Научно- исследовательская работа на тему Романовы путь к трону Михаил Федорович Романо



Содержание

Введение…………………………………………………………………. 2-4



I.Предыстория династии Романовых…………………………………… 5-19

I.1.От прозвища к фамилии……………………………………………… 5-8

I.2.Романовы при Иване Грозном. Никита Романов Юрьев-Захарьин… 9-14

I.3. Федор Никитич Романов. Романовы в годы Смуты………………… 16-20

II.Избрание на царство Михаила Романова……………………………….. 21-31

II.1.Кем был всенародный избранник?………………………………………………….21-22

II.2. Подвиг Ивана Сусанина……………………………………………….. 23

II.3.Земский собор 1613г…………………………………………………….24-27

II.4. Венчание и начало царствования………………………………………28-31

Заключение………………………………………………………………… 32-33

Список источников и литературы………………………………………….. 34

Введение

В 2013 году отмечается 400-летняя годовщина со дня начала правления династии Романовых. Династия Романовых вписала в историю России особую веху и поистине является для нашей страны своеобразным символом и гордостью. И ныне мы признаны осмыслить уникальный исторический опыт и оценить вклад, который династия внесла в развитие российской государственности. В1613 году на российский престол Земский собор избрал нового царя-Михаила Федоровича Романова. С этого династия вошла в нашу историю. Династия правила в России в течение 305 лет. В период правления Романовых сформировалась русская народность, четко оформилась русская государственность, вышла на мировую арену русская культура. Три века правления Дома Романовых в России были не однозначными: кто-то правил мудро, кто-то совершал ошибки, досадные просчеты, грехи. Но было и много успехов, достижений и побед, благодаря которым мы вправе с честью вспоминать вклад царей Романовых в историю Родины. На протяжении трех столетий представители династии, верно, служили Отечеству. В этот период Россия стала сильной державой, а это главное.

С избранием Михаила Федоровича Романовы, закончился период Смуты. За 32 года правления Михаила Романова в стране удалось покончить с последствиями смуты и начать реформы для продвижения страны. В исторической науке история династии Романовых изучается многими историками. Очень много публикаций об Алексее Михайловиче, Петре I, а вот о самом первом Романове мы нашли совсем немного информации. Хотя именно ему удалось за короткий срок преодолеть последствия разрухи принесенной Смутой. В своей работе мы совершили экскурс в предысторию династии, узнаем откуда пошел род Романовых, чтобы лучше понять образ мыслей наших предков, которые на Земском соборе 1613г. избрали Михаила Романова. Исключительная знатность происхождения рода Романовых в этом решении имела первостепенное значение.

Изучая в курсе истории тему «Политическое развитие в XVII веке. Первые Романовы», нас заинтересовали многие вопросы, связанные с жизнью и деятельностью первого Романова. Поэтому целью нашего исследования стало более глубокое изучение исторических корней этого рода. Поставленная цель определила следующие задачи:

1) Проанализировать историю возникновения рода Романовых;

2) Проанализировать историю становления рода Романовых;

2) Изучить личность Михаила Федоровича Романова;

3) Проанализировать ход Земского собора 1613 г.

Объектом настоящего исследования является – личность Михаила Романова.

Предметом настоящего исследования является – предыстория династии Романовых.

Методологическую основу исследования составили метод анализа и синтеза, исторический метод.

В проводимой работе используется исторические источники, труды историков, статьи научно-популярных журналов, материалы сети интернет.

Главными источниками для работы послужили: Полное собрание русских летописей (нами были использованы только отдельные тома); акты земского Собора 1612- 1613 гг.; Утвержденная Грамота Земского собора 1613 г.; Выдержки из сказания Авраамия Палицына.

Большую ценность представляют труды таких историков как: Платонов С.Ф. (Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв.); К. Валишевский (Первые Романовы); Пресняков А.Е. ( Российские самодержцы); Козляков В.Н. (Михаил Федорович); Морозова Л.Е. ( История России. Смутное время), Коняев Н.М. ( Романовы. Творцы великой смуты).

Были использованы статьи опубликованные в журналах: «Родина» ( № 11 2006 г. В. Козлякова « Царь Михаил Романов и патриарх Филарет; И. Тюменцева « Почему именно Михаил Романов стал русским царем?), ( № 2 2013 г. (Б. Флоря «Избрание царя Михаила», Д. Лисейцева « Демократия Смутного времени»), « Вопросы истории» № 1 1992г. ( Морозовой Л.Е. «Михаил Федорович», Закатова А.Н. « Призвание Романовых», «Преодоление Смуты. Московское царство в XVII в.

Практическая значительность заключается в следующем, что данный материал может использоваться на уроках истории, подготовки к олимпиадам. Материал будет интересен всем интересуется историей России.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, приложения в виде презентации.

I.Предыстория династии Романовых.

I.1. От прозвища к фамилии

В средневековой России принадлежность к той или иной семье определяла будущее потомков на многие поколения вперед. Судьба Михаила Федоровича изменила и судьбу его рода, сделав Романовых на триста лет царствующей фамилией. Но если отлистать летописи от 1613г.на три века назад мы узнаем предысторию этого рода.

Первым известным человеком в роду будущих Романовых был Андрей, сын Ивана, по прозвищу Кобыла. В середине XIV в. он служил московскому князю Симеону Гордому. Хотя Андрей Кобыла, считался московским боярином, у него было только прозвище вместо фамилии, при этом не очень благозвучное. В 1353 году Семён Гордый скончался от чумы, свирепствовавшей на Руси. Об Андрее Кобыле больше ничего неизвестно, но его потомки продолжали служить московским князьям.

Как сообщают родословцы, потомство Андрея Кобылы было обширным. Он оставил пять сыновей, которые стали родоначальниками многих известных дворянских родов. Сыновей звали: Семён Жеребец, Александр Ёлка, Василий Ивантей (или Вантей), Гаврила Гавша (Гавша – то же, что и Гавриил, только в уменьшительной форме; такие окончания имён на «ша» были распространены на Новгородской земле) и Фёдор Кошка. Кроме того, у Андрея был брат Фёдор, который прозывался Шевлягой, что на современном языке переводится как «Кляча». От него произошли дворянские фамилии Мотовиловых, Трусовых, Воробьиных и Грабежевых. Родословцы XVI – нач. XVII века ничего не сообщают об этом. Но уже в первой половине XVII века, когда Романовы укрепились на русском престоле, появилась и легенда об их предках. Фамилии в роду, как это тогда это было тогда принято, давались по имени или прозвищу деда. Так Михаил Федорович стал потомком боярского рода, представители которого в разное время именовались Кошкиными, Захарьиными, Юрьевыми и Романовыми. Фамилия Романов утвердилась только в конце XIV века у Федора Никитича и его братьев-«Никитичей», как их еще звали в Москве.

