Благотворительность в дореволюционном Звенигороде



Муниципальное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа №1

г.о. Звенигород Московской области

Исследовательская работа

Благотворительность в дореволюционном Звенигороде

Костюкова Анастасия, Кувшинова Яна

10 «б» класс МОУ СОШ №1

г.о. Звенигород Московской области

Руководитель Бортникова Татьяна Ивановна

учитель истории МОУ СОШ №1 г.о.Звенигород

г.о. Звенигород

Содержание.

Введение…………………………………………………………………3

Основная часть…………………………………………………………6

Звенигородский благотворитель Павел Григорьевич Цуриков…7

Зенигородская благотворительница Александра Ксенофонтовна Медникова…………………………………………………………11

Звенигородские благотворители Стариченковы……………….14

Заключение……………………………………………………………18

Список литературы……………………………………………………….20

…у них на первом месте общественное благо,

забота о пользе всему народу.

В.В. Стасов

Введение

Милосердие – глубоко естественная потребность человека. Это – традиционная, веками складывавшаяся черта русского народа, проявлением которой является благотворительность. Распространение частнопредпринимательской деятельности в современной России в последние 20 лет делает актуальным вопрос о нравственной ответственности перед обществом человека, владеющего значительными материальными ценностями. Все эти факторы способствуют возникновению интереса к богатому историческому опыту меценатства и благотворительности в России.

Говоря о благотворительности и меценатстве, мы в первую очередь вспоминаем золотой век российского меценатства и благотворительности, именно так называли период конца XIX – начала ХХ вв. Этот период отечественной истории был связан, главным образом с деятельностью именитых купеческих династий, давших «потомственных благотворителей». Только в Москве ими были осуществлены столь крупные начинания в области культуры, просвещения, медицины, науки, что можно с полным основанием утверждать: это был качественно новый этап благотворительности. Имена Третьякова, Мамонтова, Морозова известны всей стране как имена людей, внесших огромный вклад в поддержание отечественной культуры. Говоря об этом на уроках истории, мы чрезвычайно заинтересовались вопросом, а были ли подобные подвижники в нашем городе или это было характерно только для крупных городов страны.

Работая над темой, мы поставили перед собой следующие задачи:

Провести активный поиск жителей Звенигорода, занимавшихся благотворительной деятельностью;

Найти доказательства их благотворительной деятельности на территории Звенигородского уезда;

Узнать, как сложилась их судьба;

Использовать собранный материал для нравственного воспитания на примерах благородных поступков наших предков;

Способствовать формированию у подрастающего поколения потребности в оказании помощи людям, нуждающимся в ней, воспитание нравственной ответственности каждого перед обществом.

Первым шагом на пути поиска стала экскурсия в местный краеведческий музей. Затем эта тема была выбрана для сообщения на конференции научного ученического общества. В основу этой работы были положены немногочисленные публикации по данной теме, указанные в списке использованной литературы. Подготовленный материал настолько заинтересовал членов научного общества, что мы продолжили его сбор. Ребята работали в краеведческом музее, знакомясь с документами конца 19 – начала 20 века. Разыскали в фондах музея немногочисленные фотоматериалы, которые сохранили облик старого Звенигорода, тех самых храмов и домов, на строительство которых выделялись средства благотворителей, прошли по старым адресам, заново знакомясь с родным городом. К сожалению, многие храмы были уничтожены в советское время, здания перестроены. Совершили мы поездки и за пределы Звенигорода, побывав в Ново-Иерусалимском и Аносин-Борисоглебском монастырях, в Москве на Пресне, в Тушино. Эти храмы были построены также при участии звенигородцев.

Результатом поисковой работы стал большой фактический материал, который был использован для разработки урока по истории России, оформлен стенд в кабинете истории, подготовлены выступления перед учащимися школы. Одним из итогов нашей работы явилось выступление на зональной областной краеведческой конференции.

