Белые пятна в советской истории



МОУ «Средняя общеобразовательная школа №30 им. Н.Н. Колокольцова»

Исследовательская работа

«Белые пятна в советской истории»

Выполнила

Ученица 7а класса

Черкасова Олеся

Руководитель

Черкасова Алёна Викторовна

Малиновка 2013г.

Оглавление

Введение

История трагедии Свердловск-сортировочный

Участник ликвидации аварии

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Железные дороги, которые для нашей огромной страны имеют первостепенное значение, так как являются связующим звеном народного хозяйства. Железные дороги — это кровеносные сосуды государства, не зря Сталин придавал им первостепенное значение. Почему же аварии на железных дорогах стали расти ускоренными темпами, нарастая по тяжести из года в год. Так на Горьковской железной дороге, на станции Арзамас-1 при подходе товарного поезда к станции (в июле 1988 г.) в одном из вагонов раздался взрыв такой мощности, что во многих домах стоявших от места взрыва на расстоянии в полкилометра вылетели все стекла, а машины стоявшие у железнодорожного переезда разбросало как игрушки. Итог — 50 человек убито и сотни ранено…. В августе 1988 года происходит крупная авария на Ленинградской железной дороге. Возле станции Бологое произошла авария пассажирского поезда с крушением 15 вагонов и пожаром. Почти 20 человек погибло, десятки ранены….. В октябре 1988 года на станции Свердловск-сортировочная взлетели на воздух два вагона со взрывчатыми веществами, от чего загорелся склад горюче-смазочных материалов. Двадцать домов было разрушено и еще 14 сильно повреждены. При этом 90 человек было госпитализировано, а 350 остались без крова. Затем происходит ужасная трагедия на железнодорожном перегоне Челябинск-Уфа-Взорвался трубопровод сжиженного газа. Причем взорвался в месте, где он очень близко примыкал к железной дороге и как раз в тот момент, когда поезда по двум веткам проходили друг мимо друга. По подсчетам математиков, такая «случайность могла произойти один раз в 3,6 миллиона лет. Пострадало более тысячи человек. И «жатва» эта нарастала… А народ? Почему советский народ не имел права знать, что происходит в стране?

Сколько «белых пятен» в истории ещё существует? Как-то в разговоре я услышала, что мой папа участвовал в ликвидации последствий какой-то трагедии, мне стало интересно: какая это авария, когда произошла и какие имела последствия.

Так я пришла к тому, чтобы написать исследовательскую работу, перед собой я поставила следующую цель: исследовать трагедию Свердловск-сортировочный как явление политической жизни общества, изучить причины аварии как комплексное понятие, затрагивающие все стороны жизни и имеющие свои особые исторические характеристики.

Для этого необходимо было решить следующие задачи:

-изучить материалы, связанные с трагедией Свердловск-сортировочный;

-исследовать взаимосвязь сфер общественной жизни в условиях применения идеологии закрытой информации как инструмента политики;

-изучить характер подобных событий и отношения к ним в период существования СССР и сейчас;

-выяснить все причины трагедии;

Гипотеза моей работы состоит в том, чтобы доказать, что во времена СССР все крупные трагедии скрывали от людей.

Актуальность темы состоит в том, что сегодня есть возможность узнать о тех катастрофах, которые происходили в Советском государстве и выяснить, как коммунистическая идеология сохранения секретности многих событий отразилась на обществе. Материал данной исследовательской работы можно использовать на уроках истории России в 9 и 11 классах.

Методы:

-интервьюирование;

— анкетирование;

— сбор исторических материалов;

-использование компьютерных технологий для создания презентации.

Основная часть

Свердловский рассвет 4 октября 1988 года встряхнул страшный взрыв: на станции Свердловск-сортировочный в воздух взлетели два состава с углем и взрывчаткой.

По всей Сортировке семечками осыпались балконы и перекрытия домов. Только по официальным данным погибли шесть человек: четверо на месте аварии, двое — уже в больнице. Тысячи получили тяжелые травмы; самая частая — осколочные ранения глаз и лица. Сотни семей лишились крыши над головой.

