Научно-исследовательская работа Историческое наследие кельтов — кельтские мифы



Государственное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа

№ 230 с углубленным изучением химии и биологии

Фрунзенского района Санкт-Петербурга.

192238. г. Санкт-Петербург. ул .Пражская д.25.

телефон-факс 269-89-02. 268-84-66, 268-01-66

e-mail: [email protected]

Районная конференция школьников

«Купчинские юношеские чтения: наука, творчество, поиск»

 

Секция:

филология (литературоведение)

исследовательская работа

Историческое наследие кельтов – кельтские мифы

Автор:

Шишкин Олег, ученик 6б класса, школы №230

 Руководитель:

Карпова Е.В., учитель русского языка и литературы школы №230

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург

2013

Содержание

Введение…………………………………………………………………………………….3-4



Глава I. Из истории кельтского народа……………………………………………………..5

Варварская переферия античного мира………………………………………………….5

1.2.Древние кельты………………………………….………………………………………6-8

1.3. Галлы, галаты, бритты, каледонцы………………….…………………………………..9

1.4.Внешний вид, жилище……………………………..…………………………………10-11

1.5.Самобытная культура кельтов………………………………………………………..12-13

1.6.Жрецы……………………………………………………………………………………..14

1.7.Поражение кельтов………………………………………………………………………15

ГлаваII. Кельтская мифология……………………………………………………………..16

2.1.Что такое мифология…………………………………………………………………….16

2.2.Сказания древних кельтов……………………………………………………………17-18

2.3.Хранители и толкователи древних преданий…………………………………………19

2.4.Кельтские божества………………………………………………………………….20-22

2.5.Герои кельтских мифов……………………………………………………………..23-24

2.6.Мифы о животных…………………………………………………………………..25-26

2.7.Поздняя кельтская мифология…………………………………………………………27

Заключение…………………………………………………………………………………28

Список литературы……………………………………………………………………….29

Приложение

Введение

О кельтах мы знаем гораздо меньше, чем о греках или римлянах, хотя они тоже создали великую и своеобразную цивилизацию. В отличие от римлян они не заботились о создании обширной империи, продолжая жить по законам родоплеменного общества, и поэтому не оказали сколько-нибудь заметного влияния на другие народы.

Проблемой является то, что тексты по истории и литературе, записанные непосредственно в ту эпоху, полностью отсутствуют. Известно, что у кельтов существовала письменность, но они ею не пользовались. Можно лишь предполагать, что эта странная особенность была составной частью их социальной и религиозной культуры и что друиды, или жрецы, наложили на весь народ своего рода табу, запрещающее записывать что бы то ни было.

Поэтому наследие кельтов дошло до нас исключительно в устной традиции. Их культура невероятно богата волшебными легендами и преданиями, которые веками передавались из уст в уста и, как правило, сохранились в нескольких вариантах, как, впрочем, и сами кельтские имена и названия. И лишь в сравнительно недавнее время наши знания о кельтах существенно пополнились благодаря археологическим раскопкам. И артефакты, найденные в таких раскопках, поведали нам об образе жизни кельтов гораздо больше, чем уцелевшие письменные источники.

Так как у кельтов бытовало поверье, что после смерти человек просто-напросто отправляется путешествовать в потусторонний мир, в их захоронениях были найдены не только останки умерших, но и множество бытовых вещей, которыми покойные пользовались в земной жизни и которые, как считалось, понадобятся им в царстве смерти. Эти находки, к числу которых относятся повозки, телеги, даже лошади, а также всевозможные тарелки и блюда, инструменты, оружие и ювелирные украшения, позволили ученым полнее и глубже понять быт и нравы кельтов и доказали, что сами кельты отнюдь не были таким примитивным народом, как полагали многие.

Цель моей работы узнать как можно больше о кельтах и доказать, что мифы и легенды кельтов интересны, увлекательны и поэтичны.

Исследовательские задачи:

— собрать как можно больше информационного материала о кельтах, их жизни, традициях, культуре;

— проанализировать содержательную часть волшебных легенд и преданий, сказаний и мифов;

— классифицировать богов и героев в кельтской мифологии;

— отразить влияние литературного наследия в наши дни.

Предметом моего исследования будут кельты, а объектом – кельтская мифология.

Данная работа относится к теоретическим исследованиям. Она помогает пополнить знания и развить кругозор, сформировать представление о кельтах, как о народе со своей культурой и традициями.

Своими знаниями я могу поделиться с одноклассниками и другими слушателями на уроках истории и литературы.