II. Основная часть

Знакомство с предметом исследования, конечно же, начиналось с изучения литературы, посвящённой изучаемой проблеме. Отрадно отметить, что в последнее время появилось ряд интересных работ об истории Звенигорода и благотворительной деятельности его жителей. Особое внимание вызывают работы Козлова В.Ф., посвящённые Александре Ксенофонтовне Медведниковой и Павлу Григорьевичу Цурикову, а также работа Крючковой М.А. тоже о П. Г. Цурикове. Исследованием истории родного города много занимается и Седов Д.А., одна из его последних работ «Один век из истории Звенигорода в старых фотографиях» содержит ценнейший фотоматериал, дающий представление о внешнем облике нашего города во второй половине XIX – начале ХХ вв. Но пока не появилось ни одного всеобъемлющего исследования по заявленной нами теме, мы предприняли скромную попытку обобщить материал, дополнив его архивными данными и фотографиями тех мест, которые связаны с благотворительной деятельностью наших земляков.

Звенигородский благотворитель Павел Григорьевич Цуриков

В краеведческой литературе, изученной по исследуемой проблеме, в первую очередь упоминается имя Павла Григорьевича Цурикова (1812-1878) (см. приложение 1), который родился, жил и умер в Звенигородском уезде. Его биография дает замечательный пример того, как в дореволюционной России выходец из крестьян за свою благотворительную деятельность мог стать дворянином.

Его отец — Григорий Михайлович был крепостным господ Голохвастовых. Легенда рассказывает, что он нашел клад ценностей, спрятанных французами при отступлении в 1812 году. Он построил суконную фабрику и был благодетелем женского Аносина монастыря Звенигородского уезда. Сын унаследовал фабрику при родном селе Ивановском, записался звенигородским купцом.

Суконная фабрика находилась на берегу реки Истры, и фабричные машины приводились в действие водяными приводами от реки. Во второй половине 19 века здесь трудилось более 650 человек. Для их работы и проживания были устроены хорошие условия.

Он оказывал материальную помощь всем трем звенигородским монастырям: женскому Аносину-Борисоглебскому монастырю, расположенному недалеко от Павловской Слободы (см. приложение 2), а также мужским обителям — Саввино-Сторожевскому и Ново-Иерусалимскому. На его средства проводились ремонтные работы в древнем Рождественском соборе Саввино-Сторожевского монастыря (см. приложение 3) и Царском дворце в 1872 году. Он щедро давал деньги на украшение большого Воскресенского собора в Новом Иерусалиме (см. приложение 4).

С середины XIX века по 1872 год на средства звенигородского благотворителя строится ансамбль Скита преподобного Саввы над пещерой святого угодника Божия в версте от Саввинского монастыря, обнесенный монастырскими стенами с башенками (см. приложение 5).

Он давал большие деньги на строительство и ремонт многих храмов в окрестностях Звенигорода (в Саввинской Слободе, селах Аксиньино, Козино и других на территории современных Красногорского, Истринского Одинцовского районов, а тогда — Звенигородского уезда).

Павел Григорьевич Цуриков был строителем школ при своей фабрике в селе Ивановском Звенигородского уезда и городе Воскресенске (ныне — Истра). За особые заслуги в делах благотворения в 1871 году ему было присвоено дворянское звание, а в 1876 году пожалован титул действительного статского советника.

Ни один храм, обратившийся к нему с просьбой оказать содействие в ремонте или новом строительстве, не получил отказа. В Звенигородском уезде это были десятки храмов — в Аносине монастыре, в селах: Ильинском на Городищах, Козино, Аксиньино, Лужках, Покровском-Рубцове, Никулине, Саввинской Слободе. В 1871 году рядом с деревянной Никольской церковью в Саввинской слободе начали строить новый тёплый каменный храм, но собранной суммы не хватило. Недостающую сумму предоставил П.Г. Цуриков. Каменный храм освятили в 1879 году в честь Тихвинской иконы Божией Матери, а приделы – во имя святителя Николая Чудотворца и преподобного Саввы (см. приложение 6). В память о благотворителе отлили 79-ти пудовый колокол. Но сам Павел Григорьевич не дожил до окончания строительства.

Много построек было возведено им в городке Воскресенске Звенигородского уезда: Вознесенская церковь, училищный дом, больница для раненых в русско-турецкой войне за освобождение Болгарии.