В годы правления Петра I авторитет Запада настолько был велик в высших эшелонах власти России, что русские аристократы старались найти своих предков обязательно оттуда, из варягов или других иностранцев. Царь являлся главным инициатором этих поисков. Он назначил герольдмейстером своего родственника Степана Андреевича Колычёва, который и старался реализовать пожелания Петра I. В 1722 году Колычёв возглавил Герольдмейстерскую контору при Сенате, особое учреждение, занимавшееся государственной геральдикой и ведавшее учётом и сословными делами дворянства.

Именно тогда утверждалось мнение, что Рюрик принадлежит к потомкам Прусса, который в свою очередь, считался одним из наследников римского императора Августа. В свете этого утверждения Колычёв «со товарищи» создали миф, в котором говорилось, что предок Романовых пришёл из Прусской земли. Теперь о происхождении Андрея Кобылы можно было узнать следующее.

В 373 (или даже в 305 – м) году после Рождества Христова прусский король Прутено отдал королевство брату Вейдевуту. Потомком Вейдевута был Дивон. Он жил в 13 веке и постоянно оборонял свои земли от рыцарей – меченосцев. Наконец в кон. 13 в. его сыновья – Руссинген и Гланда Камбила приняли крещение, а чуть позже Гланда (Гландал или Гландус) Камбила приехал на Русь служить московскому князю. Следовательно, «голубая» королевская кровь в жилах представителей Романовых текла всегда, но была она импортная, прусская. Однако память о предке Романовых по прозвищу Кобыла жила и надо было её как–то совместить с красивым мифом. Колычёв и его команда находила простое объяснение: приезжего пруссака с трудными для русского произношения именами записали проще – Андрей Иванович Кобыла.

Миф красивый и объяснение простое, но серьёзно в него никто не верил. Искусственность этого рассказа очевидна. Тем не менее «прусская» легенда, повторим, стала очень популярной и официально была зафиксирована в «Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской Империи», созданном по инициативе Павла I, решившего упорядочить всю русскую дворянскую геральдику.

Собственно, род Романовых происходит от старшего сына Фёдора Кошки – Ивана, который был боярином Василия I. Сын Ивана Кошки Захарий Иванович входит в состав Боярской Думы. У Захария было три сына. Младший Василий начал род Ляцких (Лятских). Старший сын Захария – Яков Захарьич был боярином и воеводой при Иване III и Василии III. Именно Яков в качестве наместника великого князя в Новгороде занимался выселением наиболее опасных новгородских боярских семей в Москву, Владимир, Нижний Новгород и другие города. Против него же новгородские бояре организовали заговор, который был раскрыт, а заговорщики были казнены или высланы. Потомки Якова Захарьича образовали дворянский род Яковлевых.

Средний сын Захария – Юрий Захарьич, боярин и воевода при Иване III, как и старший брат сражался с литовцами в знаменитой битве у реки Ведроши в 1500 г. Его женой была Ирина Ивановна Тучкова, представительница известного боярского рода.

В период великого княжения Василия Ивановича III выделяется сын Юрия Захарьича – Михаил Юрьевич, но уже не Кошкин, как предыдущие братья, а Захарьин, потому что имя деда становится фамилией. Он был ратным воеводой в походах под Смоленск (1512 – 1514) и на Казань (1524), в качестве надзирающего «у всего наряду» (пушек). Исполнял Захарьин и важные дипломатические поручения. При почти постоянном участии Захарьина шли и переговоры с послами литовскими, Герберштейном и др. С 1511 г. Захарьин был окольничим, в 1520 г. пожалован в бояре. Близость его к великому князю ярко сказалась во время предсмертной болезни последнего. По его приказу Захарьин в числе немногих был вызван из Москвы к государю на совещания о духовной и потом все время находился при больном, поддерживал его при причащении, а в предсмертные минуты помогал его ослабевшей руке творить крестное знамение. В эпоху правления Елены авторитет Михаила Юрьевича Захарьина был настолько велик, что иностранные послы постепенно взяли за правило в начале каждого сложного дела обращаться именно к нему. Однако в 1539 г. он умер, а Елена умерла годом раньше.

Оставил свой след в истории и самый младший сын Захария – Григорий Юрьевич. Участник многих военных походов. В 1547 г. стал боярином. Около 1556 г. принял иночество под именем Гурия, а умер в 1567 году. Он был противником князей Глинских и много способствовал восстанию против них черни во время московского пожара.

Фамилия же Романовых произошла от другого сына Юрия и Ирины окольничего Романа Юрьевича Захарьина. Именно его семья породнилась с царской династией.

I.2. Романовы при Иване Грозном.

Никита Романов Юрьев-Захарьин

В декабре 1546 г. Иван Васильевич в беседе с митрополитом выразил два желания: во – первых, венчаться, но не великим князем, а царём; во – вторых жениться. Оба желания удивили митрополита и бояр: ещё никто не решался венчаться царём, а не великим князем, хотя Иван III и Василий III в некоторых случаях называли себя царями. Удивил Иван Васильевич и тем, что отказался, как входило в тот обычай, искать себе невесту в других странах, убедительно аргументировав свой отказ: «могу не сойтись нравом с иностранкой: будет ли тогда супружество счастьем?»

Желания Ивана IV исполнялись быстро: 16 января 1547 г. в Успенском Соборе Московского Кремля он венчался на царство, а менее чем через три недели – 3 февраля женился на дочери Романа Юрьевича Захарьина – Анастасии. Семейная жизнь Ивана и Анастасии была счастливой. По сведению многих историков, среди пяти законных (венчанных) и двух незаконных жён Анастасия Романовна была самой любимой женой Ивана Грозного, а политика его в годы этого супружества была взвешенной и принесла стране самые благоприятные результаты. Молодая жена подарила супругу трёх сыновей и трёх дочерей. К сожалению, дочери умерли маленькими. Старший сын Дмитрий погиб в девятимесячном возрасте. Когда царская семья совершала паломничество в Кириллов монастырь, взяли с собой и маленького царевича. Путешествие проходило по рекам, на стругах. Однажды няня с царевичем и боярами ступила на шаткие сходни, и, не удержавшись, все упали в воду. Младенец захлебнулся. Потом Иван назвал этим именем своего младшего сына от последнего брака с Марией Нагой. Впрочем, судьба и этого мальчика оказалась трагичной: в девятилетнем возрасте он погиб в Угличе. Имя Дмитрий для семьи Грозного было несчастливым.

Непростым характером обладал второй сын царя – Иван Иванович. Жестокий и властный, он мог стать абсолютным подобием отца. Но в ноябре 1581 г. царевич был смертельно ранен Грозным во время ссоры.

После смерти наследника преемником Грозного стал его третий сын от Анастасии – Фёдор. В 1584 г. он стал Московским царём. Фёдор Иванович отличался тихим и кротким нравом. Ему претила жестокая тирания отца, и значительную часть своего царствования он провёл в молитвах и постах, замаливая грехи своих предков. Столь высокий духовный настрой царя казался странным его поданным, из – за чего и появилась популярная легенда о слабоумии Фёдора. В 1598 г. он безмятежно заснул навеки, и престолом завладел его шурин Борис Годунов. Единственная дочь Фёдора Феодосия умерла, немного не дожив до двухлетнего возраста. Так закончилось потомство Анастасии Романовны.

