БРАТ творческая работа



Муниципальное казённое общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа №14

а. Тукуй-Мектеб Нефтекумского района Ставропольского края

БРАТ

70-летию Великой Победы

посвящается

(творческая работа)

Выполнила:

Ахметова Аида

ученица 9 «А» класса

МКОУ СОШ №14

а. Тукуй-Мектеб

Нефтекумского района

Ставропольского края

Руководитель:

Колдасова Г. Н.

По запыленной аульской дороге выехал из села старенький, видавший ВИДЫ единственный рейсовый автобус курсом в далекий райцентр. Пассажиры как можно удобнее рассаживались на потертых сиденьях. За окнами чуть забрезжил рассвет, борясь с неохотно отступавшей темнотой летней ночи. Свет в салоне погас, в полутьме затихли разговоры пассажиров, которые слегка поеживаясь от утренней прохлады, то ли задремали, то ли мыслями ушли в свои повседневные заботы.

Шум заполнил автобус на первой остановке в соседнем селе. Люди здоровались, справлялись о здоровье, благополучии в семье, многие были знакомы друг с другом, породнены семьями, ведь села находились недалеко друг от друга. Сидевший рядом со мной учитель географии вскочил с места, увидев поднявшуюся в салон автобуса старенькую бабушку, за которую крепко держался мальчишка лет шести — семи с огромными черными, как миндалины, глазами. И’ непонятно было, кто кого вел, и кто кого поддерживал.

«Тетя Нафизат, проходите, садитесь», — с: уваженнем пригласил ее Аслан

Кадырович. Помог ей сесть, усадил рядом внука. Обменялись

приветствиями, расспросили о житье-битье.

Вдруг бабушка Нафизат взяла за руку Аслана Кадыровича и взволнованно сказала: «Сынок, ты помнишь историю моего брата?»

Да, конечно, помнил Аслан эту историю, казалось бы, незаурядную — сколько было таких маленьких историй, из которых, как из ручейков — океан, слагалась великая Победа в той великой войне.

Брата тети Нафизат — Абдулкерима — призвали в армию весной 1941 г. И завертелась военная карусель, зацепив своим страшным крылом далекую аульскую семью. Тихо стало в доме без брата, тревогой и болью наполнились глаза мамы. Вместе с другими женщинами она работала в поле от зари до зари. Ночью вязала носки, чтобы отправить их на фронт, и каждый раз вышивала на них имя сына с великой и тайной надеждой, что дойдет до сына родного, единственного, тепло материнских рук.

Женщины и молодые и престарелые, подростки — весь аул, оставшийся без мужчин, работал и жил как одна семья. Тогда не говорили о дружбе и сплоченности. Они подразумевались в буднях тяжелых тех дней, когда голодные сами, женщины делили свой скудный паек с тем, кто падал в голодный обморок, кто нуждался в нем больше.



В таких напряженных и страшных буднях единственной радостью была весточка с фронта — долгожданный солдатский треугольник. Как ждали этих писем! Одна весточка была событием для всего села. Значит, жив, значит, можно надеяться и жить дальше.

Бабушка Нафизет рассказывает: «Помню первое письмо от брата.

Трясущимися от волнения руками мама раскрывает заветный треугольник. Читает, глаза застилают слезы. Читает дальше. В нашей маленькой комнате тихо, хотя собралась почти вся улица. Жив, здоров! Мама обнимает меня, тихо плачет.

А поздно вечером мы садимся писать ответ. Мама умоляет: «Сынок, найди

аульчан, постарайся быть ближе к своим. Они всегда помогут, не оставят в

беде. Ведь земляк — это как брат родной». Передает наставления соседей, салам от всех и великую надежду на Победу и возвращение домой, к родному очагу.

И застыло время на часах на долгие, бесконечные два года. Ровно на такой промежуток времени, в котором казалось — вечность, замерла жизнь нашей маленькой семьи. Мы ждали, мы верили, мы надеялись, мы верили всем богам. Мама уже не плакала.

И вдруг через два года — долгожданная весточка. Читают глаза, читает сердце — почерк его, родной, до боли знакомый. О Аллах! Он жив, жив. И снова с трепетом вскрывают мамины руки родное письмо. Сколько раз оно было перечитано. Мы знали наизусть каждое слово, каждую точку. Я и сейчас могу его рассказать: «Мама родная, сестренка! Салам от вашего солдата — Абдулкерима. Я жив, здоров, сейчас выписываюсь из госпиталя. Служил я в разведроте. Мамочка, родная, земляков своих, как ты молила бога

и меня, я не встретил. Но однажды в разведке меня ранило. Пуля попала в правую руку, я не мог ею двинуть. А спасли мне жизнь, мамочка, два белокурых солдата, которые в моем родном ауле сроду не бывали. Родом они, мама, из Калуги — Иван и Павел. Они перевязали меня, уложили на шинели, и, сами, истекая кровью, вынесли из- под вражеского огня. И вот я жив. Мама, на бесконечных военных дорогах я потерял своих белокурых братьев. Они мои братья, хотя и не земляки совсем. Вернусь, обязательно их разыщу».

Не вернулся брат с войны. Не дожила до светлого дня Победы мама. Но я всю жизнь искала этих двух русских солдат.

Глаза бабушки Нафизат наполнились слезами. Вздохнула, замолчала. В автобусе никто не разговаривал. Все были там, на той далекой войне, пробежавшей перед глазами в бабушкином рассказе.

Вдруг, встрепенувшись, она посмотрела на нас посветлевшим взглядом: «А ведь я, мои родные, нашла одного из своих русских братьев — Ивана. Живет он все в той же далекой Калуге. ДаСТ бог, свидимся. Обещал внук, что повезет меня. Поклонюсь я ему низко- низко. И братом своим назову, как мама мечтала сыном назвать его».








sitemap
sitemap