Знали его и за пределами Звенигородского уезда: он давал деньги на обновление московских храма Девяти мучеников на Пресне (см. приложение 7) и строительство большого храма Преображения Господне в Тушино (см. приложение 8).

Выходец из простой семьи, он любил народ и знал его нужды. Как отмечали современники, сотни престарелых, бесприютных, слепых, увечных людей из разных селений получали от него ежемесячное содержание.

В среде предпринимателей Павла Григорьевича знали как в высшей степени честного и благонадежного человека. Его суконная фабрика процветала. Если другие фабричные местности имели часто плохую репутацию из-за пьянства, разгула и хулиганства, то в селе Ивановском в радиусе 8 верст не было ни одного питейного заведения. На фабрике всегда был порядок и чистота. П.Г. Цуриков построил при фабрике церковь во имя Николая Чудотворца и училище для детей рабочих.

Но свои добрые дела он старался не афишировать, а делал их так, чтобы о них не трубили во всех газетах. Его смерть 5 января 1878 года была для многих большой утратой. Один из его современников писал:

«Как деятель и благотворитель Павел Григорьевич вообще был первым лицом в уезде, поэтому утрата его почувствуется во всех сферах провинциальной деятельности уезда, где ни одно крупное и доброе дело не обходилось или без его практического совета, участия, направления или материальной помощи. Ни одна постройка церкви в уезде не обходилась без его практических советов и обильной материальной помощи. Несколько сельских школ обязаны ему своим существованием и вещественным и духовным процветанием… Его имение было центром, к которому с надеждой в сердце плелись ежедневно бедность и убожество всего уезда, и утешенные возвращались, благословляя его имя… В нашем уезде не было человека, имя которого еще при жизни переходило из уст в уста с искренними благодарностями, удивлением, благословениями… В торговой среде он был известен как в высшей степени честный и безукоризненный деятель…» [цитирую по работе (6. с.252)]. Он был погребен в склепе церкви Николая Чудотворца родного села Ивановского. По духовному завещанию П.Г. Цурикова многие построенные и украшенные им храмы и монастыри, получили более 200 тысяч рублей.

После революции были разрушены многие храмы, построенные Павлом Григорьевичем Цуриковым в Звенигородском уезде, в том числе и церковь Успения Пресвятой Богородицы в его родном селе Ивановском, в которой он был погребен.

После смерти крупнейшего звенигородского предпринимателя и благотворителя второй половины XIX столетия, дела милосердия продолжала творить его жена — Анна Сергеевна Цурикова. Она потратила на помощь малоимущим и нуждающимся все средства, завещанные ей мужем, сама же жила очень скромно в городе Воскресенске Звенигородского уезда. Анна Сергеевна намного лет пережила мужа и скончалась в 1907 году. Она была похоронена в ограде Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, недалеко от входа в подземную церковь во имя святых равноапостольных Константина и Елены. Ее могила сохранилась до наших дней. Ее сразу можно узнать, входя в монастырь через Святые врата. Знакомясь с историей этой семьи, мы посетили её могилу, которую легко узнать по памятнику известного русского художника Виктора Михайловича Васнецова, украшенному мозаичным изображением Богоматери с младенцем. (см. приложение 9).

2. Звенигородская благодетельница Александра Ксенофонтовна Медведникова

Еще одной замечательной благотворительницей Звенигородской земли была Александра Ксенофонтовна Медведникова. Можно сказать, что ее благотворительная деятельность распространялась также на всю Москву и на всю Россию. Ее муж — Иван Логгинович Медведников родился и жил в Иркутске, где одно время был городским головой. Это был богатейший купец-золотопромышленник, который со временем перебрался в Москву. Он помогал как родному городу Иркутску, так и Москве, вкладывая свои средства в устройство больниц, приютов, учебных заведений. Иван Логгинович Медведников умер в 1867 году и был похоронен в Москве у стен древнего Спасского собора Спасо-Андроникова монастыря.

Его жена — Александра Ксенофонтовна перебралась на жительство в свое имение Поречье Звенигородского уезда (см. приложение 10), теперь эти места вошли в черту Звенигорода. Эта усадьба располагалась в одном из самых живописных мест Подмосковья, с высокого берега Москвы-реки открывался чудесный вид на древний Звенигород с Успенским собором на Городке и Саввино-Сторожевским монастырем. На свои огромные капиталы Александра Ксенофонтовна создавала такие благотворительные учреждения, как больницы и богадельни с храмами.

