Археологические рассказы (текст)



Археологические рассказы

Содержание

Первое знакомство—————————————————————————3

Страсть к лопате——————————————————————————7

На Мамай-Горе——————————————————————————14

Ольвийское братство———————————————————————-25

Беляевский курган————————————————————————-31

На Жеваховой горе————————————————————————35

Опять Р-25————————————————————————————45

Тусовка в Роксах—————————————————————————51

Кошарский Одессос————————————————————————53

Жеваховский Омфалос——————————————————————-57

Курган в Холодной Балке—————————————————————-60

Березанские буяны————————————————————————72

Моложские обрывы————————————————————————82

Зов Судака———————————————————————————-90

Приключения на Березани—————————————————————96

Севериновкое городище—————————————————————-100

Позднескифская Молога—————————————————————-113

Первое знакомство

Однажды осеним днем в пятницу собрались два друга, студента первого курса Гарри и я. Последнему предстояло познакомится с археологией.

— Но, Гарри, я то что там буду делать?.. – спросил я – ты же все знаешь, а я?

— Арчи, все будет нормуль, главное как все делают так и ты делай – произнес мой просветитель.

Что ж дело ясное…Провожать нас в путь решился Вася, друг Гарри. Созвонившись с Васей, что тогда подрабатывал водителем, Гарри решил привлечь знакомого к нашей отправке. Возле вокзала мы уже стояли. Вася опоздал. Мы обменялись дружеским рукопожатием. И, тут из толпы выбежала женщина с ребенком, примерно десятилетнего возраста, увидев мобильный телефон Васи, прервала наше активное общение нервно задавая ему вопрос:

— Молодой человек от Вас можно позвонить?.. Я готова заплатить любые деньги. Срочно, я с ребенком…

— Да, пожалуйста – любезно ответил Вася, в тот миг женщина задумчиво и быстро вложила в руку владельцу телефона пару рублей…

Начался разговор на минут этак 15-20, пока деньги не закончились и телефон не прекратил передавать голосовое общение. Тем временем Вася отреагировал о полученной прибыли в размере стоимости бутылочного пива и как интеллигентный человек ответил даме по завершению переговоров:

— Ну, что Вы? Зачем деньги?

— Ой, даже так! – восторженно произнесла барышня и обратилась к ребенку с речью: — Таня, забери деньги, дядя тебе дает их на шоколадку!..

— Мама, я не хочу шоколаду! – произнесла застеснявшаяся девочка.

— Я тобі сказала забери у нього гроші – и недожавшись действий ребенка вырвала сама деньги у Васи из рук, произнося в след: — Спасибо! Скажи Таня, дяді — дякую!..

— Дякую дядя! – раздался исчезнувший голос девочки в толпе народа на железнодорожном вокзале, растворившись вместе с «рублями Васи» и обналиченным мобильным счетом!..

Мы смеялись. Вася стоял в недоумении, плохо соображая, что это было и почему это случилось именно с ним, владельцем телефона, на который смущенно смотрел.

— Еще и пару часов не прошло как приехала в город, а уже успела адаптироваться к одесскому образу жизни – восторженно произнес Гарри.

Вася нас провел. Мы попрощались и забрались в одесскую электричку, что направлялась на Белгород-Днестровск. Забронировав места Гарри сообщил, что дескать ему нужно покурить, а ты «археолог» посиди.

— Кто не курит, тот место охраняет!.. – произнес с сарказмом Гарри и уверено направился к выходу.

Электричка тронулась. Я выбежал в тамбур «вот черт, Гарри остался! Да и я куда еду?..». Сообразив о случившемся решил предпринять выход на станции «Одесса-Малая» и отправится «в зад». Вернувшись на свое место за вещами, восторженно прокричал на весь вагон:

— Гарри!! Где тебя носит?..

Правда был удивлен, почему Гарри появился совсем с другой стороны от вагонного выхода. Для меня и по сей день осталось загадкой.

— Я курил — ответил скромно пропавший. Мы сели пить вино, и обсуждать наш приезд «на ночь глядя» в экспедицию.

— Далеко ли нам ехать?.. – поинтересовался я

— Думаю, что нет – отрезал Гарри, добавляя спокойно: — Когда приедем, тогда скажу!

