно рассчитать появление галактик, то можно их создавать! И с помощью этого проекта, можно было расширить Вселенную настолько, что враги не смогли бы найти того места, где спрятались люди. В университете был последний этап создания корабля.

— Диего! – позвал профессор мужчину в белом халате. Профессор был уже пожилым человеком с многолетним опытом.

— Да, мистер Эйн? – к нему подошёл мужчина лет 30.

— Диего, проверь ещё раз электроволны, излучаемые кораблём!

Диего сел за пульт с кучей кнопок и экранов. Профессор сидел за своим пультом и что-то быстро нажимал.

— Так! – крикнул он на весь зал. Присутствующие учёные обернулись. – Осталось ровно полторы минуты, как мы должны закончить проект «Инкогнито»! Перепроверьте всё до мелочи! Мы должны это сделать, обязаны..!

Учёные ещё более усердно стали что-то проверять, нажимать, распечатывать.

— Профессор Эйн! Профессор Эйн! – закричала молодая девушка через весь зал. Она подбежала к профессору с бумагой. – Профессор, с помощью радаров я обнаружила что-то движущееся к нам, я не знаю что это, но оно огромное! Возможно астероид.

Профессор выхватил бумагу из её рук и начал рассматривать.

— Это странно! Это очень странно! Подождите!

Он начал набирать координаты. Монитор замигал, и вскоре высветилось что-то громадное… Учёные встали вокруг монитора.

— Что это? – кто-то спросил.

— Это явно не излучение чего-либо, возможно метеор, — сказал один учёный.

— Слишком большой для метеора, — сказал его сосед. – Он просто огромный!

— Астероид? Камета? В последнее время на Земле очень много обломков,– перебил коллегу другой мужчина и потёр лоб.

Профессор Эйн закрыл глаза и прошептал:

— Это не метеор, не астероид, не комета. Это корабли.

Все замолчали и всматривались в монитор. Туча нарастала всё больше и больше и приближалась с ужасной скоростью.

— Господи… — прошептала девушка. – Это же..!

— Связаться с президентом! Немедленно! Доложить им – «Красный Дождь»! Оповестить все подразделения! Срочно! – сказал профессор и с пустотой в глазах смотрел на монитор.

— Профессор, что это? – спросила девушка, дрожа. Она смотрела то на профессора, то на монитор.

— Это? Это… Война, милая, это война, — ответил ей профессор Эйн и добавил. — Первыми под ударом окажутся военные базы и научные центры. Беги, Сюзен.

В зале началась суматоха, начались звонки, никого не было слышно, стоял шум. А туча приближалась всё быстрее. Услышав гул, люди выходили из домов и смотрели на небо. В тёмном небе светились какие-то огни, и их было много.

Никто не понимал, что происходит, но все чувствовали что-то не ладное. Но тут земля затряслась, затряслись дома, столбы, деревья. Фонари начали падать, деревья сильно качались, у некоторых домов слетела крыша. Как будто землетрясение, но только во много раз мощнее! И тут раздался взрыв. Все в панике бежали. Потом второй, третий: корабли, чужие корабли. Снова и снова взрывы, вспышки! Взрывались дома, целые здания, целые улицы, гибли люди! Кораблей было немыслимое количество! Они атаковали Землю снова и снова. Пожар, крики, корабли! Никто ничего не понимал! Все бежали, скрывались где могли, но кораблей становилось всё больше и больше… И тут люди услышали сквозь грохот ракет металлический голос:

— Земляне! Поклоняйтесь новому правителю Вагнессу! Раксоны! Раксоны! Раксоны!

Так снова и снова повторялись эти слова, снова и снова взрывы, снова и снова крики, всё как в страшном сне, но только это не сон…

«Удивительно-страшное чувство, когда твоё тело становится абсолютно мягким и податливым, будто скелет превратился в кисель. Хочется разорвать грудь и закричать, потому что невыносимая боль заставляет задыхаться. Если бы только можно было оторвать руки, ноги, голову, чтобы не слышать этих душераздирающих колокольчиков. Они раздаются так громко и так звонко, что хочется выть, потому что от этого звона тошнит и выворачивает на изнанку. Это прыжок.

Единственная вещь, которую категорически нельзя использовать ни при каких обстоятельствах, потому что можно и не вернуться после него. Прыжок – это скачок из одного места в другой. Когда корабль уже исчез, но и не достиг конечной точки, появляется темнота. И этот звон. Здесь, в темноте, если не сконцентрироваться на желание вернуться, если не зацепиться мысленно за что-нибудь, можно пропасть, навсегда. В темноте невозможно думать, сложно вспомнить кто ты, что ты, куда ты направляешься. Просто хочется не слышать этот звон и не видеть эту темноту. Ты перестаёшь быть человеком. Здесь, в темноте, множество ловушек, ведущих в то место, откуда никто не возвращался.

Вот колокольчики становятся тише, ты начинаешь думать, вспоминать себя, ощущать воздух, слышать своё сердцебиение, чувствовать запахи, видеть очертания корабля. Вдруг, резкий толчок и ты летишь куда-то вниз. Точнее на пол.