Достигнув преклонного возраста — 80 лет, она задумала устроить у себя в усадьбе Поречье приют для престарелых священников и других церковнослужителей — дьяконов, пономарей и т.д. Москвы и Московской губернии. В то время необходимость устройства такого благотворительного учреждения была очевидна, так как духовенство практически не имело таких приютов.

В 1894 г. А.К. Медведникова пожертвовала Московскому епархиальному управлению капитал в 400 тысяч рублей и землю для устройства приюта для священников. В богадельне предполагалось разместить 30 престарелых священников Московской епархии и столько же разночинцев. С осени 1895 г. начал свою деятельность строительный комитет. Хотя закладка храма и приюта происходила в присутствии А.К. Медведниковой и была очень торжественной, своего детища она не увидела. 23 ноября 1899 года Александра Ксенофонтовна скончалась на 85 году жизни. Весь свой огромный пятимиллионный капитал она завещала на благотворительность, причем сорок процентов отдавалось Москве.

Не был забыт и родной Иркутск. 500 тысяч рублей Медведникова отписала на содержание иркутской больницы, 100 тысяч — в пользу самых бедных жителей Иркутска. По сто тысяч получили и все городские храмы.

Москва получила щедрые дары. Была учреждена стипендия имени Медведниковых. Каждый из огромного числа московских храмов получил по 100 рублей, а 16 российских монастырей по 10 тысяч рублей.

Медведникова пожертвовала огромные деньги на устройство приюта для душевнобольных и богадельни для неизлечимо больных. При них были построены православные храмы.

Надолго знаменитой стала Медведниковская гимназия в Москве, где обучались мальчики.

Особым пунктом завещания Александры Ксенофонтовны была поддержка приюта в Поречье с храмом в честь Казанской иконы Божией Матери. Архитектурные проекты Казанского храма и священнического приюта в усадьбе Поречье были исполнены замечательным архитектором эпохи модерна Иваном Сергеевичем Кузнецовым (см. приложение 11).

Благотворительница была похоронена в склепе этого храма, над ее могилой было сооружено высокохудожественное мраморное надгробие. В храме был устроен придел в честь ее небесной покровительницы — св. мученицы Александры. Храм не сохранился до наших дней: он был снесен в советское время.

На приют для священников и храм в Поречье благотворительница завещала 300 тысяч рублей. В день ее похорон служили заупокойные молитвы во всех храмах Москвы. В Саввино-Сторожевский монастырь по завещанию А.К. Медведниковой были подарены священнические облачения из дорогой парчи и драгоценный покров на мощи преподобного Саввы Сторожевского.

Приют, основанный щедрой благотворительницей, просуществовал недолго и был уничтожен в 1917 году.

3. Звенигородские благотворители Стариченковы

Состоятельные мещане и купцы Стариченковы — коренные жители Звенигорода. Один из Стариченковых еще при Екатерине II представлял Звенигород в составе Уложенной комиссии, созданной для составления нового свода законов.

Из документов известно о звенигородском жителе Иване Семеновиче Стариченкове, родившемся в 1775 г. и с 1834 по 1846 годы четырежды исполнявшем должность городского головы. Когда окончился срок его властных полномочий, ему разрешено было за особые заслуги носить мундир городского головы.

За свою благотворительную деятельность Иван Семенович получил почетное гражданство и золотую медаль на Аннинской ленте. Долгое время он являлся бессменным старостой храма Вознесения Господня (см. приложение 12), к которому на собственные средства в 1838 г. пристроил теплые приделы в честь иконы Толгской Божией Матери и Николая Чудотворца и высокую колокольню. Он пожертвовал также деньги на каменную ограду храма с железными решетками.