Актуальность моей работы состоит в том, что всё дальше уходит от нас события прошлого, многое теряется, забывается в большой гуще новой информации, но помнить историю, чтить память наших предков мы должны, и в этом нам помогают археологи.

Своей работой я хочу попытаться доказать, что сами кельты отнюдь не были

таким примитивным народом, как полагали многие.

Почему я выбрал такую тему?

Во-первых, она показалась мне достаточно интересной, т.к. я увлекаюсь историей древнего мира, а о кельтах не так много знаю.

Во-вторых, мне захотелось узнать, как кельтский народ представлял себе сотворение мира, во что верил, каким богам поклонялся, какими традициями жил, как развивалась их культура.

Данное исследование состоит из введения, глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Глава I. Кем были древние кельты

Варварская переферия античного мира

В античную эпоху центром древней Европы и сердцем ее цивилизации были классические страны средиземноморского юга — Древняя Греция и Древний Рим. Севернее, западнее и восточнее этих стран обитали племена и народы, которые греки и римляне называли варварами (от греч. «барбарос» — непонятно болтающий). На европейских территориях, граничивших с грекоримским миром, наиболее значительными варварскими народами были скифы на востоке, иберы и лигуры на западе, фракийцы, иллирийцы, германцы и кельты в центре. Современные ученые называют эти европейские регионы «варварской периферией античного мира».

Античные страны вели оживленную торговлю с варварами, поставляя им готовую продукцию в обмен на сырье и рабов. Зачастую греки и римляне перенимали у других народов культурные, технические и военные достижения, а также интересные и глубокие религиозномифологические представления. У варваров же, благодаря античному влиянию, начинали развиваться ускоренными темпами ремесло, торговля, культура, социальнополитические отношения. Таким образом, античный и варварский миры были тесно связаны друг с другом. Поэтому неудивительно, что греки и римляне с интересом наблюдали быт и нравы варваров, много размышляли о них, пытаясь сопоставить их религию и культуру с некоторыми, на их взгляд, аналогичными явлениями собственной жизни.[5]

1.2 Древние кельты

Из всех варварских европейских народов на античный мир наибольшее впечатление произвели кельты.

Они были высокими, стройными, светловолосыми, серо — или голубоглазыми людьми

с широким черепом. Их язык относился к арийской семье, родственными языками которой являются латинский, греческий, тевтонский, праславянский, зенд (древнеперсидский) и санскрит (древнеиндийский). Греки и римляне недаром считали их «варварами высшего порядка»: в период второго железного века (начиная приблизительно с 475 г. до н. э. ) кельты захватили в Европе обширные территории: Галлию и Богемию, Англию и Ирландию, Северную Италию и Средний Дунай.[6]

Античные авторы считали, что центром, из которого кельты расселялись по разным направлениям, была Галлия. Римский историк Тит Ливий рассказывает, что в царствование царя Амбигата Галлия была так перенаселена, что ею стало трудно управлять. На поиски мест для поселения старый царь отправил своих племянников Белловеза и Сеговеза. По жребию Сеговезу выпали Геркинские леса и путь на восток, к долине Дуная, а Белловезу предстояло отправиться на юг — в Италию.

Более удачливым оказался отряд Белловеза. Правда, сначала кельтам пришлось совершить тяжелый переход через Альпы, вершины которых, по словам Тита Ливия, касались неба. Однако, когда они спустились вниз, перед ними открылась благословенная страна. Хлебные пашни, заливные луга, зеленеющие равнины, покрытые сетью бесчисленных каналов, густые виноградники тянулись без конца и без края.

Это была Циркумпаданская область, которой владели этруски. Около 396 г. до н. э. кельты разрушили большой этрусский город Мельп. Переправившись на плотах через реку По, они вновь оказались на плодородных равнинных землях. Здесь под их натиском пал другой крупный город Северной Этрурии — Фельсина, охранявший переход через Апеннины и проход к Адриатике. Затем отряды кельтов прошли вдоль Апеннин до Адриатического моря и далее двинулись на юг. После каждого этапа завоевания часть кельтов закреплялась на захваченных территориях, а другие шли дальше. Кельты основали Медиолан (Милан) и ряд других городов в Северной Этрурии.

Затем кельты напали на находившийся в Средней Этрурии город Клузий, самый древний, богатый и населенный из этрусских городов. Этруски, напуганные нашествием варваров, обратились за помощью к Риму. Отправленные римлянами послы вместо того, чтобы урегулировать конфликт, вмешались в битву на стороне клузийцев. Тогда 30тысячное кельтское войско сняло осаду города и двинулось на Рим. Римская армия перешла через Тибр и преградила им дорогу. 18 июля 390 г. до н. э. близ того места, где в Тибр впадает река Аллия, произошла знаменитая битва, закончившаяся полным поражением римлян.