Следствие быстро нашло «стрелочницу», которую и обвинило в халатности. До сих пор лишь посвященные знают: спусковой крючок взрыва нажала другая рука…

ВЕРСИЯ №1. ОФИЦИАЛЬНАЯ В нечетном парке прибытия станции Свердловск-сортировочный в ночь с 3 на 4 октября 1988 года дежурила 35-летняя Татьяна Хамова. На общий путь прибыл грузовой состав, начиненный взрывоопасным грузом: в первых двух вагонах — тротил и гексаген. Около пяти утра к горке, на которой составы проходили расформирование, подошел транзитный поезд с углем.

Не убедившись, что локомотив прочно удерживает от движения состав с взрывчаткой, Татьяна Хамова дала зеленый свет транзитному поезду. Между тем машинист локомотива не услышал команды на прицепление, и ничем не зафиксированный состав покатился с горки вниз, прямо на транзитник. Столкновение, взрыв…

Следствие длилось почти четыре года. Хамову обвинили в нарушении инструкций, прокуратура требовала шесть лет тюрьмы. Но из-за реконструкции путей на Сортировке дорасследование пришлось прекратить. За недоказанностью злого умысла в действиях подсудимой дело закрыли.

ВЕРСИЯ №2. ТРАГЕДИЯ ГЛАЗАМИ «СТРЕЛОЧНИЦЫ»Дежурство Татьяны Хамовой в ночь с 3 на 4 октября 1988 года подходило к концу, до завершения смены оставалось три часа. Около пяти утра по транзитному пути мимо Сортировки должен был пройти товарняк. На основном же пути ждал очереди на расформирование состав с взрывчаткой.

В то время на железной дороге действовали инструкции, малейшее нарушение которых грозило руководству МПС строгим выговором по партийной линии. Поскольку даже один выговор легко мог испортить карьеру, от рядовых железнодорожников требовалось неукоснительное выполнение инструкций. Караул, если состав без уважительной причины задерживался хоть на пять минут!

И Татьяна Хамова решила: пропущу транзитный, не тормозя его, — сэкономлю пять минут. Скомандовала машинисту локомотива «прицепиться к составу с разрядным грузом», чтобы тот не скатился с горки навстречу другим поездам. И дала зеленый свет транзитному товарняку. Но машинист команду не выполнил, и взрывчатка медленно покатилась с горки прямо на транзитник…

В ту ночь на Сортировке имела место цепь роковых совпадений. Был на исходе девятый час работы дежурной, а внимание ее небезгранично, к тому же приходилось давать до 10 команд в минуту! Путь расформирования располагался на горке, откуда состав легко мог скатиться в любую сторону. Транзитный путь, по которому поезда буквально летели, пересекался с другими линиями. И еще эти инструкции!

Взрывчатка вообще была неправильно упакована: кто-то загрузил тротил и гексаген не в специальные бочки — смертоносный груз просто сложили в обычные мешки и скидали друг на друга! Наконец, именно в ту ночь на Сортировке проходил эксперимент: вместо «башмаков», которыми фиксируют колеса, вагоны с взрывчаткой от движения удерживало только новое автоматическое устройство закрепления составов, которое в нужный момент, конечно, отказало…

Даже спустя 12 лет после той октябрьской ночи Татьяна Хамова уверена: без этих случайностей крушения не было бы. И даже не подозревает, что вовсе не ее рука выдернула смертоносную чеку…

ВЕРСИЯ №3. НОВЫЙ ПОВОРОТ В ДЕЛЕДиректор «Уральского сыскного агентства» Владимир Матюшенко 12 лет назад был старшим следователем следственного отдела управления транспортной милиции. Двое суток после трагедии он работал в составе следственной группы и уверен, что установил точную причину взрыва.

Вот картина происшествия глазами Матюшенко. Два состава движутся параллельно. В месте смыкания путей они легонько сталкиваются, вагоны заваливаются, наклоняя опору и обрывая контактные провода. Но взрыв происходит только спустя две минуты. Почему?

Если на железной дороге в проводах прерывается напряжение (сразу тронулись с места несколько составов, поезд пошел в гору), то автоматика сама подключит напряжение через несколько секунд. Но если есть обрыв проводов или короткое замыкание, автомат отключается полностью, чтобы не было взрыва или пожара. Так было и в ту ночь: умная автоматика мгновенно определила обрыв проводов. За доли секунды контакты разомкнулись, и провода упали на крышу вагона уже обесточенными — подходи, руби топором и сдавай в лом.