— А-а, — кто-то простонал совсем недалеко, рядом. Ощущение, будто ты контуженный. Дроут лежал на полу с зажмуренными глазами, боясь их открыть и осознать, что они кого-то потеряли.

— Би-ил, — кто-то позвал Била. – Ты… ж-жи…в?

— Да, — просипел Бил. – Но я хо…чу умер-реть.

Кто-то тяжело засмеялся и тут же замолчал.

— Капитан, — позвал Дроута Рик. – Вы… там…нормально?

Дроут не открывал глаза. Он знал, если откроет, его вырвет.

— Заткнись, — только и смог выговорить капитан.

— Значит, норма-ально, — усмехнулся Рик и простонал. – Господи, дай мне воды!

Дроут открыл глаза. Яркий свет ослепил его, стало больно.

— Кто включил такой свет? – спросил капитан и зажмурился от боли в висках.

— У нас нет света, — ответил Майк и кашлянул. – Все целы?

Дроут поднялся на ноги, и его замотало в сторону. Света и правда не было – последствия прыжка. Зрение начало возвращаться в норму.

— Все тут? – спросил Дроут и облокотился на пульт управления, тяжело дыша. Он не сразу заметил, что вокруг была пыль, осколки, обломки от какого-то устройства, похожего на спутниковый диск. Мигали красные лампы. Было абсолютно тихо.

— Я спросил, все тут? – с усилием повысил голос Дроут.

— Я жив, — протянул Бил руку, лёжа на полу. Он неестественно выгнулся. Его кепка валялась в метрах трёх от него. Он был весь бледный и дрожал.

— Рик? – спросил Дроут и сощурился, чтобы увидеть сквозь мусор лицо врача. – Ты где?

Послышалось сдавленный прерывистый смех:

— Я хочу чёрного кофе с лимоном. Господи, меня сейчас вырвет.

Дроут покачал головой. Стало тяжело стоять. Он сполз на пол и начал всматриваться, чтобы найти Майка. Майк лежал около кресла, вцепившись в сломанный рычаг так, что побелели костяшки пальцев, и из руки шла кровь.

— Майк, я тебя вижу… можешь…не отвечать, — выдохнул капитан. – Джордж?

Молчание.

— Джордж? – вновь позвал Дроут. Снова тишина. Капитан тут же встал на ноги и, покачиваясь, начал перешагивать через какие-то провода, осколки и бывший трамплин со второго этажа.

— Джордж? – Дроут взволнованно начал озираться. – Где Джордж?

Бил поднял голову и его глаза были расширены от ужаса:

— Неужели он…

Дроут зарычал на него:

— Даже не смей, Вимерс! Не смей!

И он пошёл по кораблю в поисках Джорджа.

— Не смей Джордж, не надо, — шептал Дроут. В его глазах застыли слёзы. Тут он услышал шуршание из дальней кабины.

— Джордж!? – воскликнул капитан и неуклюже побежал на звук. – Пожалуйста, пожалуйста…!

— Как меня выворачивает! – простонал Джордж, и капитан счастливо засмеялся. Он вбежал в кабину. Джордж лежал на полу и закрывал руками глаза:

— Я ослеп. Я точно ослеп. Капитан?

— Я здесь! – сказал Дроут и помог встать Джорджу.

В главном отсеке Бил пытался наладить управление корабля. Майк бесцельно бродил вокруг стула и стонал. Рик сидел на корточках, опустив голову.

— Так, все живы, — подвёл итог Дроут, когда он вошёл в отсек.

— Джордж! – вяло воскликнули парни.

Дроут подошёл к Билу.

— Как дела?

Бил устало повернулся к капитану:

— В принципе, всё нормально. Только барахлит правый двигатель, и поломано правое крыло, а так же герметичность 9 отсека нарушена, а так всё хорошо.

Дроут зажмурился и покачнулся назад.

— Сэр? – встревожено позвал капитана Бил. – Сэр?

Но Дроут не отвечал. Он почувствовал резкую боль на затылке. Потрогав голову, капитан увидел кровь.

— Прилетели, — выдохнул Дроут и провалился в спасительное забытье.



Голоса отдалялись всё дальше и дальше. Корабль начал летать вокруг капитана. Вдруг он сам начал куда-то лететь. Вот кабина с командой, вот корабль, а вот орбита Оринуса. Да, кажется, они переместились именно сюда. Он отдалялся всё дальше и дальше. Туманные облака Лакрионнского щита закрыли и планету и корабль, вскоре уже ничего не было видно. Дроут оказался около чёрной дыры. Она была так завораживающе прекрасна.