Своим добрым и мягким характером Анастасия сдерживала жестокий нрав царя. Но в августе 1560 г. царица умерла. После её смерти начался новый этап в жизни Ивана Грозного: эпоха его преступлений против собственной страны.

Женитьба Ивана Грозного на Анастасии выдвинула её родственников на авансцену московской политики. В первых рядах помощников царя появляется Даниил Романович Захарьин – брат Анастасии. Вместе с воеводой Юрием Булгаковым он после первого неудачного похода Ивана IV на Казань закладывал город Свияжск в 1550 г., подавлял восстания луговых черемисов (марийцев) в 1551 и 1556 гг., вёл переговоры с Польшей.

Но особенной популярностью пользовался другой брат царицы – Никита Романович Юрьев. В 1547 – 1548 гг. в неудачном казанском походе, продолжавшемся с 11 декабря 1547 г. по 7 марта 1548 г., Никита Романович находился рындой у царя. В 1552 г., при взятии Казани, он, вероятно, был с царём, так как князь Курбский в своей «Истории» упомянул, что шурья, то есть Данила и Никита Романовичи, посоветовали царю немедленно вернуться в Москву. В 1559 г. в ливонском походе он был товарищем князя Василия Семёновича Серебряного в передовом полку, а затем князя Андрея Ивановича Ногтева – Суздальского в сторожевом полку, где упоминается уже в чине окольничего. В 1560 г. в Разряде сказано: «А наперёд больших бояр и воевод ходили в войну: в большом полку боярин князь Василий Семёнович Серебряный да окольничий Никита Романович Юрьев».[Козляков В.Н.\ М.: Молодая гвардия, 2010.- с. 12] В 1552 г. ему пожаловано боярство.

Весной 1564 г. «по крымским вестям» (донесениям лазутчиков о готовящемся набеге), он был назначен в Каширу вторым воеводой правой руки, товарищем князю Ивану Фёдоровичу Мстиславскому; вторым воеводой в левой руке был князь Андрей Иванович Татев. Воевода большого полка князь Иван Дмитриевич Бельский писал государю, что князь Татев «списков не взял», а сам князь Татев писал государю, что ему «в левой руке быти не мочно для Никиты Романовича, что Никита в правой руке». Царь ответил обоим, чтоб он «списки взял, и в левой руке был, а меньши ему Никиты быти пригоже». По «тайной росписи» Юрьев должен был идти со сторожевым полком «с берега» навстречу царю Иоанну Васильевичу.

В августе того же 1564 г. он был вызван из Каширы в Москву для переговоров с литовским гонцом; из Коломны одновременно вызван князь И. Д. Бельский. В том же году, ввиду прихода крымских людей на Украину, Юрьев назначен в числе других бояр остаться в Москве. В начале 1565 г., когда царь Иоанн Васильевич разделил Московское государство на «опричнину» и «земщину», он оставил Никиту Романовича членом Земского правления. В мае 1565 г. Юрьев подписался под грамотой об отправке посольства в Ногайскую орду, к её новому владетелю Тип – Ахмету, сыну умершего в 1563 г. Измаила, заклятого врага крымского хана Девлет – Гирея.

В 1566 г. после смерти своего брата Даниила Романовича, Юрьев стал дворецким и получил звание наместника Тверского. Из грамот от 15 января и 11 марта 1566 г. видно, что Иван Грозный, прогневавшись на своего двоюродного брата, князя Владимира Андреевича, дал ему вместо старинных его городов Старицы и Вереи с волостями свои два города Дмитров и Звенигород, тоже с волостями. Со стороны Ивана при этой мене были бояре Иван Петрович Фёдоров и Никита Романович Юрьев, казначей Никита Афанасьевич Фуников и дьяк Путила Михайлов.

С 7 мая по 15 сентября 1566 г. в Москве находилось посольство от польского короля Сигизмунда – Августа к царю Иоанну Васильевичу: паны Хоткевич, Тишкевич и писарь Гарабурда; они желали заключения вечного мира, но Ближняя дума, состоявшая из князя Ивана Дмитриевича Бельского, Ивана Васильевича Большого Шереметева и Никиты Романовича, решили толковать с ними лишь о перемирии. 2 июля 1566 г. послам выданы грамота об отказе перемирии; под ней подписался и Юрьев. В 1567 – 1570 гг. в Москву неоднократно приезжали посольства от польского короля, и каждый раз Никите Романовичу выпадало вести с ним переговоры. В 1569 г. Юрьев по росписи от Польской Украины назначен быть в правой руке товарищем у князя Ивана Феодоровича Мстиславского, а в случае прихода крымских людей идти «за реку», то есть за Оку, с передовым полком. В 1570 г. он был оставлен на Москве, когда ратные люди посланы «на берег» по крымским вестям. В 1571 г. Никита Романович и Феодор Васильевич Шереметев ставили город на одном из полуостровов озера Нещерди, в нынешней Витебской губернии, близ границ Себежского и Невельского уездов.

В 1572 г. в зимнем походе царя Иоанна в Великий Новгород и против шведов Юрьев был одним из воевод передового полка затем оставлен в Новгороде, в числе городовых воевод. В январе 1574 г. царь Иоанн Васильевич послал Никиту Романовича в ливонский поход товарищем ногайского мурзы Афанасия Шейдяковича в большом полку. Когда поход окончился, расписаны были воеводы по полкам «Литовской Украины», и вторым воеводой большого полка (первым воеводой был царь Симеон Бекбулатович) оставлен Никита Романович, а вторым воеводой в правой руке – князь Андрей Васильевич Репнин.

В мае 1574 г. Романов стоял с полком правой руки в г. Мышеге Тарусского уезда «для прихода крымских людей». Незадолго до того, в феврале 1574 г., он назначен был вместо умершего князя Михаила Ивановича Воротынского начальником над сторожевой и станичной службой.

В 1575 г. участвуя в ливонском походе, Никита Романович взял город Пернау и изумил жителей великодушием, предоставив им право добровольно присягнуть московскому царю или удалиться из города со всем своим имуществом. В 1577 г. Никита Романович был снова назначен участвовать в ливонском походе, в Новгороде по росписи у него должны были к Преполовению собраться костромичи, галичане, Вотская и Обонежская пятины. Весной царь Иоанн прибыл в Новгород с обоими царевичами, Никита Романович предводительствовал правой рукой. В том же 1577 г. он был в числе судей для разбора местнических счётов по челобитью Фомы Афанасьевича Бутурлина на Ивана Васильевича Шереметева Меньшого; суд не состоялся, так как Шереметев погиб в сражении под Колыванью. В конце 1578 г. начались сильные приготовления к войне со Стефаном Баторием, во главе бояр и приказных людей из земщины показан Никита Романович.

Вскоре после погребения царевича Иоанна 27 ноября 1581 г. Никите Романовичу пришлось делать распоряжения и рассылать грамоты, чтобы были наготове со всей службой стрелецкие голова и сотники, назначенные в случае заключения мира с Польшой ехать в Холм, Великие Луки, Невель и Заволочье. 18 февраля 1582 г. Антоний Поссевин был принят в Москве царём Иоанном Васильевичем, в «ответе» с ним назначены быть Никита Романович, два думных дворянина и дьяки.