Античные историки красочно описали устрашающее впечатление, которое кельты произвели на римлян: тысячи людей гигантского роста, с развевающимися волосами, танцевали и потрясали щитами и мечами, громко распевая песни на незнакомом языке. При этом их музыкальные инструменты фантастического вида завывали, как хищные звери. Раздавшийся внезапно боевой клич кельтов окончательно изгнал из душ римских воинов мужество и надежду. Даже не попытавшись вступить в бой, римляне обратились в бегство. Тит Ливий рассказывает, что большая часть охваченного паникой войска бежала во враждебный римлянам город Вейи в Южной Этрурии.

Путь на Рим был открыт. Город был взят и разграблен кельтами.

Между тем, пока одни кельтские отряды нарушали покой Италии, другие отправились искать счастья на восток. Восточная экспансия кельтов, начавшаяся с похода Сеговеза, второго племянника царя Амбигата, была более длительной, чем нашествие на Италию. Сеговез перешел через Рейн, пересек Геркинский лес и вышел к Дунаю. Далее его отряд начал продвигаться по течению реки. Повсюду в этих районах кельты находили богатые пастбища, плодородные равнины и густые леса. От основного отряда Сеговеза начали отделяться группы кельтов, которые обосновывались на захваченных территориях. Например, область, где расположилось племя бойев, была названа Богемией; это название было известно со времен греческого географа Страбона (конец I в. до н. э. ).

В 335 г. до н. э. на Дунае кельты встретились с Александром Македонским. Об этой встрече рассказал друг и телохранитель Александра Птолемей Лаг. Александр спросил кельтов, чего они боятся больше всего на свете. «Мы боимся только одного, — сказали они, — что небо упадет на нас». Тем не менее из страха перед Александром кельты не решились перейти через Дунай. Однако, после его смерти (323 г. до н. э. ) кельты ворвались в Грецию и опустошили ее.

Таким образом, начиная с 390го и вплоть до 207 г. до н. э. почти каждый год кельты совершали походы в южные страны Европы, поражая местных жителей неустрашимостью и презрением к смерти. Разграбив Грецию, пройдя через Фракию, кельты переправились в Малую Азию, где основали быстро эллинизировавшееся Галатское царство. Некоторые отряды кельтов достигали Дакии, Силезии, территории современной Украины. На протяжении второй половины 1го тыс. до н. э. кельты были одним из важнейших военных факторов древней Европы.[9]

1.3 Галлы, галаты, бритты, каледонцы

Естественно, что кельтами заинтересовались античные авторы, считавшие их удивительным, загадочным народом. Греческие писатели обычно именовали этот народ словом «кельты», считая, что это их самоназвание. Затем в греческой литературной традиции появляется еще одно наименование — «галаты». Так называли кельтов, совершавших набеги в Македонию, Грецию, а затем утвердившихся в Малой Азии. Римляне же всех кельтов, живших на европейском континенте, называли «галлы», шла ли речь о кельтах Центральной Европы, Фракии или Малой Азии. Откуда же появились три различных наименования? Один из лучших знатоков кельтского прошлого, замечательный французский исследователь первой половины XX в. А. Юбер считал, что «кельты», «галаты» и «галлы» могут быть тремя формами одного и того же слова, «услышанного в разное время, в разной среде, разными ушами и переписанного людьми, не имевшими одинаковых орфографических навыков».

Жителей Британских островов, своими религиозными верованиями и языком напоминавших древним авторам галлов, называли британцами или бриттами. Шотландских кельтов называли каледонцами. Древнее население Британских островов стали называть кельтами только в середине XVIII в., когда под влиянием романтизма в Европе возник живой интерес к культуре древних народов.[9]

1.4 Внешний вид, жилище

Их одежда, состоявшая, по свидетельству римских авторов, из рубахи с рукавами, штанов, доходящих до лодыжек, и своеобразной накидки или короткого плаща, скрепленного на плечах застежкой, была сшита из плотного войлока или шерстяных тканей, окрашенных в яркие и пестрые цвета. Так, римский писатель Диодор сообщает нам, что рисунок их одежд состоял из квадратов и линий, «словно они были усыпаны

цветами». В таком наряде они казались настоящими «титанами», и мы вполне можем поверить на слово Марку Теренцию Варрону, когда он говорит, что они «являли собой весьма пестрое зрелище». Мужчины носили еще и особые шапки из мягкого фетра, а женщины оставляли голову непокрытой, собирая волосы в пышный узел на шее чуть ниже затылка. В бой мужчины также шли с непокрытой головой, зачесывая волосы на лоб и выкрашивая их в густо-красный цвет с помощью особой смеси, состоявшей из гусиного жира и золы букового дерева.