Как выяснилось позже ни Гари, ни я, понятия не имели куда мы едем, нас держал в курсе Сергей Николаевич Гизер, и то непродолжительное время по телефону. После высадки в Белгород-Днестровском связь была прервана по вине самого Николаевича, у которого, видимо, сел телефон. Разузнав в какую сторону ехать, мы в темноте забрались в советский автобус с моложским направлением, доверху забитый народом. По дороге граждане пассажиры требовали свои останови:

— Лооо-н-дон!!

— Остановка Па-ааа-риж!!!

— Трансформатор!!!!

Примерно, через 40 минут мы уже стояли на остановке в Мологе.

Видимо самый актуальный вопрос, который можно было мною задать ночью троим прохожим местным жителям, уставшим от алкогольного паров местного винзавода: «Извините, не подскажите, как пройти на раскоп?». Гарри понял, что мой вопрос некорректно задан. И тот час же заменил его другим: «Хлопці, а де тут живе дядя Алік?..». Нам сразу объяснили, но Гарри заявил, что идем к его родственникам в гости, а «раскоп будет завтра!».

Так и было. С утра нас родственники моего археологического спутника снабдили продовольствием и мы отправились к дому Александра Евгеньевича Малюкевича. Познакомившись с руководителем моложской экспедиции, мы начали собираться на раскоп. Александр Евгеньевич добрый, не жадный на материал, отзывчивый и прививающий знания «с нуля».

Розовый берет, штаны галифе под кроссовки, кожаная черная куртка с орлом на спине – прикид Гарри. Я тоже в что-то влез. Павел Львович, сотрудник экспедиции, нас любезно пригласил «в карету» (прицеп к машине), поскольку машина слишком была набита трудовой общественностью. В тот день, видимо археологи просто рвались на раскоп. Вручив нам флаг моложской экспедиции мы мчались по улицам деревни, горланя всякие припевы из советских песен 50-60-х годов минувшего столетия.

Ноябрьская экспедиция в разгаре. В поле докапывали ногайский курган. Стояла техника. На раскопе суетились местные жители, дети из интерната, сотрудники музея, преподаватели. Нам Сергей Николаевич Гизер прочел лекцию о ногайцах. Работа стояла в разгаре. Гарри чистил погребение. Я двигал отвалы, и подчищал за трактором. Затем сел на зачистку погребения. Стало холодно, подул северный днестровский ветер. Солнце спряталось за тучку.

Чертовски устал, и продрог от холода (хотя и спирт попробовал впервые) решил бежать от этих сумасшедших археологов домой. Все удивились. Меня неожиданно для Гарри (который планировал дольше пролицезреть мой образ в экспедиции) отвезли на машине, мило вручили деньги на дорогу (10 грн.) от которых гордо отказался и я отправился домой. Гарри и по сей час не простил мне, что дескать его «бросил в холодной Степи».

В Белгороде мне на уши подсел, в маршрутке, какой-то нарик, который интересовался археологией, а я ему прививал образ впервые увиденного мною советского археолога.

Плохо, могу сообразить почему мне сразу не понравилась археология, а лишь по прошествии времени, но через месяц-другой, уже зимой, — мечтал стать археологом.

04.11.2012 г.

Страсть к лопате

Мне помнится, еще в подростковом возрасте меня пугали тем, что дескать будешь плохо учится станешь тяжело (физически) работать. Выучился. Но работать физически продолжал, уже в причерноморской степи в роли молодого археолога.

В студенческие годы меня посетила страсть к археологии. Все книги, фильмы и экспедиции ловил «на ходу». Меня занимали грандиозные открытия и интересный археологический образ жизни, которым жили «люди лопаты». Будучи студентом первого курса исторического факультета, одна из преподавательниц во время своей лекции сообщила, что еще продолжают докапывать поселение поздней бронзы Вороновка II.

Поскольку с данной просветительницей знаний находился в натянутых отношениях, ибо ее мировоззренческие тенденции не позволяли уловить тонкость моей археологической логики в области дополнительных посещений всесторонних экспедиций. Да, и вообще ее бесило, что обо мне приятно отзывались сотрудники разных полевых экспедиций. Кто-то даже сообщил среди руководителей степовых мероприятий, мол «молодой человек, который подает надежды!». Сия реплика быстро распространилась в вузовских стенах, и дошла к моей милой гонительнице. После чего, можно было даже не подходить к оной для выяснения точного места раскопок вороновского памятника. «Да, обойдусь без нее» – подумал я – «ведь имею карту в прочитанном научном сборнике о Вороновке. Найду…».