Перед смертью царь Иоанн Васильевич поручил своих сыновей Феодора и Дмитрия нескольким приближённым и именитым людям; во главе их, несомненно, стоял Никита Романович тогда ещё – Юрьев.

После смерти Ивана Грозного, впервые годы правления Фёдора Ивановича, как и боялись 21 год назад некоторые бояре, фактическим правителем государства на короткое время стал представитель рода Захарьиных–Юрьевых – Никита Романович. Кроме того, большим значением пользовался шурин царя Борис Годунов, князь И. Ф. Мстиславский и дьяки Щелкаловы. Никита Романович находился в родстве, хотя и в дальнем, с Борисом Годуновым, так как отдал свою дочь Ирину за Ивана Ивановича Годунова, его троюродного племянника; будучи женаты на двух родных сёстрах, княжнах Горбатых – Шуйских, Никита Романович и князь Иван Фёдорович Мстиславский были свояками; к Щелкаловым Никита Романович относился весьма дружелюбно, так как ценил в них ум и выдающиеся государственные способности. Из этого ясно, что в первые месяцы царствования Феодора, пока Никита Романович был здоров, власть сосредоточивалась в кружке лиц, которые находились между собой в родственных и дружеских отношениях.

Однако в 1584 г. Никита Романович сильно занемог и не был уже в состоянии принимать участие в делах правления. Перед кончиной он принял пострижение и даже схиму. В Новоспасском монастыре на памятнике написано: «Лета 7094 (1586), апреля в 23 день, представился раб Божий болярин Никита Романович Юрьев – Захарьин, во иноцех Нифонт схимник».[Козляков В.Н.\ М.: Молодая гвартия, 2010.- с. 13]

От первого брака с Варварой Ивановной Ховриной у него не было детей. От второго, с княжной Евдокией Александровной Горбатой – Шуйской, он имел шестерых сыновей: Феодора (впоследствии патриарха Филарета), Александра, Михаила, Ивана, Василия и Льва, и шесть дочерей. Сыновья Никиты Романовича были известны в конце царствования Феодора Ивановича, а так же при царе Борисе, под именем «Никитичей», что указывало на их сплочённость и дружбу между собой. Они – то и стали называться не Захарьиными и не Юрьевыми, а Романовыми по своему деду, Роману Юрьевичу.

I.3. Федор Никитич Романов. Романовы в годы Смуты.

Подробно стоит остановиться на отце нашего объекта исследования – Михаила Романова – Федоре Никитиче Романове. Ф.Н. Романов был старшим сыном Н.Р. Юрьева, который приходился братом первой жене царя Ивана Грозного Анастасии. Он родился в 1554/55 гг. На правах царского родственника Федор Никитич все время служил при дворе, но боярство получил только в 1586 г. после смерти отца.

Федор Романов достаточно долго считался одним из наиболее завидных женихов Москвы. Он любил гарцевать на коне и одевался по последней моде. Считается, что Федор Никитич женился довольно поздно, около 1590 26г., когда ему было уже больше 30 лет. Его супругой стала Ксения Ивановна Шестова. Первые дети в семье, близнецы Борис и Никита, умерли вскоре после рождения в 1592 г. Затем появилась на свет дочь Татьяна, в 1593г. За ней в 1596 г. родился сын Михаил, будущий царь, и, наконец, вновь два сына: Лев и Иван, которые умерли в младенчестве.

При царе Федоре Ивановиче карьера Федора Никитича складывалась удачно. В Боярской думе он занимал почетное место, во время военных походов входил в состав Дворового полка. Его приглашали на все дворцовые празднества, в том числе и на семейные.

При царе Фёдоре Ивановиче Фёдор Никитич Романов и Борис Фёдорович Годунов занимали равное положение: оба являлись ближними воеводами, если царь находился при армии; получали равной важности поручения. Необходимо, однако, учитывать, что вскоре при дворе в разных должностях появились братья Фёдора Никитича: сначала – Александр, потом – Иван.

Однако в последние годы жизни Фёдора Ивановича мечта занять место не только у трона, но и на самом троне, всё чаще тревожила Бориса Фёдоровича Годунова.

7 января 1598 г. Фёдор Иванович умер, не оставив наследника. К этому времени был мёртв и последний сын Ивана Грозного Дмитрий, убитый в 1591 г. Следовательно, мужская линия Рюриковичей прервалась. В сложившейся обстановке два человека имели возможность претендовать на престол: Фёдор Никитич Романов и Борис Фёдорович Годунов. Кто из них больше достоин его? Ссылаясь на С. Буссора, он говорит о том, что царица Ирина убеждала Фёдора Ивановича вручить царский скипетр брату её Годунову; «но царь предложил скипетр старшему из своих двоюродных братьев, Фёдору Никитичу Романову, имевшему на престол ближайшее право; Фёдор Никитич уступил скипетр брату своему Александру, Александр – третьему брату, Ивану, Иван – Михаилу, Михаил – какому – то знаменитому князю…»

Ни сам Фёдор Никитич Романов, ни его братья занимать трон не спешили, уступая его друг другу и даже вызывая тем самым гнев умирающего царя: «Царь, долго передавая жезл из рук в руки, потерял терпение и сказал: «Так возьми же его, кто хочет».[Козляков В.Н.\ М.: Молодая гвартия, 2010.- с. 14]

Иначе вёл себя в этой обстановке Борис Годунов: «Тут сквозь толпу важных особ протянул руку Годунов и схватил скипетр», несмотря на то, что умирающий царь «благословил и приказал быть на престоле Московского государства братаничу своему Фёдору Никитичу Романову».[Козляков В.Н.\ М.: Молодая гвартия, 2010.- с. 16]

С восшествием на престол Бориса Годунова всё переменилось. Ненавидевший всю романовскую семью, боявшийся их как потенциальных соперников в борьбе за власть, хитрый Годунов одного за другим начал убирать своих противников. Пытаясь обезоружить Романовых признанием их высокого боярского положения, он в то же время окружил их недоверчивым надзором, а когда почуял, что не тверда почва под его престолом, не колебался, где искать корней опасности для своей власти и своих династических планов: в 1601 г. взята была под стражу и на розыск вся семья бояр Романовых. Гласно их обвинили в колдовстве, будто бы найдя у одного из них, Александра Никитича, какое – то «коренье». Однако арестовали не только Александр, но и всех родственников. Борис Годунов никого из Никитичей не казнил: ему оказалось достаточно удалить их от активной политической жизни, что бы успеть обеспечить преемственность собственной династии.

Федор Никитич Романов был пострижен в монахи под именем Филарета в Антониево-Сийском монастыре в Архангельске. Ксению Ивановну, после пострига получившую имя Марфы, сослали в Егорьевский Толвуйский погост на берегу Онежской губы, а Михаил с сестрой Татьяной оказались в Белозерский тюрьме. Так, в возрасте четырех лет будущий государь Русской земли остался сиротой при живых родителях.