Но вдруг вдали начали мелькать странные силуэты. Звёзды крутились вокруг них, и тут он увидел Елену…

Он расширил глаза, и его сердце начало усиленно биться. В душе у него что-то пошевелилось. Елена – его любовь. Когда-то они были вместе, но их разлучил Риотт – правитель последних свободных людей, выбрав её себе в жёны. Ему запретили с ней видеться, но их чувства были ещё живы. Она бежала по лугу вместе с Дроутом. Они смеялись, держась за руки. Капитан сделал шаг к этому видению, как оно сменилось. Дроут исчез, а вместо него был Риотт. Елена закрылась от него руками. Дроут бросился на виденье, но они исчезли. Вместо красивого луга появился большой замок. На балконе стояли Риотт и Елена. Внизу была площадь, на которой стояло много людей – последние свободные люди. Риотт что-то говорил, но не было слышно. Из глаз Елены текли незаметные слёзы. Риотт поднял её руку верх, и все люди тоже подняли руки и что-то крикнули. Из глаз Дроута покатилась слеза. Вдруг Елена обернулась к нему и посмотрела глазами, прося о помощи. Казалось, что она и вправду здесь, только по другую сторону зеркала. Дроут протянул к ней руку, она сказала что-то одними губами, и мираж исчез. Капитан бросился к Елене, но её уже не было. Вдруг он полетел с огромной скоростью обратно. Вот галактика Риосса, вот галактика Гасилиуса, а вот Лакрионнский щит и его туманные облака, а вот и орбита Оринуса и родной корабль «Теллур». Дроут проснулся на кровати в медицинской комнате. Он вскочил.

— Елена! – воскликнул он.

— Тихо, тихо капитан! – успокоил его Рик. – Небольшая потеря крови, небольшой ушиб, но всё равно нужен покой.

— Где я? – прищурился Дроут. Рик взял стакан воды и отдал капитану:

— Всё нормально! Вы в медотделе Сотрясения нет, переломов тоже. Я ввёл вакцину, чтобы ваша кровеносная система работала чуть интенсивнее, чтобы все органы получили кислород, а ведь если…

— Хватит! – остановил его Дроут. – Мне не нужны ваши докторские штучки. Подними меня! – приказал капитан.

— Сейчас, — сказал Рик, поднимая Дроута.

— Надо проверить все системы, — просипел капитан и вцепился в Рика. Через 10 минут Дроут с Риком пошли к пульту управления. Там стоял Бил с вопросительным видом, смотря на радар.

— Что такое? – спросил капитан. Бил повернулся к нему и ответил:

— Не знаю, какой-то объект движется по направлению к нам.

Дроут сжал челюсть.

— Я надеюсь, это не то, что я думаю.

— Я тоже, — прошептал Бил и вздрогнул от сигнала включающейся рации.

— Прорывается через помехи какая-то связь, видимо с того корабля, если вообще корабль… — прошептал Бил.

Дроут нажал на кнопку и раздался задорный голос:

— Корабль «Теллур»! Сдавайтесь! Вы пойманы космической полицией! Вы обвиняетесь в краже крупной суммы микрочипов!

Раздался смех. Присутствующие переглянулись.

— Расслабьтесь, господа! Мы с корабля «Астрид», просим разрешение на стыковку!

Теперь было ясно, что это голос женский. Дроут разрешил стыковаться кораблю. Команда посмотрела на шлюз, из которого должна выйти команда корабля «Астрид». Через несколько секунд шлюз открылся, и вошла команда из 3 человек. Они сняли шлемы и Дроуту представились 2 парня и девушка. Девушка подошла к Дроуту и сказала.

— Лиз МакКрос, капитан корабля «Астрид». Это Микки, — она указала на парня лет 25. – И Чарли, — вперёд вышел мужчина с проседью на волосах. – Спасибо, что разрешили стыковку. У нас отказал левый двигатель.

Дроут и все остальные стояли в оцепенении. Первым очнулся Майк:

— Здравствуйте! Это корабль «Теллур»… Не обращайте внимание на мусор.

— «Теллур»… — грустно повторила Лиз и вспомнила Землю.

Дроут встряхнул головой. Давно он не видел других людей, кроме своей команды.

— Я – Лизберн Дроут. Капитан этого корабля, — он показал руками кабину. – Что случилось с вашим двигателем?

— За нами охотятся копы. Ну, знаете тайная полиция, все дела… Они нас подстрелили.

— Что же вы натворили? – удивился Джордж.

Лиз улыбнулась.

— Я не знаю, может быть, им стало скучно?

Чарли и Микки усмехнулись.

— Что ж, приятно познакомится, — сказал Дроут и прищурился. Она не так проста, как кажется. Но он любит сложности. – Добро пожаловать!

Что может сделать один корабль? Спасти планету. А что могут сделать два корабля? Спасти вселенную…»

Будущее. Что-то тёмное, неизведанное, пугающее или может светлое, яркое, обнадёживающее? Нет, дело не в судьбе или в злом роке, дело в самом человеке, в его выборе. Правильный выбор несёт за собой свет и надежду, неправильный – даёт шанс найти верный путь. Возможно, Лизберну Дроуту предстоит совершить невозможное: вернуть себе любовь, спасти родную планету, победить врагов. Может быть, даже ценой собственной жизни. Но это того стоит. 4993 год. Скоро пятое тысячелетие. Только люди могут решить, каким оно будет и что оно принесёт. И не важно, какой это век – будь то 21 или 50 век, важно то, какой люди выберут путь.








sitemap
sitemap