Благодаря этому они напоминали скорее не людей (как писал наставник Цицерона, Посидоний, посетивший Британию ок. 110 года до н. э.), а странных диких существ, вышедших из лесных дебрей. И женщины, и мужчины очень любили украшения, с удовольствием нося массивные золотые браслеты, кольца, шпильки, булавки и броши, украшенные янтарем, стеклом и гагатом. Их оружие — всевозможные ножи, кинжалы, наконечники дротиков и копий, боевые топоры и мечи были сделаны из бронзы и железа, а щиты представляли собой точно такие же круглые «мишени», которыми пользовались горцы в битве при Куллодене.[6]

Кроме того, они, по-видимому, применяли и своеобразное лассо, на конце которого был закреплен небольшой округлый камень; этим лассо они пользовались точно так же, как южноамериканские пастухи-гаучо — своими болас. Их боевые колесницы делались из прутьев, а на деревянных колесах крепились бронзовые боевые серпы. На колеснице, в которую запрягались пара или четверка коней, могли разместиться несколько воинов. Гоня коней, они на полном ходу врезались в ряды противника, поражая его дротиками и длинными боевыми косами. Римляне были изумлены искусством колесничих, которые, по словам самого Цезаря, «могли на полном скаку остановить коней на крутом склоне и мгновенно развернуть колесницу, пробежать по дышлу, вскочить на хомут не теряя ни мгновения, вернуться в колесницу».

С этими свидетельствами римских авторов мы вполне можем сравнить описание знаменитого гэльского героя Кухулина, которого ирландские хронисты показывают нам отправляющимся в бой. Кухулин, воспетый в «Похищении быка из Куальгне», облачен в те же одежды и доспехи, которые столь подробно описаны у классических римских историков и географов. «Его пышное одеяние, которое он надевал в особо важных случаях», состояло из «красивой малиновой рубахи с пятью складками, обшитой по краю белоснежной серебряной тесьмой и золотой вышивкой, сверкавшими на солнце настолько ярко, что даже глаза суровых воинов не могли выдержать их блеска. Под ней, прямо на тело, была надета тонкая шелковая рубашка, сплошь расшитая золотом, серебром и белой бронзой и доходившая почти до края его красно-коричневого килта(короткой мужской юбки до колен, традиционная одежда кельтов и шотландских горцев).

На шее у него сверкала добрая сотня цепочек из красного золота, с которых свешивались всевозможные подвески. На голове у него красовалась шапочка, украшенная сотней всевозможных карбункулов». В руке он держал «особый щит густо малинового цвета, обитый по окружности белоснежной серебряной полосой. На левом бедре у него висел меч с золотой рукоятью. За спиной у него, в колеснице, виднелись длинное копье и обоюдоострый дротик, прикрепленный к плетеному ремню с заклепками из белой бронзы». Другой фрагмент гэльской саги «Точмарк Эмер», «Сватовство Эмера», известного древнеирландского произведения, подробно описывает колесницу ее героя, Эмера. Она была сделана из дорогого дерева и плетеных прутьев, а ее колеса — из белой бронзы. Колесница имела высокую изогнутую медную раму, красивый золотой хомут и дышло из сверкающего серебра с украшениями из белой бронзы. Ее поводья были сплетены из желтых кожаных ремней, а оси были прочными и

крепкими, как лезвие меча.

В таком же духе старинные ирландские авторы воспевают и жилища, и крепости своих мифических королей. Все они, подобно дворцам Приама, Менелая и Одиссея, так и сверкают золотом и драгоценными геммами. Конхобар, или Конахар, легендарный король Ольстера эпохи его золотого века, имел не один, а целых три таких «дома» в Эмайн Махе. Об одном из таких «домов», именуемом «Красная Ветвь», в том же «Сватовстве Эмера» рассказывается, что в нем имелось девять обширных покоев из красного тиса, в которых были устроены бронзовые перегородки. Сами покои располагались вокруг жилого терема короля, потолок в котором был серебряным, а бронзовые колонны, поддерживавшие его, были украшены золотом и карбункулами. Далеко не столь пышные описания, приводимые в трудах латинских авторов, несомненно, куда более достоверны, чем панегирические восторги саг. В них сообщается, что бритты, хорошо

знакомые римлянам, жили в деревнях, хижины в которых, напоминающие пчелиный улей, были крыты папоротником или камышом. При приближении врага жители

