Научно-исследовательская работа Псевдоним или Кто скрывается под маской



Государственное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа

№ 230 с углубленным изучением химии и биологии

Фрунзенского района Санкт-Петербурга.

192238. г. Санкт-Петербург. ул .Пражская д.25.

телефон-факс 269-89-02. 268-84-66, 268-01-66

e-mail: [email protected]

Районная конференция школьников

«Купчинские юношеские чтения: наука, творчество, поиск»

 

Секция:

филология (литературоведение)

исследовательская работа

Псевдонимы, или Кто скрывается под маской

Автор:

Васильев Дмитрий, ученик 6б класса, школы №230

 Руководитель:

Карпова Е.В., учитель русского языка и литературы школы №230

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург

2013

Содержание

Введение…………………………………………………………………………………….стр.

Глава II. Наука о псевдонимах………………………………………………………….стр.

Глава III. Какие бывают псевдонимы…………………………………………………стр.

Глава IV. Причины использования псевдонимов……………………………………стр.

4.1. Средство скрыть общественное положение………………………………………стр.

4.2. Средство избежать преследования за сочинение…………………………………стр.

4.3. Средство маскировки нескольких авторов………………………………………стр.

4.4. Отличие от однофамильцев и родственников……………………………………стр.

4.5. Комический эффект………………………………………………………………….стр.

4.6. Дань моде……………………………………………………………………………..стр.

4.7. Проба пера…………………………………………………………………………….стр.

4.8. Создание образа…………………………………………………………………….стр.

Заключение………………………………………………………………………………стр.

Список литературы……………………………………………………………………стр.

Приложение

Введение

С самого раннего детства и на протяжении всей жизни ни одно слово не слышит человек так часто, как свое имя. Когда мы знакомимся с кем-то, мы узнаем сначала его имя. Мы просим подписаться под своей работой, в каком-либо документе, чтобы знать к кому они имеют отношение. Но бывают ситуации, когда человек не хочет или не может называть свое имя. И тогда он прячется за вымышленное. Такое имя называют псевдонимом.

Псевдонимами пользуются писатели и поэты, политические деятели и преступники, актеры, режиссеры и другие люди, которым бы не хотелось, чтобы знали их настоящее имя.

В переводе с греческого «онима» значит «имя», а «псевдо» означает «ложь».

В словаре С.И. Ожегова слово «псевдоним» означает вымышленное имя писателя, артиста, политического деятеля.

В литературной энциклопедии дается следующее определение псевдонима — вымышленное имя, заменяющее собой настоящее, которое по тем или иным причинам надо скрыть.

Цель исследовательской работы:

-исследовать, выявить и систематизировать причины использования псевдонимов.

Исследовательские задачи:

— собрать материал по теме;

— найти определения слова «псевдоним»;



— проследить историю возникновения псевдонимов;

— исследовать способы и условия возникновения псевдонимов;

— привести примеры псевдонимов.

— сравнить и проанализировать собранные материалы;

— и в результате исследования установить причины выбора псевдонимов.

Объектом исследования являются псевдонимы известных литературных деятелей, а также людей различных социальных прослоек общества.

Актуальность предпринятого исследования представляется в том, что современный человек не мыслит свою жизнь без компьютера. На работе, дома, во время отдыха – рядом находится друг-компьютер. Мы и общаемся через Интернет, используя «логины», пароли и «Ники» (так называемые псевдонимы).

Новизна исследования в том, что человек легко заменяет собственное имя, даже не задумываясь о положительном или отрицательном влиянии на судьбу вымышленного имени.

Почему я выбрал такую тему?

Во-первых, потому что она показалась мне достаточно интересной и реализуемой (дополнительный материал по данной теме доступен, его можно найти в литературоведческих пособиях, энциклопедиях, публикациях в журналах, словарных статьях и на интернет-сайтах).

Во-вторых, объект исследования – это термин известный в науке, но до конца не исследованный.

Для достижения цели я использовал следующие методы:

— Изучение теоретического материала по теме;

— Анализ, обобщение и систематизация полученных сведений;

— Использование ресурсов сети Интернет и опубликованных источников по данной теме.

Данная работа относится к теоретическим исследованиям. Она помогает пополнить знания и развить кругозор, сформировать представление о возникновении псевдонимов и о причине их использования. Своими знаниями я могу поделиться с одноклассниками и другими слушателями.