Раздобыв на полочке среди своих книг именно эту, и ознакомившись с картографией местности, убедился, что этот раскоп расположен в Коминтерновском районе.

Уже в ближайшее субботнее утро бежал по улице Болгарской в сторону привозной автостанции. В районе 45 номера дома, какой-то человек, уверено перебегал дорогу с пустым мусорным ведром. Я попытался перебежать, но мой маневр оказался безуспешным. Пришлось покорится. Господин догадался о суеверии и нервно произнес:

— Та шо минэ назад идци?..

На секунду задумался. И тут же выдал на его манер:

— Та шо минэ никуда не ехаць?..

Мы оба рассмеялись, но дорогу все-таки почетный гражданин молдаванки перешел…

На автовокзале «Привоз» меня затолкнули в крыжановский автобус. Барышня с торговым запахом рыбы нежно висела у задней двери сего советского автобуса, причем, на моей модной синей джинсовой куртке.

Мы отправились. Где-то в центральной части автобуса доносилась истерика.

— Молодой человек подвиньтесь, Вы не один – произнес первый голос.

— Не нравится, тогда езжайте на такси! – второй гражданин уверенно прокричал.

— Можно потише ?..За весь день голова и так болит…- подхватил третий пассажир.

Раздался запах свежо проданной рыбы от женщины весящей на моем рукаве.

С большим трудом меня вытолкнули в районе дислокации. Увидел лиман. Прошелся в сторону небольшой деревни, которая насчитывала три улицы. Это и была знаменитая Вороновка. Ура, благополучно добрался!..

Местные жители, и даже старожилы к которым меня направляли незнакомые люди, которым я задавал вопрос о сенсационных археологических раскопках в данном регионе, гордо подтверждая свои слова изданной монографией о поздней бронзе, увы ничего не знали об этом. «Странно, живут рядом и не знают такого!», — удивлялся я. И, вот какой-то проходимец ответил:

— Да, слышал – произнес мужик. – Тебе, синок в ту сторону…

Даже готов был его расцеловать за столь любезные и горячо услышанные слова, слова, которые согрели сердце, подогревая мою археологическую страсть. И, пошел «в ту сторону», через вспаханное поле. Да, именно в «ту сторону», где, на горизонте, в степи увидел две легковых машины, три грузовика и несколько подъемных кранов.

Через час-другой, уже стоял перед степовым раскопом.

-Ого-го! – удивленно вырвалось из меня, когда увидел как подходит поезд к каким-то гаражам – Да, это же Троя!..

Передо мною возникла картина, следующего обзора: среди степи, находился объект археологического исследования – двухэтажное здание, огороженное сеточным забором, в середине которого были множество построек в которые въезжали машины, люди бегали и суетились.

Оглянув сие культурное наследие с возвышенного бугра, решил искать проход, так дабы много не обходить, а сразу перебраться через препятствие. Кто ищет, тот всегда — переберется через забор. И таки перебрался. Спустившись в балку, и пройдя через ряд кустарных заграждений, перебрался через сеточный забор, в миг оказавшись на территории «помпей».

— Однако странно — произнес, я когда увидел человека похожего на охранника. – Хотя, возможно они охраняют накопанное…

Это убеждения подтолкнуло меня к дальнейшему продвижению по намеченному маршруту, который заканчивался двухэтажным зданием, возле которого стояли люди, и въезжали машины на данную, по-прежнему, огражденную территорию.

— Добрый день!.. Вы не подскажите: где здесь проводятся археологические работы? – спросил, подходя к человеку, который ремонтировал грузовик.

— Спроси у охрани! – ответил механически дядя из под машины.

— Спасибо! – любезно произнося, и направляясь по рекомендации джентльмена, который вытащил руку с гаечным ключом указывая мне маршрут.

Успешно добравшись к двухэтажному зданию, увидел двоих охранников, задавая им свой «подозрительный вопрос» о раскопках.

— Какие раскопки?.. Кто ты такой, и что здесь делаешь? – строго прокричал человек в военной форме.

— Прошел через забор! – уверенно и гордо отрезал я, продолжая правдивую речь – Ну, простите, что не через центральный вход зашел на территорию.

В голове прокручивая альтернативу, что видимо все археологи проходят через забор и по разрешению вышестоящего руководства. Таки что-то интересное нашли, раз так все строго.