Для бедных жителей Звенигорода рядом с храмом Вознесения, под горой, Иван Семенович построил в 1852-1855 гг. каменный дом для размещения в нем богадельни (см. приложение 13). В богадельне, не заботясь о тепле и хлебе насущном, могли проживать двенадцать бедняков, чаще — бедных стариков и старух, которые уже не могли сами себя обслуживать. Для того, чтобы помещенные в богадельню и в будущем не испытывали нужды, И.С. Стариченков внес в Московскую сохранную казну 3000 рублей серебром. На проценты с этой суммы богадельня существовала во второй половине XIX в.

Стариченковы имели несколько домов в Звенигороде. Отец звенигородского благотворителя купца 3 гильдии И. С. Стариченкова Семен Иванович — в начале XIX имел дом на Верхнем Посаде.

В первой половине XIX в. сам Иван Семенович построил в Звенигороде большой деревянный дом размером 10 на 4 сажени. Участок земли под дом был приобретен Иваном Семеновичем в 1822 г. на Нижнем посаде у мещанина Неручева.

Кроме того, совместно с братьями он владел еще одним домом с кухней, погребом и сараем. При купеческом доме была лавка. Отапливался старый дом русской печью, а в новом доме купца Стариченкова была и голландская печь.

Брат Ивана Семеновича — Петр Семенович, имевший приличный капитал и записавшийся не звенигородским, а московским купцом 3-ей гильдии, купил в Звенигороде у мещанина Анисима Ивановича Смолина землю у подъема на Красную гору и возвел на ней ряд строений. Дом, в котором сейчас расположено кафе «У двух кошек» на улице Саввинской (ныне — Фрунзе), также принадлежал его потомкам (см. приложение 14) .

В середине XIX в. купцы Стариченковы, по данным Звенигодской квартирной комиссии на 1851 г. владели несколькими домами. Самый богатый, ценою в 1800 рублей, принадлежал все тому же московскому купцу 3 гильдии Петру Семеновичу, а его брат Иван, звенигородский купец, владел домом стоимостью в 1000 рублей.

Традиции звенигородского благотворителя И.С. Стариченкова наследовали два его сына — Василий (1829-1886) и Петр (1833-1890-е). Об их благотворительной деятельности и стремлении украсить Вознесенский храм лестно отзывался настоятель Саввино-Сторожевской обители епископ Леонид (Краснопевков), называя братьев Стариченковых единственными в ‘Звенигороде богатыми и вполне дельными людьми. На свои средства Василий содержал школу в одном из сел Звенигородского уезда.

Его брат Петр был известным в Звенигороде человеком — старостой Вознесенского храма, заведующим богадельней при нем и главой уездного отделения тюремного комитета. Петр Стариченков (см. приложение 15) в 1880-е годы неоднократно избирался городским головой: в 1885, 1887, 1892 годах.

В один ряд с купцом Петром Ивановичем Стариченковым нельзя было поставить никого из звенигородских купцов. Он владел лавкой, оптовым складом и винным погребом, которые приносили ему немалый доход — 400 рублей в год.

В 1859 г. он купил полукаменный дом, верх — деревянный, низ — каменный, на Нижнем посаде у наследников купца Максима Васильевича Власова. При доме была лавка. К 1883 г. он построил новый полукаменный двухэтажный особняк на углу Купеческой (Ленина) и Кожевенной (Фрунзе) улиц. По фасадам на каждом этаже на Купеческую улицу выходило пять окон дома, а на Кожевенную три. Его семье принадлежал и угловой дом на Московской улице (см. приложение 16), напротив Вознесенского храма. В советское время он был перестроен под здание Звенигородского финансового техникума.

В этом техникуме работали библиотекарями дочь и внучказвенигородского купцаЛюбовь Петровна Стариченкова (см. приложение 17) и Гали Филаретовна Глубоковская. Любовь Петровна, окончив в 1890 г. Мариинское училище в Москве, получила звание домашней учительницы, но многие годы была актрисой разных российских театров, в том числе Малого театра и театра Корша, выступая в главных ролях на сценах многих больших городов. После того, как овдовела ее старшая сестра Анна. Любовь Петровна оставила сцену и вернулась в Звенигород, чтобы воспитывать племянниц. Совсем недавно из жизни ушла одна из них — Гали Филаретовна Глубоковская — одна из старейших жительниц Звенигорода, самобытная поэтесса, о которой неоднократно писали «Звенигородские ведомости».