По инструкции, после отключения автомата оперативному дежурному разрешено «однократное ручное включение участка сети». И если бы в инструкции было указано, что это возможно только после проверки (на путях все в порядке, опоры не упали, обрыва проводов нет), то и взрыва бы не было. Тем не менее, когда на станции собрались растаскивать столкнувшиеся вагоны, дежурная до предела утопила кнопку подачи тока — и в этот момент все взорвалось.

Вот какие доводы частный сыщик Матюшенко приводит в пользу своей версии:

— В момент крушения многие жители Сортировки проснулись, подошли к окнам посмотреть, что случилось. И через несколько секунд грянул взрыв, стекла повылетали. Вот почему у многих были именно осколочные ранения глаз! Кроме того, если бы авария и взрыв случились одновременно, во время движения поезда, то вагоны по инерции укатились бы в воронку, образовавшуюся от взрыва. Но вагоны аккуратно стояли у края воронки — значит, все случилось, когда составы уже стояли.

И главное. Столкновения товарняков при скорости 5 км/час (скорость идущего человека) для ТАКОГО взрыва недостаточно. Единственный фактор, который в ту ночь мог вызвать детонацию бризантной взрывчатки, это мощный высоковольтный разряд.

Кстати, материалами судебного следствия после всех заседаний причина детонации взрывчатки официально так и не установлена. Лишь единицы из тех, кто имел доступ к следственным материалам, заметили: в качестве причины взрыва названо несовершенство инструкций министерства обороны по перевозке взрывоопасных грузов. И почти никто не задумался — как какая-то бумажка могла стать причиной катастрофы?

ВЕРСИЯ №4. КТО НАЖАЛ КНОПКУОльга Родненко — оперативная дежурная, в ночь взрыва нажавшая на кнопку подачи тока, и сегодня работает на станции:

— В ту ночь я дежурила на тяговой подстанции. Под утро сработала аварийная сигнализация: все замигало, зазвенело. Как требует инструкция, я сообщила об этом энергодиспетчеру и получила от него приказ на ручное подключение тока.

Даже если мы не знаем, почему ток прекратился, все равно должны попытаться подключить автомат, питающий десятки путей. Иначе ситуация грозит срывом перевозок, выговорами, увольнениями. Да и некогда на таких огромных станциях что-то проверять. Бывает, электровоз сломался или провод провис, а я в это время получаю от диспетчера команду «включай» — только потому, что есть такая инструкция…

Заметим, что подстанция находилась в 2,5 километра от места крушения поездов: дежурная не могла видеть, что происходит в парке расформирования, а должна

была только автоматически выполнять приказы. Кстати, диспетчерская располагалась столь же далеко от парка, так что, согласно инструкции, приказ на подключение тока отдал человек, который фактически не владел ситуацией.

Получив приказ, Ольга Анатольевна надавила на кнопку — кнопку тут же выбило. Раздался взрыв… Потом Ольга долго лечилась у психотерапевта, а на работе даже появляться не могла: словно стопор включался. Долго снились допросы, следственные эксперименты. И только недавно женщина снова вернулась туда, откуда ее выгнал взрыв.

Родненко искренне жалеет Татьяну Хамову, но столь же искренне убеждена она и в том, что сама не виновата в трагедии:

— Не будь крушения, не пришлось бы жать на кнопку. Дежурная должна была моментально предупредить всех о столкновении — тогда мы просто не стали бы подключать ток.

А Хамова, как оказалось, вообще не имеет понятия о существовании оперативной дежурной Ольги Родненко! Я спросила Татьяну Георгиевну: «Если бы Вы узнали раньше, что не только ваша ошибка привела к трагедии? Что виной тому еще и злосчастная кнопка?». Она ответила:

— Мое имя навсегда связано с той ночью, и никому не важно, виновата я или нет. Дело шито белыми нитками — столько свидетелей спрятано, столько людей, виновных

куда больше меня, ушло от ответственности! А сегодня меня беспокоит только оставшееся здоровье: не хотелось бы и его потерять, как 12 лет назад потеряла работу…

Поезд министерских инструкций прокатил не только по судьбам Татьяны Хамовой и Ольги Родненко — он легко раздавил сотни других судеб. Многие женщины из тех, кто тогда остался без крова и ночь просидел на бетонных перекрытиях, никогда не смогут иметь детей. Кому-то даже лучшие пластические хирурги не в состоянии вернуть глаза и отретушировать увечья.