Пробыв какое-то время на Белоозере Михаил вместе с тетушкой Марфой Никитичной Черкасской были переведены в Клины.

Ссылка Филарета в Антоньево-Сийском монастыре продолжалась даже тогда, когда остальных Романовых разослали по своим вотчинам. Бывшему боярину, извергнутому из мира и лишенному семьи, приходилось страдать и за себя, и за жену, и за детей. За Филаретом следили приставы, сообщавшие в Москву о его жизни в монастыре. Перемены в поведении Филарета происходят в 1605г., когда в приделах Русского государства появился самозванец Лжедмитрий I. Тем не менее, после своего воцарения в 1605 году Лжедмитрий I повел себя с Романовыми как хозяин. Все выжившие Романовы были возвращены в Москву и щедро пожалованы самозванцем. Филарет был возведен в сан Ростовского и Ярославского митрополита. Старица Марфа с детьми возвратилась в Москву.

С воцарением Василия Шуйского появились планы избрания Филарета московским патриархом. Об этом известно из переговоров бояр с польскими послами. Нареченный патриарх, еще не успевший занять патриарший престол, был отправлен в Углич для перенесения в Москву мощей царевича Дмитрия. Однако в то время, как митрополит Филарет выполнял свое ответственное поручение, в Москве произошли какие-то беспорядки, в которых был замешан один из его родственников — Петр Никитич Шереметьев. Этого оказалось достаточно, для мнительного царя Василия Шуйского, что бы переменить уже почти состоявшееся решение о выборе патриарха и отдать предпочтением казанскому митрополиту Гермогену, избранному на патриарший престол в 1606г.Филарету ничего не оставалось, как уехать на свою митрополию. В начале 1607г.Филарет наконец-то воссоединился со своей семьей в Ростове на более или менее продолжительное время. Известие об этом сохранилось в «Кратком Ростовском летописце»: «В лето 7115(1607г.)февраля в первый день приехав в Ростов митрополит Филарет с сыном своим Михаилом Федоровичем».[Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. 33. М. 1978, с. 210]В царствование Василия Шуйского имя Михаила Романова впервые появляется в официальных документах: его в чине стольника записали в боярский список 1607г. В таком возрасте(10лет)стольники обычно находились на службе вместе с отцами. В этой сложной обстановке, авторитет Филарета, пострадавшего во времена Годунова, был чрезвычайно высок. Гонения укрепили народное уважение к Романову, украсив митрополита венцом мученичества. Опасаясь соперничества с ним, Шуйский отказался от мысли возводить его в патриархи и вновь отправил возглавлять Ростовскую митрополию.

В 1608 г. войска самозванца Лжедмитрия II захватили Ростов, а митрополит Филарет был увезен Тушино под Москву. Отметим, что в мятежном стане существовали, как в настоящей столице, и Боярская дума, и приказы, и должность патриарха, на которую был возведен Филарет.

Осенью 1609г. государев воевода Михаил Васильевич Скопин-Шуйский разбил войско Тушинского вора. Остатки его войска стали отступать в сторону Смоленска, осажденного польским королем Сигизмундом III. В обозе они увезли с собой Филарета. Правда, под Волоколамском пленника удалось освободить, и он смог возвратится в Москву.

Вскоре царь Василий Шуйский был свергнут с престола, и летом 1610 г. власть в государстве перешла в руки боярской верхушки («семибоярщины»). Вновь в правительстве возник вопрос о будущем правителе страны. Тогда-то из уст патриарха Гермогена впервые прозвучало имя Михаила Федоровича, как возможного кандидата на русский престол. Решено было вступить в переговоры с польским гетманом Станиславом Жолкевским по вопросу о приглашении на русское царство польского королевича Владислава. Одним из сторонников этой идеи оказался Филарет, который полагал, что, приняв православную веру, королевич станет послушным орудием боярского правительства, а его избрание позволит установить долгожданный мир между Россией и Речью Посполитой.

В сентябре 1610 г. решено было отправить в Смоленск к Сигизмунду III большое посольство и Филарет охотно вошел в его состав. В ходе переговоров выяснилось, что польский король не собирается давать разрешение на переход Владислава в православие, и заинтересован лишь, в том, чтобы присоединить русские земли к своим владениям. Сигизмунд III приказал арестовать русских посланников и препроводить их в Польшу. Отец будущего царя Михаила Романова провел в Польше девять лет.

С июля по август 1610г. Михаил Романов и его мать находились в Москве.

Там они пережили известие о задержание патриарха Филарета. Там пережили они тяжелые месяцы владычества в столице польского гарнизона, осаду Москвы войсками земских ополчений и страшный голод. Когда 19 марта 1611г. в Москве началось народное восстание против засилья интервентов, старица Марфа с сыном переселились в Кремль в палаты своего родственника Федора Шереметьева. В конце октября 1612 г. ополченцы князей Дмитрия Михайловича Пожарского и Дмитрия Тимофеевича Трубецкого в ходе жестоких схваток с поляками овладели кварталами Белого города. Уличные бои вот-вот должны были начаться на территории Кремля. В ужасе и отчаянии старица Марфа обратилась к полякам за разрешением покинуть охваченный сражением город. Начальник польского гарнирована возражать не стал, и по договоренности с командованием русского ополчения, мирных людей стали выпускать из Кремля. Таким образом, Смутное время оказалось сильным испытанием на прочность для династии.

II.Избрание на царство Михаила Романова.

II.1.Кем был всенародный избранник?

Как уже выше было сказано, Михаил Федорович Романов родился 12 июля 1596г. в Москве в семье боярина Ф.Н.Романова и К.И.Шестовой. В годы Смуты, как мы уже говорили он со старшей сестрой Татьяной оказался, в Белозерской тюрьме. На тот момент будущему царю не было и 5 лет.

Пребывание в тюрьме оказало настолько негативное влияние на детский организм, что ни Татьяна, ни Михаил не дожили до старости. Татьяна скончалась в 18лет, Михаил всю жизнь страдал от заболевания ног и умер в 49лет.

Детство будущего царя оказалось трудным. Приблизительно через год царь Борис разрешил голодным и оборванным узникам переехать в имение Клин Юрьевского уезда. Сюда же приехала мать будущего царя, ставшая монахиней Марфой. Надзирать за женщинами и детьми, ставшими государственными преступниками, было поручено нескольким приставам.

Только после воцарения ЛжедмитрияI летом 1605 г.все оставшиеся в живых Романовы получили свободу. Им же было возвращено имущество и земли. Михаил с матерью и сестрой поселились в уютном доме на Варварке в Москве. Потом сюда же приехал из Антоньиево-Сийского монастыря Федор Никитич. В начале 1606г. он был возведен в сан Ростовского митрополита и уехал в свой епархию вместе с семьей.

Свержение Лжедмитрия I не повлияло на положение Романовых. Более того, подросшему Михаилу царь Василий предложил чин стольника. Но исполнять свои обязанности ему приходилось редко, поскольку Шуйскому было не до пиров- приходилось все время воевать с многочисленными врагами.