Гипотеза исследования: предположим, что причина использования псевдонима заключается в том, что при принятии ненастоящих имен формируется определенная личность, связанная с сочетанием фамилии, имени и отчества. То есть получается, выбирая себе псевдоним, человек сам выбирает себе судьбу. Кому-то изменение имени принесет успех и славу, для кого-то, наоборот, окажется роковым шагом в карьере.

Звучание любого имени несет большой поток информации. Оно может звучать благозвучно, приятно, возвышенно, ласково, но может и настораживать, устрашать, вызывать неприязнь. Псевдонимом можно воздействовать на человека психологически, вызывать те или иные ассоциации, создавая определенный образ.

Данное исследование состоит из введения, шести глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Глава I. Из истории псевдонимов

Обычай заменять свое имя другим возник давно, еще до изобретения книгопечатания. Наши предки верили в таинственную власть имени над судьбой человека. Считалось, что имя может защитить человека от злых духов, поэтому получается, что первые псевдонимы появились вместе с именем. Ребенку давали два имени: одно, которым его называли все, и второе, настоящее, которое знали только жрецы (священнослужители), родители и сам человек. Таким образом, все имена, которые находились в пользовании, были на самом деле псевдонимами.

Настоящие имена создателей многих эпических произведений до нас не дошли, но мы знаем прозвища их авторов. Так, один из первых индийских поэтов, написавший «Рамаяну» (V в. до н. э.), известен как Вальмики, то есть «муравейник» (на санскрите). Легенда гласит, что в юности он занимался разбоем, а в старости, покаявшись и став отшельником, долгие годы сидел так неподвижно, что муравьи построили на нем свое жилище.

Неизвестно нам настоящее имя древнеиндийского поэта, чья драма «Шакунтала» (о любви царя и простой девушки) обрела мировую славу. Знаем мы лишь прозвище автора – Калидаса, то есть раб Кали, богини, олицетворявшей рождение и смерть всего живого.

Некоторые прозвища были связаны с внешним обликом автора. Так, первый древнеримский поэт, чьи произведения дошли до нашего времени, известен не как Аппий Клавдий, а как Аппий Клавдий Слепой. Имя знаменитого римского оратора – Цицерон – прозвище, полученное за бородавку (cicero – горошинка), а первые два, родовые: Марк и Туллий, отошли на второй план.

Древнеримские поэты Овидий и Гораций также имели третьи имена, отмечавшие особенности их внешности: первый – Назон (носатый); второй – Флакк (лопоухий).

Порой прозвище подчеркивало какую-нибудь черту в характере автора, его жизни или творчестве. Так, римский баснописец, впервые введший в литературу жанр сатиры, где под видом животных изображались люди, был прозван Федром (по-гречески – веселый). Он жил в I веке н. э.

В древности, когда фамилий еще не существовало, имена авторов могли совпадать, что вызывало путаницу. Так, в древнегреческой литературе – целых четыре Филострата, которых приходится различать по номерам: Филострат I, Филострат II и т. д.

Авторов-тезок можно было различать, добавив к имени указание, кто из них жил раньше. Так, появились римские писатели Плиний Старший и Плиний Младший.

Но чаще всего фамилию заменяло прозвище, связанное с местом рождения или жительства автора: Конрад Вюрцбургский, Диодор Сицилийский, СимонидХиосский.

Европейские средневековые авторы (чаще всего монахи), независимо от национальности, писали по-латыни. Пушкин отмечает, что «в ХIV столетии… латинский язык почитался первым признаком образованного человека». Поэтому и псевдонимы у многих авторов тех времен были латинские. Так, один из первых английских историков, слепой Бэда, известен под именем Венерабилис (достопочтенный).

В основе вымышленного имени могло быть также занятие, звание, общественное положение автора. Один византийский поэт VI века известен под именем Павел Силенциарий, так как занимал при дворе императора Юстиниана пост начальника дворцовой стражи, которая именовалась силенциариями, то есть блюстителями тишины.

Австрийский поэт ХIII в. вошел в литературу как Вернер дер Гертнер, т. е. Вернер-садовник: он был долгое время садовником монастыря. Прозвище Протопресвитер Итский испанского поэта ХIV в. Хуана Руиса говорит о том, что он был священнослужителем.

Часто жизнь псевдонима была короткой: вымышленное имя, под которой начинающий автор из осторожности или по другим соображениям вступал на литературное поприще, оказывалось ненужным и отбрасывалось. Но порой, и не так уж редко, псевдоним полностью вытеснял настоящую фамилию как на страницах книг, так и в жизни.