спешили укрыться в местном дуне(примитивное земляное укрепление). Такие дуны, по свидетельству Цезаря,отнюдь не являвшиеся шедеврами архитектуры, представляли собой округлое или овальное пространство, обнесенное палисадами из прутьев и земляными насыпями и расположенное либо на вершине холма, либо на островке посреди непроходимого болота. Остатки таких земляных укреплений сохранились до наших дней во многих графствах Англии. Наибольшей известностью среди них

пользуются «замки» в Эймсбери, Эйвбери и Олд Сарум в Уилтшире, холм святой

Екатерины возле Винчестера и холм святого Георгия в графстве Суррей, и более чем вероятно, что, несмотря на восторженные описания кельтских панегиристов позднейших времен, легендарные «дворцы» в Эмайн Махе и Таре мало чем отличались от таких укреплений.[6]

1.5 Самобытная культура кельтов

Кельты создали замечательную, самобытную культуру. Основу их экономики составляло сельское хозяйство. Кельты были очень опытными и искусными земледельцами, они умели возделывать не только земли на склонах холмов и плоскогорьях, легкие для обработки, но и тяжелые земли в долинах. Кельтская система земледелия была более совершенной, чем римская или греческая. Почву кельты удобряли мергелем — осадочной горной породой, которую они добывали на глубине ста футов. Римлян удивляло это «удобрение земли землей».

Галлы усовершенствовали древние орудия земледельческого труда. Пришедших в Галлию римлян поразил высокий уровень сельского хозяйства кельтов, ведь у них на родине земледельцы все еще обрабатывали землю примитивными способами. Жители Средиземноморья все еще пахали землю примитивной сохой, а кельты Галлии изобрели двухколесный плуг с лемехом, который тащили несколько пар быков. Именно применение этого галльского плуга, который упоминает римский ученый I в. н. э. Плиний Старший, позволило начать обработку тяжелых земель. Для разрыхления больших глыб земли галлы использовали борону, и, вероятно, из Галлии она попала в южные страны. Более того, галлы изобрели снабженную железными зубцами жатку на колесах, которую тащили вьючные животные.

Одним из основных ремесел у кельтов была обработка металлов. Железо добывали в центре Галлии, на территории племени битуригов. Из него кельтские кузнецы делали вещи поразительной красоты, например украшенные гравированным или штампованным орнаментом ножны мечей или фибулы из мягкого железа.

Особую роль в жизни кельтов играло золото. Воин, по крайней мере знатный, не шел в бой без золотых украшений. Золотые браслеты украшали его запястья и предплечья, золотые фалары сверкали на груди его лошади; золотом были инкрустированы его щит, ножны и рукояти его мечей и кинжалов, оно покрывало его шлем и панцирь и сияло в вышивке на его одежде и в его волосах.

Золото также считалось лучшим приношением в святилища кельтских богов. Из него были сделаны самые ценные вотивные предметы. Согласно представлениям кельтов, в золоте была заключена некая магическая энергия.

Золотые браслеты, ожерелья, фибулы, позолоченные щиты, шлемы, ножны мечей украшались вставками из коралла, который специально привозили из других стран. В Галлии вместо кораллов использовали красную эмаль, ее легче было инкрустировать в металл, и стоила она дешевле. Вообще искусство эмали было кельтским изобретением. Греки и римляне его почти не знали и с трудом верили рассказам о том, что «варвары Океана» умеют «лить краски на разогретую медь и закреплять их на ней, как камни».

Кельтские плотники, кузнецы, колесные мастера построили некоторые из самых совершенных колесных экипажей древности. Это относится как к четырехколесным повозкам, обнаруженным в ранних кельтских погребениях, так и к легким двухколесным боевым колесницам, которые часто встречаются в более поздних захоронениях.

Центрами ремесла и торговли у кельтов были большие многолюдные города, такие, как Бибракте, Герговия, Алезия, Аварик в Галлии. В центре города была рыночная площадь, где находились ремесленные мастерские. К площади вели улицы, по сторонам которых стояли жилища горожан. Дома состоятельных галлов, построенные в римском стиле и украшенные мозаикой и росписями, располагались в особых аристократических кварталах.[5]

1.6 Жрецы кельтов



Жрецы кельтов известны под названием друидов. В основе слова «друид» лежит корень «ДР», означающий в некоторых арийских языках [1] дерево и в первую очередь — дуб. Это чаще всего истолковывается как свидетельство того, что друиды воздавали особые почести царю деревьев. Известно, что омела — странное растение-паразит, облюбовавшее дуб, — считалось у друидов главным среди «могущественных трав» и играло важную роль в их ритуалах; то же самое можно сказать о почитании омелы у других арийских племен. Так, у норвежцев омела была посвящена богу Бальдеру, а римляне считали ее «золотым сучком», открывающим вход в аид.