После свержения царя Михаил с матерью и сестрой остались в Москве. Татьяна уже была женой князя И.М.Катырева-Ростовского.Тот предал Шуйского и попытался перейти на сторону ЛжедмитрияII.За это он был отправлен в Сибирь.

Разлука с мужем, а также тяготы осадного сидения так повлияли на Татьяну, что в 1611г. она умерла. Ее смерть заставила Марфу в удвоенным внимание опекать Михаила. Ведь он остался ее единственным ребенком. В условиях осады это было сложно сделать, поскольку ни продовольствия, ни дров в городе не было. Но Марфа и Михаил выжили в тех невероятных условиях. Когда в конце октября 1612г. ополченцы разрешили им покинуть Кремль, они тут же направились в костромское село Домнино. Там они надеялись поправить подорванное здоровье. Сведения о Михаиле Романове сообщают, что на момент избрания на престол у него не было никаких личных заслуг, поскольку он был в достаточно юном возрасте. Тяжелое детство, видимо, сказалось не только на его здоровье, но и на характере. Он был малоактивным молодым человеком, предпочитавшим находиться под опекой матери, энергичной и решительной женщины.



II.3. Подвиг Ивана Сусанина

Поселившись в Домнино, Марфа надеялась, что в этом отдаленном от столице месте можно будет от бед и невзгод. Однако очень скоро выяснилось, что даже здесь их подстерегает смертельная опасность в лице поляков, литовцев и вольных казаков, рыскающих по дорогам, селам в поисках легкой наживы. Когда-то они входили в войско Лжедмитрия II, но после его смерти стали грабителями и разбойниками.

Недалеко от Домнина проходил Вологодский трактат, на котором часто появлялись опасные отряды. Чтобы не быть застигнутыми врасплох, местный староста Иван Осипович Сусанин решил установить дозор на развилке ведущей к усадьбе Марфы.

Эта предосторожность оказалась очень своевременной. В самом начале зимы, на дороге показался большой вооруженный отряд. Он состоял из поляков и литовцев. Старший из них стал спрашивать дорогу к усадьбе, где, по его сведениям проживали богатые боярыне. Сусанин, понимая, что его хозяйке, ее сыну грозит смертельная опасность, подал своему зятю Богдану Собинину тайный знак, чтобы тот бежал в Домнино и посоветовал его обитателем поскорее покинуть опасное место.

После этого Иван Осипович Сусанин сообщил руководителю отряда поляков, что готов стать провожатыми показать короткий путь в поместье. На самом деле он повел поляков через лес, болото. Всю ночь храбрый староста водил гостей по лесным чащами топям. Только под утро они заметили огоньки. Но это было не Домнино, а соседнее село Исупово. Поняв, что Сусанин умышленно завел их подальше от богатого поместья, поляки набросились на него и зарубили саблями.

О подвиге Ивана Сусанина Марфа и Михаил узнали только через несколько лет, в 1619 г. Он щедро наградил зятя Богдана Собинина землями.

II.3.Земский собор 1613г.

Освобождение столицы от поляков было лишь первым этапом борьбы за возрождение Русского государства. Необходима была сильная центральная власть. В то время она отождествлялась с царской властью. Авраамий Палицын так описывал ситуацию: «И бысть во всей России мятеж велик и нестроение злейши первого; бояре же и воеводы не ведущее, что сотворите, занеже множество их зело и в самовластии блуду» [Сказание Авраамия Палицына. СПб. 1909, с. 337]6 января 1613 г. Земский собор начал работу. Претендентов на престол было несколько: самые родовитые — князья В. П. Голицын и Ф. И. Мстиславский, полководцы-освободители Москвы М. Пожарский и Д. Т. Трубецкой, принцы — польский Владислав и шведский Филипп-Карл, а также “воренок Ивашка”, сын Марины Мнишек и Лжедмитрия II. Чтобы как-то сдержать страсти сторонников разных претендентов, было решено объявить по всей стране трехдневный пост: «И по всей же России вси православии христиане молятся Богу о сем». Затем в Успенском соборе преступили к решению «великого дела». Документально подтверждено о, что на Земском соборе было от 40-50 представителей духовенства,16 бояр и окольничих, около сорока ополченских воевод, около 20 приказных людей, около 20городовых воевод, и приблизительно 300 выборщиков от городов. Всего почти 500 человек. Никаких данных о том, что в работе собора принимали казаки нет. Сначала собравшиеся отвергли иноземных претендентов. Затем перешли к обсуждению представителей старинных русских родов Голицына, Трубецкого, Пожарского, Мстиславского, Романова, Шуйского и других. По решению делегатов претендент на русский престол должен был отвечать целому ряду условий. Ему не следовало обладать большим семейством и обширным родством; Он не должен быть замешанным в ссорах и иметь врагов в среде боярской аристократии; перед коронацией ему надлежало принять условия, предложенные Земским собором.

Когда в очередной раз на Соборе разгорелся спор о кандидатуре, некий Галицкий дворянин подал записку, обосновывающую права Михаила Федоровича на его родстве с царем Федором Иоанновичем Рюриковичем. Своим поступком он вызвал гнев бояр, грозно вопрошавших, кто осмелился принести такое писание. Тогда выступил казачий атаман и также положил письменное заявление. На вопрос кн. Пожарского, о чем идет речь, атаман ответил: «О природном царе Михаиле Федоровиче». «Повесть о Земском Соборе 1613 г.» приводит речь атамана, в которой он определенно указал на незаконность «выборов» царя и обосновал права на престол юного Михаила Романова.

Некоторое представление о ходе дебатов дает грамота от 25 февраля 1613 г. «И били мы челом великого государя-царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси племяннику Михаилу Федоровичу Романову, что бы он над Московским государством и надо всеми нами людьми умилосердился, нас сирых пожаловал, всего народного моления и рыдания не презрел ,был на Владимирском и на Московском царствия государем ,царем и великим князем всея Руси…» [Зимин А.А. акты Земского собора 1612-1613г.М.,1957.С.190-191] Таким образом, в грамоте по 25 февраля писалось об избрании на Московский престол Михаила Федоровича Романова. Причина заключалась в его близком родстве с последним законным государем Федором Ивановичем, при котором Русское государство процветало. Составители грамоты написали, что они били челом Народному избраннику, что бы он принял оказанную ему честь. Примечательно, что окончательное решение по вопросу престолонаследия было принято 21 февраля 1613 г., в неделю Торжества Православия. Призвание законного царя стало подлинным торжеством православия на Руси. Именно так воспринимали это событие современники. Кандидатура юного Михаила устроила всех участников Земского собора. По словам современника, когда Новоспасский архимандрит Иосиф, Троицкий келарь Авраамий и боярин В.П.Морозов вышли к москвичам, собравшимся на Красной площади, и спросили кого бы они хотели видеть царем, все вскричали, что править Россией надлежит Михаилу Романову.16 летний Михаил Романов в это время вместе с матерью жил в Костроме, в Ипатьевском монастыре, совершенно ничего не ведая о своем избрание на царство.

