Моя семья в истории России Коняшова Софья



МОЯ СЕМЬЯ В ИСТОРИИ СТРАНЫ

Коняшова Софья, 3 класс «А»

Коняшова Софья

Моего младшего брата зовут Давид. Так его назвали в честь папиного прадедушки Давыда Исаевича Марголина, купца первой гильдии, очень богатого и трудолюбивого человека. В городе Твери остался его большущий дом, в котором никто из Марголиных давно не живет. У этого прапрадедушки было 7 дочерей и один сын, так что у меня очень много родственников.

Его жена, моя прапрабабушка, была очень красивой женщиной. В нее был влюблен Григорий Распутин. Ее дочь, моя прабабушка, рассказывала моему папе, как пьяный Распутин вбегал во двор их дома в Твери, падал на колени и орал: «Выходи, краса моя, жить без тебя не могу!!!» Выходил Давыд Исаевич, который был два метра ростом и обладал невероятной силой, брал Распутина за шиворот и вышвыривал его за ворота.

Мой прапрадед выращивал зерно в промышленных масштабах и кормил всю Тверскую губернию, у него были горные рудники, нефтяные скважины и еще множество фабрик и предприятий.

Семейное предание гласит, что когда великий князь Константин Романов был проездом в Твери, ветром у него сдуло фуражку, которая упала в грязь. Ему посоветовали обратиться ни к кому иному, как только к моему прапрадеду, у которого было еще и пошивочное ателье. Фуражку сшили превосходно и моментально, меньше чем за час, и с этого момента великий князь всегда шил фуражки в ателье Марголина, посылая за ними в Тверь.

Мой прапрадед прожил очень долгую и непростую жизнь. После революции его сослали в Сибирь, куда он был переселен абсолютно нищим с огромной семьей. Там он занимался крестьянским хозяйством, видимо довольно успешно, потому что и там был раскулачен и сторожил колхозные огороды вплоть до окончания II Мировой войны. Он умер в Москве, в возрасте 99 лет, в окружении своей огромной семьи, за год до рождения моего отца.

Мой прапрадед со стороны мамы родился на юге Украины в шахтерском городке. У него было всего 7 классов образования – немало по тем временам. Совсем юным он пошел работать на шахту, и так как он был грамотнее многих, начал работать учетчиком. В 1913 г. принимал участие в рабочей политической группе «Бунд» (нем. «Объединение»), которая потом вошла в состав РКПб в феврале 1917 г. Затем занимался политической большевистской деятельностью в Луганске вместе с Ворошиловым. Когда началась Гражданская война и появилась добровольческая армия, все банковские активы стали перевозить с Украины в Москву, возглавлял этот поезд лично прапрадед. Он рассказывал моему деду, маминому отцу, что поезд проезжал по местности, которая принадлежала Белой армии, в поезде было полным-полно денег, а есть в поезде было нечего. После Гражданской войны прапрадед был наркомом в Крыму. С середины 20-х был директором Русско-немецкого банка. В конце 1920 был торгпредом во Франции, где родилась мамина бабушка. Он назвал ее Ленина – в честь Ленина. (Она всю жизнь была учителем иностранной литературы в московской школе). До 1937 г. прапрадед был Замнаркома хлебной промышленности. Чудом уцелел в 37-м. У маминого отца хранится вырезка из газеты «Правда», где написано, что Носков и Каменский (мой прапрадед) предатели. Но его не тронули. Во время войны снабжал войска продовольствием. Вместе со столицей переехал в эвакуацию в Куйбышев (совр. Самара), где мамина бабушка начала работать почтовым курьером. Потом до середины 1950-х был директором Бауманского отделения Сбербанка. Мамин отец очень хорошо его помнит. На его могиле написано «Член ВКПб с 1917 года».

Еще один прадед с маминой стороны родился в многодетной крестьянской семье в марте 1917 г. (он всю жизнь шутил, что он «ровесник не октября, а февраля») в деревне около Саратова. Опасаясь раскулачивания, в конце 20-х семья уехала к родственникам под Москву. Его воспитывала старшая сестра, которая тогда была уже директором школы. Он прошел всю войну артиллеристом: с лета 1941 по конец 1946г. В Сталинградскую битву он был на бронепоезде, в затишье они с товарищами пошли глушить рыбу на Волгу, один снаряд, которым глушили, почему-то не потонул и они сиганули в воду. А когда всплыли, лодка с документами и одеждой была уже на дне Волги. Документы не восстановили, но это не помешало прадеду после войны работать под прямым руководством Королева начальником конструкторской группы. Прадед наотрез отказался вступать в партию, поэтому дальше этой должности не двинулся.

У моей мамы хранится дневник, записки маленькой девочки, маминой двоюродной тети Риты. В 1941 году тетя Рита и ее мама, Надежда Ивановна, урожденная Набокова, родная сестра маминой бабушки, пошли провожать знакомых на станцию, вышли «на минутку» в домашнем платье и тапочках. Домой они вернулись только в 1946 году. Они попали в фашистский плен. Их гнали на работы в Германию. В тетином дневнике описано, как она, 12-ти летняя девочка, пробиралась ночью из-за колючей проволоки через дырку, которую женщины проковыряли ногтями в земле, чтобы выпросить немного еды. Она бежала через какое-то поле, спотыкалась обо что-то и падала, а когда вдруг вспыхнул свет «фугаски» – увидела, что все поле покрыто трупами расстрелянных немцами людей.

Когда они добрались до Германии, тете Рите повезло. Она была миловидной девочкой, и поэтому ее с прабабушкой Надей взяли работать в дом к барону и баронессе Киссель, тогдашним владельцам завода «Бенц». У них был сын одного возраста с тетей Ритой, который влюбился в тетю. Прошло много-много лет после войны, и этот самый сын разыскал уже семидесятилетнюю тетю в Питере и пригласил ее к себе в гости в Германию!



Другой мой прадед по отцу был незаконнорожденным сыном известнейшего русского аристократа древней фамилии и простой крестьянки. После рождения мой прадед был отдан матерью-крестьянкой в приют, откуда его через несколько лет забрал родной отец в свой дом на воспитание. Есть фотография, на которой мой прадед, худой и бледный подросток, снят вместе со своими красавцами-братьями на лужайке перед усадьбой.

С тех пор он воспитывался в дворянских пансионах, а перед самой революцией закончил пажеский корпус вместе с братьями. Он не захотел эмигрировать за границу со всей семьей, взял фамилию матери (эту фамилию и ношу сейчас я!) и был директором кожевенного завода в Торжке. Когда началась Великая Отечественная война, он отказался от брони, которую давали всем директорам заводов, и ушел на фронт в июле 1941 года. А уже в сентябре пропал без вести в боях под Смоленском.

Брат моей бабушки, папин дядя Сеня, ушел на фронт 15-ти лет, приписав себе в военкомате целых 3 года. А закончил войну в Берлине полным кавалером Ордена Славы!

Моя прабабушка по матери родилась в Париже, другая прабабушка в Новгородской области, прабабушка по папе в Варшаве, прадедушка в Вильно в Литве, дедушка в Торжке, другой прадедушка на Украине, еще один в Саратове. Удивительно, что все они встретились и прожили жизнь в Москве.








sitemap
sitemap