Свидетельства латинских и гэльских авторов дают нам весьма полное представление о служении друидов и о том особом почитании, которым они были окружены. В древности они были для своего племени и жрецами, и врачевателями, и волхвами, и прорицателями, и богословами, и учеными, и историографами. В них была сосредоточена вся полнота духовной силы и все человеческие знания; поэтому друиды всегда занимали почетное второе место после королей и вождей. Они были полностью освобождены от уплаты налогов в казну короля и от участия в военных походах, что позволяло им всецело посвятить себя своему божественному служению. Их решения считались окончательными, и те, кто не желал подчиниться им, подвергались жестоким

гонениям и всеобщему бойкоту.[7]

1.7 Поражение кельтов

При всех своих замечательных культурных достижениях кельты не добились одного — политического единства, и поэтому они не смогли противостоять натиску наступавшего на них Рима. Первой была завоевана Галлия. Галлия очень быстро романизировалась, превратившись в один из самых благоустроенных и процветающих районов римского мира.

Британия была завоевана позже Галлии. Призывы к завоеванию бриттов слышались еще во времена Августа, но только при императоре Клавдии римлянам удалось овладеть значительной частью Британии. В 43 г. римский полководец Авл Плавтий повел туда войска. Римляне быстро покорили южную часть острова, но с северными племенами им пришлось вести длительную и упорную войну. Полностью остров так никогда и не был завоеван римлянами: независимыми оставались северные районы (земли каледонцев и пиктов), а также горные труднодоступные области на западе острова. Естественно, что в независимой части Британии кельтские традиции были очень прочными.

В начале V в. римляне вывели свои войска из Британии, и на этом кончился римский период британской истории: с середины V в. начались нашествия англосаксов на остров. Однако формально в это время Британия еще была частью Римской империи. Сохранялся и римский титул «вождя Британии» (верховного главнокомандующего британской армии), носители которого играли важнейшую роль в жизни острова в эту смутную переходную эпоху. Известны четыре «вождя Британии» этого времени: два исторических и два легендарных. Исторические — это Вортигерн и Аврелий Амброзий, легендарные — Утер Пендрагон, отец короля Артура, и сам Артур. Два последних имени переносят нас в мир средневековой кельтской культуры. Спасаясь от саксонского нашествия, часть бриттов переселилась во французскую Бретань. В XI в. среди них широко распространились легенды о короле Артуре, которые затем были восприняты и переосмыслены средневековой рыцарской литературой. В XVIII в. именно в кельтском культурном наследии находили мощный источник вдохновения выдающиеся представители европейской культуры: Гёте, Шатобриан, Р. Вагнер и др.

Глава II. Кельтская мифология

2.1. Мифология

Мифология — это первая, архаичная форма духовной культуры, возникшая на самой ранней стадии общественного развития. Тогда человечество в форме мифов, т. е. сказаний, преданий пыталось дать ответ на все волнующие людей вопросы. Значительную часть мифологии составляли космологические мифы, посвященные устройству мироздания, возникновению наиболее важных явлений природы, животных и людей. Особое место занимали мифы о достижениях людей: добывание огня, изобретение ремесел, развитии земледелия, приручении домашних животных.

В древних сказаниях были заложены все ключевые аспекты бытия: великая любовь и ревность; конфликт старого и нового поколений; мужество и жестокость мужчин, особенно на полях сражений; проказы плутов, любителей нарушить размеренную скуку жизни; тяжесть болезни или увечья; таинство смерти, загробная жизнь, включая возрождение и переселение душ, а также жизнь после смерти; влияние колдовства на разум и тело; страсть к странствиям или смертельные схватки с чудовищами; горечь предательства; внезапность несчастья, удачи и всего, что связано с судьбой; отношения между земным и небесным, между людьми и богами; мифы о мировом потопе; гипотезы сотворения мира и происхождения общества; и последнее, пожалуй, самое важное — желание постичь сущность вселенной.

Весь жизненный опыт, всю мудрость, которые копились тысячелетиями, человечество выразило именно в мифологической традиции. Сказания передавались из уст в уста, часто людьми, спецификацией которых были именно хранение этого знания и передача его потомкам. Нельзя не восхищаться огромным разнообразием мифологических сюжетов, их сложной структурой, поэтической красотой описываемых мест.