Глава II. Наука о псевдонимах

Наука о псевдонимах, которую по аналогии с ономастикой (наукой об именах), называют псевдомастикой или псевдонимикой, то есть наукой о вымышленных именах, возникла в эпоху Возрождения.

Тогда международным языком науки и культуры была латынь, поэтому первые словари псевдонимов перечисляли авторов, писавших на этом языке. Первый такой труд принадлежит Сауэрсу, который был издан в середине XVII века и назывался в переводе с латинского «О подписях и знаках, под коими скрыты истинные имена».

Тогда же в Париже издаётся трактат Андриена Байе с длинным названием: «Авторы, укрывавшие под чужими, заимствованными, придуманными, ложными, зашифрованными, нарочито изменёнными, вывороченными или переведёнными на другой язык фамилиями» и детально описал в нём как причины, из-за которых писатели заменяли свои именам другими, так и способы, с помощью которых эта замена проводилась. Таким образом, в книге Байе была сделана первая попытка классификации псевдонимов.

Антуан Барбье, библиотекарь Наполеона, издал в 1806 – 1809 годах четырёхтомный словарь анонимных сочинений, появившихся на французском языке. Современный английский словарь псевдонимов Кеннеди насчитывает около 60 тысяч, а немецкий Хольцмана и Бохата — около 83 тысяч вымышленных фамилий. Даже в небольшой Дании словарь псевдонимов включает 10 тысяч.

Русские литературоведы и библиографы этому вопросу также уделяли этому вопросу большое значение. В 1874 году Г.Геннади составил «Список русских анонимных книг с именами их авторов и переводчиков». В «Библиографическом словаре русских писательниц» Н.Голицына указаны анонимные и вышедшие под псевдонимами произведения.

Советский библиограф И.Ф.Масанов собрал свыше 80 тысяч русских писателей, учёных и общественных деятелей. Его словарь состоит из четырёх томов и является сейчас наиболее полным справочником этого рода, хотя в нём присутствуют неточности.

Однако, из всех этих словарей и справочников можно узнать только, кто стоит за тем или иным псевдонимом. Но существует книга Валентина Григорьевича Дмитриева «Скрывшие своё имя» из истории анонимов и псевдонимов, в которой была сделана попытка систематизировать некоторые факты из области литературоведения с использованием примеров.

Глава III. Какие бывают псевдонимы

Известный библиограф Валентин Григорьевич Дмитриев классифицировал псевдонимы в соответствии со способом их образования. Он разделил псевдонимы на два типа: 1) псевдонимы, в которых истинное имя спрятано различными способами, но его можно расшифровать; 2) псевдонимы, характеризующие автора с той или иной стороны; представляющие автора не таким, каков он есть на самом деле (литературные маски); обеспечивающие инкогнито.

Псевдонимы первого типа

Зашифровка подписей – криптоним (от греч. «kryptos» -«тайный») – могла производиться посредством анаграмм – перестановки букв. Например, одним из псевдонимов В.Я.Брюсова был Аврелий (анаграмма его имени Валерий).

Анаграммы, получаемые от чтения справа налево – палионимы – было легко расшифровать. В 1901 году в Москве вышла книга «Строфы Нирузама». Переводчиком этой книги был некто К.Герра, который сообщал в предисловии, что Нирузам – персидский поэт, якобы живший в X веке. На самом деле все стихи в этой книге были написаны и «переведены» К.М.Мазуриным, и естественно, никакого Нирузама и Герра не существовало. Автор заметил, что его фамилия при чтении справа налево приобретает экзотический оттенок. С целью сделать мистификацию правдоподобнее «переводчик» в предисловии подробно рассказывал, как он нашел рукопись, сообщал биографические сведения об авторе. Содержание и форма стихов в стиле Саади и Хафиза не давали повода заподозрить обман.

Многие авторы использовали ателонимы (от греч. «atelis» — «неполный») – сокращение имен посредством пропуска части букв. Так, в 1924 году журнал «Жизнь искусства» поместил статью «Вечная история», которая не была подписана, но заканчивалась так: «Мои гласные – эеау, а согласные – йхнбм. А сам я, ей-богу, очень добрый человек». Так зашифровал свою фамилию критик Б.М.Эйхенбаум, известный своими работами о Льве Толстом и других русских классиках.

Иногда писатели использовали апоконимы (от греч. «apokopto» — «отрезаю», «отрубаю») – криптонимы, полученные путем отбрасывания начала или конца имени или фамилии. Получалось: Злов вместо Козлов, Гарев вместо Огарев, Ленский вместо Оболенский. В 1908 году несколько статей о театре А.В.Луначарский подписал В.Чарский.