— Пройди за мной «археолог» ты наш! – окружая меня, подозрительно и вооружено прокричал из них старший.

Меня завели в серое двухэтажное здание. Один остался меня охранять в комнате, торжественно заявив, что «диверсант попался».

— Вы меня плохо поняли…- прокричал и сразу получил ответ:

— Сейчас все поймем, уважаемый!

За дверью раздался голос первого охранника, видимо доносивший отчет по телефонной связи, о моем задержании:

— Евгений Владимирович, добрый день!.. Простите за то, что отрываю Вас от поездки в Киев, но у нас чрезвычайное обстоятельство. Да, здесь у нас подозрительный парень обнаружился на территории предприятия. Хорошо, мы ждем Вас! До встречи!!

— Простите, что я плохого сделал Вам? И какое предприятие?…

— Да, то самое, которое у тебя на карте отмечено!!

— Это…

— Да, это археологическое поселение, — мы этот бред уже слышали! Когда начнешь правду говорить?.. Сейчас вернется шеф, и вытащить из тебя, уважаемый шпион, правдивые данные…

Спор с ним, как и моя правда были им абсолютно параллельны. Еще раз, через час, господа охранники допросили меня, безрезультатно с их стороны.

— Видишь как гладко все говорит…студент он! Да, я сам могу такое залепить — указывая на советский образец студенческого, выданный нам педагогическим университетом при поступлении – Мы знаем, что подобными образцами уже пару лет как не пользуются студенты, ибо пластик введен…

Решил просто ждать. Через два часа приехал их начальник.

— Ну, что ж студент, значить? – произнес директор входя в комнату, продолжая допрос – И, карта у студента есть с отмеченными объектами предприятия?..

— Простите, но я плохо понимаю о чем речь идет?..

Все рассказал ему: от начала до конца своего появления.

— Да, ладно, что Вы здесь делаете?.. Вы знаете, что я вернулся ради Вас сюда из киевской трассы, и встречу перенес в Киеве, а Вы мне о археологии глаголете! Говорите правду…

— Нет другой правды…

— Ну, раз так, тогда я звоню в милицию

— Да, звоните, куда хотите – прокричал я.

Директор вышел. Через минут двадцать зашел. И спросил:

— Кто может подтвердить Вашу личность?

— Да, кто угодно?

— Кто угодно не нужен, а вот Ваш преподаватель, самый раз!

— Хорошо, вот номер преподавателя. – И я преподнес мобильный номер Андрея Василевича Красножона.

— Хорошо, подождите за дверью.

— Как Вам угодно – с усталостью произнес я, выходя за двери кабинета.

Прошло минут двадцать. Раздался голос шефа:

— Саша введи диверсанта!

Я покорно зашел в кабинет допроса.

— Все верно. Мне пришлось с Андреем…ааа…Василевичем объяснится…

— И как?

— Благополучно для Вас!!

— Неужели, а как же с минированным цехом?..

— Пардон, не цехом а Припортовым заводом! – гордо ответил директор.

— Так, это тот, самый припортовый завод?..

— Да…

— Однако! – удивленно произнес я.

— Прошу Ваши документы… я зафиксировал данные…

— Зачем?

-Так надо!

— Ясно…

— Ну, что ж Саша проведи молодого человека к выходу – произнес он, когда я быстрым шагом направился к выходу, но уже на пороге кабинета допросов, шеф произнес в след: — Простите, это правда, что Вы через заборное пространство проникли к нам, и минуя ряд постов добрались к выходу?

— Да, это правда…

— Саша – обратился наш шеф к главному среди провожающего меня охранника – собери сегодняшнюю охрану, которые дежурят, и рассчитай их, ибо такой-то несмышленый юнец прошел все охранные посты! Чем Вы там занимаетесь?

— Мы…мы… я… охраняю…

— Плохо значить работаете, их вышвырнуть, а тебе, как начальнику охраны устный выговор. Еще раз такое…

— Спасибо, понял…

— Всего доброго молодой человек!

— До свидания!!

Меня Саша провел к центральному выходу припортового завода… Через тридцать минут, уже ехал в город-герой Одессу…Плохо соображая, что со мною произошло…

18.11.2012 г.