О деятельности звенигородского любительского театра можнопрочитать в недавно вышедшем богато иллюстрированном издании«Звенигородиокрестности»,подготовленном сотрудниками

Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея.

Далеко не все звенигородцы по фамилии Стариченковы принадлежали к купеческому сословию. Во второй половине ХIХ- начале XX вв. в списках мещан Верхнего Посада упоминаются Дмитрий и Иван Ивановичи Стариченковы. Иван Иванович владел, на правах аренды, на Верхнем посаде двумя участками земли для выгона скота, заплатив на торгах 7 рублей 70 копеек. Дмитрий Стариченков держал заведение по размотке шелка, и доход его был сравнительно небольшим, составляя всего 20 рублей в год.

Можно назвать и других звенигородцев — благодетелей и меценатов. Именно благодаря их деятельному участию был сохранен древнейший на Московской земле Успенский собор на Городке

III. Заключение.

Наше исследование позволило нам убедиться в том, что благотворительная деятельность в дореволюционной России была характерна и для таких небольших городов, как Звенигород. Занимавшиеся благотворительностью в нашем крае были уже не меценаты, покровители искусства и создатели музеев, а люди, не равнодушные к чужой беде, любившие нашу православную культуру, с ее храмами и монастырями, заботившиеся о нищих и убогих.

История благотворительности – калейдоскоп людских судеб. Все эти добрые люди шли по жизни разными путями, но, в конце концов, оказались на одной из самых замечательных страниц российской истории под названием «Спешите делать добро».

А. П. Чехов говорил о колокольчике, который должен звенеть под ухом каждого счастливого человека, напоминая о том, что есть больные, несчастные, бедные.

История благотворительности в России не закончилась в начале XX века: и сейчас среди нас есть люди, которые не могут оставаться равнодушными к чужому горю, бедам. Наша задача сделать так, чтобы таких преуспевающих людей, осознающих свою историческую ответственность перед той частью общества, которая в силу объективных причин, оказалась нуждающейся в помощи и поддержке, стало значительно больше. Поэтому, на наш взгляд, не лишним было ещё раз напомнить о традициях российского милосердия и о тех временах, когда основным источником помощи бедным и несчастным являлись благотворительные пожертвования.

Возможно, и наша работа станет тем колокольчиком, который сформирует поколение людей не равнодушных к проблемам других людей.

Свою поисковую работу мы собираемся продолжать и уже наметили дальнейшие шаги нашего поиска. Люди, творящие благородные дела, достойны благодарной памяти потомков.

Список литературы

Галкин В.Б. Звенигород в XIX в.: эволюция малого города//Звенигород за шесть столетий. Сборник статей/ Под ред. В.А. Кондрашиной , Л.А. Тимошиной. М.: УРССЛ, 1998. С. 135-167.

Звенигород и окрестности. Звенигород, 2007.

Кондрашина В.А. История звенигородского Успенского собора на Городке в материалах Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея// Художественная культура Москвы и Подмосковья XIV — начала XX вв. Сборник статей. М.,2002. С. 30-39.

Козлов В.Ф. Московская благотворительница Александра Ксенофонтовна Медведникова и ее имение в с. Поречье Звенигородского уезда//3венигород за шесть столетий. Сборник статей/ Под ред. В.А. Кондрашиной , Л.А. Тимошиной. М.: УРССЛ, 1998. С. 192-196.

Козлов В.Ф. Звенигородский купец-благотворитель Павел Григорьевич Цуриков // Город, музей, монастырь. История и поиски путей развития./ Материалы научной конференции, посвященной 80-летию Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея. Звенигород, 2004. С. 165-170.

Крючкова М.А. Павел Григорьевич Цуриков (1812-1878). Предпринимательская и благотворительная деятельность// Никоновские чтения в музее «Новый Иерусалим». М.: Северный паломник, 2002. С.250-252.

Московский архив. Историко-краеведческий альманах. Выпуск 2. М., 2000.

Седов Д.А. Один век из истории Звенигорода в старых фотографиях (вторая половина XIX- первая половина XX века). М.: Северный паломник, 2004.



sitemap
sitemap