Довольно часто использовали паронимы (от греч. «para» — «возле», «около») – псевдонимы, образованные по сходству звучания с настоящей фамилией. Так, например, И.Э.Бабель очерки в «Журнале журналов» и «Новой жизни» (1917-1918) подписывал Баб-Эль. Николай Васильевич Корнейчук из своей фамилии образовал свои литературные имя и фамилию Корней Чуковский.

Писатели часто брали в качестве псевдонима патроним (от лат. «pater» — «отец») – образованный из имени отца автора. Так, например, мировую славу Алексею Пешкову принес псевдоним Максим Горький. Старые нижегородцы утверждали, что он избрал этот псевдоним в память об отце, спасшем Алексея от холеры. Максима Савватеевича, отца писателя, прозвали «Горьким» за едкие шутки. Сам Алексей Пешков говорил, что стал называть себя Максимом, чтобы не называться Алексеем (Алексей – «божий человек, воплощение покорности и терпения» – был у писателя наименее любимым из святых). Также Демьян Бедный в «Красной газете» подписывался Дед Софрон – настоящее имя его деда. Эта же подпись стояла под несколькими его дореволюционными баснями. Андрей Платонович Климентов выбрал себе псевдоним Андрей Платонов, образованный от отчества.

Иногда основой для псевдонима становилась девическая фамилия ее матери или ее имя – матроним (от лат. «mater» — «мать»). Также имена более отдаленных предков автора могли использоваться при выборе псевдонима. Так, например, Анне Ахматовой, шальной семнадцатилетней девчонке, пришло на ум взять себе псевдоним – татарскую фамилию бабушки, происходившей от древнего рода хана Ахмата.

Псевдонимы второго типа

Инкогнитоним – подпись, подчеркивающая, что автор хочет остаться неизвестным. Подпись М.Горького Н.Х. под фельетонами в «Нижегородском листке» и «Самарской газете» (1896) следовало читать: «Некто икс».

Однако псевдонимы брались не только для того, чтобы скрыть имя, но и для того, чтобы подчеркнуть то или иное качество автора, например, национальность, особенность внешности, месторождения или жительства, главную черту характера или его творчества, звание, должность, социальное положение и многое другое.

Этнонимом (от греч. «ethnos» — «народ») — псевдонимом, указывающем на национальность автора пользовался Н.И.Спиридонов, впервые рассказавший в «Жизни Имтеургина-старшего» (1934) о народах Крайнего Севера. Он подписывался Теки Одулок – «маленький юкагир». Часто избранное автором имя указывает на место его рождения или жительства – геоним (от греч. «geo» — «земля»). Автор «Приваловских рассказов» и «Золота» Д.Н.Мамин-Сибиряк вспоминает: «Пробовал я подписываться фамилиями Рассказов и Томский – не то! А мою фамилию еще в бурсе просмеяли: мы, мол, все мамины, почему не тятин? И решили, что самый подходящий псевдоним – Сибиряк: ведь Екатеринбург – за Уралом, и в представлении российских Сибирь и Зауралье сливаются в одно понятие!»

Многие авторы приняли в разное время псевдоним Северянин. Самым известным из них стал Игорь Северянин, поэт-модернист, которого даже избрали на одном литературном вечере в 1918 году «королем поэтов». Его настоящее имя было Лотарев Игорь Васильевич.

Часто писатели использовали геронимы – имена литературных и мифологических героев, которые ставились вместо имени с целью подчеркнуть идейную близость данного персонажа автору. Так, например, М.Горький в «Самарской газете» фельетоны «Самара во всех отношениях» с подзаголовком «Письма одного странствующего рыцаря» подписывал Дон Кихот (1896). Случалось, что авторы использовали в качестве псевдонима имя персонажа своего собственного произведения. В 1928 году М.Горький один его фельетон в «Чудаке» подписал Самокритик Словотеков. Эту фамилию носил персонаж сатирической пьесы Горького «Работяга Словотеков», написанной им в 1920 году для Театра народной комедии. Горький сообщил редакции «Чудака»: «Лично сотрудничать в журнале вашем вряд ли найду время, но разрешите рекомендовать вам знакомого моего, Самокритика Кирилловича Словотекова. Самокритик – подлинное имя его, данное родителями при рождении. Человек он довольно пожилой, но «начинающий». Беспартийный. Отношение к алкоголю – умеренное».