На Мамай-Горе

Первая летняя археологическая практика проходила в Запорожской области на Мамай-Горе. Будучи студентом еще первого курса, загорелся приятными отзывами старших курсов о знаменитой запорожской экспедиции. Записавшись в поездку с другими ребятами, я подбил (если не наоборот) на это мероприятие своего студенческого приятеля Женю Барбулата (именуемого нами Б-3, так как первая буква фамилии сочеталась, со второй цифровой в студенческом журнале), с которым мы вместе прибывали в стенах одесского педагогического университета. Одесским отрядом руководил Андрей Красножон. Среди нашего батальона были гимназисты-школьники и несколько студентов из одесского и московского университета. Общая численность не превышала 14 человек среди которых старшим и опытным археологом был назначен Гарри.

В середине июля раним утром отряд был собран на центральном одесском автовокзале и по прошествии некоторого времени, мы уже находились в Запорожской области. Высадившись возле бара «Михасик» (Камянец-Днепровский р-н, с. Великая Знаменка) отряд побрел в степь.

Нас любезно встретил руководитель экспедиции Геннадий Николаевич Тощев. Разбив одесский лагерь, устроили вечер знакомств.

Раним утром весь отряд работал на Обрыве. Работы проводились в трех основных направлениях, на Обрыве, Сурке и Мамай-Горе. Строгая дисциплина и интерес понравится запорожской общественности способствовала повышенной работоспособности прибывших новичков.

Раскоп быстро продвигался. Уже на четвертый день, одесские гимназисты и юные студенты чертовски устали, мечтая о дополнительной пищи и продолжительном сне. И, вот сидя как-то вечером у костра, студенты первого курса стали подбивать молодого гимназиста Алексея к ночной вылазке в продовольственный подвал запорожского лагеря.

— Леха, давай сходи в погріб, принеси щось поїсти!.. – произнес Женя Барбулат

— Нет, спасибо! Сходи сам, а то меня увидят и накажут…

— Да, что ты? Все нормально, там и комендант подворовывает, ты слышал об этом? – добавил я.

— Да, но он комендант лагеря…ему можно! – оправдывал коменданта гимназист.

После двухчасового уговора, Алексей тихо покинул наш проголодавшейся, среди ночи отряд, направившись в сторону запорожского погреба…

Через несколько минут, он стоял возле нас и в руках у него была литровая банка с горошком…

— О, класс!! – прокричали школьницы – Молодец!

— Тише дуры, а то Андрей Василевич услышит, и накажет за содеянное…

Женя посмотрел на добычу холодно, настаивая на замене продукция на другую, дескать «кому треба твій музикальний горошок?».

— И горошек пойдет в голодную ночь…- гордо произнес молодой подвальный вор.

Таки да!! Толпой разделив трофей, поблагодарив добытчика все стали расходится по палаткам… Но, Леша торжественно произнес:

— Я требую продолжения банкета! А вот, сейчас можно и произвести замену продукции – указывая на пустую баночку – Ребята не расходитесь, сейчас тушенку принесу, или сгущенку лучше?..

Куда там расходится, после услышанного. Леха исчез среди деревьев ночной лесопосадки. И, тут-то все и началось… Раздался крик из соседнего лагеря:

— Держите вора!! – стало слышно первый голос.

— Кто тут у нас?.. – истерически кричал комендант запорожского лагеря.

Ну, ясное дело, весь одесский лагерь сразу прикинулся спящим. Привели Андрея Василевича, устроили разборки среди ночи, ну и как вариант, разбудили нас.

— Ты зачем разбил тушенку в погребе?..- допрашивал Андрей Василевич, попавшегося вора.

— Честно: не хотел, просто решил спрятать его при виде внешней угрозы… — обиженным голосом ответил Леха.

Увидав коменданта, наш вор спрятал банку между собой и стенкой погреба, пока его обыскивали…

— Ну, так и выскользнуло стекло… — пояснил гимназист.

Лагерь был наказан.

Каждое утро просыпаясь сразу необходимо было бежать завтракать, после чего самые быстрые студенты забирали хорошие лопаты, а опоздавшие мучились весь день, копая на разбитых орудиях труда. Отряд из Одессы, продумал и этот вариант. После тяжелого рабочего дня, несколько хороших лопат пряталось под нашими палатками. Когда нас просекли, весь одесский лагерь обвинил бедного Алексея в содеянном грехе, которого оправдания не воспринимались археологическим трибуналом. Видимо, от горя он еще и мат загнул…

— Леха попал…- радостно улыбались студенты запорожского университета, когда, учащийся одессит, корчевал пеньки в посадке в знак произнесенной брани по-одесски. Проходя мимо, Б-3 успокаивал школьника:

Та не бери дурне в голову…ти тут не один. Дивись скільки тут вас таких!!