Но самое страшное в том, что сегодня на Сортировке действуют все те же инструкции, что и 12 лет назад…

ЧЕЛОВЕКА, который спас город, УВОЛИЛИ

Бывший следователь Владимир Матюшенко рассказал о пожарном, 12 лет назад уберегшем Свердловск от катастрофы.

Неподалеку от парка прибытия станции Свердловск-Сортировочный стояли три огромных (по 2 тысячи тонн) резервуара с соляркой. Если бы горящая солярка накрыла волной станцию, на которой стояло 50 составов с опасными грузами, — мы бы гробы стругать замучились.

Буквально за месяц до катастрофы пожарный, имя которого неизвестно (может, он отыщется после этой публикации), заставил начальника станции, обострив отношения с ним до предела, сделать вокруг резервуаров земляной вал. Этот вал и сдержал солярку, чем уберег город от пожара. Обволока, говорят, стоила пожарному карьеры — его уволили.

Мой папа, Черкасов В.А., во время этой трагедии служил в 77 ВШМС (ПТ). Их часть находилась за холмом, который отделял станцию от части. Вот, что он помнит: «Спал ночью, вдруг на лицо начало, что-то крошиться, через несколько минут на ноги упала рама, подошёл Саша и спросил – «Вовка, живой?»

-Да, живой!

Оделся (почему-то не было света). Вышел к боксам, все четыре бокса были открыты (хотя вечером я лично закрывал боксы). Ничего не понимая, я зашёл в бокс, сел в машину, и вновь уснул. Меня разбудили через 15 минут и сказали ехать на взрыв, все уехали, остался один ЗИЛ. Пришлось ехать наугад, поскольку никто ничего не мог объяснить. Когда прибыл на станцию, то перед глазами стояла страшная картина: горело здание станции,

рядом стояли дома, пятый этаж был срезан под углом, по ступеням текла кровь. Солдаты начали тушить пожар, сначала заливали крышу, затем низ здания. Через несколько часов стали тушить сами вагоны. К полудню удалось полностью потушить пожар. Затем несколько дней разбирали завалы.

Где-то через неделю несколько человек забрали (в том числе меня и Зёму, моего друга). Нам нужно было ехать в аэропорт забирать новобранцев. Прибыв в аэропорт, прапорщик Ложкин подбежал к самолёту, который там стоял и отдал приказ выводить из самолёта новобранцев. Из самолёта начали выбегать толи грузины, толи кавказцы. Они все бежали прикрывая голову руками пригнувшись. Сначала мы не поняли, почему они так бегут, а потом поняли: Зёма вылез к лафету , и целился в них. Зёму быстро сняли с лафета . Загрузив Грузинцев мы поехали в часть. После приезда нас вновь с новобранцами отправили разбирать завалы. В это же день пришла телеграмма от мамы (она работала на станции и поэтому знала о взрыве ) : «Вова, ты живой?». Отправив ответ, я вновь вернулся к разборам завалов и восстановки зданий.

Не помню, сколько бы работали, но всем запретили говорить об этом (даже родным). После ликвидации последствий взрыва с нас взяли подписку о неразглашении на 12 лет и вручили брелок со встроенной лупой, а также одеколон «Яблоко» (совсем маленький пузырёк, 10 или 12 мл).

Заключение

Во времена СССР большинство трагедий, происшествий скрывалось от народа. Люди не знали о катастрофах, которые происходили в СССР. В стране единственно верной была идеология социализма, страну считали самой могущественной, науку самой продвинутой, а значит трагедий техногенного характера не было и не могло быть! Как же удавалось скрывать всё происходящее в стране?

Разбился самолёт, сошёл с рельсов поезд, прогремел взрыв на шахте – всё это закрытая информация. Свидетели любого происшествия давали подписку о неразглашении от 5 до 10 лет. Люди даже после истечения этого срока боялись говорить о той трагедии, которая произошла на их глазах.

Зато богатая информация подавалась и в средствах печати, и по телевидению о катастрофах техногенного характера в странах Запада и Америки, что давало возможность поддерживать миф о нашей стране, как самой могущественной, а о других странах, как «загнивающих».