Впервые имя Демьяна Бедного появилось в большевистской «Звезде» в 1911 году. Один из ее редакторов, Н.Г.Полетаев, вспоминает: «В начале своей работы у нас Демьян Бедный подписывался своей настоящей фамилией Е.Придворов, но вот однажды, придя к нам в типографию, он принес небольшое, но очень звучное стихотворение «О Демьяне Бедном, мужике вредном». Следующий его приход мы встретили возгласом: «Демьян Бедный идет!» Так это прозвище за ним и осталось, а впоследствии он стал подписывать им свои произведения». Эта литературная фамилия совершенно вытеснила настоящую. Происхождение ее связано и с тем, что дядю поэта, одного из беднейших крестьян Херсонщины звали Демьяном. Этот псевдоним можно отнести и к патрониму.

Также для создания псевдонима использовались цвета — хроматонимы (от греч. «chroma» — «цвет»), названия цветов, деревьев – фитонимы (от греч. «phytos» — «растение»). Например, литературная фамилия Б.Н.Бугаева – А.Белый, поэт Игорь Северянин, прежде чем принять это литературное имя, подписывался Мимоза.

Советские юмористические журналы 20-х годов пестрели такими подписями, иногда созвучными эпохе и новому составу читателей: Савелий Октябрев, Лука Наждачный, Иван Борона, Ваня Гайкин, Ваня Гармошкин, Нэпорылов, Иван Дитя, Памфил Головотяпкин, Глупышкин. Выходила даже приложением к «Смехачу» (1926-1927) «Газета Надькина», редактором-издателем которой был «популярный приключатель Евлампий Карпович Надькин».

Глава IV. Причины использования псевдонимов

Причины, принуждавшие людей сохранять инкогнито, очень разнообразны. Некоторые вынуждены держать свое имя в тайне из боязни преследований за свои сочинения.

Некоторые авторы были вынуждены скрывать свое имя, потому что их общественное положение не позволяло им открыто заниматься литературой.

Люди, часто появляющиеся на публике (актеры, режиссеры, певцы, политики) могут отказаться от своей фамилии из-за ее неблагозвучия.

Встречаются, также, авторы, которые из скромности или равнодушия к славе не желали выставлять свое имя напоказ.

Некоторые известные люди придумывали себе псевдонимы из-за наличия тезок, однофамильцев.

А для сатириков и юмористов забавные псевдонимы были дополнительным средством, чтобы произвести комический эффект.

Иногда, принимая псевдоним, человек ставил целью не скрыть свое имя, а подчеркнуть свою профессию, национальность, место рождения, жительства, главную черту своего характера или направления своего творчества.

С помощью псевдонима маскировалось и количество авторов: написанное несколькими выдавалось за произведение одного или наоборот.

4.1. Псевдоним – средство скрыть общественное положение

Одной из причин, заставлявших некоторых авторов скрывать своё имя, были сословные предрассудки. Сочинительство считалось трудом недостойным для благородного происхождения. Писателей сторонились в так называемом высшем обществе.

Екатерина II обычно подписывала свои литературные произведения — пьесы, притчи — И.Е.В, что должно было означать: Императрица Екатерина Великая, а скучные рассуждения о правах, законах и нравственности, соответственно снабжала псевдонимами «Любомудров», «Правдомыслов», «Угадаев».

Члены семьи Николая I подписывались либо инициалами, либо вместо подписей ставились звёздочки.

Княгиня Екатерина Дашкова подписывалась К.Д., а также Благородная россиянка.

Авторам – офицерам, чиновникам, дипломатам грозили служебные неприятности, если они без разрешения начальства выступали в печати под своим именем. Поэтому повести декабриста Александра Александровича Бестужева выходили под псевдонимом Марлинский (по названию дворца Марли в Петергофе, где стоял его полк). Марлинский пользовался большим успехом как романист; в нём, по словам Белинского, «думали видеть Пушкина в прозе».

Алексей Алексеевич Перовский (дядя Алексея Константиновича Толстого) служил попечителем учебного округа. Его романы выходили за подписью Антоний Погорельский, по названию его имения Погорельцы.

Высокое служебное положение вице-губернатора и председателя казённой палаты не позволяло подписываться собственной фамилией Михаилу Евграфовичу Салтыкову. Его мать предложила избрать псевдонимом что-нибудь подходящее к слову «щедрый», зная его щедрость на всякого рода сарказмы.