Каждая культура древнего мира, будь то египтяне, шумеры, кельты, или греки создала по-своему уникальный мифологический корпус, позволяющий нам окунуться в прошлое на несколько тысяч лет назад, увидеть культуру народов, давно исчезнувших с лица земли, понять, как человек видел этот мир, что он думал.[2]

2.2.Скзания древних кельтов

Одной из ярчайших мифологий древности, оказавшей огромное влияние на культурное развитие европейской цивилизации, являются сказания древних кельтов, народа, «жизнь и история которого и сегодня в значительной мере окутаны покровом тайны». По меньшей мере дважды кельтские сказания оставили след в европейской литературе. В первый раз это случилось в XII веке, когда весь Запад был покорен романами о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола, в сюжетах и поэтике которых многое почерпнуто их кельтских сказаний. Образы Мерлина, Тристана, короля Артура имеют прообразы в сагах Ирландии. Во второй раз это произошло в XVIII веке, когда вся европейская поэзия, не исключая и русской (Н. М. Карамзин, А.С. Пушкин, В. А. Жуковский), подпала под обаяние «Оссиана» Макферсона, который сам вдохновлялся шотландскими балладами.

Мифы кельтов имели ирландское и галльское происхождение. Ирландские саги, записанные ирландскими монахами, разделены на циклы: мифологический цикл, цикл Ольстера, излагающий подвиги царя Конхобара, и цикл Финна. Наследие галлов не столь велико. В основном это знаменитые «Мабиногион» (10 и 11 веках) и «Сказка о Кулуахе и Олуэн».[1]

Приведём несколько примеров известных преданий кельтов.

Предание о браке короля с лошадью — представляется весьма древним, ибо имеет широкие параллели. Кельты очень почитают лошадь, тысячелетиями помогавшую им в странствиях по континенту. И недаром при освящении вхождения короля во власть у кельтов совершается ритуал священного брака короля с лошадью. [Эта традиция близка древнему индийскому обряду asvamedha — жертвоприношение коня, совершаемое царем.]

Вторым ритуалом кельтов, при выдвижении короля, является Праздник Быка (Tarbfeis). Его кульминация — пророческий сон человека, вкусившего крови и мяса принесенного в жертву быка. Во сне этот человек видит будущего короля.

У кельтов существует предание о святом Граале. Изначально Грааль это таинственный сосуд, стремясь приблизиться к которому рыцари совершают подвиги. Образ Грааля сближают со священным копьем [ в эпоху христианства это копье, пронзившее тело Христа ]. Особенность Грааля заключена в том, что нечистые душой, помыслами и делами люди не могут узреть святой Грааль. Он допускает лишь целомудренных и непогрешимых. Недостойный при приближении может быть ранен или занемочь, но он же может надеяться на избавление, дарованное святым Граалем.Святой Грааль неистощим и обладает способностью насыщать избранников. Он охраняется поющими ангелами в расположенном на небесах замке Карбоник.

Предание об острове яблок. Кельты верили в существование в океане, на западе, “островов блаженных”, представляющих собой потусторонний мир, именуемый Аваллон. На Аваллоне высится стеклянная башня, а обитающие на острове женщины предлагают яблоки, вкусившему дарующие бессмертие.

Теперь обратимся к представлению кельтов Ирландии об окружающем их мире.

В центре Мидкуарта (средний двор мироздания) высится священное древо кельтов — столб дома Да Дерга. У его основания находится источник. Ирландцы утверждают, что источник этот вытекает из сида (холма) Нехтана и дает начало реке Бойн, одной из крупнейших рек Ирландии. Источник Вдохновения заключает в себе божественную мудрость. Стоящий над источником ореховый куст роняет в его воду плоды. Их уносит потоком в реку Бойн и тому, кто отведает таких орехов, даруется полнота знаний.

С Источником Вдохновения связано такое предание. Некогда Боанн, богиня любви и мать бога любви Аонгуса, осквернила чистоту Источника Вдохновения. Воды выплеснулись из лона и образовали реку Бойн, названную по имени богини Боанн. В реке Бойн плавает лосось мудрости. [11]

Миф «Лосось мудрости»

В возрасте семи лет Финн, герой цикла Финна, прибыл к сказителю Финнегасу. Последний только что выудил волшебного лосося, дающего мудрость. Старец доверил мальчику приготовление рыбы, строго-настрого приказав не пробовать её. Финн, переворачивая рыбу, обжёг большой палец. Он поднёс палец ко рту, чтобы зализать ранку, но к пальцу пристал кусочек рыбы. Так Финн обрёл мудрость, которой обладал лосось.

