Архитектурная доминанта в облике провинциального города Мышкин



муниципальное среднее общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 35 города Рыбинск Ярославской области

Экзаменационный реферат по искусству

Архитектурная доминанта

в современном облике города Мышкин

Автор

Добрякова Мария,

обучающаяся 9 класса

Руководитель

Черкашина Людмила Андреевна,

учитель мировой художественной культуры

Рыбинск

2012

Содержание

Введение 3-4

Глава I

Черты классицизма в архитектуре Никольского собора 4-6

Глава II

Успенский городской собор как образец позднего классицизма 6-10

Глава III

Архитектурное узорочье Успенской площади 10-13

Заключение 13-14

Список литературы 15

Приложение 16

Введение

Города имеют неповторимый внешний вид, возникая и развиваясь в своеобразных природных условиях и в разные исторические времена. Их архитектурный облик отражает эстетико-культурные и экономические взгляды общества, находящегося на определенной ступени развития. Люди в первую очередь обозревают облик (лик, лицо, абрис, силуэт) архитектурных объектов, уличное пространство. Глаз останавливается на значимых и знаковых сооружениях, которыми являются как социальные, так и культурные объекты. Но если обратить внимание, куда направлен фотообъектив любого туриста, то можно определить степень интереса к разным архитектурным сооружениям, к одним более заметное, к другим – менее. Объяснений этому множество, но главное состоит в признании исторической и культурной ценности того или иного объекта.

Архитектурный облик города – это своеобразный портрет, повествующий о событиях и людях, это книга о том, как развивался и рос город, как формировалась его идентичность. Именно специфика архитектурного облика города Мышкина и стала предметом исследования в настоящей работе, где преследовалась цель – проследить на примере Мышкина процесс формирования архитектурного облика провинциального города русской глубинки.

Понимание механизмов и специфических характеристик общественной жизни во взаимосвязи с рукотворным пространственным миром архитектурных объектов позволяет целенаправленно формировать окружающую человека среду, сохраняя ее ценные исторические качества. Отсюда были поставлены следующие задачи:

— рассмотреть особенности архитектурной среды (ансамблей зданий, членений фасадов, колористических гармоний и т.д.);

— выявить общие черты в архитектуре провинциального города России;

-составить глоссарий по теме реферата.

В нашей стране в 90-х годах XX века «произошло смещение акцентов в архитектурно-строительной деятельности: от интенсивного развития городских окраин к экстенсивным преобразованиям в городских центрах» [7- С.89]. В настоящее время в крупнейших и крупных городах России стали еще более актуальными проблемы сохранения и реабилитации исторической застройки, создания правил проектирования и строительства в историческом городе. Практическая значимость работы может найти своё воплощение в создании буклета для туристов.

Границы исследования распространяются по следующим направлениям:

— географическим: Никольский собор, Успенский собор, Успенская площадь;

— хронологическим: XYIII и XIX века;

— теоретическим: границы определялись комплексным рассмотрением устойчивых закономерностей и характерных особенностей формирования архитектурного облика Мышкина.

Когда я с изумлением смотрю

На эти древнерусские соборы,

Я вижу с них, подобно звонарю,

Родных лесов и пажитей просторы.

Не чат кадил, не слепоту сердец,

Взалкавших недоступного им рая,

А творчество ослепительный венец,

Вознесшегося, время попирая

Всеволод Рождественский

Глава I

Черты классицизма в архитектуре Никольского собора

Приезжая в город Мышкин и ожидая переправу, каждый невольно останавливает свой взгляд на соборе, возвышающемся на противоположном берегу. И приходит мысль, что этот маленький, уютный и удивительно гармоничный в своем архитектурном облике городок, может быть, самый типичный пример того, как мало мы еще знаем русскую архитектуру. Архитектурные памятники Мышкина не очень древние, в основном, первой половины XIX века, но они создают на редкость цельный городской ансамбль.

Это удивительный город. Расположен он на высоком волжском берегу, являя собой настоящую «жемчужину» русской провинции, в архитектуре которого отразилась история рождения и развития типичного русского городка.