Особенно преследовалось «сочинительство» в военных заведениях. В 1-м кадетском корпусе в 1824 году приказано было давать по 25 розог каждому кадету, замеченному в сочинении прозы, и по 50 розог за стихи. Поэзия считалась вдвойне криминальной. Поэтому, когда Александр Иванович Куприн в девятнадцать лет, будучи юнкером Александровского военного училища, напечатал рассказ «Последний дебют», подписав его Ал.К-рин, его, по воспоминаниям, «посадили на двое суток в карцер и под угрозой исключения из училища запретили заниматься впредь недостойным будущего офицера бумагомаранием».

Сын московского профессора математики Борис Бугаев, будучи студентом, решил напечатать свои стихи и встретил противодействие со стороны отца. Псевдоним Андрей Белый ему придумал Михаил Сергеевич Соловьёв, руководствуясь лишь сочетанием звуков.

Если автор работает в какой-либо «серьёзной» отрасли, а к собственному творчеству относится снисходительно или не желает посвящать коллег в свои увлечения, то он обычно выступает под псевдонимом.

Скромный учитель математики Чарльз Лютвидж Доджсон стеснялся своей «писанины», поэтому выдумал себе новое имя — Льюис Кэрролл.

Офицер милиции Марина Алексеева на досуге превращается в Александру Маринину. Журналистка Агриппина Васильева, выйдя замуж, сменила и род занятий, и фамилию, и имя, и стала Дарьей Донцовой.

Лингвист и переводчик Григорий Чхартишвили, взял себе псевдоним Борис Акунин («Злой человек» по-японски), а также использовал псевдонимы Анна Борисова и Анатолий Брусникин.

У писательниц была серьезная причина скрывать свое авторство. Отношение в буржуазном обществе к женскому труду было отрицательным и даже враждебным. Принадлежность к прекрасному полу значительно уменьшало шансы признание в литературе. Несколько лет назад сочетание слов «женщина-литератор» казалось противоестественным и вызывало удивление. Во французском языке до сих пор не существует женского рода от слова «ecrivain» — писатель.

Преодолеть издавна сложившееся убеждение было нелегко, поэтому часто женщины-литераторы подписывали свои произведения мужскими именами. Например, две сестры-романтистки, Хвощинские, выступали под именами: Софья – Иван Весеньев, а Надежда – В.Крестовский. Также она подписывалась В.Поречников, Н.Куратов, Н.Воздвиженский. Н.К.Крупская одну статью подписала Учитель. Под рассказом В.И.Ершовой (Дмитриевой) «За веру, царя и отечество» (1901) стояла подпись Иван Вольный.

Женщинам-литераторам удавалось скрыть от большинства читателей свой пол, но критики, более осведомленные, подчеркивали литературную слабость романов и повестей, вышедших из-под пера женщин.

Отрицательно относился к авторам-женщинам и Тургенев. По его словам, им «не страшно наполнять десятки страниц либо ненужными рассуждениями, либо рассказами, не ведущими к делу, либо даже просто болтовней… В женских талантах… есть что-то неправильное, нелитературное».

4.2. Псевдоним – средство избежать преследования за сочинения

Одной из главных причин во все времена, побуждавших автора скрывать своё подлинное имя, было стремление избежать преследований за сочинения обличительного характера. Это было в те времена, когда свобода печати была ограничена. Анонимными были памфлеты и эпиграммы, направленные против властей.

Первая книга, обличавшая ужасы и варварство крепостного строя, знаменитое «Путешествие из Петербурга в Москву» А.Н.Радищева была издана без указания автора под безобидным заглавием. Никогда ещё в России не раздавался столь гневный протест против рабства. В журналах «Современник», «Отечественные записки» большинство статей печатались без подписи. Например, Николай Платонович Огарёв подписывался Р.Ч., что обозначало «русский человек».

Князь Пётр Владимирович Долгоруков выпустил в Париже на французском языке, от имени графа Альмагро, брошюру «Заметки о знатных русских семействах», где содержались компрометирующие материалы о высокопоставленных особах. Псевдоним автору не помог: по возвращении в Россию он был арестован и по приказу Николая I выслан в Вятку. Впоследствии стал политическим эмигрантом.

Н.Г.Чернышевский подписывал свои статьи псевдонимом Андреев или Старый трансформист.

Известен факт, когда А.В.Луначарский вёл полемику с Антоном Крайним, под псевдонимом которого скрывалась Зинаида Гиппиус.