У кельтов существуе предание о столкновении мира богов и людей с миром подземных демонов, происходящее на рубеже старого и нового годов. При этом демоны разрушают божественную гармонию мироздания. В огне гибнет правитель мира, а вместе с ним и сам мир. Но всякий раз мир возрождается вновь. [Это очень древнее предание с общеиндоевропейскими корнями, наиболее созвучное северогерманскому преданию о гибели мира в огне и о его последующем Возрождении].[3]

Кровавые сражения и поединки — главная тема кельтских мифов — могут показаться менее ужасными, если помнить о вере кельтов в реинкарнацию душ. Их загробный мир, в отличие от античного, не был мрачным обиталищем теней. Его можно назвать раем, местом отдыха душ перед возвращением в наш мир. Так поэт-воин Оисин с красавицей феей Ниам 300 лет провел в потустороннем мире, прежде чем вернулся в Ирландию. Спешившись с волшебного коня, Оисин из юноши тут же превратился в дряхлого старца. Еще одной яркой чертой кельтских мифов является любовный треугольник: чаще всего это юная прекрасная богиня, фея или дева и двое мужчин, молодой отважный воин и умудренный жизнью старик. Один из них любим, второй отвергнут, и чтобы завоевать своенравную красавицу, в ход шли оружие, сила и колдовство.

2.3. Хранители и толкователи древних преданий

Хранителями и толкователями древних преданий являлись жрецы древних кельтов (друиды в Галлии, филиды и друиды в Ирландии). Вопрос о разграничении функций филидов и друидов на территории Ирландии довольно сложен. Франсуаза Леру говорит о том, что, возможно, друиды и филиды составляли две параллельные друг другу корпорации, соперничавшие между собой.4 Данные группы были родственны между собой, в древнейшие времена являясь единой организацией с общими привилегиями.

Хотя письменность у кельтов существовала, друиды запрещали фиксировать что бы то ни было из своего учения. Возможно, таким образом они защищали одну из основных привилегий своей «касты» (хранение и передача мифологического корпуса), не желая, чтобы знание распространилось среди непосвященных. Как бы то ни было, серьезной проблемой для изучения ирландской мифологии является отсутствие письменных источников, записанных непосредственно в ту эпоху самими кельтами. Наиболее древняя из сохранившихся рукописей датируется XI – XII вв. н. э. Ирландские сказания были записаны только после введения христианства, в 5 веке н.э. монахами в монастырских скрипториях. Священнослужители не просто фиксировали предания, они их ощутимо корректировали, а некоторые предания не записывали совсем.

Таким образом, до нас дошел обширный корпус литературных памятников, посвященных мифологии Британских островов и записанных в период примерно с начала XII до конца XVI века. Наиболее известными из них являются такие манускрипты, как Лейнстерская книга, Баллимотская книга, Великая и Желтая книги Лекана. Сейчас эти источники хранятся в дублинском Тринити Колледже и Королевской Ирландской Академии. Лейнстерская книга была записана около 1160 года, в ней содержатся такие тексты, как «Книга захватов Ирландии», «Похищение быка из Куальнге», в которой легендарный эпический герой Кухулин совершает свои

славные подвиги. Этот манускрипт получил название «Книга Бурой Коровы»,

поскольку он, как гласит предание, написан на пергаменте из шкуры любимой

коровы св. Киарана, жившего в VII веке и «Старина мест». Баллимотская книга датируется концом XIV века и, помимо всего прочего, содержит истории о Финне Мак Кумале, фениях и верховном короле Ирландии Кормаке. Желтая книги Лекана была записана не позднее начала XV века и содержит в себе практически весь уладский цикл повестей. [7]

2.4 Кельсткие боги

Боги

Богини

Герои

Демоны

Маги

Аонгус (бог юности, красоты, поэзии, музыки)

Бадб(богиня сражений)

Конхобар

Балор(одноглазый повелитель фоморов)

Друиды

Беленус(бог Солнца)

Бригид(богиня врачевания)

Куллох

Фоморы(злобные карлики)

Мерлин

Дану

Кухулин(сын Луга)

Моргана(повелительница смерти)

Гоибниу(бог-кузнец)

Домну

Лаэг

Талиесин

Дагда (бог знания)

Керидвен

Медб

Диан Кехт(бог врачевания)

Морриган (богиня войны, смерти)

Мельдун

Луг (бог Света)

Немона

Оисин

Мананнан (бог моря)

Рианнон

Придери

Нуаду (бог-правительИрландии)

Садб

Пуйл

Огма(богкрасноречия)

Эпона(богиня лошадей, наездников)

Финн Маккул(провидец)

Таранис(бог грома)



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap sitemap