На фоне всенародной радости жалкими и ничтожными выглядят попытки некоторых бояр истолковать происшедшее в удобном для них духе. Автор знаменитого письма кн. В. Голицыну, на которое любят ссылаться некоторые историки, Ф. Шереметев, писавший, что «Миша Романов умом не дошел и нам будет поваден», явно выдавал желаемое за действительное.

После избрания нового царя было решено направить в Кострому посольство из представителей разных чинов (духовенства, казачества, дворянства и т. д.) во главе с рязанским архиепископом Феодоритом и боярином Ф. И. Шереметевым. Авраамий Палицын, который был в составе посольства, рассказывает: «Заутра же архиепископ Феодорит со всем освященным собором облекошяся в ризы, а боярин Федор Иванович и вси пришедший с ним, учредившее чины по достоянию и вземше честный крест и… чудотворный образ пресвятая Богородица и прочая святые иконы, поидошя ко обители святая живоначальная Троица в Ыпацкий монастырь».[ Сказание Авраамия Палицына. Указ. Изд. Стб. С. 337-340] Послам был дан наказ об их поведение и речи.

2 марта 1613 г. послы выехали из Москвы в Ярославль. Они почему-то считали, что Михаил Романов находится в этом городе. Но местный воевода дал им точные сведения о местопребывании избранного царя. Только 13 марта московские посланцы прибыли в Кострому. От местного воеводы они узнали, что Михаил с матерью проживают в Ипатьевском монастыре. Встреча состоялась 14 марта. Когда послы сообщили о цели своего приезда, Михаил с «великим гневом и плачем» воскликнул, что он государем быть не хочет, а Марфа добавила, что ее материнского благословения на царство не будет. Марфа припомнила боярам все их измены против прежних правителей и воскликнула: «Видя такие прежним государем крестопреступления ,позор, убийства и поругания, как быть на Московском государстве и прирожденному государю государем»? Марфа указала и на то, что государство полностью разорено, царской казны нет, государственные земли розданы в поместья. К тому же отец Михаила в польском плену и воцарение сына его погубит.

С трудом бояре и духовенство уговорили обоих войти в храм и вручили грамоты от Земского собора. Послы приводили свои аргументы в пользу избрания Михаила. Его отказ мог привести страну к новому междоусобию, которым воспользуются недруги, польский и шведский короли. Они разделят страну, и Русь перестанет существовать. Феодорит к тому же пригрозил, что кровь невинных жертв падет на головы Марфы и ее сына. За них Господь взыщет с них на том свете.

Эти слова заставили Марфу осознать ответственность за судьбу русского государства. Отказываться было нельзя. Поэтому она благословила сына на царство. Михаил подчинился воле матери. В Троицком соборе Ипатьевского монастыря он получил благословение от Феодорита и взял в руки царский посох. С этого времени он официально стал считаться нареченным царем. Впереди его ждало венчание на царство в Москве .

Можно считать, что с этого момента Русское государство начало выходить из многолетней Смуты, поскольку в нем появилась всеми признанная законная власть.

II. 4. Венчание и начало царствования.

Страна, которой предстояло править Михаилу, находилась в тяжелейшем состоянии. Не прекращались внутренние распри и усобицы. На северо-западе часть территории с Новгородом захватили шведы. Поляки удерживали западные районы, включая Смоленск, и в любой момент могли повторить поход на Москву, чтобы отвоевать корону для Владислава. Не прекращались набеги крымских татар. На остальной территории бесчинствовали шайки разбойников. И молодой царь не спешил занять престол. Путь из Костромы в Москву занял у него больше месяца. Михаил останавливался в разных городах, посылал грамоты боярам, собирал вокруг себя верных людей. Все это для того, чтобы освоиться с новой для себя ролью и глубже понять ситуацию в стране.

Сохранились грамоты, которые посылал Михаил, и ответы бояр. В одной из первых грамот, датированной 23 марта 1613 г., царь писал об обстоятельствах его избрания, о том, как долго он отказывался и почему («мы еще не в совершенных летах, а государство Московское теперь в разоренье»), требовал от бояр и всех людей, чтобы, присягая, они стояли «в крепости разума своего, безо всякого позывания нам служить, прямить, воров царским именем не называть, ворам не служить, грабежей бы у вас и убийств на Москве и в городах и по дорогам не было, быть бы вам между собою в соединенье и любви». В свою очередь бояре разослали повсюду окружные грамоты, в которых сообщали о единодушном избрании царем Михаила Федоровича Романова и призывали всех молить Бога, чтобы «подал бы Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Руси многолетия здравия и на его государевых недругов и на всех христиан неприятелей победу и одоление». Вместе с этими грамотами рассылались присяжные записи для приведения населения к присяге новому царю. В марте к польскому королю Сигизмунду III был послан Денис Оладьин с грамотой, в которой перечислялись «вина» поляков (пособничество самозванцам, нарушение договоров, захват русских территорий и т. д.), содержалась просьба отказаться от притязаний на русский престол, предлагалось восстановить мир и дружбу и разменять пленных. Но миссия эта не имела успеха. На пути в Москву Михаил посетил Ярославль, куда съехалось по этому случаю множество дворян, детей боярских, гостей и торговых людей, то есть всех, кто искал покровительства и зашиты у нового государя. Потом он был в Ростове, Переславле-Залесском и Троице-Сергиевым монастыре. Медленно двигаясь к Москве, Михаил как бы показывал, что он чтит обычаи прежних государей, посещает святые места, берет под свое покровительство всех «сирых и изобиженных».

Платонов С.Ф. детально исследовал события тех недель и пришел к выводу, что Михаил успел за это время создать верный себе круг правительственных лиц, оформить свои отношения с другими органами власти, собором и боярами. Это хорошо видно по его переписке. Некоторые грамоты царя показывают, что уже в то время Михаил не был просто игрушкой в руках бояр, осознавал свои права и обязанности. В грамоте от 8 апреля 1613 г. он писал боярам, что в Москве «хлебных и всяких запасов мало для обихода нашего, того не будет и на приезд наш. Сборщики, которые посланы вами по городам для кормов, в Москву еще не приезжали, денег ни в котором приказе в сборе нет… и на наш обиход запасов и служилым людям на жалованье денег и хлеба сбирать не с кого… чем нам всяких ратных людей жаловать, свои обиходы полнить, бедных служилых людей чем кормить и поить, ружникам и оброчникам всякие запасы откуда брать?»Он выговаривает собору за беспорядки в стране, напоминает твердо о том, что не напрашивался на престол: «учинились мы царем по вашему прошению, а не своим хотеньем, крест нам целовали вы своею волею».Анализ грамот показывает, что царь не был человеком слабым, малодушным и безвольным, как его представляют некоторые современники (И. Масса, Г. Котошихин, автор Псковского сказания) и историки (В. Н. Татищев и др.). В грамоте из Троице-Сергиева монастыря Михаил в достаточно резкой форме пишет, что если воровство, грабежи и разбои не прекратятся, то он и вовсе не поедет в Москву. Не менее решительно выговаривает он боярам за то, что не подготовлены царские покои. Бояре просили его пожить некоторое время в другом месте, но царь потребовал точного выполнения его воли.На пути в Москву к Михаилу присоединилось множество людей, в том числе и служилых. Получилось так, что московское правительство обезлюдело и было вынуждено просить царя прислать стольников и дворян из своей свиты. В ответ Царь лишь подтвердил, что «дворяне и стольники, и стряпчие с нами все». Чтобы еще больше привлечь к себе служилых людей, царь запретил боярам отбирать земли у тех служилых людей, которые находились при нем. Кроме того, он стал принимать челобитные у всех, кто считал себя обиженным? Боярам же писал, что «многие дворяне и дети боярские бьют нам чело о поместьях, что вы у них поместья отнимаете и отдаете в раздачу без сыску… мы у тех поместий и вотчин до нашего указу отымать не велели».