Самуил Яковлевич Маршак, находясь в годы гражданской войны на территории белогвардейцев, печатался в журнале «Утро Юга» под псевдонимом Доктор Фрикен. Лишь псевдоним, тщательно оберегаемый редакцией, помог Маршаку избежать расправы за то, что он высмеивал генералов — самодуров.

В начале XX века во времена революций и жесткой цензуры остро стоял вопрос о свободе слова и печати. Преследования властей вынуждали писателей-революционеров к сугубой конспирации. Из соображений безопасности они скрывали свои имена, подписываясь вымышленными именами. Так, например, Самуил Яковлевич Маршак, находясь в годы гражданской войны на территории, занятой белыми, печатался в журнале «Утро Юга» под псевдонимом Доктор Фрикен, под которым еще до революции выступал в «Сатириконе» и «Солнце России». В фельетонах и стихах доктора Фрикена обличались порядки, установленные белогвардейцами, показывались политическая бесперспективность и обреченность контрреволюции, высмеивались генералы-самодуры. Лишь псевдоним, тщательно оберегавшийся редакцией, помог Маршаку избежать расправы.

В послереволюционное время писатели также опасались выступать открыто и писали под псевдонимами.

4.3. Псевдоним — средство маскировать несколько авторов

Коллективные псевдонимы призваны обозначить единым именем общую деятельность авторов.

Козьма Петрович Прутков — литературная маска, под которой в журналах «Современник», «Искра» и других выступали в 50—60-е годы XIX века поэты Алексей Толстой, братья Алексей, Владимир и Александр Жемчужниковы, а также Пётр Ершов. Сатирические стихи, афоризмы Козьмы Пруткова и его образ высмеивали умственный застой, политическую «благонамеренность».

Генри Лайон Олди — псевдоним украинских писателей-фантастов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского.

Павел Багряк — коллективный псевдоним, под которым издавалась фантастическая проза содружества шести авторов: писателей Валерия Аграновского, Дмитрия Биленкина, Ярослава Голованова, Владимира Губарева, Виктора Комарова и художника Павла Бунина.

Эрин Хантер — общий псевдоним четырёх британских писательниц, авторов серий книг «Коты-воители» и «Странники». (Виктория Холмс, КейтКэри, ЧеритБолдри, Тай Сазерленд).

4.4. Псевдоним – отличие от однофамильцев и родственников

Нередко выбор псевдонима был вызван стремлением отличаться от родственников.

Брат писателя Валентина Катаева, Евгений Катаев, один из авторов книг «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок», взял псевдоним Евгений Петров.

У Антона Павловича Чехова брат тоже выступал в печати. Инициалы у него были те же, что и у Антона Павловича, и он писал под псевдонимами: А.Седов, АгафоподЕдиницын, Гусев, Алоэ и другие.

Брат Самуила Яковлевича Маршака известен под псевдонимом М.Ильин, этой же фамилией подписывалась их сестра Л.Я.Прейс, перу которой принадлежало немало детских книг.

Туркменские поэты отец и сын Довлетмамеды писали под псевдонимами Азади и Махтумкули, причем Махтумкули избрал себе еще один псевдоним — Фраги, под которым и приобрел наибольшую известность.

В писательской среде было много однофамильцев. Чтобы выйти из затруднительного положения, литератор обзаводился псевдонимом. Так, автор книги «Детство Темы» стал Н. Гариным. Его настоящая фамилия Михайловский совпала с фамилией редактора, где издавался Николай Гарин.

Писатель – этнограф Николай Феофилактович Лесков, чтобы его не путали с автором «Левши» (обоих звали Николаями) подписывался Лесков –Корельский.

4.5. Забавные псевдонимы — комический эффект

У Антона Павловича Чехова было много шуточных псевдонимов. Сотрудничая в «Стрекозе» и других журналах конца XIX века, он подписывался: Врач без пациентов (намек на свой врачебный диплом), Гайка №6, Акакий Тарантулов, Кисляев, Балдастов, Шампанский, Человек без селезенки.

Советские юмористические журналы пестрели такими подписями, иногда созвучными эпохе и новому составу читателей: Савелий Октябрев, Лука Наждачный, Иван Борона, Ваня Гайкин, Ваня Гармошкин, Нэпорылов, Иван Дитя, Памфил Головотяпкин, Евлампий Надькин. Выходила даже «Газета Надькина», редактором-издателем которой числился «популярный приключатель ЕвлампийКарпович Надькин».