Коммунизм — утопия. Преступная идеология в СССР порождала преступное замалчивание катастроф. Скрывались практически все трагедии. Их истинные причины часто замалчивали (если причины подрывали авторитет СССР). И только если невозможно было скрыть гибель людей, то давалось сообщение в прессе, обычно на последней странице в газете мелким текстом. Но даже сейчас об этих фактах известно далеко не всем (единственным исключением является авария на Чернобыльской АЭС – об этой трагедии известно каждому). Именно поэтому проводить исследование было очень сложно, я имела только сведения о трагедии и воспоминания моего папы, Черкасова В.А., и больше ничего.

Хотелось бы представить и разные суждения по поводу данной проблемы разных людей и их отношение:

«Дело не в замалчивании или публичности информации (одна власть считает своим долгом защитить народ одним образом, другая выбирает другой способ)в итоге мы получаем опыт — полезный и не очень, горький и не очень, но это опыт.Самое важное — не клевать друг друга за «НЕ ТАКУЮ» идеологию, а извлечь из этого опыта реальную пользу….не бросаться пустыми фразами типа они плохие, а мы хорошие , и наоборот…. не спорить — а реально что то делать для улучшения жизни всех и каждого.в каждом строе (будь то коммунизм, империализм, да в любом есть плюсы и минусы….. Утопическое общество – то, по сути к которому мы так стремимся…. где всё идеально…. Не БУДЕТ такого никогда и нужно с этим смириться….с катастрофами, войнами, терактами конечно смиряться не следует. нужно прилагать все усилия СООБЩА ВСЕМ СЛОЯМ ОБЩЕСТВА С РАЗЛИЧНЫМИ ИДЕОЛОГИЯМИ чтобы избежать в дальнейшем хотя бы самых крупных и численных катастроф…»

«Какая не была наша страна, она остается нашей!Я рождённый в СССР, живущий в РОССИИ.Думаете сейчас такого не происходит, авария на гидроэлектростанции, подлодка Курск, самолёты падают, теракты, преступность, , ВО ВРЕМЯ СССР нас боялись и уважали а сейчас душат как могут!!!! не забывай те, где наша родина!??»

«Да, гласности не было, это Горбачев нам начал прививать гласность, а заодно и преступную перестройку. А легче сейчас автору статьи слышать каждый день поток негатива со своего зомбоящика, где показывают сплошные катастрофы, оборудование и техника, доставшаяся нам от так им ненавидимых коммунистов, которая уже изживает свой срок, что приводит к катастрофам. Так преступление — это умалчивание о произошедшей катастрофе, которые случаются или случались не только в коммунистическом режиме и не по его вине или всё-таки преступление — это сокрытие от населения того, что из страны выкачивают последние ресурсы на оборудовании, доставшемся в наследство от СССР, как происходит сейчас? От людей скрывали тогда не больше, чем сейчас, зато негатива в то время было значительно меньше, а гордости за страну больше.»

Но самое главное, что к ликвидации любых катастроф Советского Союза (Каштымская катастрофа 1957г., радиационная авария на заводе «Красное Сормово» 1970г.) привлекались сотни тысяч военнослужащих, они, действительно, « умели держать язык за зубами», хотя сами в любой момент могли погибнуть или получить значительные дозы радиации. Лично я не считаю, что замалчивание использовалось лишь для того, чтобы не травмировать население своей страны, а только для сохранения репутации страны как могущественной и сильной державы, у которой самые лучшие самолеты, поезда, машины и т.д. Чем народ меньше знает, тем меньше думает, думать было опасно, уж это нам известно!

Литература

www.1723.ru

www.rg.ru

http://dead-city.ru/

/www.fileserverzz.com/zdownload?f=0L3QtdC40LfQstC10YHRgtC90YvQtSDQutCw0YLQsNGB0YLRgNC%2B0YTRiyDRgdC%2B0LLQtdGC0YHQutC%2B0LPQviDRgdC%2B0Y7Qt9CwLiA6IGh0dHAsIGZ0cCwgOiDRgtC%2B0YDRgNC10L3RgiB0b3JyZW50IGlkMTg1Nzc4IDo%3D&sc=NVRwZndEdTF6REVC

scbist.com/groups/28-sverdlovsk-sortirovochnaya-distanciya-puti-pch-6.html



sitemap
sitemap