По утверждению Жени таких там много было.

Видимо в знак обнаружения золоордынских погребений, нас посетило несчастье – неожидано заболела ученица. Гарри, Андрей Красножен и я выдвинулись добровольцами ехать в деревню за лекарством. И, как бывает у нас в стране, такого лекарства в деревне, просто не оказалось. Вооружившись терпением мы отправились в район. Обшарив все аптеки, нам сообщили, что уж наверняка медицинский препарат есть в приемном покое при больнице. Проходя переулок, внимательно заметили большое здание.

— Сдается мне мы его ищем! – произнес неожиданно Гарри

— Да, это оно – добавил Андрей.

Через пару минут уже стояли в приемном покое. Андрей отправился по кабинетам расспрашивать медработниц как можно достать необходимое лекарство, а мы с Гарри остались в холе. Вдруг из соседней комнаты вышла женщина в присутствии человека, как оказалось позже представителя правоохранительных органов. Находясь не в трезвом состоянии, женщина примерно сорокалетнего возраста стонала в слезах и с перемотанной бинтовой повязкой на голове . Мужчина в гражданской форме но при кобуре, успокаивал ее. Произошло так, что с моей стороны обзор позволял установить личность блюстителя закона (по кобуре), а Гарри, стоявший по ту сторону (от кобуры), ухмыльнулся и с подбаркой произнес:

— Что у Вас здесь случилось ЧП?..

— Да, немного – произнес милиционер. И строго добавил: – а позвольте поинтересоваться: с кем имею честь разговаривать?.. Могу ли я увидеть Ваши документы?

В этот момент вышел Андрей, и краем уха услышал этот коридорный диалог, уверенно направился к выходу. Я последовал за ним, быстрыми шагами. Гарри развернулся и выбежал, вслед за нами прокричав мусору:

— Зачем?..

Через секунду, во дворе наш след развеялся, особенно после вопросительных фраз милиционера, который настырно последовал за нами с истерическим шмоном:

— Молодые люди, документы…стой, я сказал!!

Момент. И нас не стало там, лишь потому, что документов то не было у нас при себе. Зачем нарываться, если можно тихо ноги унести?!.

На остановке в Камянке, выпивая дешевый портвейн, мы в один голос произнесли «ЧП» увидев магазинную надпись, которая расшифровывалась как «Частное Предприятие», то есть немного иначе нежели имел в виду Гарри в поликлинике, общаясь к милиционеру.

Проходящий мимо местный житель, попросил у магазина приглядеть за тележкой наполненной помидорами, видимо для продажи. Гарри охотно согласился помочь человеку:

— Без проблем!.. – задумчиво посматривая на продукт.

— Дякую – произнес любезно незнакомец забирая телегу.

— Дядя, угостите бедных археологов помидоркой! – произнес Андрей.

— Бери! А ти археолог? – заинтересовано спросил мужик – Що ви копаете тут?..

И здесь Остапа понесло. Василевич прочитал двадцати минутный экскурс о раскопках на Горе. Гарри поддакивая попивал портвейн, а я быстро глотал помидоры.

— Будете портвейн? – щедро предложил Гарри

— Ні, мені релігія не дозволяє пити. Пити – це антихристиянськи…

— Да, ну что Вы мы никому не расскажем – глотая помидору озвучил я.

— Да и Бог не увидит – добавил Гарри.

— Небогохульствуй!! — испугано сказал незнакомец. И тихо добавил: — у мене є декілька скіфських стріл! Можемо сторгуватися!!

— О, это же грех! – серьезно сказал Андрей

— Та ні хлопці, якщо для родини, то це не гріх…

Товарищ коллекционер незаметно растворился в толпе, или мы растворились в портвейне…

Прошло еще пару дней экспедиции. Работа истощала мой организм. Нам с Женей стало ясно, что все гору нам не взять, как не старайся! Земля, земля…штык переходящий в совок. Корчевка пеньков для закладывания новых шурфов. Устали. Позвоночник провалился в штаны. Силы покидали нас. Руководство заложило вблизи лагеря новый раскопчик, поставив Б-3, меня и Василевича на будущий объект.

— Предлагаю игру – бодро произнес Андрей – кто больше бросит лопат?..



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст




sitemap
sitemap