Мышкин стал уездным городом в 1778 году, а уже в марте 1780 года был утвержден регулярный план города. На путанные сельские улицы легла четкая прямоугольная сетка. От старого села осталась только каменная прямоугольная церковь, построенная в 1766 году. Превращенная в городской собор, она становилась центром города. Таким образом, сохранившийся и сейчас Никольский собор – старейший (старше самого города) архитектурный памятник Мышкина. Но в его нынешнем облике нет ничего похожего на уже знакомую нам провинциальную архитектуру XVIII века. Индивидуальный характер городской общественной архитектуры во второй половине XVIII века в значительной степени был обусловлен тем, что, в основном, в каждой губернии «казенное строительство велось по проектам и под наблюдением губернских архитекторов» [1. – С.56-57]. Мастера, получившие художественное образование в одной из столиц, заграницей или в местной школе, обладали различным профессиональным уровнем и являлись представителями различных направлений российской и европейской архитектуры своего времени. Эти особенности, несмотря на целый ряд общих факторов развития общественной архитектуры в городах России, безусловно, отразился на характере многих провинциальных построек, в том числе и Мышкина.

Это большое здание выдержано в несколько наивных, но вполне классических формах, в каких в 60-х годах XVIII века не строили ещё и в столице. Очевидно, собор был перестроен и полностью изменил свой облик. Вот почему в одной из книг датой его постройки назван 1837 год. Вряд ли собор строили тогда заново, но в это время могли появиться и эти своеобразные решения, где две широко расставленные пары колонн поддерживают вписанную во фронтон пологую арку, и широкий барабан плоского купола, скупо прорезанный вертикально поставленными миндалевидными окнами, и другие черты провинциального классицизма. Кстати, подобная не совсем обычная форма портиков и окон встречается и в других памятника Ярославской области, созданных в первой половине XIX века и связанных с именем любопытного местного архитектора – Петра Яковлевича Панькова. В начале XIX столетия наиболее значительные сооружения в Ярославской губернии возводились по индивидуальным проектам и автором многих из них был местный архитектор Петр Яковлевич Паньков. Специального образования он не имел, лишь в 1819 году представил в Академии художеств свои проекты и получил звание художника-архитектора. Многие постройки в первые три десятилетия XIX столетия – в период зрелого классицизма – возводились по его чертежам. В течение 19 лет Паньков был ярославский губернским архитектором и выполнил много проектов для уездных городов (Ростова, Рыбинска, Пошехонья, Мышкина и других).

Свободная трактовка классического ордера была отличительной чертой многих русских зодчих, а в данном случае, благодаря художественной интуиции П. Ф. Панькова, придала его постройкам своеобразие, индивидуальность. На его счету огромное количество зданий, определивших облик Ярославля и других уездных городов губернии. Среди наиболее известных: Новый гостиный, губернаторский дом, перестройка Демидовского лицея в Ярославле Крестовоздвиженская церковь в Рыбинске.

В местном музее есть сведения, что росписью Никольского собора занималась артель Тимофея Медведева. Однако Тимофей Медведев никогда не расписывал собор в Мышкине. Источников об этом нет. Те росписи, которые сегодня открывает отец Сергий, выполнены художниками-иконописцами в 1884 году по договору (подлинные документы по реставрации Никольского собора находятся в православном музее Мышкина). Владыка Ионафан при посещении Мышкина восхищался фресками в Успенском соборе, но был опечален убожеством Зимнего Никольского собора. По его благословению и был создан комитет по возобновлению (полной реставрации) Зимнего собора, который и возглавил Павел Преображенский. Информация о том, что артель Тимофея Медведева расписывала Никольский собор и храм Преображения Господня, идет от местных краеведов и не подтверждается. Достаточно посмотреть на росписи, которые мы видим в этих храмах, и сравнить их с росписями Т. Медведева, чтобы все встало на свои места. Художники, работавшие в Никольском соборе известны даже по фамилиям.

В советское время собор выполнял функцию социального учреждения. Сначала он был домом культуры, затеи кинотеатром. Здание его выступало даже в качестве развлекательного центра.

Затем собор был передан в Ярославскую епархию. Недавно в Никольском соборе был обнаружен целый лабиринт подвальных помещений: комнаты, полки и емкости для хранения продуктов, а также печи, которыми в холодное время отапливался храм. Побывав на экскурсии в подвалах Никольского собора «Тайны XYIII века», каждый совершает во времени и пространстве таинственное погружение не только в подземелье самого древнего храма города, но и в далёкий XVIII век, увидит таинственные лабиринты прошлого.

Глава II

Успенский городской собор как образец позднего классицизма

Второй городской собор – Успенский — сохранился лучше. Он был заложен 15 августа 1805 года на месте, предусмотренном планом города, и освещен 2 мая 1820 года. Собор массивный, пятиглавый, но это пятиглавие XIX века не имеет уже ничего общего со старым, традиционным.

Средняя глава превратилась в классический пологий купол на очень широком барабане. Барабаны малых глав вырастают из круглых башенок, как бы встроенных во внутренние углы крестообразного плана. Церкви такого типа есть в Москве, и, можно думать, что собор выстроен по московскому проекту. Но строили его, вероятно, местные мастера без надзора хорошего специалиста. Об этом говорят крошечные, сухо вырезанные капители, несоразмерные колоннам и пилястрам. В других источниках сказано, что собор построен артелью ярославских помещиков по проекту архитектора Иоганеса Манфрини на средства горожан и купцов Козьмы Ивановича Дрождеинова и Ивана Афанасьевича Замяткина. В конце 30-х годов XIX века собор был богато расписан внутри. На его гладких стенах появились искусно написанные колонны, «протянулись несуществующие карнизы, в барабане купола разместились пилястры и арки, увенчанные балюстрадой. В промежутках между ними изображены библейские и евангельские сцены, написанные в добротной, академической манере» [7 – С.11]. В интерьере храма сохранились, хотя с большими утратами и повреждениями, росписи, выполненные в 1830-х известной в Верхнем Поволжье артелью под руководством Т.А.Медведева – выходца из крепостных крестьян, уроженца села Тейково. Мастера этой артели расписывали Спасо-Преображенский собор в Угличе, Воскресенский собор в Больших Солях.

Стремясь достичь эффекта пышного внутреннего убранства храма при минимальных затратах, живописцы используют технику гризайль, имитируя колонны, карнизы и лепнину. Гризайль – вид живописи, выполненный тональными градациями одного цвета, чаще всего сепии или серого, а также техника создания нарисованных барельефов и других архитектурных или скульптурных элементов. Гризайль вошла в моду в XIV веке. Скульпторы в своих подготовительных рисунках стремились с помощью светотени создать впечатление рельефа. Она используется в архитектуре для создания искусственных барельефов, к технике часто прибегали в эпоху барокко. Так, например, выполнены потолки и стены некоторых залов Эрмитажа для создания впечатления скульптур под сводами и резных стен. «Гризайлью очень часто пользовались при декоре интерьеров русских дворцов стилей классицизма, ампира» [9 – С.340], образцы которых сохранились до наших дней, в том числе и в Ярославской области. Композиции на темы Священного Писания выполнены в красновато-коричневой гамме и заключены в фигурные рамы. В парусах под центральным куполом помещены традиционные изображения евангелистов, в алтаре – новозаветная Троица, на южной стене – надпись, сообщающая о времени построения храма. На стенах и потолке трапезной расположены ветхозаветные сюжеты: ”Моисей жезлом высекает воду из скалы”, “Медный зенит”, “ Моисей вручает народу скрижали с заповедями” и другие.

К сожалению, Успенский собор дошел до нас с некоторыми утратами: исчезли фигурные главки над куполами, сквозные окна в барабанах глав – результате собор стал зрительно заметно тяжелее. Именно этот собор виден с противоположного берега Волги и на многие километры вдаль. Сейчас собор является архитектурной доминантой города и его визитной карточкой. Успенская площадь вокруг собора сейчас выглядит необычно пустой. Однако в прошлом на ней стояли возведенные в стиле классицизма торговые ряды. Они были разобраны в 1930-е годы, так же как и деревянная “важня” (палка для хранения весов) середины XIX века у алтаря Успенского собора. Нет следа и от небольшой часовни, стоявшей рядом с торговыми рядами. Успенский собор стоит в центре зеленой и покатой квадратной площади. На него смотрят с двух сторон лучшие в Мышкине богатые городские усадьбы, построенные в первой половине XIX века представителями богатой купеческой семьи Чистовых – дядей и племянником. Одна из них, живописно расположенная на крутом откосе, была перед революцией пожертвована городу для больницы. Больница занимает ее в настоящее время. Хорошо сохранивший не только наружную, но и внутреннюю отделку, что бывает гораздо реже, дом этот – один из лучших образцов провинциального позднего классицизма. Главный фасад, выходящий, на площадь к Собору, представителен, строг и чуть тяжеловат. Нарядный лепной карниз обегает дом, «хорошие скульптурные маски сохранились на замковых камнях окон первого этажа» [5 – С.91-92]. Только в тяжеловатой надстройке на крыше ступенчатом с полукруглым широким окном и небольшим фронтоном сверху строители дали волю своей страсти к нагромождению форм.

Задний фасад, выходящий на круто сбегающий вниз, к Волге, двор, гораздо провинциальнее. Место аттика здесь занимает небольшой мезонин с большим, во всю его ширину, деревянным балконом. Балкон опирается на узкий выступ фасада. И так как балкон гораздо шире, с двух сторон его поддерживают большие кронштейны. Кровля балкона опирается на две пары деревянных колонок, очень наивно поставленных над пустотой, на углах, поддерживаемых кронштейнами. Над ними фронтон, прорезанный пологой аркой – миниатюрное повторение композиции Никольского собора. А внутри этой арки, между лепными модульенами карниза, громадная львиная маска. Вся эта наивная, но необычайно живописная композиция, выполненная из дерева, вероятно дань местной традиции, вариант тех деревянных галерей, которые есть в Кашине. Галерея обогащает строгий, может быть, «образцовый» (типовой) проект, приспосабливая его к более живописному вкусу провинции.

Оживляют дом и богатые ворота в каменных столбах с парными колоннами и вазами. Но главное его богатство открывается внутри. Широкая лестница на могучих каменных арках огорожена железной решеткой простого, но удивительно красивого рисунка: прямые вертикальные пруты и нарядная волна сверху, под самыми перилами. А над лестницей — легкое, бирюзово-зеленое с розовыми облаками небо и летящая богиня весны, рассыпающая цветы. Живопись, покрывающая весь громадный потолок вестибюля, достаточно наивна.

Фантастическая, увитая цветами балюстрада положена на плоскость плашмя. Да и сама богиня с окружающими ее амурами написана кистью живописца, и близко не подходившего к высоким дверям Петербуржской Академии художеств. И все-таки «нарядный наивно-классический и легкий потолок привлекательнее, чем холодно-расчетливый академизм живописи в соборе» [10 – С.75]. С лестничной площадки высокой двери с плоскими ромбами на филенках ведут в парадную анфиладу второго этажа. Между тем там сохранилась прекрасная коллекция старых изразцовых печей строгой архитектурной композиции с великолепными скульптурными вставками. Еще одна, более простая, но тоже нарядная печь сохранилась в мезонине, в комнате, выходящей на дворовый балкон. Печи эти делались, конечно, не здесь. Выполненные превосходными скульпторами, скорее петербуржскими, они, видимо, изготовлялись на продажу и развозились по всей России. Подобные, но более грубо выполненные печи есть, например, в Вологде. Но такое богатое их собрание нам пока нигде больше не встречалось. Интересны печи и своеобразной «типизацией» их декоративных элементов: несколько типов капителей, карнизов, центральных скульптурных вставок могли собираться по-разному, составляя довольно много похожих, но не совпадающих друг с другом композиций. К сожалению, история прикладного искусства нашей страны изучена пока столь не полно, что мы можем лишь гадать, на каких заводах делались эти прекрасные произведения, какие из известных русских скульпторов I половины XIX века принимали участие в их создании.

Здание занимает целый городской квартал, ограниченный современными улицами: Никольской, Нагорной, Углической. На территории усадьбы особо выделяется главное здание – двухэтажный особняк с мезонином. В этом доме с 1866 года Чистов, будучи городским главой, принимал цесаревича Александра.

В 1870 годы особняк по завещанию Тимофея Васильевича за небольшие деньги продается наследником города под больницу, которая располагается в нем более 100 лет. С 1991 года в этом доме располагается Опочининская библиотека, основанная еще в XIX веке уездным предводителем дворянства Ф.К. Опочининым. Здесь прекрасно сохранились росписи на потолке, имеется коллекция изразцовых печей со скульптурными вставками. Сохранилась мебель, огромные до потолка зеркала, шикарная мраморная лестница с коваными перилами, настоящий храм литературы и искусства.

Глава III

Архитектурное узорочье Успенской площади

Кроме дома в усадьбу входит еще несколько построек и среди них – интересная деревянная часовня. Она выглядела бы совсем незамысловатой, но высокие окна в виде стрельчатых готических арок и также стрельчатые арки, только глухие, с нарисованными краской оконными переплетами на граненой башенке-главке придают ей романтический характер. Это забавная «готика» — поздняя дань романтическому увлечению стариной, возникшему во второй половине XVIII века. Тогда только начинали всерьез заниматься историей. Прошлое казалось более поэтическим и чистым, чем «нынешний развращенный век». Так родилось увлечение средневековой архитектурой: европейскими крепостными башнями, стрельчатыми арками, восточными минаретами, сочным декором русского XVII века, архитектурой, которую тогда всю, без различия стилей, называется «готикой». Разумеется, традиция «правильной» классической архитектуры была еще слишком сильна. В городских постройках эту ложную готику, или псевдоготику, редко можно встретить, но тем пышнее она расцвела в архитектуре парковых павильонов и сельских церквей. В сочетании с природой, там, где ей не мешали современные здания, она создавала иллюзию ухода от сегодняшнего дня в овеянную романтической дымкой древность. Правда, мышкинская часовня – лишь поздний отголосок этих романтических увлечений. «От всей декоративной изысканности русской псевдоготики здесь осталась лишь стрельчатая форма окон» [2. – С. 114], своеобразно контрастирующая с плоскостью обшитой потемневшими досками стены.

На территории усадьбы сохранилась самая большая мельница, механизмы которой сохранились до нашего времени и являются музейным экспонатом.

Успенская площадь так же примечательна тем, что здесь находится вторая усадьба, заслуживающая внимания. Двухэтажный с мезонином дом с пилястрами в центре фасада и тонким лепным декором очень эффектен с площади. По сторонам его – два низких, служебных корпуса, обращенных к площади тяжелыми фронтонами на торцах. Это, конечно, классицизм, но суховатый, поздний (едва ли раньше середины XIX века). Особенно это ощущается внутри. План дома – еще вполне классический, симметричный, с анфиладой на редких гостиных вдоль главного фасада. Но отделан дом уже с роскошью начинающей эклектики – хозяин торопился поспеть за модой.

Хвастливый купец, разбогатевший на хлебной торговле, он давал здесь балы окрестным помещикам. Показывая свой роскошный бельэтаж случайным гостям из столицы, он предупреждал: “Все, что вы увидите,- это от Тура”. Дорогая мебель петербуржского мастера Тура, работавшего для императорских дворцов, в доме, конечно, не сохранилась, но сохранились разные двери, тяжелая золоченая лепка карнизов, изразцовые печи – более простые, чем в здании больницы – без лепнины, но тоже с пилястрами, хорошей и строгой формы. Любопытная деталь: топки двух печей выходят на площадку парадной лестницы и стыдливо прикрыты специальными фальшивыми дверями.

Над лестницей и еще в пяти комнатах – пышные живописные плафоны. Живопись здесь совсем иная, чем в здании больницы, — более умелая, без провинциальной наивности, но и более сухая, перегруженная, тяжелая по цвету. (Очень похожие плафоны, выполненные, вероятно, теми же известными мастерами, можно увидеть в соседнем Рыбинске, в здании районной библиотеки). Зато очень хороши в доме паркеты – узорные, с тонкими веточками или звездочками из темного и светлого дерева. Конечно, они тоже привозные, из хорошей столичной мастерской. Остатков этой лепнины хватило, видимо, еще на один дом. Его окна украшены такими же точно масками и балястрами. В этом здании сейчас находится сельскохозяйственный техникум.

Мышкинцы очень любят свой город и берегут его историю и памятники архитектуры. Именно поэтому многие здания сохранились до наших дней в хорошем состоянии.

Еще два каменных дома первой половины XIX века стоит отметить в Мышкине. Они стоят на углу одного перекрестка среди деревянной застройки южной части города. Один из них – дом купца Пожанова -привлекает внимание оригинальной и очень тонкой лепниной над окнами второго этажа. Внутри дома сохранилась фигурная вставка для кафельной печи – прекрасный горельеф, изображающий богиню Афину.

Второй дом проще и хуже сохранился. Существовавшая еще несколько лет назад деревянная дворовая галерейка с «готическими» , как в большой часовне, стрельчатыми окнами теперь перестроена, исчез и красивый, такого же типа, как в техникуме, навес над входом.

Описанные совпадения деталей в разных домах естественны. Строились мышкинские купцы приблизительно в одно время, перенимая друг у друга адреса поставщиков, а то, что могло строиться на месте, тем более выходило похожим из одних и тех же рук. Так создавались характерные отличия в облике маленьких городов, какие-то свои, местные черточки, свои строительные привычки, свои излюбленные украшения. В маленьком, торговом и, значит, богатом Мышкине увидишь больше, чем только наивные самоделки, и это придавало тихому городку своеобразную строгость и даже изысканность.

Заключение

Историко-архитектурное наследие Мышкина не такое богатое, как в других городах, но оно несет в себе информацию о жизни и вкусах наших предков, историю тихой, провинциальной жизни. Многим малым городам следует позавидовать Мышкину тому, с какой любовью и преданностью местные жители берегут это драгоценное наследие.

В этом, вероятно, заключается причина привлекательности города и для туристов. Здесь пытаются найти новые решения в реконструкции исторических центров городов с сохранением старой застройки. Существуют попытки вписать новые здания в сложившийся организм «старого города», что получается не всегда удачно и негативно отражается на современной градостроительной ситуации многих провинциальных городов России, в частности, Рыбинска. Невнимание к архитектурным памятникам ведет к их утрате. Старый центр Мышкина практически не разрушен, сохраняется деревянный модерн города, составляющий одну из наиболее интересных сторон своеобразия архитектурного облика. Изучение провинциальной архитектуры с точки зрения особенностей формирования архитектурного облика отдельного города поможет сохранению и восстановлению старой застройки этого города.

Провинциальная архитектура конца XVIII- начала XX веков проходит те же этапы становления, что и столичная, однако для провинции характерны свои особенности. Она отставала во временном и качественном развитии от столичной, что во многом было обусловлено объективными историческими причинами. У каждого города на основании общих принципов формировался индивидуальный архитектурный облик. Мышкин также обрел свои особенности.

Его судьба схожа со многими другими городами, получившими статус города во время реформ Екатерины И. Застройка города начала складываться в период классицизма, пришедшего с некоторым опозданием в сравнении со столицей. Пик расцвета классицизма пришелся на 1800-1830-е годы — годы экономического подъема города, поэтому большее число памятников, имеющих историческое и художественное значение, появилось в период классицизма. Социальное лицо города – купечество — определяло тип застройки. В основном, это двухэтажные дома двух функциональных типов: особняк и городская усадьба, построенные по «образцовым» проектам, широко распространенным в то время и обязательных для воспроизводства. Использование «образцов» должно было сделать провинциальные города похожими друг на друга, однако этого не происходило.

Стремление купечества выстроить дом не хуже, чем у соседа, привело к тому, что город выбирал для себя ограниченное количество «образцов», которые с небольшими изменениями образовывали архитектурный облик города, а наиболее яркими образцами классицизма стали Никольский и Успенский соборы.

Таким образом, архитектурный облик города Мышкина, с одной стороны, являет собой типичный провинциальный город России, а, с другой стороны, воплощает в себе индивидуальные черты, отражающие культурно-исторический и эстетический идеал горожан.

Список использованной литературы

1. Борисова Е.А., Каждан Т.П. Русская архитектура конца XIX начала XX века. -М., 1971.-239 с.

2. Вагнер Г.К. Искусство мыслить в камне. (Опыт для типологии памятников древнерусской архитектуры). М.: Наука, 1990 г. 255 с.

3. Герчук Ю.Я., Домшлак М.И. Художественные памятники Верхней Волги. -М., 1976.- 143 с.

4. Евсина H.A. Русская архитектура в эпоху Екатерины II: Барокко -классицизм неоготика. — М.: Наука, 1994. — 219 с.

Ермолин Е.А. Символы русской культуры. X XVIII вв. — Ярославль, 1998.- 115 с.

6. Иконников А.В. Художественный язык архитектуры. М.: Искусство, 1985. 174 с.



7. Кириллов В.В. Русский город эпохи барокко (культурный и эстетический аспект). Русский город. — Вып. 6. — М. — 1983. С. 127 — 162.

8. Козляков В.Н., Севастьянова A.A. Культурная среда провинциального города // Очерки русской культуры XIX века. Т.1. Общественнокультурная среда. М.: МГУ, 1998. — С. 125-202.

9. Красовский М. Энциклопедия русской архитектуры. Деревянное зодчество. СПб.: Сатис, 2002. -284 с.

10. Лисовский В.Г. Особенности русской архитектуры конца XIX начала XX века. — Л., 1976.-216 с.

Электронные ресурсы

1. www.arhi.ru/tems/

2. www.pankov.narod.ru/architect.http

3. http://shedevrs.ru/materiali/256-grizal.html

Глоссарий архитектуры города Мышкин

Ансамбль – группа построек, объединенная художественно, функционально или исторически, которая также может включать элементы природного ландшафта.

Анфилада – ряд внутренних помещений, интерьеров, расположенных по одной продольной оси.

Алтарь – жертвенник, а также часть христианского храма.

Арка – криволинейное перекрытие проема в стене или пространства между двумя опорами.

Аттик – стенка над карнизом.

Балюстрада — ограждение лестниц, террас, балконов и т.д., состоящее из ряда фигурных столбиков, соединенных сверху горизонтальной балкой и перилами.

Балястры —

Барабан – цилиндрическое или многогранное основание купола.

Капитель – пластически выделенная венчающая часть вертикальной опоры, передающая ей нагрузку то архитрава и других расположенных выше частей здания.

Лепнина – рельефное украшение на фасадах в интерьерах зданий, как правило, отлитые или отпрессованные из гипса, штукатурки, бетона или других материалов.

Плафон —

Портик – ряд колонн, объединенных аттиком и фронтоном, помещенный перед фасадом здания.

Пилястр – плоский вертикальный выступ прямоугольного сочетания на поверхности стены или столба.

Карниз – горизонтальный выступ на стене, поддерживающий крышу здания и защищающий стену от стекающей воды; имеет также декоративное значение.

Мезонин – надстройка над крышей.

Модульен –

Фреска —

Фронтон – завершение фасада здания, портика, колоннады, ограниченное двумя скатами по бокам и карнизом у основания.








sitemap
sitemap