Все это позволяет усомниться в том, что власть Михаила имела поначалу ограниченный характер. Торжественный въезд в столицу нового царя состоялся 2 мая 1613 года. На всем пути его встречали «во многие радости и в веселии со кресты и с честными иконами». Прежде всего Михаил посетил в Кремле Успенский собор, главный храм страны, затем в Архангельском соборе приложился к гробам прежних Московских государей, которых считал своими сродниками. Он всячески подчеркивал преемственность своей власти от прежней законной династии. Мать царя поселилась в Новодевичьем монастыре.

Во многих сочинениях современников описано торжественное венчание на царство Михаила Федоровича. Интересен перечень лиц участвовавших в этом. Ведь именно эти люди окружали царя в первые, самые трудные годы его правления. Венчание состоялось 11 июля в канун именин молодого царя. Священнодействие совершал казанский митрополит Ефрем (это должен был делать патриарх, но его в то время на Руси не было). Корону держал Ф. И. Мстиславский, скипетр — Д. Т. Трубецкой, царскую шапку — дядя царя И. Н. Романов, державу — В. П. Морозов, а за платьем ходили Д. М. Пожарский и казначей Траханиотов. Следовательно, в церемонии главную роль играли представители разных кругов: самый знатный князь, родственники царя, полководцы-освободители, служилый дворянин. Новый царь хотел примирить всех и оказать им честь.

Михаил был третьим выборным царем в истории России. Обстоятельства прихода его к власти были значительно сложнее, чем у первого выборного царя — Бориса Годунова и второго — Василия Шуйского. Михаилу досталась совершенно разоренная страна, окруженная врагами и раздираемая внутренними распрями, в то время как Борис правил в стране, которую боялись и уважали соседние государства. Ни у Бориса, ни у Василия в момент воцарения не было соперников. У Михаила же несколько лет пытались отнять корону сначала «воренок Ивашка», потом шведский королевич Филипп и польский Владислав. А главное — Михаил был еще очень молод, в то время, как Борис и Василий вступили на престол в зрелом возрасте. Однако именно ему удалось основать новую династию, правившую более трехсот лет.

Перед царем Михаилом Федоровичем стояло в этот момент множество задач. Одну из них — главную- нужно было решить любым путем: вывести страну из тупика Смуты. Дорога это была новая и неведомая, а начать свой путь московскому государству предстояло во главе с 16 летним юношей.

Заключение

Собирая материал по данной теме, мы пришли к выводу, что все вышесказанное доказывает, еще за три века до того, как род Романовых взошел на царский трон, они уже смогли пробиться в свет — из них выходили знатнейшие дворяне. Одному из Романовых удалось породниться с царским родом. Иван Грозный женился на дочери Романа Юрьевича Захарьина-Анастасии, сильно повлиявшей на него.Смутное время для династии Романовых оказалось сильным испытанием на прочность. В детские годы, которые пришлись на Смутное время отрицательно повлияли на здоровье Михаила Федоровича. В годы Смуты он уже входит в царский двор.

На Земском соборе 1613г. Михаил Романов встал в лучшем свете перед членами собора. Он был не только знатнейшим дворянином, но и был родственником династии Рюриковичей, а также не был замешан в Смутном времени.

Романовым досталось тяжелое наследство. Смута-это крушение государственности, системы ценностей, человеческих отношений. И все это предстояло восстановить 16-летнему Михаилу Федоровичу. Главный урок Смуты, в том, что власть должна быть сильной и честной. Избрание легитимного монарха Михаила Романова открыло дорогу к восстановлению и развитию государства.

Избранный царем путь возрождения страны оказался верным. С самого начала правления Михаил Романов начал издавать новые законы, благодаря которым происходило улучшения страны. Михаил Романов отказался от авторитарного способа правления. При решении государственных дел он опирался на мнение Боярской думы и Земских соборов, что обеспечивало ему поддержку со стороны общества. В его годы правления закладываются основы самодержавия.

В своей работе мы попытались опровергнуть существующее в литературе мнение, согласно которому это был слабый, безвольный правитель, полностью находившейся под влиянием родителей и других родственников.

Россия за годы управления первого царя из дома Романовых возродилась из руин, обрела силу и мощь, покончив с последствиями Смуты. Правительство Михаила Романова смогло не только вывести страну из кризиса, но и укрепить ее, создав условия для дальнейшего более быстрого развития.

Список источников и литературы



1. Валишевский К. Первые Романовы — репрент. М., « Современные проблемы», 1911. М., «Советский писатель», 1990.

2. Зимин А.А. Акты Земского Собора 1612-1613 гг.// М., 1957.

3. Коняев Н.М. Романовы: творцы Великой Смуты- М.: Эксмо-Алгоритм, 2011.

4. Козляков В.Н. Михаил Федорович Романов- М.: Молодая гвардия, 2010.

5. Козляков В.Н. Царь Михаил Федорович и патриарх Филарет// Родина № 11, 2006.

6. Закатов А.Н. Призвание Романовых// Вопросы истории № 1,1992.

7. Морозова Л.Е. История России. Смутное время – М.: АСТ: Астрель, 2011.

8. Морозова Л.Е. Михаил Федорович// Вопросы истории № 1, 1992.

9.Лисейцев Д. Демократия Смутного времени// Родина № 2, 2013.

10. Тюменцева И. Почему именно Михаил Романов стал русских царем// Родина № 2, 2013.

11. Пресняков А.Е. Российские самодержцы- М.: Книга, 1990.

12. Сказание Авраамия Палицына, ред. Дружининой О.- Ленинград, 1955.

13. Федосеев Ю.Г. Романовы. Век первый.- М.: В.А. Стрелецкий, 2008.

14. Шамбаров В.Е. Рождение династии, или Тайна воцарения Романовых- М.: Алгоритм: Эксмо, 2011.

15. http://krotov.info/lib_sec/16_p/ol/noe_psrl.htm Полное собрание русских летописей.

16. http://www.rus-sky.com/gosudarstvo/kirienko.htm Утвержденная грамота Земского собора 1613 г.








sitemap
sitemap