Создатели некоторых псевдонимов имели одну цель – вызвать улыбку у читателей. Писатель Владимир Гиляровский часто подписывал свои статьи – «Театральная крыса», а Алексей Писемский – «Фельетонная кляча Никита Безрылов». Для создания комического эффекта писатели использовали шуточные псевдонимы — пайзонимы (от греч. «paizein» — «шутить»). Молодой М.Горький выбрал старые, давно вышедшие из употребления имя с замысловатой фамилией Иегудиил Хламида. Полны остроумия подписи под произведениями М.Горького, которые не предназначались для печати. Под одним из его писем к 15-летнему сыну стоит: Отец твой Поликарп Унесибоженожкин. На страницах домашнего рукописного журнала «Соррентийская правда» 1924 года, на обложке которого Горький был изображен в виде великана, затыкающего пальцем кратер Везувия, он подписывался Метранпаж Горячкин, Инвалид муз, Осип Тиховоев, Аристид Балык.

4.6 Дань моде

Немалую роль в принятии псевдонима играла мода на создание вымышленного имени, которая зародилась еще в XVIII веке и особенно пышно расцвела в годы символизма. Символисты считали, что символика должна быть уже в самой подписи автора. Например, символист Андрей Бугаев известен нам как Андрей Белый, Константин Бальмонт имел настоящее имя Константин Баламут.

Немалое значение псевдоним имел среди представителей литературного течения имажинистов (от романского корня «image» — «образ»). Сам процесс возникновения образа писателя-имажиниста представлял собой «намеренное разрушение предметного значения слова путем сопоставления непохожих предметов, явлений, понятий».

Большой известностью среди имажинистов пользовался Александр Борисович Кусиков. Он старательно романтизировал свой образ, создавая себе имидж дикого горца, об этом свидетельствуют следующие строки его биографии: Кусиков «сочинил себе черкесское происхождение и тщательно это подчеркивал в стихах и письмах, в одежде (черкеска и военный френч, брюки-галифе и высокие сапоги, на плечах бурка, в руках четки) и манере поведения». Сандро Бейбулет Ку и Кусиков – это псевдонимы, настоящая же фамилия его была Кусикян, поскольку будущий поэт родился в армянской семье в Армавире. Большую известность ему создало ироническое двустишие Маяковского:

К чему спорить из-за вкусов и вкусиков?

Одному нравлюсь я, а другому – Кусиков.

В «воинствующий орден» также входил проживавший в Ленинграде в 1920-х годах Леонид Осипович Турутович, выступавший под вымышленным именем Владимир Владимирович Ричиотти. Русское употребление имени и отчества (возможно связанных с именем и отчеством чрезвычайно популярного в то время Маяковского) в сочетании с итальянской фамилией делает псевдоним достаточно звучным. Слово Ричиотти – один из самых загадочных псевдонимов в русской литературе XX века. Библиограф Иван Филиппович Масанов, исследуя происхождение этого псевдонима, натолкнулся на имя сына Джузеппе Гарибальди, которое звучало как Ричиоти Гарибальди (Riccioti Garibaldi), а также обнаружил имя не слишком известного основателя одного из первых кинематографических обществ Европы, современника поэта Ричиотто Канудо (Ricciotto Canudo). С другой стороны, можно попытаться возвести этот псевдоним к итальянской форме riccio, в функции прилагательного имеющего значение «кудрявый, курчавый», а в функции существительного – «локон, завиток». Riccio также означает по-итальянски «ёж». Помимо всего перечисленного, в комплексе [р’ичитт’и] явно анаграммирована его подлинная фамилия Турутович. Этот комплекс мог эффективно использоваться в сочетании с именем и отчеством поэта, но не терял своей звучности и самостоятельной образности и в изолированном употреблении.

4.7. Проба пера

Дебют на литературном поприще может оказаться неудачным. Его можно замаскировать, подписавшись псевдонимом или оставив произведение без подписи.

Владимир Маяковский в возрасте 14 лет стихи «Весенняя картинка» и «Полно плакать над ним» в гимназическом журнале «Порыв» 1907 года подписывал ъ, последней буквой своего имени. В этом же журнале его перу, по всей видимости, принадлежали также: юмореска «Гимназисты», подписанная Константин, и статья «Бранд и русская действительность», подписанная Югов. Константином звали деда Маяковского и его рано умершего брата. Но уже под ранними стихами в альманахах «Пощечина общественному вкусу» (1912) и «Требник троих» (1913) Маяковский поставил полностью свои имя и фамилию.

4.8 Создание образа



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap